Закон токаева о домашнем насилии

Токаев подписал закон, предусматривающий пожизненное лишение свободы за изнасилование детей

Закон также предусматривает пожизненное лишение свободы за продажу наркотиков несовершеннолетним.

Что случилось. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования уголовного, уголовно-процессуального законодательства и усиления защиты прав личности», сообщил заместитель генерального прокурора Марат Ахметжанов на пресс-конференции в СЦК.

О чём этот закон. Принятыми поправками изнасилование и насильственные действия сексуального характера переведены из средней в тяжкую категорию (статья 120, часть 1, статья 121 часть 1 – от пяти до восьми лет). За совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении малолетнего ребёнка предусмотрена ответственность 20 лет или пожизненное лишение свободы. Аналогичное наказание предусмотрено за убийство малолетних детей.

Закон также предусматривает пожизненное лишение свободы за реализацию наркотиков несовершеннолетнему посредством интернета, в ночных клубах, кафе, парках.

Также новым законом:

  • Вводится в УК статья 188-1, предусматривающая максимальный срок лишения свободы за скотокрадство до 12 лет.
  • Усиливается ответственность за кражи, грабежа и разбои, совершённые с проникновением в помещение, хранилище либо транспортное средство. Они переводятся в разряд тяжких преступлений, исключается возможность примирения по ним (включая преступления этой категории, совершённые повторно).
  • За недонесение, укрывательство и фальсификацию фактов педофилии (ст.416, 432, 434 УК) максимальный срок наказания составляет до шести лет лишения свободы.
  • Незаконная охота и незаконная рыбная ловля переведены из проступка в категорию преступлений средней тяжести. За такие факты предусмотрено до четырёх лет лишения свободы, штраф до 10 млн тенге.
  • Эти же действия в заповедниках, в отношении редких видов рыб и краснокнижных животных наказываются до шести лет лишением свободы, а в составе преступной группы или в особо крупном размере до 10 лет.
  • Вводится обязательная конфискация орудий преступления, транспортных средств и имущества браконьеров.
  • Предусмотрена отдельная статья за нарушение ПДД в состоянии алкогольного опьянения с лишением свободы на срок от семи до 10 лет.

Ряд поправок направлен на ужесточение ответственности за наркопреступления:

Вводится новая статья за пропаганду и незаконную рекламу наркотиков, срок лишения свободы по которой составляет до шести лет.

Кроме того в статьях, предусматривающую ответственность за незаконный оборот и склонение к употреблению наркотиков введены новые квалифицирующие признаки – «использование электронных информационных ресурсов» и «в общественных местах».

Отныне оборот наркотиков посредством интернета, в ночных клубах, кафе, парках будет наказываться лишением свободы до 15 лет, а реализация аналогичным способом наркотиков несовершеннолетнему – пожизненным лишением свободы.

Помимо внесеения изменений в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство предусмотрены поправки ещё в 14 законов. В Кодекс о браке и семье вводятся нормы по аккредитации агентства по усыновлению. Упрощается порядок регистрации иностранных граждан и лиц без гражданства. Исключается обязательная регистрация в течение пяти суток и вводится обязанность принимающих лиц уведомлять органы внутренних дел о прибывших.

Контекст. О необходимости ужесточить наказание за преступления против детей заявил в своём послании народу Казахстана президент Касым-Жомарт Токаев.

«Мы увлеклись гуманизацией законодательства, при этом упустив из виду основополагающие права граждан. Нужно в срочном порядке ужесточить наказание за сексуальное насилие, педофилию, распространение наркотиков, торговлю людьми, бытовое насилие против женщин и другие тяжкие преступления против личности, особенно против детей», – сказал он.

Почему это важно знать. Изнасилование в Казахстане считалось тяжким преступлением до 2000 года, пока Парламент не перевёл это преступление в категорию средней тяжести. Это позволяло во многих случаях прекращать дела за примирением сторон, и в итоге насильник оставался безнаказанным.

Для борьбы с насилием в отношении детей с 1 января 2018 года в Казахстане вступил закон о принудительной химической кастрации педофилов, который был принят в обществе неоднозначно. В сентябре 2019 года сообщалось, что в стране 11 осуждённых приговорены к химической кастрации.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

СитуацияЧто не так с поправками в закон о бытовом насилии

Статья остается административным правонарушением

27 декабря 2019 года президент Касым-Жомарт Токаев подписал закон, который внес изменения в статью 73, 73-1 и 73-2 административного кодекса о домашнем насилии. Наказание больше не предусматривает штрафа, только вынос предупреждения или административный арест на срок до двадцати суток. Статья о бытовом насилии, декриминализованная в 2017 году, останется административным правонарушением

. Это вызвало волну критики в соцсетях со стороны правозащитных организаций и активистов.

По мнению активистов движения «Не Молчи KZ», статью о бытовом насилии нужно было перевести из административного кодекса в уголовный, запретить примирение сторон, увеличить сроки защитного предписания до года. «20 дней ареста — норма, которая ничего не дает. Не каждый город или поселок может обеспечить ИВС на 20 дней. Есть закон, нет механизмов исполнения, поэтому каждый раз судья будет выбирать предупреждение вместо ареста!», — говорится в посте организации.

Руководитель организации «Союза кризисных центров» Зульфия Байсакова еще в 2018 году заявила, что бытовое насилие нужно вернуть в уголовные правонарушения. «Тогда вину насильника будет доказывать не жертва домашнего насилия, а правоохранительные органы», — сказала она. По данным «Союза кризисных центров», бытовому насилию подвергаются женщины в каждой восьмой казахстанской семье. ООН сообщает, что от домашнего насилия ежегодно погибают около 400 казахстанок.

Активисты движения «Не Молчи KZ» называют цифру в 500 человек.

Поговорили с правозащитником Джохаром Утебековым о том, что будут означать изменения в законе.

Жертв домашнего насилия в первую очередь защищает КоАП. Его статьи предусматривают ответственность: за брань, погром и другие хамские действия в быту без физического насилия (статья 73), легкий вред здоровью (73-1) и побои (73-2). Суд может запретить правонарушителю пить алкоголь, приближаться к жертве, в случае наличия у него другого жилища — отселить на срок до 30 суток.

Читайте так же:  Раздел имущества супругов производится

Статьи Уголовного кодекса действуют при более печальных последствиях для жертвы: убийство (99), вред здоровью (106 и 107), систематические избиения (110).

Но чтобы завести на виновного административное или уголовное дело, обязательно нужно заявление от жертвы.

Даже при тяжком вреде ее здоровью, дело не начнут без заявления. Именно этим Казахстан грубо нарушает мировые стандарты по борьбе с бытовым насилием.

В 57 статье КоАП среди отягчающих обстоятельств упоминается совершение правонарушения в отношении «лица, находящегося в зависимости от виновного», но на практике суды обычно сужают норму до инвалидов и стариков, хотя правильно говорить и об экономической зависимости жертвы бытового насилия. Женщина обычно просто не может уйти из дома и забрать детей, потому что не имеет работы или смотрит за маленькими детьми.

Чтобы повлиять на ситуацию с домашним насилием в стране, проще всего было бы исключить из статей 73-1 и 73-2 КоАП (о легком вреде здоровью и побоях) взыскание в виде штрафа и оставить арест до 15 суток.

Если говорить о долгосрочных изменениях, то нужна программа борьбы с бытовым насилием, которая потребует существенной реформы КоАП и УК.

Лично я считаю, что изменения в закон ужасны. Они ухудшили положение жертв бытового насилия. Это грубая залепуха, пыль в глаза обществу и международным организациям.

Эта ошибка останется на совести президента, депутатов и разработчиков законопроекта в лице Генпрокуратуры и МВД.

Нужна комплексная программа по борьбе с бытовым насилием. Я предлагаю следующие шаги:

1. Отменить в КоАП предупреждение как взыскание за физическое бытовое насилие. Единственным и основным наказанием должен быть административный арест.

2. Позволить суду на короткий срок принудительно отселять виновника без выяснения вопроса о наличии у него жилища. Сейчас КоАП не позволяет суду отселить правонарушителя, не имеющего жилища.

3. Отменить в КоАП предупреждение как взыскание за бытовое насилие, не связанное с физическим. Оставить суду выбор взыскания между штрафом и административным арестом.

4. Наказывать виновников без заявления пострадавшей, в т.ч. в случая вызова полиции соседями. В ряде случае жертва не подает заявление из-за страха мести супруга.

5. Отменить прекращение судом дела об административном правонарушении за примирением жертвы с правонарушителем. Сейчас тот может силой и угрозами заставить ее пойти на примирение.

6. Усилить ответственность и сделать обязательным административный арест за нарушение абьюзером защитного предписания полиции о неприближении к потерпевшей. Сейчас это всего лишь письменное предупреждение.

7. Ввести административную ответственность за нарушение подозреваемым по уголовному делу судебного запрета на приближение абьюзера к потерпевшей. Сейчас это денежное взыскание до 20 МРП.

8. Внедрить в КоАП административное взыскание в виде общественных работ. Это позволит назначать его и за бытовое насилие.

9. Ввести в КоАП и УК обязательные курсы психотерапии для виновных. Подготовить и набрать психологов в службе пробации.

10. Переобучить патрульных полицейских и участковых инспекторов, прокуроров, судей административных судов, адвокатов, врачей, судмедэкспертов, выработать у них эмпатию к жертвам.

11. Открыть республиканскую круглосуточную горячую телефонную линию для звонков жертв домашнего насилия.

12. Ввести изучение домашнего насилия в профильных вузах у юристов, врачей и психологов.

13. Обязать патрульных полицейских и участковых инспекторов реагировать немедленно на обращения о бытовом насилии, наказывать их за укрытие таких правонарушений.

14. Создать в полиции и прокуратуре специальные отделы для борьбы с бытовым насилием.

15. Финансировать за счет бюджета шелтеры — жилища, временные укрытия для пострадавших женщин, в т.ч. с детьми.

16. Обеспечить жертв бытового насилия помощью специально обученных психологов и адвокатов за счет бюджета.

17. Пропагандировать борьбу с бытовым насилием. Повышать правовую культуру населения в этой сфере.

Как и прежде, за семейно-бытовое насилие, побои предусматривается наказание в виде административного ареста. В статьи 73-1 и 73-2, в той части, которая касается семейно-бытового насилия, изменения вносились, но они касались только исключения наказания в виде штрафа, которое в данной ситуации ложится дополнительным грузом на бюджет.

27 декабря 2019 года подписан закон, которым изменены административные наказания за нецензурную брань, оскорбления, унижения и побои в семье. Теперь за скандалы будут арестовывать не на трое суток, а на пять (статья 73 Кодекса об административных правонарушениях). Ответственность усилена для профилактики правонарушений и защиты пострадавших.

За рукоприкладство и причинение физической боли остался административный арест до 20 суток (статьи 73-1, 73-2 Кодекса об административных правонарушениях). Действительно, в этих статьях штраф заменили на предупреждение. Здесь логика проста: раньше дебошир платил штраф из семейного бюджета, от этого страдали жена и дети.

Вместе с тем важно знать, что предупреждение — это лишь альтернативный вид наказания. Во второй раз предупреждения уже не будет — суд применит арест до 20 суток. Все зависит от обстоятельств конкретного дела.

Новые наказания за бытовое насилие проанализировал эксперт

Свое разъяснение дала также Генеральная прокуратура.

в этом случае жена страдала дважды — и физически, и финансово

В новой редакции штраф заменили на предупреждение, одновременно увеличив срок административного ареста.

Также Шибутов сравнил несколько старых и новых норм, касаемо бытового насилия.

Было — стало

Статья 73. Противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений.

1. Нецензурная брань, оскорбительное приставание, унижение, повреждение предметов домашнего обихода и другие действия, выражающие неуважение к лицам, состоящим с правонарушителем в семейно-бытовых отношениях, нарушающие их спокойствие, совершенные в индивидуальном жилом доме, квартире или ином жилище, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния,

Было:

влекут предупреждение либо административный арест на срок до трех суток

влекут предупреждение либо административный арест на срок до пяти суток

Статья 73-1. Умышленное причинение легкого вреда здоровью.

1. Умышленное причинение легкого вреда здоровью, повлекшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, влечет

штраф в размере пятнадцати месячных расчетных показателей либо административный арест на срок до пятнадцати суток

1-1. Действия, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в отношении лица, состоящего с правонарушителем в семейно-бытовых отношениях,

влекут предупреждение или административный арест на срок до пятнадцати суток

Статья 73-2. Побои:

1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинение легкого вреда здоровью, влечет

штраф в размере десяти месячных расчетных показателей либо административный арест на срок до десяти суток

1-1. Действия, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в отношении лица, состоящего с правонарушителем в семейно-бытовых отношениях,

влекут предупреждение или административный арест на срок до десяти суток

Систематические побои — тяжкое преступление

Тем временем в Генпрокуратуре пояснили новые нормы, передает «Казинформ«.

Читайте так же:  Отказ в регистрации несовершеннолетнего ребенка

— В первую очередь это касается систематических побоев. То есть нанесение побоев два и более раз лицу, которое находится в зависимом материальном или ином положении, является тяжким преступлением, — уточнили в ведомстве.

В этом случае обвиняемый сразу автоматически попадает в СИЗО, где и находится до суда.

Усилены санкции за противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений.

За «умышленное причинение легкого вреда здоровью» (статья 73 КоАП) срок ареста увеличен с 3 до 5 суток. Статья 73−1 КоАП «Причинение легкого вреда здоровью»

дополнена нормой 1−1 с санкцией предупреждение или арест до 15 суток, а при повторе в течение года — арест до 20 суток без предупреждения

Статья 73−2 КоАП (побои без причинения легкого вреда здоровью) в новой редакции предусматривает дополнительные санкции —

предупреждение или арест до 10 суток, при повторе в течение года арест не менее 15 суток без предупреждения

Изменения коснулись статьи 110 «Истязание» УК. Ее перевели из частной в частно-публичную плоскость.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Ранее потерпевшей приходилось самой собирать доказательства для суда, проходить судебно-медицинскую экспертизу и так далее. В настоящее время по ее заявлению расследованием сразу будет заниматься полиция. Поддерживать в суде обвинение будет не частное лицо, а прокурор, — пояснили в ведомстве.

Кроме того, теперь часть 2 статьи «Истязание» (в числе прочего, если жертва находится в материальной или иной зависимости от виновного) теперь предусматривает лишение свободы от 4 до 7 лет вместо от 3 до 7 лет.

Почему поправки в законодательство о домашнем насилии не так плохи, как о них говорят

Вокруг изменений в статьях Кодекса «Об административных правонарушениях» разгорелся настоящий скандал: штраф за причинение легкого вреда здоровью для домашних тиранов отменили, заменив его предупреждением. Некоторые казахстанцы расценили эту норму как поощрение побоев. Но действительно ли наказание за побои смягчили, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Когда Алена (здесь и далее имена героев изменены — прим. ред.) встретила своего второго мужа, она уже успела состояться и как мать, и как бизнес-леди. Влюбленные съехались и стали жить в гражданском браке. Знакомые завидовали Алене, ведь ее избранник казался таким заботливым и надежным, к тому же он прекрасно ладил с ее сыном от первого брака. А через некоторое время семья обзавелась новой квартирой.

Но как выяснилось позже, наша героиня стала вовсе не счастливой женой, а жертвой домашнего тирана. Только об этом никто не знал. Гражданский муж жестоко издевался над Аленой. При этом делал все очень осторожно, дабы не испортить образ примерного семьянина. Перед очередным избиением супруг отправлял пасынка к бабушке и дедушке, закрывал дверь на замок и только потом давал волю своей агрессии. Повод для избиения мог быть любым. Например, сожитель поднимал на Алену руку за то, что она недостаточно хорошо протерла стол или неаккуратно свернула полотенце.

Происходящее в жизни Алены подтолкнуло ее к отчаянному решению. Смысла обращаться в полицию она не видела и на закон не уповала. Поэтому женщина села за руль собственной машины, вдавила педаль газа в пол и на большой скорости вылетела с трассы. Но жизнь ее не оборвалась. Алена сломала позвоночник и оказалась на полгода прикована к постели. И все это время за ней заботливо ухаживал. тот самый домашний тиран, который спровоцировал попытку суицида. А как только Алена встала на ноги, гражданский муж опять ее избил. И с чудовищными травмами пострадавшую доставили в ту самую травматологию, из которой с переломом позвоночника выписали полгода назад.

Врачи сразу поняли, что женщина стала жертвой бытового насилия, и привлекли на помощь специалистов кризисного отделения центра «Ульба». Только тогда замкнутый круг страха и боли прервался. Алене помогли уйти от гражданского супруга и добиться размена общей квартиры, оказали психологическую помощь. Но счастливый конец имеют не все подобные истории.

[3]

Бить не разрешали

27 декабря 2019 года в Казахстане были приняты поправки в Кодекс «Об административных правонарушениях». Неправильное толкование новых норм, касающихся бытового насилия, повлекло за собой волнение среди казахстанцев. Больше всего пересудов возникло из-за замены штрафа, который ранее вменяли агрессору при первичном обращении его жертвы, на предупреждение. Ситуацию усугубило то, что многие СМИ окрестили данную норму как «официальное разрешение на избиение жены». Для общества это стало настоящим ударом.

По сведениям департамента полиции ВКО, только за 2019 год в области зарегистрировано 884 обращения от женщин, подвергшихся домашнему насилию со стороны родственников. Еще три конфликта на семейно-бытовой почве закончились убийством женщин. И это только официальная статистика.

О том, что теперь ждет жертв домашнего насилия, рассказала психолог кризисного центра «Ульба» Светлана Плохова.

— Если прочитать закон по буквам, то внесены серьезные поправки. Просто в некоторых СМИ произошла неправильная интерпретация, раздули шумиху. Вместо штрафа, которого очень боялись женщины, сейчас выносится предупреждение. А если обращение поступает повторно, то агрессор автоматически получает наказание до 20 суток. И этой альтернативы правозащитники добивались уже давно, — объясняет Светлана Александровна. — Раньше женщины действительно мирились с мужем только из-за того, что хотели сохранить семейный бюджет, который в таких семьях зачастую небольшой. И изыскивать средства на уплату штрафа в большинстве случаев приходится именно женщине. Мужчина, конечно, как наказание подобную меру не ощущает.

В ходе разговора Светлана Плохова акцентировала внимание на том, что новый закон вовсе не является подспорьем, как полагают некоторые, для осуществления насильственных действий. Собеседница считает, что желание раздуть скандал вокруг нововведений может привести не только к бурным обсуждениям, но и к вполне реальным проблемам.

— В терапию к нам приходит постоянная клиентка, которая живет с супругом-агрессором. После того как новость об изменениях в законодательстве подали в очень невыгодном свете, она обратилась ко мне в панике. Муж, прочитав все эти публикации, сказал, что теперь он ее (клиентку — прим. ред.) может безнаказанно бить, — делится историей Светлана Александровна. — Но я успокоила ее и объяснила все моменты, которые в скандальных новостях обходили стороной: например, что предупреждение является не единственным вариантом наказания при первичном обращении жертвы. А ведь случай этой клиентки — далеко не единственный.

Каждый раз как в первый

Еще одна мера, которой, по словам Светланы Плоховой, добивались все правозащитники — невозможность примирения сторон до судебного заседания.

— Ранее женщина в случае примирения сторон могла забрать заявление — и дело прекращалось. Сейчас же если жертва обратилась в полицию, то ее обращение автоматически вносится в общий реестр и примирение сторон возможно только в суде. То есть заявление в любом случае будет рассматриваться, — говорит психолог. — Раньше как было? Муж избил жену, и она написала заявление. После агрессор попросил прощения, и жертва свое заявление отозвала. Затем этот сценарий повторялся шесть раз. А когда в седьмой раз женщина не выдерживала и доводила дело до суда, домашний тиран представал перед судом так, словно он поднял руку на жену в первый раз. Предыдущие эпизоды, закончившиеся примирением, никакой роли не играли. Теперь же суд будет видеть всю цепочку событий.

Регистрация всех обращений позволит также отследить систематические избиения, которые попадают под статью УК РК «Истязания», где возможные санкции — от двух до семи лет лишения свободы.

Читайте так же:  Насилие в семье в казахстане

Идём на результат. по головам!

Но, как отмечает Светлана Плохова, закон останется бесполезным инструментом без грамотной и согласованной работы на местах.

А на местах, по мнению психолога порой возникают серьезные дилеммы. Например, своеобразной проблемой для сотрудников кризисного центра иногда становится судебная медиация.

— В кризисном центре мы работаем с женщиной и убеждаем ее развестись, не идти на примирение в суде, чтобы прервать цепочку бытового насилия. А перед судом ее могут закрыть в комнате медиации с домашним тираном. Это сводит на нет всю работу, — озвучивает свое видение проблемы Светлана Плохова. — Женщина находится под психологическим давлением насильника, а тут на нее давит еще и медиатор. Одна из моих клиенток, жертва домашнего тирана, получила соответствующие наставления и пошла на заседание. Но в итоге она позвонила и сообщила, что не выдержала — пошла на примирение. А дело в том, что ее предварительно закрыли в комнате с человеком, который раннее над ней издевался, и заставили искать компромисс.

Психолог настоятельно советует жертвам бытового насилия отбросить навязанные стереотипы и не бояться «выносить сор из избы». Светлана Плохова уверяет, что спасение от тирании начинается не с закона и правоохранительных органов, а с женщины, которая не молчит о своей проблеме и пользуется всеми доступными инструментами — законодательством, помощью кризисных центров и правозащитных организаций.

Обратиться за помощью в кризисное отделение для жертв бытового насилия центра «Ульба» можно по следующим номерам:

Почему закон о домашнем насилии до сих пор не принят в России

Как вышло, что побои не считаются преступлением, а общество защищает тиранов

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе. Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия. Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

[2]

Что такое семейно-бытовое насилие?

В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать. В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

[1]

По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

Агрессора могут выгнать из собственного дома?

Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой. Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист. В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

Зачем нужен еще один неработающий закон?

Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта. «Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

Читайте так же:  Иск о лишении родительских прав подсудность

Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов. Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

Какие законы вступили в силу в Казахстане с 11 января 2020 года

С момента вступления новых законов в силу в Казахстане ужесточат ответственность за разного рода преступления, а также повысят статус педагогов и снизят нагрузку на учащихся

НУР-СУЛТАН, 11 янв — Sputnik. В Казахстане с 11 января вступили в силу поправки в шесть законов. Их в конце декабря 2019 года подписал глава государства Касым-Жомарт Токаев.

Наказание за изнасилование и педофилию

Изнасилование перевели из категории средней тяжести в категорию тяжких преступлений. Примирение невозможно при совершении преступлений против половой неприкосновенности.

За изнасилование грозит лишение свободы на срок от пяти до восьми лет. Раньше предусматривался срок от трех до пяти лет (часть 1 статьи 120).

За изнасилование в отношении двух и более несовершеннолетних лиц, либо повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей (часть 3-2 статьи 120) – лишение свободы на срок от 17 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы. Ранее такое наказание было за изнасилование заведомо малолетней, в частности повлекшее смерть.

Теперь за изнасилование малолетней – лишение свободы сроком на 20 лет либо пожизненное лишение свободы (часть 4 статьи 120).

Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет. Раньше было лишение свободы на срок от трех до пяти лет (часть 1 статьи 121).

Насильственные действия сексуального характера при выполнении служебных обязанностей наказываются лишением свободы на срок от девяти до 12 лет.

В старой редакции данного пункта не было.

Принцип заведомости в отношении возраста несовершеннолетнего/ей исключается. Теперь за сексуальное насилие, даже если преступник не знал, что жертве нет 18 лет, грозит лишение свободы на срок от 12 до 17 лет.

Наказание за вождение в нетрезвом виде

За управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения грозит лишение прав на 7 лет и 15 суток административного ареста. Раньше за такое нарушение лишали прав на три года (часть 1 статьи 608 Кодекса об адмнарушениях).

Пьяному водителю за рулем и причинившему вред здоровью (без признаков уголовно наказуемого деяния) либо он нанес материальный ущерб, грозит лишение прав на 7 лет и 20 суток административного ареста. Прежде была санкция – лишение прав на 5 лет (часть 3 статьи 608 Административного кодекса).

За вождение в пьяном виде повторно в течение года после истечения срока административного взыскания – арест на 20 суток и лишение прав на 8 лет. Данного примечания в старой редакции не было (примечание 1 части 3 статьи 608 Кодекса об адмнарушениях).

За вождение без прав ввели административный арест на 10 суток, штраф 10 месячных расчетных показателей (26 510 тенге) оставили. За такое же нарушение, допущенное повторно в течение года –административный арест на 15 суток. Также возможно наложение административного штрафа 20 МРП (статья 612 Кодекса об адмнарушениях).

За ДТП в пьяном виде без прав со смертельным исходом грозит вплоть до 10 лет лишения свободы с пожизненным лишением прав на вождение транспорта (часть 4 статьи 345-1 и статья 346 Уголовного кодекса). Ранее предусматривалось лишение прав на срок до 7 или до 10 лет.

Отмена штрафов за бытовое насилие

Отменяются штрафы за домашние побои и умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью в ходе семейно-бытовых отношений влечет предупреждение или административный арест на срок до 15 суток. За повторное нарушение в течение года грозит административный арест до 20 суток (статья 73-1 Адмкодекса).

За нанесение побоев (семейно-бытовые отношения) – штраф в размере 10 МРП либо административный арест на срок до десяти суток. За повторное правонарушение грозит административный арест на срок до 15 суток.

Наказание за браконьерство

Незаконная охота, совершенная преступной группой, с причинением особо крупного ущерба, лицом без права заниматься охотой наказывается лишением свободы на срок от шести до 10 лет. Это дополнение статьи 337 Уголовного кодекса.

За незаконное обращение с редкими и находящимися под угрозой исчезновения растений или животных грозит лишение свободы на срок от семи до 12 лет (статья 339 Уголовного кодекса).

Посягательство на жизнь инспектора по охране растительного и животного мира, егерской службы наказывается вплоть до лишения свободы на срок от 15 до 20 лет либо пожизненным лишением свободы с конфискацией имущества (Статья 380-1 Уголовного кодекса). Ранее егеря по степени защиты не приравнивались к сотрудникам правоохранительных, специальных госорганов и военнослужащим.

Наказание за распространение наркотиков

Появилась новая статья за пропаганду или незаконную рекламу наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, прекурсоров (статья 299-1 Уголовного кодекса). В зависимости от обстоятельств дела грозит лишение свободы на срок от трех до шести лет.

За сбыт наркотиков в общественном месте грозит лишение свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества (дополнение – пункт 6 части 3 статьи 297 уголовного кодекса).

За сбыт наркотиков заведомо несовершеннолетнему наказание в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы сохраняется.

О статусе педагога

Закон Республики Казахстан «О статусе педагога» подразумевает снижение нагрузки на учителей и дает им возможность для саморазвития и творчества. При этом зарплата педагогов вырастет на 25%, а доплата за классное руководство увеличится в два раза. Кроме того, рукоприкладство в отношении педагогов будет караться законом.

О снижении нагрузки для ученика и учителя

Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам статуса педагога, снижения нагрузки на ученика и учителя» предусматривает регламентацию деятельности организаций по устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Среди них также организации, обеспечивающие реабилитацию гражданам, прибывшим из зон террористической активности, а также устраняющие правовые пробелы и коллизии действующего законодательства в области образования, науки, защиты прав ребенка.

Стоит отметить, что разработать соответствующие законопроекты поручил президент Казахстана. Они были приняты в сенате парламента Казахстана в 2019 году.

Читайте так же:  Семейные наследственные дела

«Тотальный ужас»: что не так с предлагаемым законом о домашнем насилии

Совет Федерации опубликовал на своем сайте проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Согласно документу, общественные организации, занимающиеся такой профилактикой, обяжут участвовать в примирении жертвы и агрессора. Кроме того, медиков, которые зафиксировали побои у жертвы домашнего насилия, заставят обращаться в полицию.

Сейчас сенаторы и депутаты ждут предложений в данный законопроект. Внести их можно до 15 декабря. Однако предложенную редакцию уже критикуют. Что не так с законопроектом, выясняла редакция ТВ2.

«Заигрывание с радикалами»

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения, когда такой проступок совершен впервые.

Создательница сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова опубликовала петицию на сайте change.org с просьбой принять закон о домашнем насилии. Ее подписали свыше 800 тысяч человек. В настоящее время Россия остается одной из последних стран бывшего СССР, где подобного закона нет.

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывали сразу три рабочих группы — в Совфеде, Госдуме и Совете по правам человека при президенте. Среди привлеченных экспертов-общественников были глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян и соосновательница сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Алена Попова.

Эта редакция не согласовывалась с нами, хотя я член рабочей группы при Совфеде РФ, — пишет Мари Давтян на своей странице в Фейсбуке. — Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективным. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно.

Ранее против принятия данного закона выступали различные радикальные православные группы. Например, общественное движение «Сорок сороков», созданное Андреем Кормухиным и Владимиром Носовым. Согласно сайту, в него входят «православные христиане» и все, кто «стремится защищать Отечество и традиционные духовно-нравственные ценности».

«Агрессивно, с помощью откровенной лжи и манипуляций они пытаются заставить народ и законодателей согласиться принять законопроект о профилактике «домашнего (семейно-бытового) насилия», — говорится в группе движения ВКонтакте. — За этим обманчивым и внешне привлекательным названием кроется инструмент разрушения семьи, отчуждения и отобрания наших детей, насаждения в нашем обществе антисемейных идей и захвата власти радикальным феминистским лобби. При этом лоббисты пытаются создать ложное впечатление о поддержке их идей народными массами, вводя в заблуждение законодателей и других представителей власти. Для этого используются методы и технологии, хорошо знакомые всем на примере «цветных революций» в зарубежных странах».

Депутат Госдумы Оксана Пушкина, выступающая за принятие данного закона, попросила главу МВД проверить движение «Сорок сороков» из-за угроз авторам законопроекта о домашнем насилии. Оксана Пушкина считает, что в письме «содержатся высказывания, оправдывающие применение семейного насилия под видом сохранения псевдосемейных ценностей и по сути своей образующие действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды».

Я отлично понимаю, что за люди стоят за организацией всех этих митингов — среди них и ВИЧ-диссиденты, и антипрививочники, — говорит Оксана Пушкина в интервью «Медузе». — Есть и те, кто два года назад выступали против фильма «Матильда» под девизом «за традиционные ценности», цинично прикрываясь православием. Благодаря своему месту сегодняшней работы, журналистскому опыту и второму образованию по специальности «нацбезопасность» я вместе с коллегами из соответствующих структур смогла сопоставить некоторые факты и разглядеть в этом всем движении несколько протестных направлений, которые сплотились воедино. Теперь против законопроекта. Вывод: за всем этим движением стоят люди, у которых большие деньги, госконтракты и так далее, но нет статуса. За рубеж им ход закрыт санкциями. И метят они уже даже не только туда, где я сегодня работаю, но и выше. Поэтому все, что сейчас происходит, — это демонстрация их силы. «Сорок сороков» — это один из ингредиентов этого неперевариваемого блюда. Это, скажем так, силовой блок. Есть движения, фонды, общественные организации. Это не просто смутьяны. Повторю, на мой взгляд, это хорошо организованная, серьезно финансируемая структура.

«Я в тотальном ужасе»

Но возвращаемся к законопроекту. Глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян говорит, что в представленной редакции проект закона вообще теряет всякий смысл.

Видео (кликните для воспроизведения).

Начну с основы. Определение «семейно-бытового насилия» в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — объясняет Мари Давтян. — То есть этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет.

Источники

Литература


  1. Комиссия. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 999 c.

  2. Малеев, Ю.Н. Международное воздушное право: вопросы теории и практики; М.: Международные отношения, 2012. — 240 c.

  3. Под редакцией Пиголкина А. С., Дмитриева Ю. А. Теория государства и права; Юрайт, Юрайт — Москва, 2010. — 752 c.
  4. Васильева, Вера Как судили Алексея Пичугина. Судебный репортаж / Вера Васильева. — М.: Human Rights Publishers, 2013. — 621 c.
  5. Десницкий, С. Е. Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции. Юридическое рассуждение о вещах священных, святых и принятых в благочестие, с показанием прав, какими оные у разных народов защищаются… и др. / С.Е. Десницкий. — Москва: Гостехиздат, 2016. — 193 c.
Закон токаева о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here