Ювенальная юстиция в россии реальные истории

Ювенальная Юстиция в действии! Или что происходит в наших школах…

Родители, бабушки, дедушки, все неравнодушные люди! Щупальцы ювенальной юстиции все-таки добрались до наших детей. Сейчас, когда на законодательном уровне ювенальные нововведения тормозятся благодаря активной позиции родительской общественности и принципиальности отдельных депутатов, в СМИ, школах и на улице ювенальная пропаганда достигла масштаба информационной войны. Войны за души наших детей. Пора действовать.

СМИ, формально независимые, но реально дружно выполняющие ювенальный заказ, уже около года цинично муссируют «высосанную из пальца» тему насилия и жестокости в семье. Проблема наркомании, от которой по официальным данным гибнет не менее 100 тысяч молодых людей в год, выглядит на голубых экранах по сравнению с этим ничтожной. Какой-нибудь случай реальной жестокости, каких один на миллион, мусолят с упоением мазохиста. И всем родителям налепляют ярлык потенциального преступника и садиста. Очень хорошо об этом сказала И.Я. Медведева. Когда она еще много лет назад в Германии посмотрела ювенальную инсценировку, про отца педофила, предназначенную для детей (!), то каждый встречный немец казался ей маньяком. Еще большее воздействие эта чудовищная пропаганда оказывает на детскую психику: смотря эту мерзость дети невольно, может быть подсознательно примеряют все на своих родителей… Любому профессиональному психологу и психиатру ясно, что эта тема – для профессионалов, которые должны бороться с этими редкими вопиющими явлениями.

Мы уже привыкли к вседозволенности и разнузданности СМИ, особенно таких каналов как СТС и ТНТ, которые не только напрямую развращают наших детей вульгарщиной, пошлостью и жестокостью, но и профессионально формируют на глубинном уровне цинизм и нравственный релятивизм, гедонизм и самовлюбленность, культивируют весь спектр низменных страстей. Однако ювенальный беспредел в СМИ перешел все границы. В Тюменский городской родительский комитет (ТГРК) за помощью обращаются родители, пришедшие в ужас от того, что стало происходить на канале «Домашний». Там разыгрываются суды, учиненные детьми над родителями, показывается, как добрейшие омбудсмены изымают у гнусных родителей замученных чад, и как здорово жить в детдоме. При этом главный российский омбудсмен г-н Астахов с убежденностью и решимостью фюрера заявляет, что мол большинство детей у нас в стране живут в ненадлежащих условиях, и мы этим займемся… Что, и дальше будем молчать и сидеть сложа руки.

В школах ювенальная кампания также разворачивается «во всю». На родительских собраниях нагнетается истерия по поводу жестокости в семье, родителям предлагают «стучать» друг на друга. Это делают сами детские омбудсмены (уполномоченные по правам ребенка) или по их требованию могут делать учителя. В 92-ую школу г. Тюмени на общешкольное родительское собрание пришли уполномоченная по правам ребенка в Тюменской области Калюжная Г.Д. и директор департамента образования города Креков П.В. Они демонстрировали американский фильм про чудовищное насилие в семье. Когда же удивленные родители поинтересовались, зачем это им показывают, последовал вежливый ответ, что де, к Вам это конечно не относится, но может быть Ваши соседи… сообщайте, если что услышите… вот телефон.

Фактически создается система повального доносительства, что мы уже проходили. Для того чтобы к Вам нагрянула СЭР (служба экстренного реагирования) достаточно анонимного звонка соседа-недоброжелателя. Уже сейчас этим пользуются безответственные шантажисты, а семейные и соседские разборки заканчиваются угрозами позвонить в опеку… Поводом для изъятия ребенка из семьи потом может послужить что угодно: от отсутствия некоторых продуктов в холодильнике до случайного ушиба ребенка. Совсем необязательно, чтобы подтвердились слова доносчика – если к Вам приехали, то так просто в покое не оставят. Как показывает печальная практика последнего времени принцип презумпции невиновности полностью игнорируется органами опеки и попечительства.

Пока в Тюмени фильмы про родителей-садистов показывают самим родителям, но, судя по франко-германскому сценарию, разворачивающемуся в России вопреки клятвенным заверениям омбудсменов, скоро дойдут и до детей. Не удивляйтесь, если Ваш сын или дочь, придя домой после школы, будут с болью и глубинным ужасом подозрительно к Вам приглядываться.

Далее, в школах втайне от родителей на уроках и классных часах детей заставляют заполнять анкеты, в которых содержатся вопросы о том, как наказывают детей родители, что запрещают, чем кормят, сколько дают денег, ругаются или нет, какая в доме обстановка и т.д. Таким образом на Вас собирают досье, которое в любой момент может быть использовано против Вас и Ваших детей. Это является грубейшим нарушением Конституции и других законов России, защищающих неприкосновенность внутренней жизни семьи.

Наконец, детей провоцируют доносить на родителей, всячески рекламируя детский телефон доверия. Вот такие безобразные плакаты появляются в наших школах:

Само ощущение возможности наказать, а то и «посадить» отца и мать нравственно калечит ребенка. Жаловаться предлагают даже в том случае, когда родился младший братик… Дальше, по факту нелепого звонка семья попадает на крючок, а уж потом найдут за что изъять, и того и другого… Обратите внимание также на то, как отталкивающе показаны здесь родители: нашим детям пытаются навязать отвращение к нам. «Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», распространяющий эту мерзость с помощью омбудсменов работает по западным методикам под покровом наших чиновников.

По западной кальке.

Кому и зачем это нужно

На сегодняшний день в России создана изощренная циничная и профессиональная инфраструктура растления детей и молодежи (культ секса, насилия и вседозволенности в СМИ, игорные заведения, стриптиз, ночные клубы, притоны, компьютерные игровые салоны и многое другое). Ювенальная юстиция создается для того, чтобы не позволить родителям вытащить ребенка из этой трясины – вытащить любовью, которая проявляется в убеждении, запретах и наказаниях; чтобы и дальше грязные дельцы набивали себе карманы на растлении наших детей.

Насаждение толерантности ведет к легализации однополых «браков» гомосексуалистов и лесбиянок. Им тоже хочется «воспитывать» детишек. Где их им взять? Только в США в однополых «семьях» по официальным данным «воспитываются» не менее 300 тысяч (!) детей. По данным МВД только в 2008 году в России зарегистрировано 69 новых организаций, занимающихся усыновлением детей за границу. Ребёнок требуется здоровый и, по возможности, славянской внешности. Кроме удовлетворения запросов извращенцев, в мире процветает вывоз детей педофилами и порнодельцами, и просто – «на запчасти».

Если создать такие условия, что донести по той или иной причине можно будет на каждого, а уж подоспевшие «уполномоченные» найдут за что изъять, то каждый, имеющий ребенка, будет «на крючке». Более глубинные цели – тотальный контроль государства над семьей, в т.ч. в сфере воспитания, принудительное формирование мировоззрения личности. Традиционный семейный уклад, уничтожаемый ювенальной юстицией, позволяет воспитывать сильную, свободную, духовно и психологически здоровую личность, которую не так просто «загнать в стойло». Тоталитарному обществу нужны не сильные личности, а винтики.

Геноцид семьи приведет к еще большему спаду рождаемости. Будет происходить «демографическая зачистка» территории столь богатой недрами. Кстати, лоббисты «ювеналки», также активно проталкивают новую вакцину против рака шейки матки (гардасил), которая по данным многих независимых профессиональных исследований, а также по опыту ее применения вызывает бесплодие и многочисленные серьезные дисфункции. При этом предпринимаются попытки запретить родителям отказываться от прививок детям под угрозой лишения родительских прав. Наплыв мигрантов в условиях вымирающего населения вызовет социальную напряженность. Далее – спровоцированный по известным технологиям взрыв межнациональных конфликтов… Не трудно догадаться, кому выгодно еще большее ослабление России. Кто платит, тот и заказывает музыку.

Читайте так же:  Уголовные дела в сфере семейно бытовых отношений

Что мы можем сделать для защиты наших семей

Проблемы, которые многим до сих пор кажутся далекими или «надуманными», на самом деле как никогда остры и актуальны. Беда может коснуться каждого: бедных, и богатых, верующих и неверующих, многодетных и однодетных. Беда стучится в наш дом, хочет захватить нас поодиночке. Но вместе нас не одолеть.

Первое. Распространяйте правдивую информацию.

Второе. Участвуйте в пикетах и митингах против ювенальной юстиции.

Третье. Пишите письма властям.

Президент РФ Медведев Д.А. 103132 г. Москва, ул. Ильинка д.23. http://letters.kremlin.ru/ E-mail: [email protected]

Председатель Правительства РФ Путин В.В. 103227 г.Москва, Краснопресненская наб.,2, стр.2. government.ru/online/

Председатель Госдумы РФ Грызлов Борис Вячеславович 103265, Москва, ул. Охотный ряд, 1. www.duma.gov.ru/letter_pr.html E-mail: http://mailto:[email protected]/

Четвертое. Не молчите, когда ваших детей вопреки закону заставляют заполнять безобразные ювенальные анкеты или провоцируют доносить на родителей (детский телефон). Или когда Вам самим предлагают доносить на других. Возмущайтесь на родительских собраниях, разъясняйте ситуацию другим родителям, вместе идите к директору. Выясняйте, на каких основаниях это происходит. Иски, поданные родителями и составленные профессиональными юристами, отрезвят зарвавшихся «ювеналов». Время терять нельзя. Если до Вашей школы еще не успела дойти пропаганда ювенальной юстиции, лучше заранее подготовиться к этому, распространяя информацию и находя единомышленников. На каждом родительском собрании ювенальная пропаганда должна встретить отпор, хотя бы в лице нескольких активных родителей, разоблачающих то, что «шито белыми нитками». Вас услышат очень многие, все, кто еще не превратился в «телезомби».

Пятое. Обращайтесь за помощью и подключайтесь к работе родительских организаций. Благодаря усилиям православных, общественных и родительских организаций удалось остановить введение с сентября 2010г. в систему образования ювенального досье (паспорта здоровья школьника), заблокирован параноидальный Форсайт-проект «Детство-2030», отменяются «гей-парады» – марши извращенцев, формируется общественное мнение, чиновники и депутаты начинают понимать закамуфлированные угрозы западных нововведений. Еще раньше, в конце 90-х удалось предотвратить массовое внедрение в систему образования «сексуального просвещения», т.е. развращения детей за школьной партой. Напомню, что это «достижение мировой цивилизации» лоббировалось тогда почти также активно как сегодня ювенальная система.

Пора действовать. Ювеналы боятся массового сопротивления «снизу», т.е. от простых людей, уповая на то, что мы уже достаточно развращены и оболванены телешоу и телесериалами. Не будем отчаиваться, но вспомним слова Александра Невского перед битвой с западными полчищами, которые и тогда несли нам «достижения цивилизации», выжигая наши города: «Нас мало, а враг силен, но не в силе Бог, а в Правде.»

Константин Александрович Шестаков,кандидат социологических наук, председатель Тюменского областного регионального отделения Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей», заместитель председателя ТГРК по информационной политике

http://www.baby.ru/blogs/post/23882003-2209383/

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

[2]

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Читайте так же:  Раздел лицевого счета по оплате квартиры

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

http://tsargrad.tv/articles/sistema-juvenalnoj-justicii-v-rossii-est-i-dejstvuet_66152

Ювенальная юстиция: Смертельный приговор детям, которых забирают из семей

Чиновники так рьяно взялись за черное дело, что не все это могут пережить

Тринадцатилетний Роман С. (имя изменено) из Каменска-Шахтинского, что в Ростовской области, уже никогда не станет взрослым, не увидит весну и лето. Его жизненный путь оборвала самая страшная трагедия, которая только может быть — подросток сам наложил на себя руки. А произошло это в больнице, где мальчик проходил обследование — органы опеки и попечительства, изъявшие его из семьи, собирались поместить Романа в социально-реабилитационный центр. ЧП произошло в Каменске-Шахтинском еще 2 марта, но лишь сейчас о нем сообщили прессе. Сейчас дело взял под личный контроль руководитель Следственного комитета. Возбуждено уголовное дело против инспектора по делам несовершеннолетних, который и принял решение изымать

Детей забирают из притонов, но они бегут обратно

О пресловутой «ювенальной юстиции» в России пишут и говорят очень много. На самом деле, никакой ювенальной юстиции в стране нет, а есть карательная деятельность органов опеки и попечительства по «отобранию детей». Этим неприглядным термином законодательство называет процедуру изъятия несовершеннолетних из семей в тех случаях, если их жизни и здоровью угрожает опасность.

Очень часто изъятие из семей является единственным способом вернуть ребенку нормальную жизнь, пусть и без мамы и папы. И речь не только и не столько о материальных аспектах, но и о том, что во многих семьях дети действительно подвергаются издевательствам, избиениям, становятся постоянными наблюдателями самых диких пьянок и оргий родителей.

«Красный директор» — это не только памятник Сталину у проходной

Ариадна Степанян работает в социально-реабилитационном центре три года. За это время она насмотрелась на несчастных детей и их неадекватных родителей. Педагог никогда не забудет горькие глаза семилетнего мальчика, которого забирали в приют. Согласие подписали родители — люди пьющие, которым не было до мальчишки никакого дела. Таких историй полно в любом социально-реабилитационном центре. Дети, не нужные собственным родителям — а нужны ли они самим себе?

Самое удивительное, что многие дети из неблагополучных семей, тем не менее, отнюдь не хотят находиться в приюте, где с ними занимаются педагоги, дают вполне сносное питание, проводят культурно-досуговые мероприятия. Дети рвутся на волю и сбегают — к мамам и папам, в привычную прокуренную атмосферу «малосемеек» и разваливающихся домиков, трущоб и депрессивных рабочих поселков.

Но иногда случается и самое непоправимое. Как в Каменске-Шахтинском. Тело 13-летнего Ромы с признаками суицида, как сообщила помощник руководителя следственного управления по взаимодействию со СМИ СУ СК РФ по Ростовской области Галина Гагалаева, было найдено на территории больницы.

Несчастного мальчика похоронят, в прокуратуре и органах опеки напишут заявления и объяснения, а проблема — останется. Самое страшное, что иногда детей забирают у нормальных родителей. А это уже «разбойный разор семьи», как назвал происходящее писатель Сергей Шаргунов. Кстати, и в случае с несчастным мальчиком говорят, что воспитывала его родная тетя — нормальная женщина, но его все равно решили забрать из семьи.

Право на изъятие декларирует Семейный кодекс

О том, как регулируется изъятие детей из семей в современной России, «Свободной прессе» рассказал известный адвокат Тамерлан Барзиев.

СП: — Тамерлан, какими законодательными актами регулируется процедура изъятия детей органами опеки?

— Прежде всего, изъятие детей регулируется Семейным кодексом РФ. Там есть специальная статья 77 — «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью». Собственно, под нее и подводят все многочисленные случаи изъятия детей из неблагополучного семейного окружения. Может быть, угрозу жизни доказать и сложно, но с угрозой здоровью все гораздо проще — недостаточный уровень питания, плохое качество продуктов, отсутствие отопления зимой, курение родителей в квартире — вот уже вполне внушительный перечень оснований для того, чтобы задуматься о применении процедуры изъятия.

Но взамен подарят кое-кому возможность разжиться очередным коттеджиком в заповеднике

СП: — Как проходит процедура изъятия, может ли опека провести ее без согласия родителей?

— Эта процедура также довольно четко регламентирована в российском семейном законодательстве. Процедура немедленного отобрания ребенка, а именно так называется изъятие в нормативном документе, возлагается на орган опеки и попечительства, который выполняет соответствующий акт органа исполнительной власти субъекта РФ или главы муниципального образования. Когда органы опеки и попечительства изымают ребенка, они обязаны немедленно уведомить об этом прокуратуру, а также в течение 7 дней после акта об отобрании обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав родителей отобранного ребенка. Сейчас широко практикуется временное изъятие детей в социально-реабилитационные центры, в которых ребенок содержится несколько месяцев, а затем либо возвращается в семью, либо отправляется дальше — в детский дом.

СП: — К сожалению, иногда с детьми, изъятыми из семей, происходят неприятные истории и даже настоящие трагедии. Кто отвечает за детей? Кто в данном случае может понести наказание за жизнь ребенка?

— Если несчастье происходит на территории социально-реабилитационного центра, то отвечают, соответственно, его сотрудники. Кто именно — устанавливает следствие. Это может быть и руководство центра (чаще всего, оно отвечает в любом случае), и дежурные воспитатели или их помощники. Если трагедия происходит в медицинском учреждении, то здесь сложнее, но, опять же, все зависит от конкретики. Также сложно говорить и о том, какую ответственность могут понести виновные — ведь, если речь идет об уголовной ответственности, то статьи УК РФ могут варьировать от статьи 293 «Халатность» до статьи 110 «Доведение до самоубийства». Но вряд ли эти статьи применимы в той ситуации, о которой мы сегодня говорим.

http://svpressa.ru/society/article/195587/

Ювенальная юстиция в россии реальные истории

О предоставлении адвоката на стороне родителей по делам о родительских правах

Видео (кликните для воспроизведения).

Для того, чтобы оценить весь масштаб проблемы от отобрания детей до возвращения их в семью, необходимо понимать настоящую причину отобрания. Выявив ее, мы поймем, почему одной из самых повсеместно распространенных является именно бедность.

При анализе ситуаций, в которых органы опеки и попечительства прибегают к отобраниям детей с последующим лишением либо ограничением родительских прав, можно увидеть, что источник проблемы кроется в самом построении системы профилактики, целью которой, на наш взгляд, является не сохранение основного приоритетного права ребенка жить и воспитываться в родной семье, а искусственное повышение количества социальных сирот.

При существующей системе всё, перечисленное умышленно размытыми в статьях закона терминами, такими, например, как «ненадлежащее исполнение родительских обязанностей», становится ПОВОДОМ. Тогда как ПРИЧИНА – это задача увеличения платного родительства, а в конечном итоге – увеличение определенных статей расходов, сохранение раздутых штатов социальных работников, органов опеки и попечительства. А также поддержка различных НКО, существующих на государственные гранты, получаемые на финансирование деятельности по сопровождению детей, лишенных кровной семьи.

Читайте так же:  Квартира на несовершеннолетнем ребенке родители в разводе

При объективном рассмотрении ситуации в семье, мы видим, что все перечисленное не может вменяться в вину родителям, так как это СЛЕДСТВИЕ социального положения большинства граждан Российской Федерации из-за отсутствия рабочих мест, крайне низких заработных плат, нарушений трудового законодательства и просто издевательских по сумме детских пособий.

Все это относится к социальной ответственности государства и не должно вменяться в вину родителям.

Органы опеки и попечительства не утруждают себя выяснениями причин бедности, это даже не предусматривается их регламентами (см. Приказ Министерства образования № 334). А основная причина бедности – это отсутствие работы и нищенские зарплаты. То, что органы местного самоуправления не в состоянии обеспечить людей рабочими местами, вменяется в вину родителям! Зато за счет горя и страданий простых граждан идет освоение бюджета. Ведь один изъятый из семьи ребенок «сосет» сразу ТРИ статьи бюджета:

1) диспансеризация и дальнейшая передача в реабилитационный центр (ОМС);

2) услуги, связанные с воспитанием, если школьники – то плюс затраты по линии Минобра;

3) социальные услуги.

И это не считая средств, выделяемых НКО!

При отобрании ребенка, лишения или ограничения матери в родительских правах, решается, по моему убеждению, основная задача – освоение бюджетных денежных средств. При увеличении числа социальных сирот обеспечивается увеличение занятости бюджетников.

Да, чиновников в какой-то степени можно понять. Им точно так же, как и всем вокруг, без работы грозит нищета. А чем заняться? Киоски поставлены, супермаркеты тоже, бутики тоже, ларьки на каждом перекрестке. Что-то производить, никакой кредит не отобьешь, да и не выгодно конкурировать с китайским ширпотребом. И что остается? А их прямо в нос и тыкнули: вот целая ниша неосвоенная, работы непочатый край для людей необремененных лишними комплексами.

Именно отобранные дети частично решают для взрослых тетенек и дяденек проблему безработицы. Но не слишком ли это цинично. «кормить» муниципальных служащих, оплачивая их работу слезами детей и страданиями родителей?

Нельзя, манипулируя требованиями закона, злоупотреблять правом.

Нельзя превращать букву закона в оружие против семьи и традиционных ценностей.

Почему я говорю о бедности, не как о ПРИЧИНЕ, а как о ПОВОДЕ для отобрания детей? Причем поводе, созданном самим государством? Потому что именно по поводу бедности в семье можно составить нужные акты практически на 90% россиян. Особенно на тех, кто живет на периферии и находится по большей части за чертой бедности. Даже по официальной статистике это 20 млн человек!

БЕДНЫЕ, НИЩИЕ СЕМЬИ СТАНОВЯТСЯ ЛЕГКОЙ ДОБЫЧЕЙ ДЛЯ ОРГАНОВ ОПЕКИ.

Поэтому именно тут нужно как можно скорее поставить заслон недобросовестным действиям заинтересованных лиц.

Ещё в 2007 году существовала ведомственная рекомендация: «Действия органов опеки и попечительства должны быть направлены на сохранение семьи, создание условий для воспитания ребёнка в родной семье. Инициирование вопроса о лишении родительских прав должно рассматриваться в качестве крайней меры воздействия на родителей, применяемой только в тех случаях, когда иные меры не дали результата» (Письмо Минобрнауки РФ от 25.06.2007 N АФ-226/06).

Так вот, в первую очередь необходимо норму 2007 г., узаконить, оговорив, что иск об ограничении родительских прав по инициативе государственных органов может подаваться, только если исчерпаны другие меры содействия семье для устранения причин и условий, ставших основанием для иска.

Если бы она уже работала, эта норма, чтобы мы имели в упоминавшемся выше случае? ООиП выделили бы семье два рулона обоев, банку клея, банку краски, кисточку и мирно удалились. Ребенок остался без психологической травмы, родители спокойны, государству выгода. Сравните стоимость двух рулонов обоев и стоимость месячного содержания ребенка в приюте. Органы опеки больше бы времени имели на работу с действительно проблемными случаями. Да и общественникам, и журналистам не пришлось бы ехать за двести километров и выстаивать на морозе. Не был бы подорван авторитет власти и государства в глазах местных жителей, ведь представители ООиП это тоже лицо государства.

Следует учесть, что бедные люди часто не знают своих прав, а нанять адвоката не позволяет материальное положение. Именно благодаря этому фактору органы опеки и попечительства безбоязненно выходят в суды, допуская массу нарушений по отношению к родителям и детям. Самостоятельно, без помощи адвоката либо квалифицированного представителя родители на всех этапах судопроизводства оказываются один на один против целой системы «профилактики сиротства».

БЕЗ ПОМОЩИ АДВОКАТА родители теряют возможность своевременно, без нарушения сроков, обжаловать действия ООиП, КДНиЗП, ПДН.

Не менее сложный процесс происходит и при восстановлении в родительских правах.

Те социальные процессы, которые должны контролироваться государством, по закону возлагаются на родителей. Например, доказывать наличие дохода можно только справкой с места работы. Всем известно, что большинство россиян работают за серую зарплату, официально имея копеечный оклад и получая остальное в конвертах. При этом работник не может никак оказывать давление на работодателя, особенно в районах, где рады ЛЮБОЙ работе. Это хорошо известно и органам опеки, и прокурорам, и судам.

Чего ждать от глубинки, когда здесь, в Уфе, на головном авиационном предприятии, производящем двигатели для самых лучших самолетов, которые у всех на глазах в той же Сирии показывают чудеса, наглейшим образом нарушают трудовой кодекс по отношению к инженерам, то есть основному ресурсу развития предприятия. Не смущаясь тем, что туда приезжает президент, который ставит большие планы по диверсификации. Ещё месяца не прошло после решения суда о том, что работникам обманом не оплачивали сверхурочные, причём не годами, а десятилетиями. Это предприятие стало головным лишь потому, что на других авиазаводах дела с кадрами обстоят ещё хуже. По данным «Российской газеты» дефицит инженерных кадров в России составляет около 800 тысяч – почти миллионный дефицит! И никакой реакции, как не платили, так и не платят. А ведь это вопрос обороноспособности страны.

Однако в вину низкие зарплаты ставятся именно родителям, которые не устанавливают уровень зарплат в государстве.

На мой взгляд, это просто издевательство над людьми.

Защитить самостоятельно свои права при таком положении вещей для родителей просто нереально.

[1]

Но даже выиграв суд, восстановившись в правах, родителям не так просто воссоединиться со своими детьми.

Незаконные требования о подписании договора о социальном сопровождении становятся базовым аргументом для дальнейшего удержания ребенка. И опять родители сталкиваются с целой системой, противостоять которой без юридической помощи порой невозможно.

Необходимо внесение изменений в нормативную базу, которые будут обеспечивать возможность бесплатного участия защитника (в т.ч. назначение его судом) на стороне родителей при рассмотрении гражданских дел по спорам о родительских правах, а также гарантии его участия уже на первоначальной стадии инициации органами системы профилактики изъятия детей из семей.

Дети – ценность большая, чем персональная свобода фигуранта уголовного дела.

Однако защите свободы лица, к которому имеются обоснованные претензии правоохранительных органов, отдаётся порой гипертрофированное внимание, гарантируется им и бесплатная квалифицированная юридическая помощь.

При этом ситуация, связанная с принудительным удержанием ребёнка после его изъятия из семьи, остаётся за рамками таких гарантий для него и его родителей.

В РФ не может один вид личной свободы быть более значимым, чем другой.

Необоснованное разрушение семьи, лишение родительских прав и т.п. наносит не меньший ущерб чести и достоинству семьи, чем возбуждение уголовного дела в отношении гражданина, и также влечёт аналогичные немалые материальные, моральные и временные затраты по восстановлению поруганных прав и статуса.

Право на получение квалифицированной юридической помощи для задержанного, заключённого под стражу, обвиняемого в совершении преступления (последнее не всегда связано с ограничением свободы), гарантировано, в том числе бесплатно, так как лицо, привлечённое к ответственности, может не обладать необходимыми специальными познаниями в юриспруденции, может находиться в трудном материальном положении.

Читайте так же:  Ипотека для матери с ребенком в разводе

Чем эта ситуация принципиально отличается от положения ребёнка, изымаемого из семьи и теряющего своих родителей? Или родителей, теряющих своего ребёнка? В основном только наличием в достаточной степени обоснованных утверждений о причастности фигуранта уголовного дела к совершению общественно опасного деяния, изложенных в процессуальных документах, поднадзорных прокуратуре (постановлении о возбуждении дела, постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и т.д.).

В отношении родителей такие документы не составляются, расследование не проводится, зачастую отсутствуют акты органа опеки, обосновывающие отобрание ребёнка из семьи. Копии актов осмотра жилого помещения, составленных обычно в тиши кабинетов, родителям не вручаются, чем нарушается их право на защиту.

Для устранения нарушения конституционных прав родителей и обеспечения защиты семьи, необходимо внести изменения в Семейный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ о введении в судебный процесс адвокатов (представителей) на стороне родителей.

Именно через участие защитника реализуется полноценная «состязательность и равноправие сторон», которые без квалифицированной юридической помощи, в указанных сферах правоприменения, являются декларацией и не более.

Введение обязательного и бесплатного участия защитника для родителей по делам, связанным с изъятием детей, лишениемограничением родительских прав, не противоречит требованиям, принципам, механизмам, заложенным в Федеральном законе от 21 ноября 2011 года № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Амир Шайдуллин, корреспондент информационного агентства «Красная Весна»

Альбина Волкова, член Ассоциации юристов России и член Союза журналистов.

http://pikabu.ru/tag/%D0%A0%D0%B2%D1%81,%D0%AE%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D1%8E%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F/hot

Зверства органов ювенальной юстиции. У кого забирают детей органы опеки?

МОСКВА, 1 апр – РИА Новости, Ирина Халецкая. Закон запрещает органам опеки вмешиваться в дела семьи. Исключение – случаи, когда есть реальная угроза жизни ребенка. Однако что именно под этим понимается, в законе четко не прописано, поэтому решение остается за сотрудниками опеки. Порой страх перед ответственностью приводит к тому, что детей изымают даже из благополучных семей – по причине грязных полов в доме или «подозрительной» внешности родителей. В то же время ситуации, когда нужно срочно спасать ребенка, зачастую остаются без внимания контролирующих органов. В чем кроется несовершенство системы, разбиралось РИА Новости.

[3]

Пороховая бочка

Игорь Павлов три года отработал в органах опеки в подмосковной Балашихе – был заместителем начальника отдела. Ушел, потому что сдали нервы. Обрел себя в частной практике и сейчас помогает с усыновлением детей. Однако он по-прежнему принимает близко к сердцу телевизионные сюжеты, в которых рассказывают о неблагополучных семьях. Свой опыт работы в опеке Павлов вспоминает неохотно и старается не вдаваться в подробности.

«Понятие «эмоциональное выгорание» мне не чуждо. Постоянное напряжение и ощущение, что ты сидишь на пороховой бочке, превратило меня в невротика. Я понял: лучше уйду и сильно потеряю в зарплате, но вздохну с облегчением. Даже работа с исками на многомиллионные суммы, которые мне приходилось оспаривать, стоила мне меньшей психологической встряски, нежели вопросы с изъятием детей», – признается он корреспонденту РИА Новости.

По его словам, в первую очередь напряжение связано с тем, что приходится в лоб сталкиваться с реальными трагедиями. «Конечно, в маленьком городе или поселке проще – все на виду, ты своими глазами можешь увидеть пьяную мать на улице и заподозрить, что дома там не все ладно. И помочь. А в мегаполисах к каждой семье не приставить сотрудника из органов опеки. Поэтому работа начинается с жалоб сторонних людей – соседей, врачей, полицейских и просто неравнодушных. Однако таких немного», – объясняет Павлов. В какой-то мере из-за этого органы опеки связаны по рукам и ногам.

Чуйку к делу не пришьешь

Впрочем, любая семья защищена законом, так что вмешательство должно быть оправданным. «Зачастую сотрудник опеки понимает, что мать лукавит и обещает то, чего не в состоянии выполнить, – продолжает Павлов. – Но свои личные убеждения и чуйку к делу не пришьешь: мы можем изымать детей только в том случае, если речь идет о реальной угрозе их жизни и здоровью. Если есть одежда, есть что поесть, если родители на момент осмотра были в адекватном состоянии, ребенка изымать никак нельзя, равно как и ограничивать родителей в их правах».

Собеседник вспоминает: «Однажды по телефону пришла жалоба от жильцов дома. Они сообщили, что соседка ушла в запой после смерти мужа. А у нее шестилетняя девочка постоянно плачет. Мы приехали в квартиру, когда женщина была «в завязке». В холодильнике есть еда, ребенок одет, дома порядок. Ремонт скромный, но имеется, санузел в рабочем состоянии. Я поговорил с ней, предупредил: ставлю семью на контроль. Это значит, что мы вернемся, если снова будут жалобы».

Женщина призналась, что после смерти мужа была в депрессии, однако тяжелый период – в прошлом. И пообещала, что будет серьезнее относиться к родительским обязанностям. Однако и недели не прошло, как снова ушла в запой. Павлов приехал уже с полицией. «Это обязательно, потому как процесс изъятия ребенка опасный: родители могут и попытаться что-то с собой сделать, и угрожать, и нападать. Все что угодно. Представитель опеки никак не защищен», – уточняет он.

Профилактикой не поможешь

Если родители не меняют поведения, органы опеки выходят в суд, чтобы их лишили или ограничили в правах. Это всегда крайняя мера: детей до последнего стараются не разлучать с семьей. Бывает всякое, в том числе трудная жизненная ситуация, в которой надо разобраться и помочь людям.

«Один раз мы приехали к семье опять же по звонку от соседей. Жаловались на вонь в квартире сверху. Когда зашли внутрь, поняли, что к чему. Мать – интеллигентная женщина, с двумя высшими образованиями, но в какой-то момент она стала таскать с помойки все, что плохо лежит. Кроме того, приучала к этому детей. Она искренне не видела в этом ничего плохого, дети тоже привыкли к такому образу жизни. Но их не назовешь асоциальными, они не отставали в развитии. Старшая дочка хорошо училась в школе, занималась английским, готовилась к экзаменам», – приводит пример Игорь Павлов.

«И как тут отрывать детей от матери?» – задается он вопросом. Специалисты взяли семью на контроль, подключили волонтеров, чтобы те навели порядок в доме. В итоге волонтеры вывезли несколько машин мусора. Впрочем, через несколько месяцев ситуация повторилась: снова поступили жалобы от жильцов на дикую вонь. Тогда стало ясно – профилактикой тут не поможешь.

Подняли вопрос о лишении прав, но мать неожиданно поддержали учителя старшей девочки. «Они прочили ей хорошее будущее, заверяли, что, если девочку заберут в детдом, сломают жизнь. В итоге судье и прокурору мы объяснили ситуацию и забрали только младших детей – их благополучие все же было под угрозой», – говорит собеседник.

Нищета – не повод для изъятия

Особняком в воспоминаниях Павлова – история семьи Мальцевых, лишенных родительских прав в этом году. В СМИ попали кадры жуткой антисанитарии в их доме: полчища тараканов на стенах, два десятка собак, кошек – невероятное зловоние. Павлов объясняет, что семья попала на контроль опеки еще 2010-м, – соседи били во все колокола. Следующие девять лет семью пытались «вытянуть», лишь бы не изымать детей.

Читайте так же:  Ювенальная юстиция за и против

«Мать не пьет, работает санитаркой, получает 26 тысяч рублей. У нее была умственная отсталость, однако она от детей не отказывалась, любила их, воспитывала, как могла. Семье помогали все. Приходили из комиссии по делам несовершеннолетних, органов опеки, с детьми в школах беседовали социальные работники. Периодически возникали нарекания – ребенок пришел на занятия грязным, – но острых проблем не было. Так тащили семью несколько лет», – рассказывает Павлов. Опека выходила с иском о лишении родительских прав в 2010 году. Суд отказал, решив, что нужно больше профилактики. Повторный иск был в 2017-м, снова отказ. А в третий раз старания волонтеров и специалистов уже не помогли.

Впрочем, это скорее показательный пример хорошей работы органов опеки, отмечает собеседник. К сожалению, многие сотрудники, особенно в регионах, очень боятся: ведь случись что, им грозит уголовная ответственность за халатность. Поэтому им проще перестраховаться, чем дать шанс на реабилитацию, – за это не накажут.

Докажи, что можешь воспитывать

Ольга Красильникова – волонтер в одном из городов Сибири (по ее просьбе мы не указываем реального имени и места жительства). В основном она занимается тем, что помогает детям из неблагополучных семей как можно быстрее найти новых родителей, чтобы не остаться в детском доме. Помимо этого, в практике Красильниковой бывали случаи, когда ей приходилось отстаивать права законных мам и пап, которым не хотели возвращать детей.

«В прошлом году в нашем городе убили женщину, ребенка сразу забрали в приют. Муж был на работе. Когда приехал на следующий день за девочкой, ему ее не отдали! Представители опеки потребовали: «Докажи, что можешь воспитывать». Их не смутило, что папа законный, девочку любит», – рассказывает Красильникова РИА Новости.

Она добавляет: отец был настолько ошарашен, что не смог ничего возразить. Это тоже не пошло на пользу в отстаивании прав на дочку. «Рожей не вышел, и слова из него не вытянешь. Еще и прописан в деревне. В общем, женщинам из органов опеки он не понравился, а он еще сдуру возьми и скажи, что сам детдомовский и знает, как это ужасно – жить без родных», – описывает детали волонтер.

Ольга решила помочь отцу и сдала ему комнату в квартире. «Сотрудница опеки пришла на осмотр, разговаривала очень грубо, тыкала пальцем. Не переобулась, не удосужилась даже надеть бахилы. Акт осмотра жилья писала две недели. Потом передала в другую опеку, которая должна была выдать разрешение отдать ребенка отцу. Но комиссия отказывала. В третий раз я пришла вместе с ним, так мне заявили, что мой 16-летний сын может девочку изнасиловать. Кое-как ребенок воссоединился с папой, сейчас все у них хорошо. Просто работник опеки, как правило, неимоверно боится всего. Этот страх – основная и зачастую единственная эмоция», – считает Красильникова.

Как сделать лучше

Волонтер уверена: меры органов опеки в обществе многие давно воспринимают как карательные, никому в голову не придет обратиться к ним за помощью. Сами сотрудники к этой роли тоже привыкли. «Посмотрите, кто там работает? В основном это хрупкие женщины, которые выгорают от эмоциональных перегрузок за месяц и превращаются в бюрократическую машину. И никто не помогает им», – с сожалением говорит Красильникова.

С ней соглашается и экс-сотрудник опеки Игорь Павлов. Он уточняет, что большую часть времени проводил с бумагами, чаще всего – ненужными. «Например, я выяснил, что оснований для нашего вмешательства нет. Мне нужно дать ответ жалобщику. Кому-то он не понравится, напишут повторную жалобу уже на меня. Придется увязнуть в бумажной волоките, отчитываясь по поводу своего решения. С учетом того, что в таких историях всегда кто-то недоволен, надо понимать, сколько времени мне приходилось тратить впустую. Прибавьте к этому нехватку кадров, и сложится целостная картина. А ведь это время я мог потратить на поиск неблагополучных семей и их контроль», – пожимает плечами он. И акцентирует внимание на главной проблеме: если семья не находится на контроле, не шумит и никаких сигналов не подает, для органов опеки она просто не существует.

«Сами сотрудники не могут просто так заявиться в дом, без сигнала со стороны. Зачастую «звоночков» не хватает. В поликлиниках недостаточно бдительные педиатры, хотя можно отследить, что ребенок родился, а мать на приемы с ним не показывается. Если дети не ходят в школу – это тоже сигнал. Да что там, иногда можно отследить и по записям в ЗАГСе! Однажды из ЗАГСа позвонили, забеспокоившись, что родители не получают свидетельство о рождении ребенка. Опасения подтвердились: в пьющей семье ребенок стал обузой», – объясняет Павлов.

В свою очередь, адвокат Виктория Данильченко, специализирующаяся на защите прав несовершеннолетних, считает, что у органов опеки достаточно полномочий, поэтому ничего нового придумывать не нужно. «К сожалению, основная беда в том, что сотрудники безразлично относятся к жалобам соседей и в 90 процентах случаев не выходят с проверкой. Реагировать на любое сообщение – не просто право опеки, а их основная обязанность. Если бы реагировали, возможно, меньше было бы проблем в нашем обществе», – уверена она.

По данным Министерства просвещения, за пять лет численность детей, изъятых у родителей при непосредственной угрозе жизни или здоровью, снизилась на 35,8 процента. Сократилось и число выявленных случаев жестокого обращения с детьми – на 41 процент (всего изъятых детей в 2014 году – 3270, в 2018-м – 2098; случаев жестокого обращения в 2014-м – 2116, в 2018-м – 1249).

Несмотря на хорошие показатели, уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова в беседе с РИА Новости признала, что в системе то и дело возникают сбои: где-то дети попадают в так называемую слепую зону, а где-то внимание настолько избыточно, что детей изымают из семьи, к примеру из-за неисправной электропроводки.

«Когда семья почувствует поддержку, когда возникнет доверие к представителям органов системы профилактики, ситуация изменится. Тогда родители сами станут сообщать о тревожных сигналах, не боясь, что у них заберут детей. А доверять семья будет тогда, когда изменится подход – с карательного на помогающий», – прокомментировала Кузнецова. По ее мнению, необходимо наращивать «помогающий» потенциал.

Детский омбудсмен полагает, что существующие компетенции органов опеки уже не отвечают стоящим перед ними задачам: «Будем настаивать на их реформировании, эту тему мы обсуждали с коллегами из Министерства просвещения России, встретили поддержку». Кроме того, Кузнецова призывает не забывать о главном: о том, что семейные ценности нужно транслировать с самого раннего возраста – «в школах, с телеэкранов, всеми доступными средствами».

Видео (кликните для воспроизведения).

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%8E%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%8E%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%83-%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B7%D0%B0%D0%B1%D0%B8%D1%80%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%8B-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D0%B8/

Литература


  1. Радько, Т. Н. Проблемы теории государства и права. Учебник / Т.Н. Радько. — Москва: СИНТЕГ, 2016. — 608 c.

  2. Матвиенко, Л.О.; Соколов, А.Н. Как оформить земельный участок в собственность; М.: Инфра-М, 2013. — 425 c.

  3. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Том 2 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 895 c.
  4. Зашляпин, Л. А. Основы теории эффективной адвокатской деятельности. Прелиминарный аспект / Л.А. Зашляпин. — М.: Издательство Уральского Университета, 2015. — 568 c.
  5. Теория государства и права. — М.: Статут, 2007. — 128 c.
Ювенальная юстиция в россии реальные истории
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here