Ювенальная юстиция в европейских странах

Из истории ювенальной юстиции, или триллер 20 века.

Целые поколения украденных у родителей детей обнаружены правозащитниками в Швеции, Австралии, Норвегии, Англии и Ирландии. Одновременно выясняются подробности истории, как 60000 женщин были принудительно стерилизованы с 1936 г. по 1976 г. в Швеции.

Шведские юристы из Скандинавского комитета по правам человека и по защите прав семьи в странах Северной Европы утверждают, что это — социальная инженерия.

Когда принудительная стерилизация женщин не смогла остановить рождаемость, тогда в середине 70-х в Парламент Швеции ввел ювенальную юстицию — принудительную конфискацию детей у кровных родителей.

Шведское государственное телевидение (SvT2) показало документальный фильм » Украденное детство «, в котором сообщалось, что около 100 тысяч шведских детей были насильственно ИЗЪЯТЫ из кровных семей и помещены в приюты, приемные семьи и детские дома ШВЕЦИИ. Жизни многих из этих «украденных» у родных родителей детей были ИСКАРЁЖЕНЫ по воле государства.

Этот телевизионный документальный фильм в настоящее время привел к тому, что шведское правительство начало официальное расследование серьезных преступлений государственной шведской системы «защиты детей» (шведской службы опеки).

«Государство Швеция должно принести свои извинения всем бывшим узникам детских домов, приютов и приемных семей, насильственно разлученными с родными родителями,» — сказал министр социальных услуг Швеции Морган Йоханссон.

[2]

Шведские правозащитники рады, что шведское правительство начало расследование преступлений в системе детских домов, приемных семей и приютов страны. Однако члены Скандинавского комитета по правам человека, по защите прав семьи в странах Северной Европы отмечают, что начало расследования стартовало в Швеции слишком поздно.

К сожалению, «Украденные поколения» обнаружены не только в Швеции, но и в других странах. Другие страны также уже начали расследование преступлений, которые совершались в отношении детей, насильственно вырванных из рук кровных родителей и перемещенных системой в госучреждения и частные приюты.

АВСТРАЛИЯ была первой страной, которая отважилась исследовать ужасы и преступления, а также нечеловеческие условия, в которые были перемещены дети аборигенов, насильственно изъятые от своих родных родителей.

Исследования об австралийском украденном поколении были начаты в декабре 1995 года. А доклад «Вернем их домой: «Украденные дети» был представлен в ООН в 1996 — 1997 гг. и шокировал мировую общественность размахом преступлений местной службы опеки. Организация Объединенных Наций официально называет то, что произошло в Австралии с украденным поколением — геноцидом. Австралийское правительство было вынуждено извиниться перед детьми — бывшими узниками австралийских приютов и детдомов.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В Англии и Уэльсе Ватерхаузская комиссия (1996 — 1998), организованная бывшим лидером Тори Уильямом Хейгом, представила свой доклад «Ватерхаузский отчет» в 2000 году. Lost in care — The Wales Child Abuse Scandal and the Waterhouse Report. Речь в этом докладе шла об украденном поколении в Англии и Уэльском скандале о преступлениях в отношении детей, которые были насильно вырваны из кровных семей и сгинули в приютах по воле государства в Англии.

В 2001 году дети — бывшие узники детских домов в Бергене (Норвегия) потребовали возмещения и компенсации за злоупотребления и насилие, которые они испытали в детдоме, в то самое время когда они, насильственно вырванные из рук кровных родителей, были помещены под опеку государства Норвегия. Эти многочисленные обращения жертв насилия в системе Барневарн (служба опеки, служба защиты детей в Норвегии) поначалу привели к старту широкомасштабного расследования, проведенного Комитетом Befring, который обнаружил, что систематические злоупотребления и насилие действительно процветало в норвежских детских домах и тех учреждениях, куда помещали насильственно изъятых у кровных родителей детей. Окрыленные надеждой быть услышанными жертвы-узники детдома в Бергене даже подали в суд Королевства Норвегии за «Украденное детство», но в 2013 году расследование Бергенского дела так и не завершено.

В Ирландии правительство выделило миллиарды для того, чтобы предоставить компенсацию детям-бывшим узникам детских домов. Было организовано несколько расследований вокруг того, что происходило, когда католическая церковь систематически подвергала детей насилию и злоупотреблениям. Существует огромное количество докладов и исследований, подтверждающих, что все дети, кто был вырван из рук кровных родителей и насильственно помещен в частные или госучреждения, имеют право на возмещение ущерба за «Украденное детство».

Узникам детдомов были выплачены компенсации. Пострадавшим, а также их супругам и детям предоставлялась экономическая поддержка через Государственное агентство NOVA.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге во многих случаях обнаружил в Швеции виновных в нарушении прав детей и членов их кровных семей — а именно в нарушении фундаментального «Права человека на частную и семейную жизнь». Первый случай был Олссон против Швеции , в 1982, где решающую победу одержала адвокат и бывший врач, г-жа Сив Вестерберг , которая впоследствии выиграла еще несколько дел по злоупотреблениям шведской службой госопеки по отношению к детям. Несмотря на все эти приговоры против Швеции мы переживаем вал случаев, когда дети без нужды отбираются (крадутся) у родителей в Швеции сегодня и помещаются под опеку государства.

Скандинавский комитет по правам человека, по защите прав семьи в странах Северной Европы был восстановлен в 1996 году г-жей Сив Вестерберг в отчаянной попытке предотвратить распространение подобных случаев, представленных как «Украденное детство» и современных случаев краж детей у родителей в Швеции.

В августе 1998 года прокурор Леннарт Хане , яростный противник шведской системы отъема детей, написал письмо министру юстиции и министру социальных дел Швеции с требованием компенсации всем жертвам государственной службы Швеции по социальным услугам (служба опеки). В ноябре 1998 года Сив Вестерберг и я, Руби Харролд-Клаессон, встретился с юридическим секретарем в Европейском суде по правам человека в Страсбурге, с целью обратить его внимание на тот факт, что вместо топтания вокруг да около права на свидания кровных родителей с украденными государством их родными детьми следует прежде всего осознать, что разделение детей с их родителями должно рассматриваться как нарушение статьи 8 Европейской конвенции о правах человека.

В 1990-х в шведских СМИ бушевала дискуссия о законе о принудительной стерилизации, касающиеся около 60000 женщин, которые были принудительно стерилизованы между 1936 — 1976.

Эти женщины были признаны непригодными к материнству, потому что они были инвалидами, в соответствии с данными медико-социальной экспертизы. Сразу как только закон о принудительной стерилизации женщин в Швеции был отменен в середине 1970-х годов Шведский Парламент тут же принял новый закон о насильственном изъятии детей из кровных семей — под опеку государства. Когда шведские парламентарии не смогли заставить взрослых женщин не рожать детей, тогда законодатели украли их детей и поместили их в более «подходящие» приемные семьи. С этого времени ново-шведский термина «Семейный дом» был введен в употребление.

Читайте так же:  Органы опеки отказ от ребенка

Правозащитники Швеции рады, что правительство Швеции начало расследование Условий для детей-бывших узников детских домов. Это крайне важно. Однако шведские правозащитники требуют, чтобы шведское правительство расследовало и современные преступления в отношении нынешних узников детдомов Швеции — десятков тысяч детей и молодых людей, которые сейчас живут вне родного дома — в приемных семьях, приютах и детдомах Швеции.

Смерть ребенка в приемной семье

14-летний Даниэль Сигстрём умер в своей приемной семье 24 апреля 1992 года. С тех пор много других детей умерло в приемных семьях, куда их поместили после насильственного изъятия у родной семьи. В деле о смерти в шведской приёмной семье Даниэля Сигстрёма было обнаружено более 100 серьезных судебных ошибок, но ни один из тех, кто изымал ребенка у матери или издевался над ним в приемной семье, до сих пор не наказан. Родная мать мальчика после смерти сына была обязана судом — выплатить Швеции компенсацию в размере около 1 миллиона шведских крон. В конце концов женщина не выдержала издевательств и ушла из жизни.

Кроме того, некоторые родители, например как в Деле Гётена были вынуждены взять своих детей и бежать из Швеции, чтобы защитить свою семью от разрушения корыстолюбивыми социальными работниками и нечистоплотными административными судами .

Тысячи шведов, которые рассказали, что они подвергались физическому насилию и жестокому обращению в государственных детских домах и приемных семьях на протяжении десятилетий с 1950-х годов получили от официальных лиц обещание на рассмотрение их запроса в четверг.

Кабинет министров сказал, что будет расследовать все случаи насилия над приемными детьми, которые достигли своего пика в 1940-х и 50-х годах, когда рвение Швеции по программам социальной инженерии было нацелено на то, чтобы детей одиноких или бедных женщин разлучить с кровной семьей и превратить в государственное сырьё .

Этот скандал также может привести к извинениям и компенсациям, аналогичным вышеупомянутому, но случившемуся в 1990-х, когда около 60 000 женщин, были принудительно стерилизованы между 1936-76 г.г. а после этого признаны непригодными к материнству, потому что они стали инвалидами.

Шведское правительство заявило, что оно будет расследовать утверждения, что многие тысячи детей, помещенные в приемные семьи в десятилетия после Второй мировой войны, систематически подвергались насилию и избивались.

http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/iz_istorii_yuvenalnoy_yustitsii_ili_triller_20_veka/

«Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

Выступление Ирины Бергсет на секции Рождественских чтений, посвященной ювенальной юстиции

В минувшую субботу, 26 января, в Новом гуманитарном корпусе МГУ на Ломоносовском проспекте в рамках Рождественский чтений состоялась, ставшая уже традиционной секция по ювенальной юстиции «Новые угрозы семье и детству. Противодействие этим угрозам в России и за рубежом». Руководили работой секции – директор Общественного института демографической безопасности И.Я.Медведева и член правления Российского детского фонда Т.Л.Шишова. Курировал секцию – протоиерей Максим Обухов, руководитель Православного медико-психологического центра «Жизнь».

Предлагаем вниманию наших читателей выступление кандидата филологических наук Ирины Михайловны Бергсет «Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

.

Сегодня мы наблюдаем закат захватнической ювенальной политики Европы, за которым следует только полное умирание или вырождение наций и народностей, населяющих эту часть суши планеты Земля.

Все последние 30 лет политика насильственного захвата детей в странах ЕС проводилась исключительно под грифом «секретно», то есть фактически в атмосфере строжайшей гостайны. Родительское сообщество безропотно и молчаливо принимало все атаки ювенальных карательных отрядов, созданных и действующих практически в каждой стране Европы. После изымания родных детей госсистема предлагала семье только две альтернативы. Первое: родить себе новых детей. Или Второе: наслаждаться жизнью без детей. Практически никто из экспроприированных детей не мог и не может вернуться в родную семью, потому что все госсистемы, включая судебную, законодательную и исполнительные власти, работают на разрушение семьи и «естественной», «натуральной» связи ребенка и родителей.

Постепенно недовольство родителей государственными методами разрушения семьи нарастало. И в 2012 году несогласие родителей с повсеместно в Европе узаконенной политикой госкиднеппинга, наконец, превысило критическую массу и переросло в социальный протест.

Как явление «родительский протест против антисемейной политики ЕС и ООН, направленной на отчуждение детей от биородителей», достиг своего пика именно в 2012 году. Родители взломали табу «сверхсекретности» детского вопроса и выплеснули свои трагедии в СМИ Великобритании, Германии, Франции, Норвегии, Швеции, Финляндии, Индии, России, Шри-Ланки и других стран мира. Попав на страницы мировой прессы, родительский протест зафиксировал кризис ювенальной системы Европы и продемонстрировал, что ювенальные технологии требуют или немедленной отмены, или кардинального реформирования.

Всплеск родительского недовольства в связи с массовыми и повсеместными насильственными изъятиями детей из кровных семей госструктурами разных стран волной прошел с севера на юг Европы. В международное движение «Русские матери» в 2012 году обратились более сотни российских семей, пострадавших от принудительного разлучения с родными российскими детьми в 28-ми странах мира. Россияне били в колокола беды из Норвегии, Англии, Финляндии, Швеции, Дании, Бельгии, Франции, Германии, с Кипра, из Новой Каледонии, Мальты, Израиля, Турции, Египта, Канады, США, Австралии, Новой Зеландии, Греции и других стран.

В 2012 году осмелевшие или доведенные до отчаяния родители в разных концах Европы и мира вышли на демонстрации, митинги, пикеты, уличные шествия и даже объявили голодовки, требуя вернуть украденных и конфискованных госслужбами родных детей. Протесты против ювенальных карателей из норвежской «Барневарн» прошли у посольств Норвегии в Шри-Ланке, в Индии, в Сомали, в России и на площадях Осло в самой Норвегии. Против ювенального ГЕСТАПО Германии «югендамдт» выступили родители как в самой Германии, так и в России. Против ювенального фашизма финской «Ластенсуелу» поднялись родители не только в стране Суоми, но и у нас в России. А против самой секретной, старейшей и самой кровожадной ювенальной спецслужбы мира — английской — прошли демонстрации протеста в Индии, в Сербии и на Трафальгарской площади в самой Великобритании.

Кроме публичных акций протеста родительское сообщество осуществило в 2012 году стихийную попытку создать своего рода «освободительное родительское движение» с декларацией требований и намерений. В частности, была составлена петиция в ООН с требованием признать политику насильственного разделения детей и биологических родителей — преступлением против детства. Подписи под этой петицией были собраны в 199 странах мира, в том числе и в России. Сама петиция была передана в приемную штаб-квартиры ООН в Женеве. Согласно появившейся после этого в СМИ информации, генеральный секретарь ООН ответил родителям, что специальная комиссия будет рассматривать этот вопрос на заседании в декабре 2012 — феврале 2013 года.

Читайте так же:  Можно подать на алименты без мужа

Таким образом, в 2012 году родительское сообщество планеты впервые преодолело страх и барьер «секретности» и выступило в странах Европы против государственно-узаконенного киднеппинга в защиту естественного права детей жить и воспитываться в кровной семье с родными родителями.

Несмотря на многочисленные вспышки народного протеста, следует признать, что в Европе родительство ослаблено и крайне раздроблено. Кроме того, согласно опубликованной в 2012 году статистике, 1/3 всего населения Европы бесплодна. Ситуация в Европе усугубляется еще и тем, что почти 40 % европейцев имеет психиатрические диагнозы, сидит на антидепрессантах, то есть фактически нездорово. На таком фоне активизация родительского сообщества в России, вставшего на защиту традиционных ценностей и традиционной семьи может стать «спасательным кругом» для Европы, где семья убивается агонизирующей ювенальной госдиктатурой.

Прогрессивная роль России в этом случае связана с тем, что с вступлением в европейское сообщество Россия может и должна стать мотиватором преобразований, стимулятором реформ как внутристранового детского законодательства, так и общеевропейских конвенций и международных соглашений, на словах призванных защищать права детей, а на деле превращающих современного европейского ребенка в раба ювенальной карательной госмашины.

Корни проювенальных технологий уходят прямиком в фашисткою Германию. Адольф Гитлер открыл первые детские приюты в Финляндии, Швеции, Норвегии и других странах для целенаправленной смены национального кода у детей, экспроприированных у родителей. Гитлеровские технологии прижились и мимикрировали сегодня в ювенальные системы спасения детей всей Европы и мира от биологических родителей.

Пик ювенальных изобретений приходится на 1980 год, когда, по сути, было узаконено «неокрепостничество» или «крепостное право с детским лицом». В соответствии с Гаагской конвенцией о международных похищениях детей от 1980 года, дети всех стран одномоментно «отчуждались» от родных родителей и приписывались или прикреплялись к той земле или стране, где они физически находились на момент изъятия. С этого времени в Европе родительские права «де-юре» разделились надвое: «право родить» и «право воспитывать», которое иначе стали называть родительским правом опеки над ребенком. Государство в одночасье экспроприировало «право опеки» над всеми детьми, которые в буквальном смысле на момент создания этого документа «стояли» на территории конкретной страны. А родителям государство выдавало с этих пор временное право заботиться о родном ребенке до первой провинности перед госсистемой.

Дальше – больше госправ и меньше прав родителей и детей. За 30 лет все Европейские страны перешли от судебно-санкционированных краж детей у биологических родителей к открытому немотивированному захвату детей без суда и следствия, то есть к массовым «чрезвычайным» экспроприациям здорового потомства у родителей в пользу государства. В Норвегии, которая лидирует в мире по жестскости ювенальных технологий, каждый год увеличивается государственная квота на немотивированный или «чрезвычайный» госзахват здоровых детей. За последние 15 лет этот «госплан на сверхбыстрый захват детей» в Норвегии скакнул от 500 детей в год до 4000 детей в год, которых госчиновники могут изымать у родителей без судебного или иного решения, то есть «внезапно» и без предупреждения. Государство теперь зачастую не обязано информировать родителей о причинах изъятия их потомства в сам момент конфискации. Просто в ваш дом днем или ночью постучат полицейские и под дулом пистолетов уведут ваших детей в неизвестном направлении. Строжайшая конфиденциальность не позволит вам вслух назвать подобные действия властей ни «государственно-санкционированным террором семьи», ни откровенным «госкиднеппингом» вашего потомства.

Почти каждая европейская страна имеет на сегодняшний день подобные законодательно разрешенные «внезапные» нападения на семью. Причем сроки предъявления письменного государственного уведомления родителя о причинах экспроприации вашего потомства варьируются в разных странах от 7 дней до 14 дней и больше ПОСЛЕ факта госкиднеппинга вашего ребенка. Родитель абсолютно лишен презумпции невиновности в ювенальной системе Запада, поэтому он всегда «виновен» только уж потому, что родил детей.

Все изъятые в чрезвычайных случаях дети помещаются на секретный для биородителя адрес. При этом государство всегда имеет безоговорочное право сменить экспроприированному из семьи ребенку не только адрес, но даже имя и гражданство. Известны случаи, когда эти «оказёненные» дети полностью исчезали из поля зрения не только родителей и родственников, но и из числа живых.

Государственные ювенальные системы стран Европы постепенно объединились в одно целое, а потом срослись с общемировой ювенальной сетью и превратились в транснациональный рынок детей. Так что под маской лжесекретности дел об изъятии детей из кровных семей скрывается, по сути, новый вид организованной преступности, контролирующей мировую торговлю детьми и всемирный киндертрафик.

В связи с вышеизложенным перед научным, культурным, политическим, экономическим и родительским сообществом России стоит сегодня выбор: или деградация до уровня госкиднеппинга Европы, или же навязывание Европе прогрессивного пути по пересмотру устаревших деструктивных международных конвенций о детях и полный отказ от ювенальных карательных технологий.

Подводя итог, можно заметить, что Европа сегодня агонизирует в своей захватнической политике по разлучению детей с их биологическими родителями из традиционных семей. Мы наблюдаем процесс полного аморального разложения в Европе, в то время как в России нарастают прогрессивные тенденции, базирующиеся на укреплении естественной, «натуральной» или традиционной семьи и приоритете традиционных ценностей «натуралов».

Нельзя копировать наихудшие достижения Европы, каковым является сегодня ювенальная юстиция. Ювенальные карательные технологии — это уродливый рудимент и наихудшее изобретение Европы, способное уничтожить сегодня не только саму Европу, но и все человечество.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/01/28/zakat_zahvatnicheskoj_yuvenalnoj_politiki_v_evrope

Ювенальная юстиция в Германии — тяжелый родительский опыт

Цивилизованная и демократическая страна Германия. Но почему-то всё чаще и чаще в последние годы слышны возмущённые голоса родителей, у которых местными управлениями по делам молодёжи были отняты их собственные дети и помещены в интернаты или патронатные семьи. Самое ужасное- отняты законным путём. По приговору семейного суда.

Что за кошмар? Скажет читатель и будет прав. Это действительно кошмар! Почему, зачем, как? Вот вопросы, возникающие у здравомыслящего человека после получения такой информации из цивилизованной страны Германии. Давайте разбираться зачем.

Основная масса родителей просто не готова к такому и не ожидает опасности от органов опеки. Многие семьи часто обращаются за материальной поддержкой в ведомство по делам молодёжи и нередко её получают. Но для многих родителей такое обращение становится началом войны за собственное чадо и они потом долго жалеют о том, что сами инициировали обращение в органы опеки. Не буди лихо, пока оно тихо.
Нет органа, который бы проконсультировал родителей, защитил их права. Единственное, что остаётся родителям — нанять адвоката, платить баснословные деньги и жить, как во сне, ожидая и надеясь, что детей всё же вернут. Но в большинстве случаев этого, к сожалению, не происходит. Детей, отнятых у родителей, морально надломленных, психически травмированных, не способных спокойно жить и учиться в дали от родителей, переводят из одного детского дома в другой по 5-6 раз в год, усугубляя этим их и без того неустойчивое психоэмоциональное состояние.

Читайте так же:  Установление отцовства для получения пенсии

Как сказал один мальчик, жертва органов опеки, «они отняли у меня 3 года жизни». Ценой невероятных усилий его маме удалось-таки, подняв невероятную шумиху в прессе и интернете, наняв адвоката, обратившись в Европарламент, повлиять на решение суда и вернуть себе ребёнка через 3 года его нахождения в интернате. Мальчик так страдал вдали от матери, не мог учиться, спать, кушать, что попытался совершить самоубийство при помощи ножа. А когда это у него не получилось, он, во время очередной короткой встречи с мамой, попросил её убить его. Не смотря на то, что ребёнка вернули матери, она боится вновь пережить подобное и в связи с этим ею было принято решение сменить постоянное место жительства, уехав из Германии вместе с ребёнком.

Машина работает, все при деле. Только несчастные дети и родители из разрушенных семей взывают о помощи. Родители не падают духом, сражаются с органами опеки в собственной «демократической» стране.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вот ссылки на некоторые из форумов, на которых родители отчаянно ищут поддержки

Масса случаев будоражит интернет, прессу и телевидение. Вот описания только некоторых из них:

Вот консультация русскоязычного адвоката Евгения Мансурова по вопросам, касающимся немецкого ведомства по делам молодёжи

А вот в передаче рассказывается о том, как система функционирует и кому это надо

Для того, чтобы сэкономить финансы, довольно щедро выделяемые государством на содержание ребёнка, частные интернаты и другие частные детские дома нанимают на работу низкоквалифицированный персонал. То есть с детьми работают практически отбросы общества, которые не могут иначе найти работу, не имеют даже оконченного школьного образования. Не говоря уже о специальном педагогическом. Особенно очевидны результаты такой педагогики на примере учреждений, занимающихся трудновоспитуемыми подростками

Родительский протест растёт : 20 сентября 2012 в 14 городах Германии пройдут демонстрации жертв органов попечения. Ссылка на ролик

Митинги организуются движением пострадавших родителей, Общеевропейской группой пострадавших родителей CEED и всех кто против хаоса в органах опеки. Удалось привлечь внимание Свободной демократической партии Германии (FDP) Баварского отделения и получить от неё обещание о поддержке. Люди посылают петиции на имя президента страны.

Очевидно, что вся организация по защите детей, в которую входят ведомства по делам молодёжи, органы попечительства над несовершеннолетними, интернаты, другие частные организации по опеке над детьми, просто НЕ МОГУТ объективно действовать в отношении блага для детей. Если первые зарабатывают себе на хлеб, увеличивая количество случаев по изъятию детей из семей, то вторые- просто занимаются бизнесом на детях, и причём, довольно успешно. А иначе и быть не может, ведь практически все организации, куда попадают отнятые дети являются частными предприятиями, которые имеют своей целью получение прибыли. Соответственно, они и думают только о прибыли, а не о том, как бы не навредить детям или вернуть их назад родителям. Патронатные же семьи, усыновившие отнятого ребёнка, получают деньги от государства на его содержание. И, как это ни печально, такие семьи так же заинтересованы в снижении расходов на усыновлённого ребёнка с целью получения материальной выгоды.
В 2010 году под опеку попали 36.300 детей, это на 42% больше, чем в предыдущие 5 лет.

Тенденция очевидна : количество разрушенных семей с каждым годом решительно растёт и это НИКАК не связано с увеличением числа установленных случаев насилия в семье.

http://ruskline.ru/monitoring_smi/2012/08/08/yuvenalnaya_yusticiya_v_germanii_tyazhelyj_roditelskij_opyt

Правда о правах родителей и детей в Европе

Шведская правозащитница рассказала правду о правах родителей и детей в Европе.

Президент Скандинавского Комитета по Гражданским Правам (Nordic Committee for Human Rights — NKHR), магистр права Руби Харролд-Клёссон родилась в 1947 году на Ямайке, получив после окончания школы грант французского правительства на продолжение образования, она выбрала специализацию в области политических наук и права, пишет BaltNews.ee.

Будучи студенткой, познакомилась во Франции с молодым шведом, переехала в Гетеборг, за год выучила шведский, и больше сорока лет живет со своей семьей в одном и том же доме в пригороде Гетеборга. В Швеции Руби Харролд-Клёссон изучала юриспруденцию. Она посвятила себя защите гражданских прав самых юных членов общества — детей, а также их родителей.

Встречу открыли основатели клуба «Импрессум». Галина Сапожникова сказала несколько проникновенных слов об ужасе, который стремится войти в нашу повседневную жизнь, о мороке ювенальной юстиции, и системе, которая делает бизнес на детях.

Её поддержал Игорь Тетерин: несчастье приходит откуда и не ждали, говорил он. Нынешнее мероприятие, подчеркнул Игорь Тетерин, организовано совместно с активистами НКО «Родители Эстонии» и передал слово Анастасии Рая.

Анастасия Рая, одна из активных участников движения «Родители Эстонии», отметила, что мы все заслуживаем того, чтобы знать правду. «Эстонский закон о ювенальной юстиции начнет действовать с 1 января 1916 г. Значит всё это придет и к нам, и мы, — говорила Анастасия, — решили действовать на опережение. Поэтому создана инициатива «Балтийская родительская цепочка».

Затем слово получила Руби Харролд-Клёссон. Первым делом она рассказывала о том, как и когда был создан Скандинавский комитет по правам человека. Комитет был создан в 1996 году по инициативе целого ряда юристов, ученых, психологов. К тому времени шведские правозащитники заметили, что все больше и больше детей изымается из родных семей и передается в семьи приемные.

Руби поведала конкретную историю одной женщины-врача, г-жи Ольсон, которая много лет назад обратила внимание на то, что работающие на шведских заводах и фабриках женщины-иммигрантки слишком часто становятся жертвами профессиональных заболеваний и нуждаются в защите своих прав. Эта женщина-врач почти экстерном закончила юридический факультет, чтобы полноценно помогать людям. Именно к ней стали обращаться родители, чьих детей забрали социальные службы и передали на воспитание в приемные семьи.

Правозащитница обратила внимание на то, что часто речь шла о совершенно нормальных семьях. Ей всячески препятствовали в работе, не допускали до ряда судебных процессов. Власти инспирировали даже лишение ее лицензии врача. Тем не менее, фру Ольсон добилась рассмотрения одного из дел в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Это был первый случай, который представил Швецию как страну, в которой попираются права человека.

Несмотря на то, что ЕСПЧ признал случай изъятия детей из семьи нарушающим права человека, социальные службы воспротивились возвращению детей в родную семью. Аргументом служило то, что дети де прожили в приемной семье 4 года и их травмирует смена обстановки. Странная логика, считает Руби Харрольд-Клёссон, ведь годы, проведенные в родной семье, не стали для социальных служб препятствием для изъятия детей из семьи.

По этому делу правозащитникам пришлось еще раз обращаться в ЕСПЧ, так как Швеция демонстративно не выполняла решение суда. В настоящее время г-жа Ольсон — а ей уже 81 год — ведет статистику подобных дел. На ее личном счету 9 дел и 7 вынесенных в пользу детей приговоров.

Читайте так же:  Отказ от доли в пользу детей

После экскурса в историю шведских социальных служб, Руби Харрольд-Клёссон вернулась к сегодняшним проблемам. Шведское государство, говорила она, исходит из того, что оно может и должно защищать права детей без участия родителей. И это несмотря на то, что статья восьмая Европейской конвенции по правам человека гласит, что каждый имеет право на свою семейную жизнь.

Руби Харрольд-Клёссон задалась риторическим вопросом: «Если конечная цель — воссоединение семьи, то зачем забирать детей из семьи?» Ответ, по ее мнению, прост. Если социальные службы не будут изымать детей из семей, то бюджет муниципалитета (коммуны) будет существенно меньше. С бюрократической точки зрения — это плохо. Еще одно обстоятельство: В Швеции высок уровень безработицы среди женщин и брать детей на воспитание это — заработок. И не столь уж маленький. Более того, без приемных детей нет и социальных благ, в т.ч. и пенсии.

В 1979 году в Швеции был принят т.н. «закон против порки». Таким образом, было полностью запрещено любое насилие в отношении детей. У родителей нет вообще права заставлять детей что-то делать. Нарушители закона подвергаются двойному преследованию. И уголовному и административному (посредством изъятия детей).

В настоящее время в Швеции в приемные семьи передано 35 000 детей. И мы в своей работе, говорила Руби, неоднократно сталкивались с тем, что приемных детей бьют, хотя физические наказания в Швеции запрещены с 1979 года. В таких семьях дети порой подвергаются физическому, психологическому, эмоциональному и сексуальному насилию. Вообще сложно назвать защитой ситуацию перемещения ребенка из родной семьи в место, где он вообще никого и ничего не знает.

— Хочет ли Эстония идти по пути Швеции, которая систематические нарушает права человека?— спросила собравшихся Руби Харрольд-Клёссон. — В мире существуют стандарты защиты прав человека. И в Швеции любят говорить о правах человека где-то за границами королевства, но не любят говорить о том, что происходит в самой Швеции. При этом Швеция поставила себя в положение законодательницы мод. В результате в Северных странах ювенальные процедуры очень похожи. Ювенальное законодательство шведского образца всячески рекламируется. Даже Кофи Аннан говорил, что все страны должны принять подобные законы.

— В настоящее время 12 стран приняли похожие законодательные акты, — отметила шведский юрист, — Однако, Швейцария отказалась вводить у себя шведские принципы ювенальной юстиции. Отказалась и Франция. И многие другие.

По мнению Руби Харрольд-Клёссон, страны Средиземноморья, Франция, Бельгия ориентированы на семейные ценности, тогда как в Скандинавии культивируют индивидуализм. «Поэтому мы не слышим о проблемах с ювенальной юстицией в Португалии, например, но постоянно сталкиваемся с ними в Скандинавии», — подчеркнула Руби.

Под занавес обсуждения Галина Сапожникова подняла вопрос, который мучает многих, почему создается впечатление, что в той же Финляндии ювенальная юстиция особенно обращает внимание на детей выходцев из России или из бывшей Югославии? Это лишь впечатление или целенаправленный процесс?

Руби Харрольд-Клёссон, немного подумав, ответила, что, по ее наблюдениям, органы ювенальной юстиции, конечно, чаще интересуются детьми иммигрантов. Но в этом вряд ли есть политическая подоплека. Самое главное — это деньги. Ибо работа с детьми в приемных семьях, социальное обеспечение изъятых детей — большой и хорошо организованный бизнес, в котором крутятся миллионы.

В ходе публичной встречи гостья клуба «Импрессум» ответила на многие вопросы публики. Полностью выступление Руби Харрольд-Клёссон на английском языке с последовательным переводом на русский вы можете просмотреть и прослушатьздесь.

http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/pravda_o_pravakh_roditeley_i_detey_v_evrope/

Плоды ювенальной юстиции: у русских в европе забирают детей

Проживающая в Стокгольме российская гражданка Наталья Петрова утверждает, что социальная служба Швеции забрала у нее двенадцатилетних дочерей-близнецов Марию и Нелли, сославшись на то, что девочкам плохо живется с матерью, передает сайт Newsru.nl. «Сотрудник социальной службы неделю назад украл у меня моих детей. Я не знаю, что мне дальше делать. Социальный работник ворует детей среди белого дня и семь суток не сообщает ничего», — сообщила Петрова в интервью РИА «Новости».

По ее словам, сотрудник шведской социальной службы собрал о ее семье «субъективную информацию». «Он собрал информацию очень непорядочно. Например, что мне трудно в этой стране жить с детьми. А как же мне легко будет жить, если социальная служба не выплачивает пособия? Он написал, что как будто бы я плохая мама, и девочки из-за меня болеют. Он переврал все факты», — утверждает Петрова.

Россиянка рассказала, что в среду состоялось заседание комитета социальной службы по поводу ее дочерей, но с решением она не знакома. «Комиссия мне сказала, что мы узнаем решение, но когда — неизвестно», — отметила она.

По словам Натальи Петровой, она летом следующего года хотела вернуться в Россию, но проблемы с документами, а теперь и дочерьми мешают ей это сделать.

Сестра девочек-близняшек в своем блоге в ЖЖ пишет, что ее мама сразу же после исчезновения детей обратилась в полицию и посольство России в Швеции, но никаких действий по возвращению девочек в семью со стороны данных органов до сих пор не было предпринято.

Летом у молодой петербурженки Анастасии Пююконен в Финляндии местная полиция забрала 8-месячную дочку в детский дом без решения суда. На мать даже завели уголовное дело за, якобы, похищение ребенка из семьи. 25-летняя Анастасия обратилась к правозащитнику на днях, хотя ее история тянется уже 1,5 года.

Как рассказала «Росбалту» Анастасия, она переехала в Финляндию из Петербурга, откуда она родом, в декабре 2007 года, после того, как вышла замуж за гражданина Финляндии — Петтари Пююконена. В феврале 2008 года у них родилась дочка, которую назвали Лаура.

[1]

Когда девочке исполнилось 8 месяцев, Анастасия взяла ребенка и ушла от мужа в приют, объяснив это отношением своего супруга к ней и дочери. По словам женщины, он постоянно угрожал жене, что отправит ее обратно в Россию, отберет ребенка и отдаст его на воспитание своей матери.

Однако ситуация обернулась против россиянки: ее муж отрицал свою вину в конфликте и, наоборот, обвинял Анастасию в произошедшем. В результате он добился своего: мужчину признали единоличным опекуном Лауры, матери разрешили видеться с ней лишь время от времени.

Отметим, что в аналогичной ситуации оказалась в Финляндии россиянка Инга Рантала. Сына Инги и Вилли-Пекка Рантала весной этого года финские соцработники забрали в приют. Это произошло после того, как мальчик рассказал в школе, что может уехать из Финляндии в Россию с мамой. 2 марта органы социальной опеки финского города Турку приняли решение передать дело о ребенке россиянки Инги Рантала в суд.

Читайте так же:  Льготы матерям одиночкам башкирия

А 12 марта в Нидерландах в приют был помещен восьмилетний сын Татьяны Денисовой Максим. Социальные работники утверждают, что мать «негативно на него влияет». Каким образом это выражается, власти этой страны не уточняют.

http://3rm.info/main/7505-plody-yuvenalnoj-yusticii-u-russkix-v-evrope.html

Норвегия: у русских чаще изымают детей

Норвегия официально признала, что половина всех детей, изымаемых из семей, — это дети эмигрантов, приехавшие в страну с родителями. Россия занимает четвертую строчку в этом печальном рейтинге. Но среди тех, кто родился уже на территории Норвегии и был отобран местной опекой, больше всего оказалось детей, у кого один из родителей — выходец из России.

В минувшую среду несколько россиянок пришли к норвежскому парламенту в Осло, чтобы провести разрешенный властями митинг. Женщины молча стояли у стен парламента с плакатами — «Моим детям нужна я — родная мать».

В сюжете о пикете на местном телевидении впервые прозвучали официальные цифры. Больше половины всех детей, изымаемых в Норвегии, происходят из семей эмигрантов. Первые строчки «топ-листа» занимают выходцы из Сомали, Ирака, Афганистана и России. Министр по делам семьи и защиты детей признал, что эти цифры постоянно растут.

В 2007 году общее число детей, изъятых у кровных родителей, составляло 7709 человек, в 2010 — 8073, в 2011 — 8485. Но по данным местных правозащитников, реальные цифры могут быть в несколько раз больше. По детям выходцев из России ситуация известна пока только на период 1 января 2010 года (местный комитет по статистике обобщает ее раз в пять лет).

На тот момент в системе опеки находились 5176 российских детей. Норвежский госкомстат отмечает, что «русские дети» представляют собой одну из самых больших групп среди изъятых у родителей. Среди тех, кто приехал в Норвегию с родителями, россияне занимают четвертое место по «популярности» у социальных служб. Но среди тех, кто родился уже на территории Норвегии, больше всего отнимают детей, у кого один из родителей (как правило, мать) — русские.

Правда, сам норвежский министр по делам детей не видит в этой статистике ничего особенного. А на просьбу прокомментировать митинг матерей, у которых отобрали детей, заявил, что это свидетельствует лишь о том, что в Норвегии демократия, и родителям-иммигрантам не запрещено устраивать пикеты.

Да, у большинства родителей, лишившихся своих детей, благодаря государственному киднепингу, действительно осталось лишь одно право — выходить на молчаливые пикеты со свечами и плакатами. В судах доказать ничего невозможно. Просто потому, что претензии, которые предъявляет к матерям-иностранкам местная служба защиты детей (Барневарн), не укладываются в голове у обычного здравомыслящего человека.

«Правда.Ру» рассказывала историю Инги Эйкевог, которая полтора месяца прожила с ребенком у мужа в Норвегии. Ее слова — предупреждение, к чему следует быть готовым.»Муж запрещал мне гулять с ребенком после 8 вечера, хотя было очень светло и совершенно безопасно. Объяснение — это привлечет внимание Барневарн. Также же велел мне зашторивать окна, чтобы соседи из окон дома напротив не увидели в том, как я кормлю ребенка, что-то «неправильное» и не заявили в Барневарн. Не менять подгузник ребенку, не задернув шторы, так как наш малыш не любит подгузники, кричит и увертывается и его нежеланиесоседи напротив или живущие через стенку могли расценить как моё насилие над ним. Я стала бояться находиться в квартире без опущенных жалюзи, кормить ребенка у окна, старалась как можно скорее выйти на прогулку с ребенком, чтобы его нетерпеливые крики не заинтересовали соседей», — вспоминает Инга.

Ну, а самое главное — всегда надо демонстрировать положительный настрой и благополучие. Отсутствие улыбки у матери может трактоваться как «депрессия», которую необходимо лечить, а перед этим, разумеется, забрать ребенка. Если молодая мать выглядит уставшей, в поликлинике ее направят к психологу. Отказаться от «помощи» нельзя — это расценивается как сопротивление «системе», таким же образом расценивается ее нежелание следовать советам и рекомендациям «системы». Все это весомый повод для изъятия ребенка.

Не зная всего этого, матери, приехавшей из другой страны, очень сложно не попасть в ловушку — то есть под контроль Барневарн. И уж совсем просто обвинить ее в «психической неадекватности». Эта причина — одна из основных для работников соцслужб, которые выносят такой вердикт на основании собственного общения с матерью. Максимум, на что могут рассчитывать родители, лишенные детей, видеться с ними несколько раз в год по нескольку часов. При этом разговаривать на русском строго запрещается — за этим проследят присутствующие на встрече соцработники. То есть нарушаются не только права ребенка на воспитание в родной семье, но и право на воспитание в традициях того языка и культуры, к которым относятся его родители.

Таким образом государство ассимилирует детей иностранцев, которые должны стать «полноценными» норвежцами. А дело все в том, что проблема восполнения человеческих ресурсов сегодня в этой стране решается главным образом за счет мигрантов.

Ну, а чтобы норвежские граждане захотели возиться с чужими детьми, государство очень хорошо стимулирует их «работу». В местных супермаркетах развешены плакаты, призывающие «забрать их»: дети рекламируются как товар, причем очень выгодный.

Норвежские правозащитники прислали в общественную организацию «Русские матери» информацию о семье чеченцев, эмигрировавших из России в 2006 году. За это время у них отняли четверых детей из шести. Приемная норвежская семья в качестве вознаграждения получила за этих детей несколько миллионов норвежских крон.

[3]

8 ноября в Петрозаводске пройдет международная конференция, посвященная вопросам сотрудничества Норвегии и республики Карелия в вопросах помощи детям и семьям. Ожидается участие в ней российского уполномоченного по вопросам детей Павла Астахова. Он должен затронуть болезненные для норвежской стороны вопросы о массовом изъятии детей из семей выходцев из России, которые также являются гражданами РФ. На какие-либо официальные переговоры по этому поводу Норвегия идти пока отказывается.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.pravda.ru/society/1132638-norv/

Литература


  1. Треушников, М.К. Судебные доказательства / М.К. Треушников. — Москва: СИНТЕГ, 2014. — 272 c.

  2. История Библиотеки Академии наук СССР. 1714 — 1964 / ред. М.С. Филиппов. — М.: М-Л: Наука, 2017. — 600 c.

  3. Безуглов, Анатолий Встать! Суд идет: моногр. / Анатолий Безуглов. — М.: Детская литература. Москва, 2014. — 224 c.
  4. Беляева, О. М. Актуальные проблемы теории государства и права. Практикум / О.М. Беляева. — М.: Феникс, 2015. — 448 c.
  5. Миронов, Иван Борисович Суд присяжных. Стратегия и тактика судебных войн / Миронов Иван Борисович. — М.: Книжный мир, 2015. — 216 c.
Ювенальная юстиция в европейских странах
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here