Закон о домашнем насилии в сша

Спасет ли США массовая раздача денег всем желающим

Фото: Robin Hausmann/Global Look Press

США вливают гигантские средства в спасение своей экономики, агонизирующей из-за коронавируса. Раздача «денег с вертолета» напоминает происходившее в 2008 году, но только в куда более крупном масштабе. Почему США действуют именно по такому сценарию и какими страшными последствиями все это может грозить мировой экономике? Подробности.

Совершенствование российской ПРО срывает планы США в космосе

Фото: Минобороны России/YouTube

Американские военные обвинили Москву в испытаниях противоспутниковой ракеты, которая, по их мнению, несет прямую угрозу космическим системам США. Причем такие выпады в адрес России звучат не впервые. В чем заключается суть претензий Вашингтона и насколько они обоснованы? Подробности.

Почему власти не вводят режим ЧС

Фото: Илья Питалев/РИА «Новости»

В блогосфере звучат призывы обеспокоенных россиян: распространение вируса подошло к угрожающей черте, введите режим ЧС или ЧП. Тревогу людей вполне можно понять, ведь обстановка ухудшается. Но те, кто подписывает петиции в пользу ЧС, на самом деле слабо представляют, чем такой режим обернется для них самих. Понимают ли они, к примеру, что чрезвычайщина вызовет массовые увольнения? Подробности.

Житель Пекина: К русским отношение изначально лучше, чем к американцам

Фото: Andy Wong/AP/ТАСС

«Долгое время иностранцы чувствовали, что некоторые проступки, за которые китайца накажут, нам простят. Ну иностранец, «лаовай», ничего не понимает, что с него взять», – сказал газете ВЗГЛЯД живущий в Пекине блогер Александр Копысов. Теперь, после эпидемии, по его словам, иностранцам не делают никаких поблажек. Подробности.

Людей на празднике блогерши погубил «гигантский огнетушитель»

Фото: mskagency.ru

К трагедии на праздновании дня рождения блогера-миллионника Екатерины Диденко привели законы физики, известные из школьной программы. В результате высыпания в бассейн 30 кг сухого льда появилась удушающая подушка из углекислоты. Сама Диденко, которая потеряла мужа, а всего погибли трое человек, призналась подписчикам, что осознала произошедшее только на следующий день. Кто должен отвечать за произошедшее? Подробности.

Из хороших украинских детей делают деревянных солдат

Павел Волков, публицист

Поднимать психотравмы на знамя – это тренд поколения

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент

Россия – большой остров для выживания и развития

Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз

Альтруизм в период коронавируса

Самые смертельные вирусы современности

Как мошенники используют коронавирус

Из-за пропускного режима в Москве появились очереди людей и машин

Лучшие образцы флешмоба «Изоизоляция»

Как полиция следит за соблюдением карантина по коронавирусу в разных странах

«Абат»: Дизайнерский стартап с кавказским характером

«Радуга»: История успеха фермерского стартапа

ED Сymbals: Успешный стартап из гаража

  • Снизились
  • Не изменились
  • Повысились
  • Могу вообще не выходить из дома
  • 1-2 раза в неделю
  • 3-4 раза в неделю
  • Ежедневно
  • Да, мне нравится работать в офисе
  • Нет, дома лучше
  • Моя работа не предусматривает удаленного режима
  • У меня удаленная работа

Что такое «гаражная амнистия» и как зарегистрировать свой гараж?

Какие новинки автопрома приедут в Россию в 2020 году

Как хотят ужесточить штрафы для автомобилистов?

Главная тема

решение президента

Школа на «удаленке»

миротворческие силы

Видео

Ленты мировых СМИ в марте не балуют читателей хорошими новостями – пандемия наложила негативный отпечаток практически на каждую сферу жизни: социальную, экономическую, культурную. Тем интереснее наблюдать за тем, как даже в эпоху изоляции люди находят способы, чтобы сплотиться.

плюсы и минусы

Средние века

программы обмена

3 сентября

Перемена к лучшему

Удивительный феномен

Мыслите позитивно

викторина

на ваш взгляд

Закон о семейном насилии лишит мужчин невиновности

1 декабря 2019, 10:45
Фото: Maurizio Gambarini/DPA/ТАСС
Текст: Анастасия Куликова,
Оксана Борисова,
Юрий Зайнашев

Закон о семейном насилии в случае принятия введет несколько новых норм, о которых россияне знают только из голливудских фильмов. Например, агрессору могут запретить приближаться к супругу, а могут принудительно отселить. Поскольку общественное мнение готово видеть жертвами семейного насилия в первую очередь женщин, закон воспринимают как защиту именно от мужчин.

Как и обещали глава Совфеда Валентина Матвиенко и депутат Госдумы Оксана Пушкина, до конца ноября нашумевший законопроект о домашнем насилии стал достоянием гласности. В пятницу он появился на сайте верхней палаты – и это, кстати, крайне редкая форма публикации такого рода документов. При этом закон еще даже не внесен в нижнюю палату, а значит представляет собой лишь «черновик».

В то же время среди членов рабочей группы по подготовке закона, опубликованный на сайте СФ вариант вызвал критические отзывы. Адвокат Мари Давтян в своем Facebook назвала версию выхолощенной. «Эта редакция. во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности», – возмутилась Давтян.

Впервые в России – охранная грамота

Несмотря на обвинения в выхолощенности, «вариант Совета Федерации» в любом случае вызвал большой резонанс, поскольку вводит в бытовую жизнь россиян совершенно новые порядки.

Главное новшество – «защитное предписание», новый вид документа, своеобразный ордер о запрете нарушителю закона о домашнем насилии приближаться к своей жертве. О подобной практике раньше мы знали только из голливудских фильмов. Напомним, что в Штатах подобные вердикты выносят суды, обычно запрещая приближаться к жертве ближе, чем на 300 футов (90 метров). Когда в октябре члены СПЧ передали свои предложения авторам закона, они называли более скромный «запретный радиус» – не ближе 10 метров.

В самом документе «радиус» не указан, зато четко указаны сроки. Охранную грамоту, согласно тексту проекта, сможет выдавать на 30 дней отделение МВД – по просьбе жертвы. При необходимости запрет продлят до 60 дней. Если эта мера не помогает, полиция может обратиться в суд с просьбой выдать «судебное предписание» – сроком сразу на год.

На эту тему

Если виновный в домашнем насилии не будет исполнять вынесенное ему предписание МВД, его оштрафуют на три тысячи рублей. За нарушение уже судебного предписания грозит штраф до пяти тысяч рублей, арест до 15 суток или обязательные работы. Как пишет ТАСС, это следует из рабочей версии поправок в КоАП, которая входит в один пакет с законопроектом.

Читайте так же:  Где взять здорового ребенка на усыновление

Председатель Общественного совета МВД, адвокат Анатолий Кучерена убежден, что принимать подобные решения должен только судья. «Необходимо все-таки исходить из того, что велика вероятность злоупотреблений. Есть прокурор, есть адвокат, есть стороны процесса. Пусть они берут на себя ответственность», – сказал он в интервью газете ВЗГЛЯД.

Убежище для жертв

В России, согласно проекту, будут созданы новые организации специализированного социального обслуживания – по сути убежища, общежития, где пострадавшие от домашнего насилия смогут переждать опасность. Подобные центры для женщин действуют и сейчас, но далеко не везде. Например, в столице под эгидой мэрии Москвы открыты два центра.

Теперь, если закон вступит в силу, во всех регионах должны появиться «кризисные центры», в которых жертвам гарантирована в том числе и помощь психологов, и «социальная реабилитация».

Принудительное выселение

Задача открыть «убежища» выглядит несложной на фоне другого пункта закона – о принудительном отселении супруга, обвиненного в агрессии. Судья может принять такое решение даже в том случае, если нарушитель – собственник жилья.

Важная оговорка – выселить можно, если у нарушителя найдется другое жилье. Но другое жилье, согласно проекту, может быть и арендованным. Значит, теоретически суд может заставить драчуна снять себе комнату в коммуналке и на время отселиться.

«Выселить просто так нельзя. Уголовная ответственность отдельно, а гражданская – отдельно. Если я вас побил сто раз, значит сто раз с меня за это спросят, а это не значит, что выселят. Просто бумажки из ОВД подвигнут судью к решению о том, что надо расселять», – пояснил газете ВЗГЛЯД почетный адвокат России Леонид Ольшанский.

Что касается расселения семей, то в таком случае «квартиру надо как-то разменивать, будут тратиться большие деньги на адвокатов, а это суды на долгие годы».

Ольшанский опасается, что в случае принятия законопроекта женщины могут начать злоупотреблять ложными доносами на надоевших мужей, чтобы в итоге оставить квартиру или дом себе. Могут для убедительности «и подруг привести в качестве свидетелей, биться головой об стенку, чтобы посадить себе шишки, ссадины», – рассуждает адвокат.

Адвокат Сергей Жорин указывает на готовность общественного мнения видеть в жертвах в первую очередь женщин. «Как это ни странно, права мужчин очень часто защищены меньше, чем права женщин, потому что есть уже информационная презумпция виновности. Когда женщина публично заявляет о каком-либо насилии в отношении ее, в том числе в СМИ, когда речь касается публичных историй, ей верят безоговорочно», – заявил он газете ВЗГЛЯД.

«Могут пострадать добросовестные, законопослушные мужья в случае, когда их вторая половина хочет повлиять, допустим, на условия расставания или на раздел имущества. Это также может принять форму шантажа. Поэтому к этому надо относиться достаточно деликатно», – предупредил адвокат.

Напомним, что сам Жорин в 2011 году оказался в центре скандала, когда его жена, известная радиоведущая Екатерина Гордон попала в больницу и заявила, что была избита мужем. Полицейские тогда начали проверку. Однако через неделю радиоведущая забрала из полиции заявление, а прессе заявила, что на самом деле попала в больницу из-за последствий ДТП. Они с Жориным опубликовали совместное видео, в котором Гордон заявила, что муж ее не бил. Вскоре пара развелась. Однако спустя несколько лет Жорин и Гордон поженились во второй раз. И спустя несколько месяцев опять развелись. В выступлениях на ТВ-шоу девушка много раз обвиняла бывшего мужа в побоях, однако никаких жалоб в полицию не подавала.

Несмотря на столь бурную предысторию, Жорин в целом приветствует новый закон – в частности, судебный запрет для нарушителя приближаться к жертве. «Иногда это очень важно, особенно когда факты насилия подтверждены», – говорит адвокат.

Жорин призывает вообще жестче наказывать за домашнее насилие. «Фактическая декриминализация 116-й статьи УК РФ (статья о побоях) несколько лет назад еще тогда вызвала у меня очень глубокое недоумение. В нашей стране наказания, связанного с причинением вреда здоровью, если это не тяжкий вред и не смерть, как такового нет», – заметил эксперт. По его мнению, «эти нормы нужно обязательно дорабатывать».

Психологическое сопровождение «агрессора»

Впрочем, новый закон содержит не только карательные меры, есть в нем и «профилактика». Согласно проекту, в России может быть введена такая мера, как «психологическое сопровождение» семейного агрессора. По решению судьи, его могут принудительно отправить на «специализированную психологическую программу». Из текста, правда, непонятно, означает ли это лишь регулярные визиты к психологу или принудительный стационар. В любом случае целью такого сопровождения как раз и названо возможное примирение супругов. Похоже, авторы закона исходят из необходимости не просто карать, а скорее лечить домашних тиранов.

Как писала газета ВЗГЛЯД, обсуждение законопроекта приобрело скандальный оттенок задолго до его публикации. В октябре противники закона выступили с открытым письмом, под которым подписалось около двухсот общественных организаций. Против закона выступил телеведущий Владимир Соловьев, заявив о его ненужности. Одна из авторов законопроекта – зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина – начала получать угрозы в свой адрес. Она попросила главу МВД Владимира Колокольцева проверить на экстремизм высказывания активистов движения «Сорок сороков».

В разговоре с газетой ВЗГЛЯД Пушкина говорила, что против проекта закона выступает прежде всего консервативная часть общества, которая собирает сторонников путем манипулирования в соцсетях. В то же время секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил о поддержке законопроекта партией. Такая позиция руководства ЕР воодушевила Пушкину.

На ваш взгляд

Тем временем глава рабочей группы по подготовке закона, заместитель Матвиенко Галина Карелова пообещала, что в Совфеде соберут отзывы всех заинтересованных сторон, в том числе и критиков инициативы. Сбор поправок продлится до 15 декабря.

http://vz.ru/society/2019/12/1/260815.html

Закон о домашнем насилии в США. Как это работает

Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия.

Если жертва насилия (а в 97% случаев это — женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течение нескольких минут. Никаких там «да сами разбирайтесь», «милые бранятся — только тешатся». Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и относится к подобным звонкам очень серьёзно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического абьюза: синяки, кровоподтёки и т.п. Квартиру — на предмет разрушений, проломленных кулаком стен и т. п.
Если находит, абьюзера арестовывают и помещают на 24 часа в jail. За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление — абьюзера продолжает судить штат. Эта поправка вышла к закону, учитывая, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно.

Читайте так же:  Документы после развода через суд

Обычно на первый раз абьюзер получает предупреждение и обязан пройти 26 сессий терапии: один час по разу в неделю, то есть это продолжается в течение полугода. За терапию офендер платит из своего кармана.

В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так. Согласно иллинойскому протоколу исполнения закона о домашнем насилии.

Терапевт каждый месяц пишет отчёт по «успехам» абьюзера для суда. Потому что через 26 недель суд рассматривает, что делать с абьюзером дальше. Если упёрся рогом и настаивает, что «это она меня довела» — иди в тюрьму.
Если осознал: иди на волю, но попадёшься второй раз — иди в тюрьму.

Терапия абьюзеров обычно проходит в групповом сеттинге, в группе не больше 12 человек.
Формат: не наказывающий, а обучающий, дискуссионный и ни разу не унижающий или высмеивающий.

К абьюзерам и оффендерам относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнёрам, ставшими жертвами их насилия. Специально обученные сертифицированные терапевты моделируют для офендеров эффективное поведение в ситуациях конфликта. Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам разрешения конфликтов.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего терапевт нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. И участники терапии об этом знают. Так же они знают и видят направленные на них видеокамеры.

Такую работу обычно проводят только аккредитованные судом агенства, у которых есть всё необходимое оборудование для безопасности терапевтов и самих участников групп.

Я предвижу белые пальто с комментариями: «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, который провёл несколько лет в комнате с сигнализацией, поспешу сказать: я имела честь познакомиться с офендерами, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго: врачами, юристами, риелторами и представителями других «интеллигентных» профессий. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснётся, если она « хоть одному человеку расскажет, что он её систематически избивает» — конец цитаты. Муж её был очень уважаемым врачом. Жена и не заявляла на него: заявил гинеколог жены, когда она пришла к нему на приём и он увидел следы насилия на теле. Врач тут же позвонил в полицию, конечно, потому что в Америке врачи, психологи и учителя являются mandated reporter: они обязаны сообщать властям о признаках любого абьюза. Это часть их договора со штатом, который выдаёт лицензию на практику.

Огромное количество офендеров были эмигранты, выходцы из других стран, в которых не было подобных законов и отсюда — чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины — высшее образование, почти у всех — безупречная репутация на работе.
Я уверена, что про отца сестёр Хачатурян тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то один полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался мне, что самые огнеупоротые офендеры — это русскоязычные выходцы из бывшего Союза.

Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: (. ) кто вы мне такие, чтобы диктовать, что мне делать в моём собственном доме! — рассказывал полицейский.

[1]

Кроме обязательного курса терапии, офендерам запрещено жить в своём доме, пока не закончится срок наказания. Если жертва оформляет order of protection, в котором прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или имейлы от своего абьюзера, не хочет, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров, значит он обязан выполнять любые условия, прописанные в order of protection.
Все аресты, защитные ордера, обвинения заносятся в criminal record офендера, а это влияет на нахождение работы, на получение гражданства, карьеру и т.д.

Закон о домашнем насилии — это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нём участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия и т.д. Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

После введения закона в 80-е годы в США количество погибших женщин от рук своих мужей и бойфрендов сократилось с 10 тысяч до 1.5 тысяч в год (на 300 млн. населения). Для сравнения в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тысяч женщин в год (на 140 млн. населения).

Сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и доводила дело до убийства своего абьюзера. Защита в таких делах часто использует как раз закон о домашнем насилии. Если жертва докажет, что над ней систематически свершалось насилие, которое довело её до убийства, таких подсудимых полностью оправдывают.

Судьба сестёр Хачатурян — это результат именно того, что в стране отсутствует закон о домашнем насилии. Я прожила 30 лет в Украине и вот уже 22 года живу в США. Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия. В Америке у сестёр Хачатурян было бы намного больше вариантов выбора. У меня нет в этом никаких сомнений.

UPD. Закон о домашнем насилии симметричен. Женщина-абьюзер несёт ту же ответственность, что и мужчина. Мужчина тоже может стать жертвой насилия, хотя по статистике количество женщин — жертв is significantly higher (значительно выше).

UPD2. В перепостах очень много эмоциональной реакции: «чтоб они сдохли, чтоб у этих ублюдков/уродов руки-ноги отсохли» и т. д. У меня к таким эмоциональным авторам один вопрос: чем вы отличаетесь от абьюзеров/офендеров? Своим неумением контролировать эмоции вы ничем не отличаетесь от тех, кого вы осуждаете. Обзывание партнёра нехорошими словами — это эмоциональное насилие, дамы и господа!
You have to practice what you preach, как говорят у нас в терапии (Ты должен поступать так, как проповедуешь).
Всем писа и мира во всём мире с писом.

Читайте так же:  Усыновление ребенка гражданина иностранного государства
Видео (кликните для воспроизведения).

http://vomske.ru/blogs/12954-zakon_o_domashnem_nasilii_v_ssha_kak_eto_rabotaet/

Огляд блогосфери від UAINFO. 16 квітня 2020

Контррозвідка затримала за підозрою в державній зраді і здій.

Семен Глузман: Украина сегодня стоит на краю пропасти

Тетяні Чорновол повідомили про підозру в умисному вбивстві

Венедіктова порушила проти Порошенка провадження, в експрези.

Кабмін дав детальні роз’яснення щодо посилення умов карантин.

Рада приняла закон о введении рынка земли с июля 2021 года

Рада з другої спроби призначила Максима Степанова новим міні.

Міністром фінансів України призначили Сергія Марченка

Рада звільнила Уманського з посади глави Мінфіну

Закон о домашнем насилии в США. Как это работает

Если жертва насилия ( а в 97% случаев это – женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течении нескольких минут. Никаких там «да сами разбирайтесь», «милые бранятся – только тешатся». Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и относится к подобным звонкам очень серьёзно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического абьюза: синяки, кровоподтёки и т.п. Квартиру – на предмет разрушений, проломленных кулаком стен и т. п.

Если находит, абьюзера арестовывают и помещают на 24 часа в jail (тюрьму — ред.). За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление – абьюзера продолжает судить штат. Эта поправка вышла к закону, учитывая, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно.

Обычно на первый раз абьюзер получает предупреждение и обязан пройти 26 сессий терапии: один час по разу в неделю, то есть это продолжается в течение полугода. За терапию офендер платит из своего кармана.

В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так. Согласно иллинойскому протоколу исполнения закона о домашнем насилии.

Терапевт каждый месяц пишет отчёт по «успехам» абьюзера для суда. Потому что через 26 недель суд рассматривает, что делать с абьюзером дальше. Если упёрся рогом и настаивает, что «это она меня довела» – иди в тюрьму.
Если осознал: иди на волю, но попадёшься второй раз – иди в тюрьму.

Терапия абьюзеров обычно проходит в групповом сеттинге, в группе не больше 12 человек.

Формат: не наказывающий, а обучающий, дискуссионный и ни разу не унижающий или высмеивающий.

К абьюзерам и оффендерам относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнёрам, ставшими жертвами их насилия. Специально обученные сертифицированные терапевты моделируют для офендеров эффективное поведение в ситуациях конфликта. Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам разрешения конфликтов.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего терапевт нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. И участники терапии об этом знают. Так же они знают и видят направленные на них видеокамеры.

Такую работу обычно проводят только аккредитованные судом агенства, у которых есть всё необходимое оборудование для безопасности терапевтов и самих участников групп.

Я предвижу белые пальто с комментариями: «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, который провёл несколько лет в комнате с сигнализацией, поспешу сказать: я имела честь познакомиться с офендерами, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго: врачами, юристами, риелторами и другими «интеллигентными» профессиями. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснётся, если она «хоть одному человеку пиз*анёт, что он её систематически избивает» – конец цитаты.

Муж её был очень уважаемым врачом. Жена и не заявляла на него: заявил гинеколог жены, когда она пришла к нему на приём и он увидел следы насилия на теле. Врач тут же позвонил в полицию, конечно, потому что в Америке представители профессий врача, психолога и учителя являются mandated reporter: они обязаны сообщать властям о признаках любого абьюза. Это часть их договора со штатом, который выдаёт лицензию на практику.

Огромное количество офендеров были эмигранты, выходцы из других стран, в которых не было подобных законов и отсюда – чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины – высшее образование, почти у всех – безупречная репутация на работе.

Я уверена, что про отца сестёр Хачатурян тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то один полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался мне, что самые огнеупоротые офендеры – это русскоязычные выходцы из бывшего Союза.

– Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: фак ю, и фак твою страну. Кто вы мне такие, чтобы диктовать, что мне делать в моём собственном доме! – рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, офендерам запрещено жить в своём доме, пока не закончится срок наказания. Если жертва оформляет order of protection, в котором прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или имейлы от своего абьюзера, не хочет, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров, значит он обязан выполнять любые условия, прописанные в order of protection.

Все аресты, защитные ордера, обвинения заносятся в criminal record офендера, а это влияет на нахождение работы, на получение гражданства, карьеру и т.д.

Закон о домашнем насилии – это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нём участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия и т.д. Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

После введения закона в 80-е годы в США количество погибших женщин от рук своих мужей и бойфрендов сократилось с 10 тысяч до 1.5 тысяч в год ( на 300 млн. населения). Для сравнения в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тысяч женщин в год (на 140 млн. населения).

Сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и доводила дело до убийства своего абьюзера. Защита в таких делах часто использует как раз закон о домашнем насилии. Если жертва докажет, что над ней систематически свершалось насилие, которое довело её до убийства, таких подсудимых полностью оправдывают.

Судьба сестёр Хачатурян – это результат именно того, что в стране отсутствует закон о домашнем насилии. Я прожила 30 лет в Украине и вот уже 22 года живу в США. Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия. В Америке у сестёр Хачатурян было бы намного больше вариантов выбора. У меня нет в этом никаких сомнений.

Читайте так же:  Области защиты прав детей

UPD. Закон о домашнем насилии симметричен. Женщина-абьюзер несёт ту же ответственность, что и мужчина. Мужчина тоже может стать жертвой насилия, хотя по статистике количество женщин-жертв is significantly higher (значительно выше).

UPD2. В перепостах очень много эмоциональной реакции: «чтоб они сдохли, чтоб у этих ублюдков/уродов руки-ноги отсохли» и т. д. У меня к таким эмоциональным авторам один вопрос: чем вы отличаетесь от абьюзеров/офендеров? Своим неумением контролировать эмоции вы ничем не отличаетесь от тех, кого вы осуждаете. Обзывание партнёра нехорошими словами – это эмоциональное насилие, дамы и господа!

You have to practice what you preach, как говорят у нас в терапии (Ты должен поступать так, как проповедуешь).

http://uainfo.org/blognews/1562332816-zakon-o-domashnem-nasilii-v-ssha-kak-eto-rabotaet.html

embassy_voices

Блог посольства США в Москве

Соединенные Штаты добились огромного прогресса в борьбе с насилием в отношении женщин, хотя нам предстоит еще многое сделать в этом направлении. В марте 2013 года при подписании обновленного Закона о насилии в отношении женщин ( Violence Against Women Act ) президент Обама отметил: «Когда Джо (Байден) писал этот закон, домашнее насилие зачастую рассматривалось как частная проблема, которую люди предпочитали не выносить на публичное обсуждение. Жертвы слишком часто молчали, понимая, что могут навлечь на себя позор . И потому одним из великих достижений этого закона является то, что он не просто изменил правила поведения в обществе — он изменил нашу культуру. Он дал возможность людям говорить открыто . И это ясно дало понять жертвам насилия, что они не одиноки, что у них всегда есть, куда пойти к кому обратиться за поддержкой и что люди всегда будут на их стороне «

Действительно, принятие в 1994 году Закона о насилии в отношении женщин ( VAWA ) стало переломным моментом в борьбе против домашнего насилия в США. Принятие этого закона стало знаковым событием в реализации комплексного подхода федерального законодательства к насилию в отношении женщин. При этом новый закон не только содержал жесткие положения о привлечении преступников к ответу, но и предусматривал программы помощи жертвам такого насилия.

С тех пор как этот закон вступил в силу, уровень насилия в отношении гражданских и официальных супругов снизился на 67%, и исследования показали, что теперь больше жертв домашнего и сексуального насилия заявляют о нем полицию, а заявления в полицию приводят к большему числу арестов.

Одним из главных достижений Закона о насилиии в отношении женщин стало создание более 1500 убежищ для женщин — жертв домашнего насилия в Соединенных Штатах. Обычно такие убежища открыты 24 часа в сутки и дают временный приют женщинам и их детям, не чувствующим себя в безопасности дома. Средняя продолжительность пребывания в таких убежищах в США составляет 35 дней.

[2]

В 2012 финансовом году федеральное правительство потратило около 600 миллиолнов долларов на программы в рамках этого закона, в том числе и на поддержку тысяч убежищ. Средства также выделялись на поддержку жертв домашнего насилия, проживающих в сельской местности, на предоставление временного жилья, на просвещение молодежи в рамках данной проблемы, на значительные улучшения в системе общественного транспорта и парков, чтобы предотвратить насилие в этих местах.

В Соединенных Штатах существует множество государственных программ по предотвращению домашнего насилия. Министерство здравоохранения и социальных служб США создало и финансирует Сеть ресурсов по вопросам домашнего насилия ( Domestic Violence Resource Network ), чтобы информировать население и усилить вмешательство и профилактику в этой сфере на личном уровне, на местном уровне и на уровне всего общества. В эту сеть входит два национальных ресурсных центра, четыре специализированных ресурсных центра, три организации, действующие в определенных этнокультурных средах и Национальная служба экстренной связи по вопросам домашнего насилия ( National Domestic Violence Hotline ).

[3]

Задача этой сети – развивать в стране тактику и стратегию совершенствования ответных мер в отношении насилия в семье, прежде всего обеспечивая безопасность и правосудие. Сеть работает со многими группами – от защитников интересов жертв до правоохранительных органов, от организаций здравоохранения до влиятельных лиц – и снабжает их актуальной информацией о передовых технологиях, методах, исследованиях, а также о пострадавших от домашнего насилия. Организации сети имеют учебные материалы и программы, исследовательские данные, а также предоставляют техническую помощь при вмешательстве в случае проявления внутрисемейного насилия и проведении профилактики, ведут просветительскую и организаторскую работу среди населения, влияют на формирование государственной политики и добиваются изменений в законодательстве и финансировании.

Национальная служба экстренной связи по вопросам домашнего насилия – это круглосуточная телефонная служба, где работают консультанты; помощь предлагается на 170 языках. Служба дает немедленный ответ жертвам домашнего насилия и членам их семей. Консультант анализирует индивидуальную ситуацию каждого обратившегося и определяет, что необходимо предпринять в ближайшее время. Консультант также может рекомендовать звонящему подключиться к местной программе помощи, чтобы ему было легче справиться с долговременными последствиями семейного насилия. Есть также Национальная служба экстренной связи по вопросам сексуального насилия и Национальная служба помощи при жестоком обращении в близких отношениях между подростками.

В Министерстве юстиции США существует Отдел борьбы с насилием над женщинами ( Office o n Violence Against Women ), задача которого развивать возможности страны по снижению уровня насилия в отношении женщин, по обеспечению правосудия и по усилению помощи жертвам насилия в семье, жестокого обращения при близких отношениях, жертвам сексуального насилия и преследования. Используя государственные гранты, отдел ведет 21 программу подготовки сотрудников правоохранительных органов, помогает службам поддержки пострадавшим от насилия, просвещает население в отношении проблемы домашнего насилия и устанавливает партнерские отношения между государственными органами и частными организациями, действующими в этой сфере. Гранты даются органам местного управления, властям штатов, органам управления племен, судам, некоммерческим организациям, организациям местного населения и школам. С начала своего создания отдел предоставил гранты и заключил соглашения о сотрудничестве на сумму свыше 4,7 миллиарда долларов.

В США функционирует более 200 специальных судов, которые занимаются делами о насилии в семье. Исследования показывают, что специализированные суды рассматривают дела о домашнем насилии более эффективно, повышают уровень законопослушного поведения со стороны нарушителей закона, назначают более строгое наказание и выносят больший процент обвинительных приговоров. Недавняя программа отдела, начатая в целях развития достигнутого успеха, называется Инициатива судейского наставничества (Mentor Court Initiative). В рамках этой программы были определены лучшие суды, которые могут помочь другим разработать собственные программы. В качестве наставников эти суды будут делиться своими знаниями и опытом, принимая у себя представителей других судов и устанавливая связи между судами одного уровня, решающими аналогичные задачи. Они будут помогать другим судам по делам о домашнем насилии, внедрять передовые методы работы, совершенствовать порядок судопроизводства, перенимать соответствующие программы и наращивать общие возможности судебной системы штата по эффективному реагированию в таких сложных делах.

Читайте так же:  Заявление об отказе прав на детей

В последнее время организации в США стали концентрировать свои усилия на предотвращении бытового и сексуального насилия. К примеру, известные мужчины публично обращаются к мужчинам и мальчикам, чтобы донести до них основную идею — насилие в отношении женщин и девочек никогда и ничем не может быть оправдано. Важным примером столь важной работы может служить вот этот видеоролик , в котором президент Обама, вице-президент Байден и целый ряд профессиональных спортсменов выступают против домашнего насилия.

Большинство организаций в Соединенных Штатах сходится во мнении, что наилучшая профилактика насилия в семье достигается, когда администрация, правоохранительные органы, школы и организации местного населения совместно ведут просветительскую работу по вопросам домашнего насилия. Некоммерческие организации в США, такие, как Центр профилактики жестокого обращения ( The Center for Prevention of Abuse ) и Будущее без насилия ( Futures Without Violence ) тесно сотрудничают с федеральными, местными и властями штатов, чтобы обеспечить защиту всем жертвам бытового насилия, будь то мужчина, женщина или ребенок, и влиять на общественное мнение так, чтобы молодые люди считали непремлимым любое проявление насилия при близких отношениях и домашнего насилия. По словам президента Обамы и вице-президента Байдена, «один – это уже много» — « One is too many ».

Fighting Domestic Violence in the U.S.

Although there is more work to do, we have made tremendous progress in the U.S. in stemming the tide of violence against women. As President Obama remarked in March 2013 when we signed the reauthorization of the Violence Against Women Act (VAWA), “Back when Joe (Biden) wrote this law, domestic abuse was too often seen as a private matter, best hidden behind closed doors. Victims too often stayed silent or felt that they had to live in shame… So one of the great legacies of this law is that it didn’t just change the rules; it changed our culture. It empowered people to start speaking out… And it made clear to victims that they were not alone — that they always had a place to go and they always had people on their side.”

Indeed, the passing of the 1994 Violence Against Women Act (VAWA) was a watershed moment in the fight against domestic violence in the U.S. This landmark federal legislation’s comprehensive approach to violence against women combined tough new provisions to hold offenders accountable with programs to provide services for the victims of such violence.

Since the VAWA came into effect, the rate of violence committed against domestic partners/spouses declined 67% and studies show that more victims are reporting domestic and sexual violence to police, and reports to police are resulting in more arrests.

One of VAWA’s greatest legacies is the network of approximately 1500 emergency shelters for battered women in the United States. These are typically open 24 hours a day and serve as a temporary place for women and their children to stay in an emergency, when they do not feel safe at home. The average stay in a women’s shelter in the U.S. is 35 days.

In FY 2012, the federal government spent nearly $600 million on programs under VAWA, including support for thousands of shelters. Other funds went to services for rural victims, a transitional housing program, youth education, and capital improvements in public transportation systems and parks to prevent violence in those locations.

There are many other government programs to prevent domestic violence in the U.S. The U.S. Department of Health and Human Services created and funds the Domestic Violence Resource Network (DVRN) to inform and strengthen domestic violence intervention and prevention efforts at the individual, community and societal levels. The DVRN includes two national resource centers, four special issue resource centers, three culturally-­specific Institutes, and the National Domestic Violence Hotline.

The work of the DVRN is to promote practices and strategies to improve our nation’s response to domestic violence, making safety and justice a priority. The DVRN works with many groups – from victim advocacy organizations to law enforcement, from healthcare providers to policymakers – and makes sure they have up­to­date information on best practices, policies, research, and victim resources. Their resources include training materials and curricula; research; and technical assistance in domestic violence intervention and prevention, community education and organizing, public policy and systems advocacy, and funding.

The National Domestic Violence Hotline is a 24-hour phone number staffed by counselors; the hotline offers assistance in 170 languages. This provides an immediate response to victims of domestic violence and their families. Each caller’s unique situation is assessed by a counselor and evaluated to meet short-term needs. They can also refer callers to local support programs to help them deal with the long-term effects of family violence. There is also a National Sexual Assault Hotline and National Teen Dating Abuse Helpline.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://embassy-voices.livejournal.com/28143.html

Литература


  1. Смоленский, М. Б. Теория государства и права для студентов вузов / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2014. — 256 c.

  2. Гусева, Т. А. Государственная регистрация юридических лиц (+ CD-ROM) / Т.А. Гусева, А.В. Чуряев. — М.: Деловой двор, 2008. — 232 c.

  3. Беляева, О. М. Теория государства и права в схемах и определениях / О.М. Беляева. — М.: Феникс, 2012. — 320 c.
  4. Будяну В. А., Мытарев С. А., Сумская Е. Г. Правоведение за 24 часа; Феникс — Москва, 2009. — 288 c.
  5. Селиванов, Н.А. Справочник следователя; М.: Российское право, 2012. — 320 c.
Закон о домашнем насилии в сша
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here