Закон про насилие в семье

Проекта закона о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах – текст и обзор законопроекта

Закон о домашнем насилии предлагали принять в России уже не один раз. До сих пор отдельный нормативный акт так и не принят. Многие эксперты полагают, что имеющихся на сегодня мер достаточно, чтобы бороться с насилием в семье, и дополнительный закон будет лишним.

Расскажем подробнее, какие нормы планируют ввести власти, и почему новый закон о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах (текст законопроекта можно скачать здесь) вызвал волну неудовольствия среди граждан.

Почему в РФ нужен такой закон

Впервые текст закона появился еще в 2016 году (проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» от 28.09.2016). Тогда проект отклонили, а в 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия в России неоднократно обращались в Европейский суд по правам человека. И ЕСПЧ посчитал, что в России отсутствует механизмы для эффективной защиты граждан от семейного насилия.

Концепция нового закона осталась прежней. Сегодня за домашнее насилие привлекают к административной ответственности (статья 6.1.1 КоАП РФ), если нанесенные физические повреждения не значительны и инцидент произошел впервые.

Ответственность предусмотрена в виде одной из трех мер:

  1. Штраф в размере от 5 000 рублей до 30 000 рублей.
  2. Административный арест до 15 суток.
  3. Обязательные работы до 120 часов.

Фактически виновник побоев может выплачивать штраф из общего (семейного) бюджета, что лишает наказание смысла. При повторном нападении или нанесении серьезных физических повреждений агрессора привлекают к уголовной ответственности за домашнее насилие (статья УК РФ 116.1 и 117).

Собственно, квалифицированная норма отсутствует, применяются статьи за побои, причинение легкого вреда здоровью. Существующие меры не оказывают должного результата, поэтому соответствующая петиция за закон о домашнем насилии в 2019 году была подписана многими.

На сегодня жертва вынуждена самостоятельно доказывать, что по отношению к ней было применено насилие, и собирать доказательства. В то время как во всем цивилизованном мире этим занимается суд. В России, как правило, и жертва, и агрессор продолжают проживать на одной территории. Закон не предусматривает никаких мер, чтобы обезопасить жертву от дальнейших посягательств.

Основные идеи нового закона

Именно вышеуказанные недостатки и должен устранить новый закон о семейно-бытовом насилии. Нормативный акт, в первую очередь, направлен на профилактику преступлений. Предусмотрена даже работа психологов с лицом, которое выступило агрессором в семейных отношениях. Причем насилие может быть не только физическим, но и психологическим или экономическим.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Самым главным нововведением, которое предусматривает проект Закона о профилактике домашнего насилия в 2019-2020 годах, является охранный ордер.

Он позволяет разобщить жертву и агрессора:

  1. При обращении в полицию по поводу домашнего насилия правоохранительные органы выдают предписание, которое разрешает агрессору находиться на одной территории с жертвой, но запрещает причинять ей насилие.
  2. Предписание действует до принятия судом решения: выдавать охранный ордер или нет.
  3. Если ордер будет выдан, то агрессор будет вынужден покинуть жилье, в котором он проживал с жертвой, даже если он является его собственником.

Предполагается, что такая мера окажется эффективной, чтобы предупредить дальнейшее домашнее насилие в семье.

Реакция на критику

Авторы законопроекта призывают не впадать в крайности. Если ребенок одет и накормлен, никто не расценит экономическим насилием отказ купить новую игрушку. Тем не менее, остаются противники, которые считают, что это антисемейный закон, и направлен он на то, чтобы подорвать существующие устои.

Немало вопросов возникает по поводу охранного ордера. Многие считают, что от такого закона могут пострадать собственники недвижимости.

Например, приводит мужчина сожительницу, она через несколько дней обвиняет его в насилии, а мужчина остается без жилья. Таким способом могут воспользоваться мошенники в корыстных целях.

Сторонники закона утверждают, что это невозможно. Решение о выдаче охранного ордера будет принимать суд, который будет рассматривать сложившуюся ситуацию всесторонне. Сфабриковать факт домашнего насилия будет достаточно сложно.

Уже не один митинг против закона о домашнем насилии прошел в России, хотя проект еще не начали рассматривать. В каком виде он будет принят и будет ли принят вообще, с учетом таких активных протестов общественности, пока неизвестно.

Скачать законопроект № 1183390-6 можно здесь.

Закон насильно мил не будет

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта, в том числе представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Матвиенко заверила, что все конструктивные предложения будут учтены. По ее мнению, новый закон должен не только призвать домашних агрессоров к порядку. «Главное, чтобы в сознании нашего общества этот социальный атавизм осуждался, не принимался, чтобы он ушел», — заявила она. «Это только укрепит семью», — считает глава СФ.

После публикации в пятницу на своем сайте Совет Федерации собрал уже тысячу комментариев. Как и следовало ожидать, мнения разделились. «Закон крайне необходим. Те, кто видит в нем навязывание западных ценностей, уводят в сторону внимание от главной проблемы: в российских семьях до сих пор царит домострой XVII века», — пишет Полина Жорова. «Если законопроект примут, это будет сильнейший удар по каждой российской семье, даже той, где о насилии и не думали. Вмешательство по доносам в семейные отношения посторонних организаций без какой-либо их ответственности — это вообще за гранью понимания», — возражает ей Максим Кайнов. Помимо эмоциональных высказываний есть и конкретные предложения, апелляции к иностранному опыту, причем как положительному, так и отрицательному.

«Дискуссия приобретает все более горячий характер. Мне бы очень хотелось, чтобы этот документ стал актом консолидации общества, а не причиной раздора», — заявила Матвиенко, анонсируя публикацию законопроекта.

«Опубликование на сайте Совета Федерации текста законопроекта — это лучший показатель того, что обсуждение вопроса семейно-бытового насилия переходит на новый этап — детальное, предметное обсуждение и внесение на рассмотрение в Госдуму. Замечательно, что Валентиной Ивановной Матвиенко было принято такое решение — обсуждение в публичном пространстве с людьми, которые заинтересованы, чтобы этот процесс был», — заявила «РГ» зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, которая является автором своей версии документа на этот счет.

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Документ делает акцент именно на профилактику таких случаев. А профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

Читайте так же:  Защита лишение и ограничение родительских прав

В числе основных мер защиты пострадавших — защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков. Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не поможет — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

В свою очередь у судебного предписания уже другой уровень. Оно предусматривает для нарушителя как вышеупомянутые запреты, так и другие, более жесткие профилактические меры. Например, обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Одновременно с этим законопроектом готовятся поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), которые предусматривают ответственность за нарушение требований защитных предписаний. Ее предполагается прописать в статье 19.3 КоАП («неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»). Нарушение требований защитного предписания может повлечь штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток, а судебного защитного предписания — штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток либо обязательные работы.

В Госдуме предлагают уточнить ряд положений опубликованного проекта. Как рассказала Оксана Пушкина, депутаты предлагают изменить формулировку семейно-бытового насилия. В нынешней версии из нее исключены все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), поскольку содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. Таким образом, например, жертва домашних побоев или сексуального насилия не подпадает под действие этого законопроекта.

Глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников ранее хоть и положительно отозвался о готовящихся изменениях, однако заявил, что их будет недостаточно в борьбе с домашним насилием. В ходе обсуждения темы развития семейного права в Госдуме он заявил, что это комплексная проблема и нужен соответствующий подход. Борьба с насилием в семьях, пояснил он, требует принятия необходимых нормативных актов не только уголовно-правового характера. Кроме того, нужны развитие системы психологической поддержки и более активные действия со стороны компетентных органов, включая социальные службы, полицию. Все свои предложения депутаты Госдумы направят в Совет Федерации.

Татьяна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в РФ:

— Конечно, такое явление, как унижения в семье, противоречит развитию демократизации общества и нравственным ценностям. Но закон о противодействии насилию в семье до сих пор не был принят, потому что не было единого мнения по поводу мер, которые могут применяться для противодействия насилию, я об этом много раз говорила, отвечая на вопросы журналистов. Одним из самых «хороших» положений нового законопроекта, направленного против насилия в семье, мне кажется создание центров для поддержки жертв домашнего насилия. Речь о кризисных центрах, куда могут прийти в момент конфликта жертвы насилия (неважно, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик), чтобы получить в таком центре и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию.

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях:

— Если мы исходим из того, что жена, ребенок, другие члены семьи — это не люди, а предметы домашней обстановки, то тогда, действительно, государство не должно вмешиваться в дела семьи. Я против применения силы для разрешении разногласий. Поэтому концептуально, конечно же, я на стороне Оксаны Пушкиной и ее предложений. Но если уж придется государству вмешаться в дела семьи, то сделать это оно должно очень деликатно. Но приоритет нужно отдать защите прав домочадцев. Я считаю, что мужчина, который поднял руку на женщину или ребенка, это не мужчина, а животное, которое использует силу для разрешения конфликта. Другое дело, что в бытность адвокатом у меня в практике было несколько дел, когда мужчину забирала милиция по заявлению жены, которая получила побои. А потом супруга приходила со слезами и просила защищать ее дебошира от уголовного преследования.

Кто-то скажет: сегодня такие женщины, что сами не прочь побить свою вторую половину? Да, известный сюжет, когда жена скалкой мужа охаживает, если он приходит пьяный с работы. Я уверен, что от семейного насилия должны быть защищены все стороны. И мужчина, и женщина. Если дама подняла руку на мужа, ну какая она жена? Какая женщина? Знаете, вы мне в интересный день позвонили. У нас сегодня с женой 44-я годовщина свадьбы. И как-то так получилось, что за 44 года ни я ее не бил, ни она меня не била. Поэтому понять супругов, которые поднимают руку на свою вторую половину, я не могу.

Никакой зарубежный опыт в чистом виде переносить на российскую почву нельзя. Это не поможет. Россия — самостоятельный континент с точки зрения менталитета, с точки зрения культуры, с точки зрения религии, с точки зрения идеологии. Нужно подсматривать зарубежную практику, но в любом случае брать ее для отечественного применения нужно, внимательно адаптируя. К тому же надо понимать, что Россия — это и Кавказ, и Калининград. Разные культурные коды. Впрочем, хотя я и не знаю, как отнесется, к примеру, кавказский мужчина к тому, что к нему в семью могут прийти, но специфика спецификой, а общечеловеческие ценности, в частности неприменение насилия, являются доминирующими.

И еще. Много говорят о пресловутых метрах, на которые обидчику нельзя приближаться к пострадавшей. Это частности, но над ними нужно серьезно подумать. Ведь если разведенные муж с женой живут в двухкомнатной квартире, как им сохранить эту дистанцию? Надо обсуждать, насколько это все реалистично.

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Читайте так же:  Раздел имущества при разводе без суда

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

[2]

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

Законопроект о семейном насилии: беспомощная защита, нарушители без нарушений

Мы примерили обсуждаемый законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» на ситуацию, когда в семье обижают стариков – а такое встречается. Сможет ли новый закон защитить их?

Фото с сайта diariobasta.com

Все новости

Алтай пал. В России больше нет регионов без коронавируса

Владимир Путин отменил парад Победы 9 мая

Львёнок Симба, спасенный челябинским ветеринаром от фотоживодёров, начал самостоятельно ходить

Путин объявил о программе льготной ипотеки

«Есть примерно секунда, чтобы дать отпор»: учимся защищаться от нападающего с тренером по рукопашному бою

Авто: Штрафной удлинитель: «льготный период» оплаты долгов перед ГИБДД предложили продлить втрое

Банки будут обслуживать клиентов с просроченными паспортами

Вы что, слова «карантин» стесняетесь? Как мутные указы чиновников распространяют заразу по всей стране

О каникулах, экзаменах и школьных выпускных. В Минобре ответили на самые больные вопросы родителей

Полиция завершила работу над делом водителя скорой, переехавшего мужчину в Магнитогорске

74.RU покажет в прямом эфире пасхальную службу в кафедральном соборе Челябинска

«Лучше почку продать, чем такой кредит взять»: как малый бизнес оценил путинские меры поддержки

Второй пациент закрытого интерната в Челябинске попал в больницу с подозрением на пневмонию

Нассим Талеб станет хедлайнером глобального онлайн-форума

Министр под видом простого бизнесмена обратился в банк за помощью. Ему отказали

Золотые южноуральцы в рейтинге Forbes. Кто вошёл в топ-200 богатейших бизнесменов России

Минздрав остановил всю плановую вакцинацию из-за коронавируса

Кто пополнил список вновь заболевших коронавирусом в Челябинской области

Оставьте свой кашель себе: какие маски защитят вас от вируса, а какие бесполезны

Смотрите на ноги: врачи рассказали о новом симптоме коронавируса

Почти 28 тысяч россиян заразились коронавирусом. За последние сутки еще +3448 человек

Челябинские хирурги избавили восьмимесячного ребёнка от кисты в мозгу

На месте бывшего тубдиспансера в Челябинске, где обещали разбить сквер, начали делать парковку

Какой запас продуктов на складах Челябинской области и что происходит с ценами во время пандемии

Власти ответили, стоит ли ждать садовых маршрутов в Челябинске во время пандемии коронавируса

В Челябинской области ввели карантин для прибывающих из Москвы и Санкт-Петербурга

Минздрав рассказал, сколько человек за сутки заболели коронавирусом в Челябинской области

«Челябинск пошёл в онлайн»: Лейла Табатадзе — как выжить бизнесу под ударом коронавируса

Безработным выдают по 5000 песо и живую курицу: челябинский дайвер — о карантине на Филиппинах

Будет ли доступно высшее образование: учиться и зарабатывать — это реально

ММК организовал пошив многоразовых масок

Учителя рассказали, на чем в ЕГЭ по математике заваливается каждый второй

Агрохолдинг «Чурилово» предоставит пенсионерам 3 тонны овощей в качестве благотворительной помощи

Эксперты назвали 5+ проверенных вариантов оперативного перевода бизнеса в онлайн-режим

Авто: Эксклюзив по цене Lada Vesta: самые дикие автомобили, которые продаются в России

Милый, ужин на подоконнике: как вырастить руколу, лемонграсс и микрозелень у себя дома

Челябинцам начали выдавать продуктовые наборы во время пандемии коронавируса. Смотрим, что в них

«Сказали сбивать температуру парацетамолом»: 3 истории больных коронавирусом

Владимир Путин отменил парад Победы 9 мая

Чем руководствуются противники нового закона

Законопроект базируется на опыте других стран по данному вопросу, но в РФ нашлось немало тех, кто выступает против закона. Они утверждают, что это попытка разрушить такую ячейку общества, как семья, поскольку госорганы получат право вмешиваться в частную (семейную) жизнь. К тому же, государство будет реагировать не только на физическое насилие.

Читайте так же:  Какие пособия выплачиваются матерям одиночкам

Много вопросов возникает по поводу новых для законодательства России способов насилия:

Пока не существует четких критериев, что же это такое. Поэтому противники опасаются, что закон будет работать против тех, кого должен был бы защищать. Ведь агрессором могут признать любого.

В качестве примера критики нового закона приводят следующие ситуации: не купили родители ребенку новый гаджет — это можно посчитать экономическим насилием, и ребенка смогут отобрать у родителей.

За ложный донос ответственность не предусмотрена

Фото с сайта health.harvard.edu

Основанием для того, чтобы власти приступили к «профилактике», может быть заявление не только самого пострадавшего, но и сотрудников соцзащиты, медицинских учреждений и т.п. А если потенциальная жертва семейно-бытового насилия находится в «беспомощном или зависимом» состоянии, то подать заявление об угрозе насилия (не говоря уже о факте) может любой гражданин. Рассматривать эти заявления, жалобы и сообщения органы власти должны «незамедлительно».

Не защищает: пожилой человек не будет жаловаться

Пожилые люди часто сталкиваются в семье с такими формами насилия, как игнорирование их потребностей, пренебрежительное отношение. Но они не пойдут жаловаться на это в полицию. «Насилие над стариками всегда безмолвное. Пожилые люди боятся ухудшить отношения с родственниками и остаться в одиночестве, пусть даже в психологическом. Они могут написать заявление только тогда, когда дело дойдет до побоев, приводящих к инвалидизации или даже к угрозе жизни», — говорит Александра Имашева, руководитель Центра психологической помощи «Свеча».

Распространенная форма экономического насилия, когда сын-пьяница отнимает у родителей пенсию, тоже выходит за рамки законопроекта, поскольку является правонарушением или даже преступлением, говорит Александра Имашева.

Нарушает права: семьи людей с деменцией окажутся в сложной ситуации

«Люди, которые ухаживают за пожилыми людьми с деменцией, могут в какие-то моменты срываться, кричать. Потом они плачут, извиняются, осознают, что делали это под влиянием усталости и эмоций. Да и сами пациенты могут вести себя шумно. У нас есть подопечные, которые почти постоянно кричат, если не принимают специальную поддерживающую терапию.

Конечно, соседи могут неправильно оценить такие крики. Думаю, прежде всего необходимо развивать систему поддержки семей, ухаживающих за пожилыми людьми с деменцией», — считает руководитель патронажной службы «Милосердие» Алена Давыдова.

Видео (кликните для воспроизведения).

Даже синяки могут свидетельствовать не о побоях, а о том, что человек упал или у него слабая сосудистая система, отметила она.

Между тем, согласно законопроекту, если соседи, которым надоел шум, донесут о семейно-бытовом насилии в отношении старика с деменцией, полиция должна будет отреагировать «незамедлительно».

«Ложный донос о преступлении наказывается, а в законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия никакой ответственности за ложный донос не предусмотрено», — отметил Сергей Пашин.

Лекарство не должно быть вреднее болезни

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено общаться с пострадавшим, в том числе по телефону, на срок от одного до двух месяцев. Судебное защитное предписание, помимо прочего, может обязать нарушителя покинуть помещение, где он проживает совместно с пострадавшим – «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении».

«Специализированная психологическая программа» в статье 23 законопроекта раскрывается как психологическое сопровождение нарушителя.

«Но консультирование «работает» только тогда, когда у клиента есть мотивация, — отметила Александра Имашева. — А если нарушитель сопротивляется, считает, что знает ситуацию лучше психолога? Родственники скажут: «Вы даже не представляете, какая это мерзкая старуха», «Вам не понять, какой ужасный характер у папы, он всех довел». Они даже могут этого не говорить, просто думать про себя, и психологическая программа окажется бесполезной. Сложно оказывать психологическую помощь принудительно».

Совершенно непонятно, как будет действовать защитное предписание в случае с пожилыми людьми, продолжила руководитель Центра психологической помощи «Свеча». «Они часто живут вместе с родственниками и ограничены в передвижениях. Каким образом будет действовать запрет на контакт?»

В законопроекте говорится о «срочных социальных услугах» самим жертвам семейно-бытового насилия в «организациях специализированного социального обслуживания». Но не объясняется, о чем конкретно идет речь.

«Скажем, пожилой человек убежал из дома, потому что его там избивали. Куда ему идти? Нигде не прописано. Никаких временных убежищ не предусмотрено», — отметила Александра Имашева.

Единственная эффективная мера защиты — забрать пожилого человека в дом престарелых или ПНИ. Но сами пожилые люди, как правило, боятся этого больше всего, говорит психолог.

[1]

Профилактическая беседа – самая безобидная на вид мера. Казалось бы, отлично. Пришел участковый и припугнул зарвавшегося алкоголика, угрожающего выгнать мать из дома.

Однако «содержание, продолжительность, порядок и условия проведения профилактической беседы нигде пока не определены. Скажем, для допросов существуют такие нормы, они содержатся в уголовно-процессуальном кодексе. А здесь – ничего подобного», — отметил Сергей Пашин.

А что означает профилактический учет? «Еще не установлен факт правонарушения, человеку не дали защититься, зато сразу поставили на учет. И вот он уже гражданин третьего сорта, злодей, семейно-бытовой насильник», — говорит эксперт.

Самая серьезная мера воздействия – судебное защитное предписание, с которым человека могут выселить из квартиры на год. Кто будет определять, есть у него возможность жить в другом помещении, или нет? Какие критерии существуют для измерения этой «возможности»? На эти вопросы ответов пока нет. Зато в США нарушители аналогичного закона нередко проживают в котельных, пока не истечет срок, на который им предписали разъехаться с пострадавшим членом семьи, отметил Сергей Пашин.

Читайте так же:  Приказ о смене фамилии учащегося образец

«Лекарство не должно быть опаснее болезни», — добавил он.

Проект Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия» был опубликован на сайте Совета Федерации 29 ноября. Обсуждение продлится до 15 декабря. Для подготовки документа в Совете Федерации была создана специальная рабочая группа. В начале 2017 года Госдума приняла законопроект о внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса, которая называется «Побои». Рукоприкладство в семье стало административным, а не уголовным преступлением. За полгода до этого перестали быть уголовным преступлением и перешли в разряд административных правонарушений побои в отношении посторонних людей, совершенные впервые и без отягчающих обстоятельств. По данным Следственного комитета РФ, случаи домашнего насилия после декриминализации побоев в семье участились.

Уведомления

Мы добавили смайлики в комментарии 🙂

Вести диалоги в комментариях стало проще!

«Все новости» — в мобильном 74.RU

Экспертом по «психическим страданиям» станет полицейский

Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

Определять, был факт семейно-бытового насилия или нет, и кто кого в семье обидел, будет сотрудник органов внутренних дел. Ему придется оценивать даже «угрозу причинения психического страдания». Никаких правил, что считается психическим страданием, или шкалы, с помощью которой это страдание измерять, полицейским не выдают.

Зять раскритиковал борщ тещи, и она страдает – это насилие, за которое его нужно поставить на профилактический учет? Теща в сердцах разбила айфон зятя, ему причинен имущественный вред – ее надо выселить из собственной квартиры?

Выбор мер профилактического воздействия будет зависеть от личного опыта и взглядов на жизнь конкретного сотрудника правоохранительных органов. Например, он может на глазах у изумленных соседей забрать предполагаемого нарушителя в отделение полиции и провести с ним там профилактическую беседу.

Не защищает: оценивать ситуацию должен специалист

Сотруднику полиции может не хватить квалификации, чтобы выявить факт семейно-бытового насилия в отношении пожилого человека. Лучше, когда ситуацию оценивают специально обученные люди, считает Алена Давыдова.

«В Израиле ситуацию в семье, где есть нуждающийся в уходе пожилой человек, отслеживает социальный работник. Это специалист с высшим образованием, который регулярно навещает семью. Если есть какие-то признаки насилия, в том числе психологического, или родственники получают материальную компенсацию за уход, но пренебрегают нуждами подопечного, социальный работник сообщает об этом в страховую компанию или в полицию», — рассказала она.

Нарушает права: презумпции невиновности, доказательств и расследования не будет

«Человек с деменцией может жаловаться, фантазировать. Мы все знаем, что при этом заболевании бывают такие нарушения, когда человеку кажется, будто у него воруют деньги, или его не кормят», — отметила Алена Давыдова.

Но законопроект не предусматривает расследование, сбор доказательств, даже презумпцию невиновности. Это «нарушителю» придется доказывать сотруднику полиции, что он невиновен.

Преступление без преступления: логическая загадка

Согласно определению, предложенному в законопроекте, семейно-бытовое насилие — это умышленные действия, которые причиняют или «содержат угрозу причинения» физического или психического страдания, а также имущественного вреда. При этом к семейно-бытовому насилию не относятся административные правонарушения и уголовные преступления.

Не защищает: закон беспомощен, когда преступление совершено

Получается, закон беспомощен против наиболее опасных правонарушителей. Если родственник уже избил пожилого человека с деменцией, никаких мер по отношению к нему законопроект не предусматривает, потому что побои в зависимости от причиненного вреда являются или административным правонарушением, или уголовным преступлением.

«В данной редакции документ выглядит неэффективным», — считает Александра Имашева, руководитель Центра психологической помощи «Свеча».

Впрочем, группа разработчиков законопроекта уже подготовила поправки, которые распространяют понятие «семейно-бытовое насилие» и на те деяния, которые перечислены в КоАП и УК.

Нарушает права: «подвергшимся насилию считается человек, не подвергшийся насилию»

Если действия человека не являются правонарушением, преступлением или проступком, значит, он не нарушитель, отметил Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, профессор Высшей школы экономики. «Если он нарушил право, то какое именно это правонарушение? Если он нарушил правила общежития, то какое до этого дело государству? Закон не должен регламентировать, как надо объясняться в любви девушке и как супруги должны жить вместе», — считает Пашин.

В нынешней редакции непонятно, кого и от чего защищает закон. «Оскорбление – это административный проступок, как и клевета. Угроза – это преступление. Побои – это иногда административный проступок, иногда преступление. Что это за нарушения, которые не являются ни преступлением, ни проступком, но могут причинять психические страдания?» — недоумевает эксперт.

Согласно законопроекту, лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию, — это в том числе люди, «в отношении которых есть основание полагать», что им «могут быть причинены» физические или психические страдания, или же имущественный вред. «Значит, подвергшимся насилию считается человек, не подвергшийся насилию», — делает вывод Сергей Пашин.

Законопроект нарушает неприкосновенность частной жизни и наносит удар по принципу правовой определенности (ясности и точности правового регулирования), считает юрист.

В Генеральной прокуратуре, однако, полагают, что законопроект будет способствовать профилактике административных правонарушений и уголовных преступлений до их совершения.

«Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

Фото: Александра Савельева / 76.RU

Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

О чем этот закон?

Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

— вводит понятие семейно-бытового насилия;
— обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
— обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
— обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
— вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
— включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
— разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

— Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

Читайте так же:  Мать одиночка ребенка получает деньги

По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.


В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

— Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

— Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

— Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

— Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

— Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы необоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

— Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

[3]

Столкнулись с проблемой домашнего насилия? Пишите нам на

Видео (кликните для воспроизведения).

почту редакции , в нашу группу во « ВКонтакте », а также во все мессенджеры по номеру +7 93 23–0000–74.

Источники

Литература


  1. Петражицкий, Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности; СПб: Лань, 2013. — 608 c.

  2. Курганов, С. И. Комментарий к судебной практике по проблемам исполнения уголовного наказания / С.И. Курганов. — М.: Юрайт, 2015. — 322 c.

  3. Бикеев, А. А. Трудоправовая деятельность в организации. Учебное пособие / А.А. Бикеев, М.В. Васильев, Л.С. Кириллова. — М.: Статут, 2015. — 144 c.
  4. Михайленко, Е. В. Менеджмент в юриспруденции / Е.В. Михайленко. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, МОДЭК, 2012. — 280 c.
  5. Марченко, М.Н. Проблемы теории государства и права. Учебник / М.Н. Марченко. — М.: Норма, 2017. — 415 c.
Закон про насилие в семье
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here