Закон о домашнем насилии слушания

Сами не разберутся! Юристы спорят, нужен ли закон о домашнем насилии

С одной стороны, вроде бы достаточно обычного уголовного законодательства, но с другой – в семейной ситуации есть своя специфика

В России не утихают страсти вокруг закона о домашнем насилии. И сторонники, и противники его принятия проводят свои акции. Так вчера в Москве состоялся очередной митинг за срочное приятие этого закона, на котором собралось около тысячи человек.

В числе прочих был там и политик, член партии «Яблоко» Кирилл Гончаров, который оставил в своем блоге такую запись:

«40% наших соотечественников считают, что «жертва виновата сама», большинство женщин боятся обращаться в правоохранительные органы по факту избиения со стороны партнера, и к сожалению под этим страхом есть основания, ведь полицейские не спешат открывать дела и в лучшем случае, все закачивается профилактической беседой, и это несмотря на удручающую официальную статистику: В 2018 году около 25 тысяч женщин в России пострадали от домашнего насилия. Кстати, насилие носит не только физический характер, но и психологический, сексуальный и даже материальный.

Молчать нельзя. Необходим закон о домашнем насилии, необходима публичная огласка каждого такого случая, необходимо повышать сознания граждан.

Бьет — не значит любит. Бьет — значит преступник!»

Издания «Медиазона» и «Новая газета» посвятили этой теме большой материал, в котором приводятся и такие, удручающие факты. Каждый год несколько сотен женщин в России оказываются в заключении по обвинению в убийстве. Несмотря на рассуждения Минюста о том, что проблема домашнего насилия в стране «существенно преувеличена», журналистское исследование показывает, что большинство осужденных по таким делам женщин были вынуждены защищаться от агрессии со стороны своих родных или партнеров.

Вместе с тем, споры о необходимости такого закона развернулись и среди юристов. Так, например, юрист Юлия Николаева пишет в своем блоге:

«Только вдумайтесь — «противники закона о домашнем насилии.» Иными словами, сторонники этого самого насилия. Как сказал один из этих чумных, такой закон подрывает основы православия и традиционного русского представления о семье и семейных ценностях. То есть побои — это семейная ценность и одна из основ православия. «Да убоится жена мужа своего.» Россия, XXI век.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Вспоминается, как году в 1998 мы выехали на очередное «бытовое убийство». Обычная семья. Муж — инженер на заводе, жена — учительница биологии в средней школе, двое детей, собака. Пил, бил. Много лет. Обращалась в милицию. Отвечали в духе «убьет — приходите». В итоге, после очередного избиения, она задушила его собачьим поводком. Еще раз — собачьим поводком. На убийство по неосторожности не тянуло. Состояние аффекта тоже не катило.

Осудили за умышленное убийство без отягчающих и дали ниже низшего, но все равно реально. Года 3, по-моему. Уже тогда всем было очевидно, что необходим отдельный закон именно о домашнем насилии, учитывающий всю его специфику.

НО, на мой взгляд, закон — это полдела. Нужно качественное изменение в отечественном менталитете, причем не только мужском, но и в женском. Очень уж терпимое восприятие в обществе именно домашнего насилия от «в семье всякое бывает» до «бьёт, значит любит». Поищите в развитых странах аналог русскому «бабская доля», не найдёте. В этом вопросе Россия куда ближе к Гватемале и Сальвадору, нежели к Европе или Америке. »

[1]

В комментариях к этому посту юрист Глеб Хойт возражает своей коллеге:

«Мне, как юристу, непонятно, если честно, зачем нужен отдельный закон именно о домашнем насилии. Есть УК. Есть побои — вперёд, в тюрьму. И разницы тут совершенно нет, жену побил или тётку на улице. Ок. Если хотите усилить ответственность, внесите дополнительный квалифицирующий пункт в статью, наравне с повторность или другими отягчающими. Какой смысл городить отдельный закон? Мне кажется, вся проблема не в статье, а как во всем в РФ, в их применении. Тут нужно не закон вводить, а всё же заставить полицию работать, а не ерундой заниматься. Хотя там же митинги, куда уж там до работы! Нужно же студентов разгонять, а не побои предотвращать!»

На что Николаева резонно отвечает:

«Ты помнишь раньше была статья частного обвинения «побои, нанесённые из личной неприязни»? Так вот не работала она с домашним насилием. По разным причинам — жены часто отзывались заявления и дело прекращалось за примирением сторон, менты отказывались регистрировать такие заявления, потому что «сами разберетесь». У этих дел много специфики и одним пунктом к существующей статье ее не отразишь. Равно как и процессуально она должна оформляться иначе. Во всех развитых странах это именно отдельный закон. »

http://newizv.ru/article/general/26-11-2019/sami-ne-razberutsya-yuristy-sporyat-nuzhen-li-zakon-o-domashnem-nasilii

В законопроекте могут остаться только физические виды семейного насилия

Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко вчера заявила, что закон о домашнем насилии будет доработан к 1 декабря. По ее словам, и в парламенте, и в правительстве есть единодушная точка зрения о необходимости усиления борьбы с этой проблемой. Как узнал “Ъ”, в Кремле полагают, что в тексте законопроекта необходимо оставить лишь физическое насилие, а экономическое и психологическое убрать. Рассмотрения инициативы в Госдуме стоит ждать не раньше начала следующего года.

Законопроект о домашнем насилии в последние недели стал одной из самых дискуссионных тем в российском обществе. Как противники, так и сторонники инициативы регулярно проводят митинги. Так, в минувшую субботу православное движение «Сорок сороков» митинговало в Москве против положений законопроекта. Его активисты считают, что запрет на домашнее насилие грозит разрушением института семьи.

Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко убеждена, что подобные опасения беспочвенны.

« Сам закон о профилактике насилия — это выражение в государственной политике необходимости бороться с этим злом, с этими, я бы сказала, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия вообще любых форм насилия, это понимание того, что это постыдное явление недопустимо в нашем государстве»,— заявила вчера Валентина Матвиенко.

Сейчас законопроект находится на рассмотрении рабочей группы в Совете федерации. По словам спикера СФ, сенаторы настроены на то, чтобы до 1 декабря законопроект был доработан, в правительстве идею усиления борьбы с домашним насилием также поддерживают.

Напомним, впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. Вскоре депутаты начали работать над новым вариантом. Продвижением законопроекта занялась Оксана Пушкина (ЕР). Однако вместо него в 2017 году палата приняла закон о декриминализации побоев, автором которого выступила сенатор Елена Мизулина.

Читайте так же:  Мать одиночка с четырьмя детьми

Законопроектом с рабочим названием «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ» занимались члены сразу трех рабочих групп: Совета федерации, Госдумы и Совета по правам человека при президенте РФ.

Как Рамзан Кадыров и правозащитники сообща боролись против домашнего насилия

Одним из главных моментов первой версии законопроекта было введение так называемых охранных ордеров — защитных предписаний, выдаваемых правоохранительными органами и судами для защиты пострадавших от семейного насилия. Такой документ запрещает агрессорам приближаться к своим жертвам на определенное расстояние в течение определенного времени. Среди предложений также есть норма, в исключительных случаях обязывающая домашнего тирана покинуть место совместного жительства и передать пострадавшей стороне его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Кроме того, законопроект предполагает создание реабилитационных центров для жертв домашнего насилия в каждом из регионов страны.

21 октября в Госдуме прошли парламентские слушания по законопроекту, а 15 ноября в Совете федерации его рассмотрела рабочая группа. Авторы в поправках уточнили понятие «преследование». Под ним понимаются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем».

Эта норма могла бы успокоить тех, кто опасается, что новый законопроект разрушит институт семьи. «Это правильная поправка. Защитить людей нужно, но право выбора должно быть за ними, потому что органы опеки часто берут на себя слишком много. Для них уголовные дела, отобранные дети, разрушенные семьи это — форма отчетности,— сказал “Ъ” руководитель фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский.— Супруги сами должны решать, обращаться ли в полицию или разобраться самим. Может быть, они разругались первый и последний раз в жизни, может, это несчастный случай или жалоба не оправдана. Решение в первую очередь должен принять член семьи, а не равнодушный чиновник».

Руководитель фракции «Единая Россия» в Госдуме Сергей Неверов и первый замруководителя Андрей Исаев сказали “Ъ”, что пока текст закона не видели и не готовы его комментировать. При этом источник “Ъ” во фракции говорит, что документ пока юридически не проработан.

Кто выживает в семейных конфликтах

Тем не менее поддержку законопроекту оказывает спикер Госдумы Вячеслав Володин. В 2003 году он был одним из авторов законопроекта о гендерном равенстве, который, впрочем, был тогда отклонен. «Я могу смело назвать Вячеслава Володина нашим оберегом,— сказала “Ъ” Оксана Пушкина.— Если бы вся эта тема ему претила, он наверняка сказал бы «стоп» закону. Благодаря ему была организована и рабочая группа, и парламентские слушания. Во фракции разные точки зрения, но надеюсь, окончательный текст законопроекта будет понятен и принят многими депутатами. По опыту других стран, где этот закон уже существует, могу сказать, что процесс принятия такого непростого нормативного акта проходил очень сложно, но в итоге примирял представителей всех партий».

Источник “Ъ”, близкий к администрации президента, утверждает, что есть идея убрать из текста законопроекта все, что касается нефизических видов насилия, например экономическое и психологическое.

В любом случае основное движение по законопроекту начнется не раньше начала следующего года, утверждает источник “Ъ”.

«Закон надо принимать, потому что ситуация выглядит запущенной, если не сказать критической. По поводу физического насилия есть понимание и четкая позиция. Наказание по отношению к абьюзерам должно быть ужесточено,— сказала “Ъ” член Общественной палаты РФ Екатерина Курбангалеева.— Что касается экономического и морального насилия, здесь, возможно, требуется еще обсуждение, потому что практика не накоплена, прецеденты не описаны. Если встает вопрос — отложить весь пакет или пока ограничиться усилением наказания за физическое насилие, то предпочтительнее второй вариант. Положение об охранных ордерах стоило обязательно включить, чтобы создать максимальную систему гарантий для тех, кто страдает от домашнего насилия».

Источник “Ъ” во фракции «Единая Россия» утверждает, что вместо принятия отдельного законопроекта некоторые его нормы могут быть оформлены в виде поправок к существующему законодательству. «Этого недостаточно,— убеждена Оксана Пушкина.— Все понимают, что нужен комплексный подход — защита пострадавших, просвещение, мониторинг, механизмы регулирования. У этого закона есть свой предмет правового регулирования. Есть конкретная проблема, которую он должен решать. Готовится целый пакет законопроектов, так как принятие закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» потребует внесения изменений в ряд других уже существующих законов: КОАП, УПК, УК и других».

Пока рабочая группа дорабатывает законопроект, общественники ищут союзников. «Я считаю, что мы ошибочно приравниваем к абсолютным противникам этого закона РПЦ,— сказала “Ъ” член Совета по правам человека Екатерина Винокурова.— Ведь женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, часто находят убежище в монастырях. РПЦ должна быть союзником в борьбе с домашним насилием. Конфликты возникают от недопонимания. Я бы хотела, чтобы РПЦ стала участником диалога по поводу законопроекта о домашнем насилии».

Оксана Пушкина сдала православных активистов в МВД

Адвокат депутата Госдумы Оксаны Пушкиной Константин Добрынин пожаловался на православное движение «Сорок сороков» министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву. Поводом стали нападки активистов на разрабатываемый парламентарием законопроект о профилактике домашнего насилия. В опубликованных в интернете заявлениях господин Добрынин усмотрел признаки целого ряда уголовных статей: разжигание ненависти либо вражды и ложный донос, оскорбления представителя власти и посягательство на жизнь государственного деятеля.

http://www.kommersant.ru/doc/4171520

Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

Читайте так же:  Ипотека на строительство дома с материнским капиталом

«Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

«Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

«Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

«Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

— заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

«Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

«Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

«Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

«Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

Читайте так же:  Что надо для развода через суд

Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

«Негативные последствия для общества и государства»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

«С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

[2]

http://www.znak.com/2020-01-17/sverdlovskie_obchestvenniki_i_policiya_raskritikovali_zakonoproekt_o_semeyno_bytovom_nasilii

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

Читайте так же:  Алименты на ребенка куда подавать заявление

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

http://www.rbc.ru/politics/16/11/2019/5dce856d9a7947bda42f57c7

Опубликован текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших указаны защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков.

Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не возымеет действия — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

«В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием», — говорится в тексте законопроекта.

Судебное защитное предписание предусматривает вышеупомянутые запреты для нарушителя, а также другие, более жесткие профилактические меры. Оно обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Помимо государственных органов, к профилактике семейно-бытового насилия предполагается привлечь и общественные и некоммерческие организации. Они смогут в том числе «оказывать правовую, социальную, психологическую и иную помощь лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию; содействовать примирению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, с нарушителем».

Накануне спикер СФ Валентина Матвиенко анонсировала широкую дискуссию по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, чтобы он стал «актом консолидации общества, а не причиной раздора». Она подчеркнула, что законопроект ни в коей мере не угрожает семейным ценностям, напротив — их разрушение происходит там, где превалирует бытовое и семейное насилие, где дети растут в недоброжелательной обстановке. По мнению спикера, проявления этого атавизма необходимо не просто пресечь, а изжить, сделать неприемлемым для общественного сознания. «Это только укрепит семью», — заявила она.

«В обществе идет активная дискуссия по законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Это свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме, которая мало кого оставляет равнодушным. Мы видим, что споры не утихают, целый ряд общественных организаций высказал пожелания ознакомиться с законопроектом», — прокомментировала публикацию текста документа вице-спикер СФ Галина Карелова. По ее словам, решено продлить обсуждение до 15 декабря 2019 года. Ранее планировалось подготовить его к внесению в Госдуму до 1 декабря.

Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта. В том числе — представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Спикер заверила, что все конструктивные предложения будут учтены.

http://rg.ru/2019/11/29/opublikovan-tekst-zakonoproekta-o-profilaktike-semejno-bytovogo-nasiliia.html

«Закон готов, чтобы его принимать». Адвокат Мари Давтян — о парламентских слушаниях по поводу закона о профилактике домашнего насилия

В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания по предупреждению домашнего насилия. Участники представили статистику по жертвам семейно-бытового насилия и обсудили готовящийся в Совете Федерации проект закона, который должен защитить пострадавших. Адвокат Мари Давтян рассказала «Таким делам» о содержании законопроекта и о том, как прошли слушания.

Мари Давтян

адвокат, руководительница Центра защиты пострадавших от домашнего насилия

«На слушаниях обсуждали свежую версию законопроекта. С 2016 года (когда в Госдуму был внесен законопроект о профилактике домашнего насилия. — Прим. ТД) произошло много изменений, в том числе декриминализация [побоев в семье]. Дорабатывал законопроект Совет по правам человека, потом его направили в Госдуму и Совет Федерации. Все работают вместе над единым текстом.

Законопроект не совсем такой, каким был в 2016 году, но концептуально это близкий текст. Он, наверное, еще будет освежаться с технической точки зрения, но мне кажется, мы должны хотя бы с этого начать. Главное — сохранить защитные меры, сохранить межведомственное взаимодействие и придать правовую рамку этому явлению.

Мне кажется, закон готов, чтобы его принимать . Новая система будет создана по факту, и эта система должна обкатываться, это [займет] немало времени. Долго сидим над одними и теми же вопросами, все спорят над определениями. Но два юриста — три мнения. По факту мы юридической казуистикой занимаемся, а мне кажется, что надо уже попробовать и, если что, вносить поправки, иначе будем спорить еще пять лет.

Парламентские слушания прошли хорошо. Выступили все, кто так или иначе занимается этой проблемой, у кого есть практический опыт. Выступило МВД — оно нас поддержало, и Минтруд говорил, что поддерживает.

Читайте так же:  Алименты обязательства родителей детей

Конечно, были и противники. Нельзя назвать [их выступления] конструктивными, потому что это были оскорбления, обвинения в работе на Госдеп и ФБР. Мы даже не стали спорить: это просто глупо, когда человек не говорит никаких аргументов, но говорит, что ты агент Госдепа. Мы были в шоке от того, как они вели себя в стенах Госдумы — кричали, перебивали, вели себя по-хамски.

Обратите внимание на последние исследования ФОМа, ВЦИОМа и “Левада-центра” — общественное мнение поддерживает закон. Но противники громко кричат и активны , в отличие от сторонников, которые занимаются нормальной работой, более полезной. Нужно, чтобы люди писали [президенту РФ и председателю Госдумы], даже две строчки: “Я поддерживаю принятие закона”. Это уже будет полезно».

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

  • 19:26 В Москве на время пандемии из интернатов и пансионатов для пожилых домой забрали 370 человек
  • 18:43 В России не осталось регионов без коронавируса
  • 18:07 Путин перенес парад Победы с 9 мая
  • 18:05 В Москве медработники коронавирусных стационаров смогут бесплатно ездить на такси и жить в отелях
  • 17:55 В США на круизных лайнерах заперты российские команды экипажа. У одной из сотрудниц заканчиваются лекарства
  • 17:38 Семья из Иркутской области, которую травили из-за коронавируса, оказалась здорова
  • 17:34 Фонд «Созидание» собрал 11 миллионов рублей на средства защиты и оборудование для российских врачей
  • 16:57 Правозащитники просят ФСИН проверить качество медпомощи заключенным с признаками ОРВИ в Вологодской области
  • 16:45 Опыт чемпионата мира по футболу и Олимпиады. Как можно было избежать столпотворения в московском метро?
  • 16:38 В военном училище в Тюмени коронавирусом заразились 15 человек
  • 16:02 «Яндекс» будет тестировать на коронавирус на дому
  • 15:29 Новый глава Архангельской области выступил против проекта мусорного полигона в Шиесе
  • 15:19 «Ъ»: цены на лекарства в России выросли на 10-15% из-за пандемии коронавируса
  • 14:15 Правительство РФ продлило срок сдачи отчетов для НКО
  • 14:07 Московские таксисты попросили освободить их от обязанности проверять пропуска у пассажиров
  • 14:00 Люди после инсульта — в зоне повышенного риска из-за коронавируса. Фонд ОРБИ о том, как просьб о помощи становится больше, а пожертвований — меньше
  • 13:57 Пять тысяч жителей Хабаровска посетили кладбища, несмотря на режим самоизоляции
  • 12:39 Фонд «Старость в радость» предупредил об угрозе массовых заражений COV >

Загрузить ещё

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 1 от 20.01.2020 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
ИНН: 9710001171
КПП: 770401001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ПАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://takiedela.ru/news/2019/10/21/davtyan-slushaniya/

Литература


  1. Фоменко, С.Е. Как уволить нерадивого сотрудника; М.: Бератор, 2013. — 160 c.

  2. Власова, Т.В. Теория государства и права / Т.В. Власова. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 226 c.

  3. Ивакина, Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов); М.: Юристъ, 2012. — 384 c.
  4. Отсутствует Теория государства и права / Отсутствует. — М.: АСТ, 2012. — 127 c.
  5. Султанова, А. Н. Организация юридической службы на предприятии / А.Н. Султанова. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2013. — 320 c.
Закон о домашнем насилии слушания
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here