Закон о домашнем насилии комментарии

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

[1]

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

Читайте так же:  Заключение о расторжении брака образец

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

Законопроект «О домашнем насилии». Взгляд юриста

Вчера увидела тьму взволнованных комментов по поводу законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Складывается впечатление, что сам законопроект никто не читал, а все друг другу пересказывают какие-то страшилки о том, почему он работать не будет, или наоборот, про то, как он будет работать слишком бодро и на его основании будут лишать собственности по оговору и даже детей из семьи изымать.

Вдруг кому интересно, сделаю краткий обзор законопроекта, не так он страшен, как его малюют. Но на мой профессиональный взгляд он категорически пока не применим на практике.

Сразу про основной аргумент волнующихся — закон не предусматривает ответственность за физическое насилие. А это и не нужно — все случаи физического насилия предусмотрены Уголовным кодексом, нет никакой нужды писать про то, как плохо ломать ноги или отрезать руки члену семьи, — это преступление в любом случае. Поэтому я в недоумении по поводу претензий юристов (!), что закон не предусматривает какую-то ответственность за насильственные деяния. То есть, причинить вред здоровью жены должно караться как-то иначе, чем такой же вред случайному прохожему? При этом данный закон (в теории) предусматривает комплекс мер по профилактике такого насилия и, главное, по обеспечению возможности жертве вырваться от правонарушителя и добиться своей безопасности и правосудия, в том числе, путем, предусмотренным уголовным законодательством.

Грубо говоря, если муж измывается над женой и детьми, этот закон предоставляет ей механизм защиты на период подачи соответствующего заявления, следствия и т.д. Но никакую дополнительную ответственность за физическое насилие в нем не предусмотреть, так как это всё уже урегулировано. просто жертвам очень тяжело без помощи закона и общества добиться привлечения к ответственности, — для этого и новый закон.

При этом я абсолютно согласна с тем, что побои нужно вывести из дел частного обвинения — тех, которые прекращают, когда жертва забирает заявление. И рассматривать их в рамках уголовного судопроизводства по всей строгости. Но для этого нужно вносить изменения в Уголовный кодекс, новый закон такой вопрос урегулировать не может, увы.

[3]

Из положительных нововведений.

— понятие семейного насилия включает не только привычное физическое, но также и психологическое, и даже экономическое (об этом ниже);

— при этом участниками таких отношений становятся не только супруги и дети, но также и люди с общим ребенком, бывшие супруги и свойственники, а также лица, ведущие совместное хозяйство. То есть, преследовать или оскорблять бывшую жену или тещу, например, также наказуемо согласно данному закону (законопроекту, но это длинно писать);

— вводится то, о чем так долго писали правозащитники, — защитное предписание, — документ, на основании которого определяют меры по защите пострадавшего лица. Да, этот тот самый «охранный ордер», который может запретить дебоширу контакт с жертвой;

— к наказуемым действиям отнесено и преследование, в том числе, включающее поиск пострадавшего, ведение телефонных переговоров угрожающего характера, посещение работы и места учебы и места проживания. Все эти действия запрещены при наличии защитного предписания;

— предусмотрено, что с согласия пострадавшего его могут отвезти в безопасное место или соответствующую организацию, оказывающую помощь в таких случаях. В том числе такая обязанность по перевозке возложена и на полицию;

— по просьбе пострадавшего в суд для защиты его прав может обратиться некоммерческая организация, которая занимается деятельностью в данной сфере. То есть, если жертва боится сама идти в суд, или она просто в шоке и полном непонимании ситуации, за нее иск подать может и фонд, оказывающий ей поддержку, приют, в котором она находится, и т.д.;

— теперь полиция может незамедлительно выдать защитное предписание на месяц, запрещающее продолжать насильственные действия в отношении жертвы (помним, что речь идет в том числе, и о психологическом насилии, и о дебоширстве, и о насилии материальном, а вовсе не об избиениях и пытках — для этого есть статьи в УК), соответственно, защита предоставляется сразу, а не только после обращения в суд и рассмотрения требования судьей;

— суд тоже может выдать свое защитное предписание — на срок не более двух лет. И вот уже этим предписанием дополнительно могут обязать нарушителя покинуть место совместного проживания с потерпевшим, даже если он собственник жилья (!); обязать вернуть вещи и документы пострадавшему, а также возложить на нарушителя обязанность оплачивать расходы пострадавшего по консультированию, пребыванию в гостинице, по найму жилого помещения (!);

— также при сохраняющейся угрозе насилия пострадавшему обязаны предоставить временное социальное жилье бесплатно.

Немного про экономическое насилие, а то люди уже решили, что дети побегут жаловаться, что у них телефоны за плохую учебу отбирают, и всё — зона, лишение родительских прав и т.д. Экономическое насилие — это или лишение человека предметов первой необходимости (жилья, пищи, одежды и т.д.), или действия, затрудняющие пользование общим имуществом или личным имуществом потерпевшего. То есть, отобрать у жены телефон, чтоб она не сидела в соцсетях, а борщи мужу варила, — нельзя. Отобрать купленный ребенку телефон можно, если он приобретен не на личные средства ребенка (а это все-таки редкость, и вообще — поди это докажи). Более того, никакими нормами не предусмотрено такой кары, как лишение родительских прав.

Теперь про минусы. И главный из них — пока не разработана система применения на практике многих норм закона и, что самое серьезное, не установлена ответственность за нарушение защитного предписания. В законе есть ссылка на то, что наказание за это следует согласно действующему законодательству. Но — такой нормы нет ни в Уголовном кодексе, ни в Кодексе об административных правонарушениях. И логично сразу с принятием закона вносить соответствующие поправки и в Уголовный кодекс (по мне так именно в Уголовный, никакая административка не повлияет на негодяев, а вот угроза реального срока за нарушение предписания на не маньяка должна подействовать. От маньяка, увы, не убережет ничего, но сколько маньяков, а сколько просто трусливых тиранов). Пока же такой нормы нет, то и работать на практике защитные предписания не будут.

Читайте так же:  Сколько стоит установление отцовства в загсе

Более того, вообще не понятен механизм привлечения к ответственности за домашнее насилие, помимо физического (см.выше, тут всё в Уголовном кодексе написано). Есть профилактические беседы и направление на прохождение специализированных психологических программ (наверное, это что-то типа «управления гневом» и т.д., но пока конкретики ноль). Наверное, логика в том, что если беседы бесполезны, то выдается защитное предписание и все просто начинают жить своей жизнью, но пока защитное предписание не работает, у нас бесполезный замкнутый круг.

Хватит страдать в тишине

Очень много «воды» по части применения закона на практике:

— должны быть созданы организации по оказанию помощи жертвам семейно-бытового насилия (в какие сроки, с каким функционалом, из какого бюджета они будут финансироваться?);

— предполагается разработка программ по подготовке сотрудников соответствующих организаций (а? что?? какие-такие программы, когда их разработают, для кого именно — органов опеки, новых каких-то органов, для полиции?);

— должна быть утверждена форма защитного предписания и акта профилактической беседы (основные требования к содержанию изложены в законопроекте). То есть, до создания формы, ее утверждения и опубликования ни полиция, ни суд не смогут выносить защитные предписания. Каковы сроки для разработки этих документов?

— обязанности полиции — это вообще песня. Нет, все очень красиво, но как в реальности-то выполнять? Формы акта и предписания нет, в какие организации для оказания помощи нужно везти жертв, как «обеспечить безопасность лица, сообщавшего о факте насилия» — это все непонятно? На самом деле, ясно, что нужно просто принять ряд законов и подзаконных актов, разработать соответствующие инструкции и методики, но. какой смысл в принятии закона без них? Вернее, хотелось бы понять сроки, в которые будут разработаны и утверждены все сопутствующие «инструменты».

И еще важный вопрос — кто за все это будет платить? Из какого бюджета изыскать средства, заложены ли подобные серьезные реформы в новый годовой бюджет? Какие центры помощи планируют открывать, когда, на какой базе?? Временное жилье — что это, из какого фонда, где будет расположено? В этом плане я вообще не вижу ни ответа в законе, ни реальной возможности быстро это всё применить в жизнь.

То есть, идея хороша, принципы, изложенные в законе, весьма неплохи, меры — важны и необходимы. Но хотелось бы понять, а заработает-то он когда?

Любовь не должна причинять боль

P.S. Уж простите за картинки на английском, я знаю, что многие жалуются, что читать много букв без перебивки тяжело, отсюда картинки по теме, просто найденные русскоязычные мне не понравились.

ДОПОЛНЕНИЕ! Очень любопытная картина вырисовывается. Заглянула я все-таки на сайт Совета Федераций, там реально размещен иной законопроект, чем тот, что есть в правовой системе Консультант. Причем такого законопроекта, какой есть на сайте, вообще нет больше нигде. И он реально представляет собой ужасно сокращенный вариант первоначального законопроекта. Вот тут каюсь, в голову не пришло, что может быть такая. ээээ. нууу. я даже не знаю, как это назвать. Потому что то, что есть на сайте это не законопроект. То, что зарегистрировано официально пока снято с обсуждения и вроде как больше не обсуждается, судя по той хрени на сайте. А шо, так можно было??

Пойду съем что-нибудь, у меня стресс ))

Обновлено 30/11/19 19:23:

ДОПОЛНЕНИЕ 2. В той записульке, что размещена на сайте Совета Федераций, в принципе, основные положения те же, кроме самого определения семейно-бытового насилия, из него как раз исключили составы, подпадающие под административку и уголовку. Что тупо невероятно, и крик правозащитников понятен. Полагаю, это вернут назад, но осадочек остался. Вообще очень неприятно, что таким странным и «грязным» путем обсуждают и якобы принимают столько нужный закон. Еще одна графа в список минусов.

«Тотальный ужас»: что не так с предлагаемым законом о домашнем насилии

Совет Федерации опубликовал на своем сайте проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Согласно документу, общественные организации, занимающиеся такой профилактикой, обяжут участвовать в примирении жертвы и агрессора. Кроме того, медиков, которые зафиксировали побои у жертвы домашнего насилия, заставят обращаться в полицию.

Сейчас сенаторы и депутаты ждут предложений в данный законопроект. Внести их можно до 15 декабря. Однако предложенную редакцию уже критикуют. Что не так с законопроектом, выясняла редакция ТВ2.

«Заигрывание с радикалами»

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения, когда такой проступок совершен впервые.

Видео (кликните для воспроизведения).

Создательница сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова опубликовала петицию на сайте change.org с просьбой принять закон о домашнем насилии. Ее подписали свыше 800 тысяч человек. В настоящее время Россия остается одной из последних стран бывшего СССР, где подобного закона нет.

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывали сразу три рабочих группы — в Совфеде, Госдуме и Совете по правам человека при президенте. Среди привлеченных экспертов-общественников были глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян и соосновательница сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Алена Попова.

Эта редакция не согласовывалась с нами, хотя я член рабочей группы при Совфеде РФ, — пишет Мари Давтян на своей странице в Фейсбуке. — Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективным. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно.

Ранее против принятия данного закона выступали различные радикальные православные группы. Например, общественное движение «Сорок сороков», созданное Андреем Кормухиным и Владимиром Носовым. Согласно сайту, в него входят «православные христиане» и все, кто «стремится защищать Отечество и традиционные духовно-нравственные ценности».

[2]

«Агрессивно, с помощью откровенной лжи и манипуляций они пытаются заставить народ и законодателей согласиться принять законопроект о профилактике «домашнего (семейно-бытового) насилия», — говорится в группе движения ВКонтакте. — За этим обманчивым и внешне привлекательным названием кроется инструмент разрушения семьи, отчуждения и отобрания наших детей, насаждения в нашем обществе антисемейных идей и захвата власти радикальным феминистским лобби. При этом лоббисты пытаются создать ложное впечатление о поддержке их идей народными массами, вводя в заблуждение законодателей и других представителей власти. Для этого используются методы и технологии, хорошо знакомые всем на примере «цветных революций» в зарубежных странах».

Читайте так же:  Форма заявления на развод в суд образец

Депутат Госдумы Оксана Пушкина, выступающая за принятие данного закона, попросила главу МВД проверить движение «Сорок сороков» из-за угроз авторам законопроекта о домашнем насилии. Оксана Пушкина считает, что в письме «содержатся высказывания, оправдывающие применение семейного насилия под видом сохранения псевдосемейных ценностей и по сути своей образующие действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды».

Я отлично понимаю, что за люди стоят за организацией всех этих митингов — среди них и ВИЧ-диссиденты, и антипрививочники, — говорит Оксана Пушкина в интервью «Медузе». — Есть и те, кто два года назад выступали против фильма «Матильда» под девизом «за традиционные ценности», цинично прикрываясь православием. Благодаря своему месту сегодняшней работы, журналистскому опыту и второму образованию по специальности «нацбезопасность» я вместе с коллегами из соответствующих структур смогла сопоставить некоторые факты и разглядеть в этом всем движении несколько протестных направлений, которые сплотились воедино. Теперь против законопроекта. Вывод: за всем этим движением стоят люди, у которых большие деньги, госконтракты и так далее, но нет статуса. За рубеж им ход закрыт санкциями. И метят они уже даже не только туда, где я сегодня работаю, но и выше. Поэтому все, что сейчас происходит, — это демонстрация их силы. «Сорок сороков» — это один из ингредиентов этого неперевариваемого блюда. Это, скажем так, силовой блок. Есть движения, фонды, общественные организации. Это не просто смутьяны. Повторю, на мой взгляд, это хорошо организованная, серьезно финансируемая структура.

Аргументы против принятия закона о домашнем насилии

Основным аргументом против принятия закона о домашнем насилии является наличие многочисленных недоработок в законопроекте. Названные выше спорные пункты о примирении и раздельном проживании жертвы с агрессором, нечеткие определения, другие недостатки делают принятие закона откровенно опасным. Если законопроект будет принят в том виде, в котором он рассматривается сейчас, то цели разработки закона не будут достигнуты. Поэтому многие правозащитники выступают против принятия закона о домашнем насилии.

«Я в тотальном ужасе»

Но возвращаемся к законопроекту. Глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян говорит, что в представленной редакции проект закона вообще теряет всякий смысл.

Начну с основы. Определение «семейно-бытового насилия» в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — объясняет Мари Давтян. — То есть этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет.

Закон о домашнем насилии

В конце ноября 2019 года был опубликован проект закона о домашнем насилии в его последней редакции. Текст законопроекта вызвал множество возмущений среди правозащитников. Так, описанные в законе виды насилия приобрели слишком расплывчатые определения. В связи с этим под психологическим насилием можно подразумевать любые меры, которые родители применяют к детям в процессе воспитания. По сути, эта часть закона заставила многих вспомнить об ужасах ювенальной юстиции и ее последствиях.

Не меньше вопросов и гневных комментариев вызвал пункт о примирении сторон. При разработке законопроекта его создатели осознано не включали этот пункт в проект закона. Более того, изначально закон предусматривал, что расследование дела о домашнем насилии будет продолжаться даже в случае примирения сторон. Таким образом создатели законопроекта планировали защитить тех, кто зависим от агрессоров или находится под влиянием угроз.

Также достаточно двусмысленным является пункт в котором обозначено, что обвиняемый в домашнем насилии обязан покинуть общую территорию проживания даже в том случае, если он является владельцем жилья. Этот пункт закона нарушает имущественные права обвиняемого и осложняет процесс примирения.

Но проект закона о домашнем насилии содержит не только двусмысленные или требующие доработки пункты. Так, одобрение правозащитников вызвал пункт, поясняющий понятие преследования. До этого в российском законодательстве защита от преследования не была предусмотрена.

В целом, закон о домашнем насилии направлен преимущественно на профилактику этого явления. Ожидается, что жесткие рамки нового закона заставят агрессоров сдерживаться. Кроме этого, данный закон обязывает сотрудников правоохранительных органов, медицинских учреждений и некоммерческих организаций принимать участие в судьбе жертв домашнего насилия и оказывать им посильную помощь.

Межведомственное взаимодействие

В мировой практике борьбы с домашним насилием нередко применяют подход «Coordinated Community Response». Согласно этому принципу, бороться с домашним насилием и помогать пострадавшим должны разные институты и органы власти: правоохранительные органы, суды, медицинские организации, некоммерческие организации, поддерживающие пострадавших, общество в целом. Чтобы помощь была всесторонней, участники процесса должны действовать сообща — например, сотрудники благотворительных организаций могут проводить тренинги для полицейских, а полиция, в свою очередь, направлять пострадавших в организации, где им могут оказать психологическую поддержку.

По мнению Мари Давтян, в российском законе также важно прописать механизмы межведомственного взаимодействия, учитывая все произошедшие за три года в стране перемены: «Важно, как будут взаимодействовать органы государственной власти — полиция, социальная служба, медики — как в частном случае, так и на федеральном уровне». Логично, что проект российского закона описывает функции и роль разных ведомств в борьбе с домашним насилием — от федеральных органов исполнительной власти в целом до сотрудников полиции. Если с насилием столкнулся, например, ребёнок, к процессу его защиты может подключиться комиссия по делам несовершеннолетних.

Убежища и шелтеры

Один из важных моментов защиты пострадавших от домашнего насилия — возможность оградить их от дальнейшего насилия, в том числе и предоставив место в специальном убежище или шелтере. По словам Мари Давтян, нынешнее законодательство предусматривает социальную помощь пострадавшим от домашнего насилия, но авторы законопроекта надеются проработать эту помощь более детально. «По факту сегодня регионы решают, сколько будет убежищ, где они будут находиться, какие услуги будут предоставлять. К примеру, в огромном регионе типа Бурятии может быть открыт один кризисный центр в Улан-Удэ, который все нужды региона покрывать не будет, — продолжает Давтян. — Виды оказываемых услуг и то, как потерпевшие будут их получать, тоже регулируют регионы. Сегодня регион может по факту не открывать профильные учреждения — это его добрая воля. Например, они могут предоставлять услуги шелтера в местах для лиц без определённого места жительства, во временных ночлежках. Дело не только в том, где спрятаться и переночевать, — в кризисном центре должна проводиться большая работа с потерпевшими: реабилитация, социальные, медицинские, юридические услуги».

Читайте так же:  Федеральный сертификат на материнский капитал

Кроме того, многое в уже существующей системе работает не на помощь пострадавшим. «Например, сегодня, чтобы бесплатно получить социальную помощь, нужно быть признанным малоимущим, нуждающимся в этой социальной помощи и не иметь возможности её оплачивать, — говорит адвокат. — При этом когда считают категорию малоимущих, учитывают доходы всех членов семьи, включая агрессора. В 2016 году мы подробно прописывали, что нужно не считать доходы агрессора, а в экстренных случаях, когда необходимо обеспечить шелтер, вообще не трогать доходы потерпевших».

Ещё один важный аспект, по оценке Мари Давтян, возможность предоставлять пострадавшим бесплатное убежище вне зависимости от места регистрации. То, что для попадания в кризисный центр требуется местная регистрация, может сильно мешать потерпевшим — особенно тем, кто скрываются от агрессора и переезжают.

Профилактическая беседа

Ещё одна форма воздействия, существующая не только в рамках закона о домашнем насилии, но которую можно использовать и в отношении агрессоров, — профилактическая беседа. Предполагается, что сотрудник полиции выявит условия, в которых происходит насилие, и расскажет нарушителю о его «моральной и правовой ответственности» и последствиях насильственных действий.

Определение домашнего насилия

Мировые законы о домашнем насилии разнятся: в одних странах меры отвечают более современным стандартам, в других закон имеет скорее «декоративный» характер. Тем не менее объединяет их общая задача: подчеркнуть, что домашнее насилие — отдельная проблема и бороться с ней нужно целенаправленно и специальными мерами. Важная функция такого закона — дать насилию определение. Российский законопроект вводит в законодательство само понятие домашнего насилия.

Нынешняя рабочая версия закона предлагает считать насилием умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких — предполагается, что действия наносят урон жизни, здоровью и/или имуществу пострадавших. При этом под близкими людьми подразумеваются не только супруги, но и родители, дети, братья и сёстры, бабушки и дедушки, а также те, кого связывает общее хозяйство. Все эти нюансы очень важны: хотя с домашним насилием чаще сталкиваются женщины, оно не ограничивается только этой ситуацией. Пострадать от насилия может и другой близкий человек, и даже человек, отношения которого с агрессором уже закончились — например, если женщину после расставания преследует бывший партнёр. Кроме того, закон подразумевает и более конкретные описания разных видов насилия — не только физического, но и психологического, сексуального и экономического.

При этом дать само определение не так просто. По словам соавтора проекта, адвоката Мари Давтян, одно из важных обсуждений сейчас касается как раз определения насилия, его видов и самой формулировки — например, называть ли его «домашним» или «семейно-бытовым».

Эксперты считают, что многие пострадавшие от чужой агрессии могут наконец решиться обратиться за помощью. «Формальное определение нужно и людям, и правоприменителям, — считает адвокат Алексей Паршин. — Каждый понимает домашнее насилие как хочет».

Принудительные психологические программы

Психологические программы, которые в обязательном порядке принуждают пройти абьюзера, уже существующая в мире практика. Отдельные инициативы есть и в России — правда, пока они являются добровольными. Закон о домашнем насилии подразумевает их как одну из методик дальнейшей профилактики — они должны выявить, почему человек прибегает к насилию, и помочь ему избавиться от старых моделей поведения.

Социальная реабилитация пострадавших

Логично, что закон, направленный против домашнего насилия, подразумевает и меры поддержки пострадавших. Это социальная реабилитация и самая разная поддержка, которая может понадобиться в процессе: юридическая, медицинская, психологическая и так далее.

Аргументы за принятие закона о домашнем насилии

Принять закон о домашнем насилии нужно обязательно. Чтобы оценить его необходимость, достаточно обратиться к зарубежной практике. Так, например, в США жертвы домашнего насилия имеют право на государственную поддержку, выплату компенсаций со стороны агрессора, защиту от преследования и угроз. В судебной практике США случаи домашнего насилия рассматриваются так же серьезно, как и другие преступления.

В европейских странах защита от домашнего насилия обеспечивается за счет нескольких законодательных актов. Так, права детей обеспечиваются за счет ювенальной юстиции. А взаимоотношения между супругами регулируются другими законами.

Преимуществом российского законопроекта о домашнем насилии является то, что в нем есть пункт об участии сторонних граждан. Это значит, что о случаях насилия могут сообщать не только жертвы, но и случайные свидетели: соседи, знакомые, сотрудники.

Без принятия закона о домашнем насилии шанс того, что аналогичные делу сестер Хачатурян, случаи повторятся, очень велик. Поэтому данный законопроект был разработан и находится в стадии рассмотрения.

Охранные ордера

Наказание для агрессора (например, в случае побоев или изнасилования) не обязательно защищает пострадавших от новых актов насилия. Если приговор не подразумевает лишения свободы, нападавший может продолжать контактировать с пострадавшим человеком — например, вернуться в общий дом, угрожать или преследовать.

Для защиты пострадавших в такой ситуации закон предлагает защитные предписания, или охранные ордера. Это документ, запрещающий агрессору приближаться к пострадавшему человеку на определённое расстояние, преследовать его или её, а в ряде случаев ещё и обязывающий агрессора покинуть совместное жильё. Планируется ввести два типа охранных ордеров. Первый — защитное предписание, которое выдаётся полицией. Оно запрещает агрессору приближаться к пострадавшему человеку и выяснять его местоположение.

Второй тип ордера — судебное защитное предписание, которое выдаётся в судебном порядке. Оно может означать более широкие меры, чем простое защитное предписание: например, агрессора могут обязать покинуть совместное жильё или передать пострадавшему человеку личные вещи, которые находятся у него, пройти психологическую программу.

По словам Мари Давтян, в новом законопроекте произошли небольшие изменения вокруг защитных предписаний. Они обсуждаются до сих пор — одним из больших вопросов остаётся то, будут ли они предусматривать выселение и как это будет реализовано.

При этом эксперты отмечают, что запрет на приближение также может быть экономически выгоднее государству: пострадавшей не нужно обращаться в кризисный центр, она может спокойно заняться решением бытовых вопросов. «Когда мы говорим о домашнем насилии в классических ситуациях, например о насилии супругов, очень часто речь идёт о жилье, находящемся в совместной собственности, — говорит Мари Давтян. — Женщины с детьми вынуждены сбегать в кризисный центр, искать ресурсы, чтобы снимать квартиру. Агрессор занимает в том числе и её жилое помещение и прекрасно себя чувствует. Никто не лишает человека имущества — позже никто не мешает разделить его в гражданском порядке». К тому же нередко речь идёт и о ситуациях, когда у агрессора есть другое жильё — например, другая квартира, которую сдают в аренду, или регистрация по другому адресу.

Читайте так же:  Обязан ли ребенок платить алименты отцу

В других странах подобные вопросы могут решаться по-разному — например, в Великобритании вопрос, кто из партнёров остаётся жить в семейном доме, определяет судебное предписание.

Зачем нужен закон о домашнем насилии?

Необходимость разработки закона о домашнем насилии была выявлена после скандального дела сестер Хачатурян. В материалах дела было указано, что три девушки убили своего отца после нескольких лет издевательств, побоев и сексуального насилия с его стороны. При этом несовершенство российского законодательства позволило главе семейства безнаказанно издеваться над всеми членами семьи на протяжении более двух десятков лет.

Кроме громкого дела сестер Хачатурян в течение последних нескольких лет были и другие прецеденты, указывающие на необходимость принятия нового закона о домашнем насилии. Катализатором событий стала отмена уголовного наказания за побои в семье, принятая Государственной Думой в 2017 году. Это изменение статьи 116 УК РФ привело к тому, что уровень домашнего насилия в России вырос в несколько раз. Ощущая собственную безнаказанность, домашние агрессоры наносили побои членам семьи.

Кроме защиты от побоев, закон о домашнем насилии защищает от психологического, материального и сексуального насилия в семье, а также преследования жертв насилия. Этот закон нужен для того, чтобы предупредить насилие по отношению к детям, супругам и родителям в семье, обеспечить психологическую помощь жертвам насилия, оградить их от влияния агрессоров.

Помощь адвоката жертвам насилия

Чаще всего единственный способ для жертвы насилия добиться справедливости – обратиться за помощью к адвокату. Дело в том, что на данный момент отношение правоохранительных органов к жертвам домашнего насилия достаточно равнодушное. Так как расследование дел заканчивается после примирения сторон, сотрудники МВД стремятся уговорить жертв забрать заявление. Такое бездействие со стороны правоохранительных органов часто приводит к печальным последствиям для жертвы. Достаточно вспомнить дело Маргариты Грачевой, которой после «примирения» муж отрубил руки.

Судебная практика показывает, что даже в случае нанесения телесных повреждений средней тяжести жертвам домашнего насилия, нанесшим их агрессорам угрожает только административный штраф или условное ограничение свободы. При этом меры самообороны часто наказываются лишением свободы.

Помощь нашего адвоката жертвам насилия необходима для того, чтобы отстоять свои права и получить защиту от действий агрессора.

ЖизньЧто будет и чего
не будет в новом законе
о домашнем насилии

Шелтеры, беседы и охранные ордера

В России до сих пор нет отдельного закона

о домашнем насилии — хотя, по данным ООН, похожие законы приняты по крайней мере в ста сорока четырёх странах. За последние двадцать лет соответствующие законопроекты составлялись десятки раз, но пройти чтения в Госдуме им не удавалось. Самый известный законопроект о домашнем насилии последнего времени был внесён в Госдуму три года назад, в 2016 году, однако он не прошёл первое чтение.

К работе над нынешним законопроектом присоединилась депутат Государственной думы, заместитель председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Законопроектом занимаются члены трёх рабочих групп: Госдумы, Совета Федерации и Совета по правам человека при президенте РФ, — под руководством вице-спикера Галины Кареловой.

Валентина Матвиенко отметила, что Совет Федерации рассчитывает подготовить проекты нормативно-правовых актов по борьбе с домашним насилием к началу декабря. Представители Минтруда и МВД должны дать свои комментарии до 1 ноября. Предполагается, что после парламентских слушаний в Госдуме документ обсудят на площадке Совета Федерации, а затем итоговый текст, с учётом всех предложений, внесут в Госдуму.

Мы решили разобраться, как должен работать новый закон о насилии — и как он будет защищать пострадавших.

Профилактический учёт и надзор

Законы о домашнем насилии не обязательно подразумевают отдельные наказания для агрессора. Ответственность для него может наступать по другим статьям, например за нанесение телесных повреждений. При этом законы, в том числе и российский, подразумевают меры, которые должны служить профилактикой — остановить агрессора от того, чтобы он в будущем вновь прибегал к насилию или действовал ещё более жестоко.

Авторы закона предлагают выявлять факторы, причины и условия, способствующие домашнему насилию. При этом в качестве мер профилактики могут использоваться методы, которые уже есть в нынешнем законодательстве, например постановка на учёт. Кроме того, за правонарушителем могут вести профилактический надзор (он также уже есть в системе профилактики правонарушений) — предполагается, что органы внутренних дел будут следить за агрессором и за тем, чтобы он соблюдал все наложенные на него ограничения.

Публичное и частно-публичное обвинение

Видео (кликните для воспроизведения).

Ещё одна важная задача нового российского законопроекта о домашнем насилии — добиться того, чтобы перевести соответствующие дела о домашнем насилии в категорию публичного и частно-публичного обвинения из частного обвинения (так сегодня, например, обстоят дела со статьёй 116 УК РФ, касающейся повторных случаев побоев). В этом случае потерпевшим не придётся самостоятельно доказывать вину агрессора — от них требуется лишь написать заявление, а обвинением займётся государство. При этом рассказать о произошедшем насилии правоохранительным органам могут не только те, кто непосредственно от него пострадали, но и любой человек, ставший свидетелем насилия или узнавший о нём.

Источники

Литература


  1. Общая теория государства и права. Учебное пособие. — М.: Книжный дом, 2006. — 320 c.

  2. Котенев А. А., Лекарев С. В. Современный энциклопедический словарь по безопасности. Секьюрити; Ягуар — М., 2013. — 504 c.

  3. Яблочков, Т. Гражданская ответственность дуэлянтов / Т. Яблочков. — М.: Типо-лiтография Т-ва Владимиръ Чичеринъ в Москве, 2018. — 686 c.
  4. Скрынник, А. М. Правоведение / А.М. Скрынник. — М.: Мини Тайп, 2013. — 352 c.
  5. Панов, А.Б. Административная ответственность юридических лиц. Монография / А.Б. Панов. — М.: Норма, 2016. — 651 c.
Закон о домашнем насилии комментарии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here