Внебрачные дети царей

Внебрачные дети царей

Сколько внебрачных детей было у Людовика XIV, историки не могут точно подсчитать до сих пор – слишком уж многочисленным было потомством «короля-солнце». Впрочем, и в русском королевстве не все было так уж благочестиво: Екатерине II молва приписывает 7 отпрысков, Николаю I – 9, а Александру II – 12, но мы предлагаем вспомнить лишь о самых заметных байстрюках.

Иван Мусин-Пушкин

Как известно, государь Алексей Михайлович в двух браках нажил 16 детей, трое из них – Федор III, Иван V и Петр I – царствовали. Однако существует версия, согласно которой потомство «Тишайшего» этим не ограничивалось. Его внебрачным сыном вполне мог быть будущий сподвижник Петра Великого Иван Мусин-Пушкин, – и это предположение впервые озвучено известным собирателем сплетен о представителях царской фамилии князем Долгоруким. Отец Ивана служил при дворе стольником, а значит, и его супруга, мать Ивана, Ирина могла попасть в поле зрения царя, – об их связи при дворе ходили упорные слухи.

Родился Иван в 1661 году, и в это время еще была жива первая жена царя – Мария Ильинична. Мог ли «Тишайший» прижить сына на стороне, когда за 21 год супружества у него родилось 13 законных детей? Неизвестно. Косвенными подтверждениями знатного происхождения Ивана являются факты: Петр называл его «братцем», в 1710 году наградил графским титулом, через год сделал сенатором, а с 1725 года поручил управление Монетным двором. Существует легенда, по которой Петр по время очередного застолья в попытке разобраться, чей же он сын, указал на Ивана со словами: «Вот этот точно знает, что он – сын моего отца». Сам же Петр был неуверен, ведь в его отцы молва записывала многих – от конюха Мишки Доброва до патриарха Иоакима.

Гардемарин Великий

Довольная Екатерина принялась ускорять процесс женитьбы Павла.

В благодарность за услугу Софью Чарторыжскую выдали замуж за обер-камергера Петра Кирилловича Разумовского, наградив её внушительным приданым.

Сын цесаревича и Софьи Чарторыжской получил фамилию Великий, а отчество ему дали в честь крёстного — Афанасьевич.

Первоначально императрица не собиралась отдавать внука матери, но затем, по ходатайству приближённых, изменила своё решение.

О юных годах Семёна Великого мало что известно. В 8 лет его поместили в закрытую Петропавловскую школу, причём воспитатели получили указание дать мальчику «наилучшее образование».

После окончания школы Семён получил звание сержанта Измайловского полка, но заявил, что мечтает о карьере морского офицера. Это его желание было исполнено, и Семён Великий был отправлен для дальнейшего обучения в Морской кадетский корпус.

Укрепление династии естественным путём

Незаконнорождённые дети монархов, как правило, являлись плодом их любовной связи вне брака. Старшему сыну русского императора Павла I повезло и того меньше — он появился на свет в результате эксперимента, затеянного его бабушкой Екатериной Великой.

После того, как в 1762 году в результате переворота на русский трон взошла императрица Екатерина II, ситуация с вопросом о престолонаследии сложилась довольно щекотливая. Шансов вступить в новый законный брак, который был бы признан российским общество, у Екатерины практически не было. Единственным наследником престола в этой ситуации являлся 8-летний Павел Петрович, сын императрицы от свергнутого ей мужа.

Юный Павел не отличался крепким здоровьем, и это беспокоило окружение императрицы. Конечно, указ Петра I от 1722 года о престолонаследии позволял монарху назначить своим преемником любого, но это никак не укрепляло устойчивость власти.

Монархии нужен был «природный» наследник, а лучше несколько — как гарантия от всяких случайностей.

На самый крайний случай, если бы болезни Павла свели его в могилу, Екатерина готова была объявить наследником своего второго сына, Алексея Бобринского, рождённого от фаворита Григория Орлова.

Особенно активно об этом в России заговорили в 1771 году, когда Павла Петровича сразил тяжёлый недуг, заставивший мать, обычно не баловавшую сына вниманием, проводить много времени у его постели.

Екатерина II отдавала себе отчёт, что такой наследник, как Алексей Бобринский, может вызвать ропот даже в среде приближённых, и надеялась на выздоровление Павла.

Петр Румянцев-Задунайский

Впрочем, и сам Петр не отличался монашеским поведением. Ему приписывались многочисленные внебрачные дети и на родине, и за границей. О том, что с XVIII века его сыном называли Михаила Ломоносова, – слышали многие, в отличие от версии, что в жилах полководца Петра Румянцева-Задунайского также течет петровская кровь. В его классической биографии в качестве места рождения указана Москва, но существует предположение, что будущий герой России появился на свет в селе Строенцы (Приднестровье), где его мать, графиня Мария Румянцева дожидалась мужа из турецкой командировки по приказу Петра. Якобы и назван мальчик Петром в честь знатного отца.

Правда это или нет, но императрица Елизавета Петровна весьма благоволила «сводному брату» — за известие об Абоском мире царица произвела юного капитана сразу в полковники и сделала графом. Походил на предполагаемого родителя юноша и удалью, ведя разгульную жизнь и во время учебы за границей, и в период службы на родине. Его отец, выдающийся дипломат Александр Иванович Румянцев грозился отречься от наследника и писал, что ему придется «уши зашить», чтобы не слышать о его позорных выходках.

Александр Дембовецкий

Дата рождения одного из самых прогрессивных губернаторов Могилева Александра Дембовецкого не указывалась даже в официальных бумагах. О причинах сегодня остается только гадать. Впрочем, именно этим занимались еще современники Александра Станиславовича, судача о его тайном происхождении и высокопоставленных покровителях. Подпитывало домыслы и то, что занять губернаторское кресло в 30-летнем возрасте было невозможно благодаря собственным талантам, к тому же за все время службы Дембовецкий был осыпан «высочайшими благоволениями» своего «родителя» — Александра II.

В пользу версии – еще один факт. В 1839 году во время вояжа по России император заболел и провел в Могилеве полтора месяца, а предположительно в 1840 году родился Саша Дембовецкий. Дату рождения помогает установить Формулярный список из исторического архива Санкт-Петербурга – в записи от 1893 года стоит упоминание о 53-летнем Александре Дембовецком.

Император лично напутствовал вновь избранного губернатора, поручая ему сделать «всё возможное для восстановления расстроенных дел в Могилевской губернии». И внебрачный сын постарался всеми силами оправдать доверие: уже в первый год руководства он вывел Могилевщину из кризиса, а затем превратил губернию в одну из самых прогрессивных в империи.

Николай Исаков

В разное время молва приписывала Александру I отцовство в отношении 11 детей, среди которых наиболее ярко выделяется фигура генерала и реформатора военного образования Николая Исакова. Официально его родителями значились придворный учитель верховой езды Василий Исаков и воспитанница Екатерининского института Мария Карачарова. Внешнее сходство Николая с императором рождало немало толков, при этом даже Николай I якобы объяснял эту «похожесть» родством. Существует легенда, по которой Николай запретил Исакову ухаживать за своей дочерью Ольгой по причине того, что молодые люди являлись братом и сестрой.

Николай Исаков сделал блестящую карьеру, не всегда без помощи всесильных родственников. С отличием окончил Императорскую военную академию, прошел Кавказскую войну 1846 года, во время Крымской участвовал в защите Севастополя, дослужился до генеральского чина, а в 1863 году осуществил реформу военно-учебных заведений. По желанию императрицы Марии Александровны возглавил «Красный крест», а по личной инициативе много времени уделял благотворительности.

Иван Мусин-Пушкин

Как известно, государь Алексей Михайлович в двух браках нажил 16 детей, трое из них – Федор III, Иван V и Петр I – царствовали. Однако существует версия, согласно которой потомство «Тишайшего» этим не ограничивалось. Его внебрачным сыном вполне мог быть будущий сподвижник Петра Великого Иван Мусин-Пушкин, – и это предположение впервые озвучено известным собирателем сплетен о представителях царской фамилии князем Долгоруким. Отец Ивана служил при дворе стольником, а значит, и его супруга, мать Ивана, Ирина могла попасть в поле зрения царя, – об их связи при дворе ходили упорные слухи.

Родился Иван в 1661 году, и в это время еще была жива первая жена царя – Мария Ильинична. Мог ли «Тишайший» прижить сына на стороне, когда за 21 год супружества у него родилось 13 законных детей? Неизвестно. Косвенными подтверждениями знатного происхождения Ивана являются факты: Петр называл его «братцем», в 1710 году наградил графским титулом, через год сделал сенатором, а с 1725 года поручил управление Монетным двором. Существует легенда, по которой Петр по время очередного застолья в попытке разобраться, чей же он сын, указал на Ивана со словами: «Вот этот точно знает, что он – сын моего отца». Сам же Петр был неуверен, ведь в его отцы молва записывала многих – от конюха Мишки Доброва до патриарха Иоакима.

[2]

Федор Трепов

Упорные слухи регулярно превращали санкт-петербургского градоначальника Федора Трепова во внебрачного сына великого князя Николая Павловича – будущего императора Николая I. Поводы для сплетен давало загадочное многомиллионное состояние Федора Федоровича – якобы каждый из его девятерых детей получал ежегодно до 15 тысяч дохода. Правда, другим его «отцом» периодически становился германский император Вильгельм I. Но это всё слухи, а вот то, что столичному градоначальнику положили немыслимое по тем временам жалование, – факт. В год он получал более 18 тысяч рублей, в то время как военный министр Милютин довольствовался лишь 15.

Читайте так же:  Форма доверенности на представление интересов ребенка

Не давала спокойно спать завистникам и успешная карьера Трепова. В частности, он реформировал полицию города за счет привлечения отставных боевых офицеров, личное мнение о большинстве из которых составил еще во время подавления польского восстания 1863-64 гг. Он первым начал бороться с коррупцией в городской полиции. Запрет на «праздничные подношения» не вызывал восторга у горожан, ведь «благодарить» полицейских было делом привычным. Возможно, именно это отчасти и склонило присяжных к оправданию Веры Засулич, стрелявшей в градоначальника Трепова.

Федор Трепов

Упорные слухи регулярно превращали санкт-петербургского градоначальника Федора Трепова во внебрачного сына великого князя Николая Павловича – будущего императора Николая I. Поводы для сплетен давало загадочное многомиллионное состояние Федора Федоровича – якобы каждый из его девятерых детей получал ежегодно до 15 тысяч дохода. Правда, другим его «отцом» периодически становился германский император Вильгельм I. Но это всё слухи, а вот то, что столичному градоначальнику положили немыслимое по тем временам жалование, – факт. В год он получал более 18 тысяч рублей, в то время как военный министр Милютин довольствовался лишь 15.

Не давала спокойно спать завистникам и успешная карьера Трепова. В частности, он реформировал полицию города за счет привлечения отставных боевых офицеров, личное мнение о большинстве из которых составил еще во время подавления польского восстания 1863-64 гг. Он первым начал бороться с коррупцией в городской полиции. Запрет на «праздничные подношения» не вызывал восторга у горожан, ведь «благодарить» полицейских было делом привычным. Возможно, именно это отчасти и склонило присяжных к оправданию Веры Засулич, стрелявшей в градоначальника Трепова.

Алексей Бобринский

Вопрос об отцовстве детей Екатерины II по-прежнему мучает историков и библиографов. В мемуарах Александра III есть косвенное подтверждение слухам о том, что Павел I был рожден Екатериной от Сергея Салтыкова. Узнав об этом, Александр якобы перекрестился и воскликнул: «Слава богу, мы русские!» Впрочем, опровержений данной версии существует немало, и один из самых весомых аргументов – характерные западноевропейские гены потомков Павла вряд ли могли быть заложены Салтыковым.

Среди прочих детей особенно выделяется Алексей Бобринский, рожденный в Зимнем дворце от графа Орлова. Само таинство рождения держалось в строжайшем секрете, и сразу после появления на свет мальчик был отдан на воспитание гардеробмейстеру императрицы – Василию Шкурину. В 1781 году Екатерина прислала сыну Алексею письмо, в котором указала на «смутные обстоятельства» его появления на свет и причины, по которым была вынуждена скрыть этот факт: «сильнейшие неприятели» и «желание спасти себя и старшего сына». Правда, существует версия, что царица намеренно оболгала себя, желая досадить старшенькому.

А между тем «свободный брат» Павел после воцарения жаловал родню. Он отменил опалу Алексея (мать разрешила ему приехать в Петербург только единожды – после женитьбы), а во время личной встречи отнесся к «брату», по словам очевидцев, с теплотой. Бобринский получил графа с правом передачи потомкам и наследство своего отца – Григория Орлова. Выдающихся успехов во время службы Алексею Григорьевичу добиться не удалось, зато он положил начало известного рода Бобринских, представителями которого стали впоследствии выдающиеся государственные мужи.

Николай Исаков

В разное время молва приписывала Александру I отцовство в отношении 11 детей, среди которых наиболее ярко выделяется фигура генерала и реформатора военного образования Николая Исакова. Официально его родителями значились придворный учитель верховой езды Василий Исаков и воспитанница Екатерининского института Мария Карачарова. Внешнее сходство Николая с императором рождало немало толков, при этом даже Николай I якобы объяснял эту «похожесть» родством. Существует легенда, по которой Николай запретил Исакову ухаживать за своей дочерью Ольгой по причине того, что молодые люди являлись братом и сестрой.

Николай Исаков сделал блестящую карьеру, не всегда без помощи всесильных родственников. С отличием окончил Императорскую военную академию, прошел Кавказскую войну 1846 года, во время Крымской участвовал в защите Севастополя, дослужился до генеральского чина, а в 1863 году осуществил реформу военно-учебных заведений. По желанию императрицы Марии Александровны возглавил «Красный крест», а по личной инициативе много времени уделял благотворительности.

Лев Гумилев

Не пощадила жажда сенсации и Николая II, которому приписано отцовство единственного сына Ахматовой. Эту версию высказали известные петербургские исследователи биографии «поэта-рыцаря» Владимир и Наталья Евсевьевы. Первый их довод – современники отмечали «царственное поведение» Ахматовой, хотя сама она всегда говорила, что воспитывалась в «мещанской» семье – якобы она переняла манеру держаться от своего венценосного любовника.

Огромная ставка в доказательной базе родства Льва Гумилева и царя делается на творчество самой Ахматовой. Вспомнить хотя бы «сероглазого короля» – именно «серые лучистые глаза» отмечали многие дипломаты, встречавшиеся с Николаем. Евсевьевы вспомнили и о малоизвестном стихотворении «Смятение» со строками: «А взгляды – как лучи. Я только вздрогнула: этот/Может меня приручить» и «И загадочных, древних ликов/На меня поглядели очи…» По мнению исследователей, мало кто, кроме царя, мог обладать «загадочным древним ликом».

Далее – первые сборники с «беспомощными», по собственному признанию автора, стихами были приняты критикой (кто бы стал распекать женщину с таким покровителем?), но не супругом – Николаем Гумилевым, который полтора года отказывался их печатать в «Цехе поэтов». Евсевьевы утверждают, что «Вечер» и «Четки» имели успех во многом благодаря тому, что вышли в самый разгар отношений Ахматовой и царя, в то время как сборник «Белая стая» 1917 года не был замечен, как и две последующие книги.

Если связь с Блоком Анна Андреевна категорически опровергала, то слухи об отношениях с царем – никогда. При этом известно, что супружеская жизнь Ахматовой и Гумилева не сложилась, и Ахматова писала, что после рождения сына супруги с молчаливого согласия дали друг другу абсолютную свободу.

Где же могли встретиться Николай и Ахматова? И на этот вопрос у Евсевьевых есть ответ: из окон своего дома поэтесса могла видеть прогуливающегося по Александровскому парку царя, а так как резиденция была открыта для публики, Анна Андреевна вполне могла подойти к нему и заговорить.

Читайте так же:  Подала на алименты когда ждать денег

Косвенное подтверждение отцовства Николая найдено и у Эммы Герштейн – известного литературоведа, жившего в одно время с поэтессой. В «Записках об Анне Ахматовой» она писала, что та ненавидела своего «Сероглазого короля», потому что «ее сын был от Короля, а не от мужа». Что послужило причиной подобного высказывания неизвестно, но беспочвенные высказывания вряд ли мог себе позволить исследователь с таким авторитетом. При этом не представлено ни одного исторического документа, подтверждающего царственное происхождение Льва Гумилева.

Лучший друг цесаревича Алексея раскрыл последние тайны царской семьи

Александр Дембовецкий

Дата рождения одного из самых прогрессивных губернаторов Могилева Александра Дембовецкого не указывалась даже в официальных бумагах. О причинах сегодня остается только гадать. Впрочем, именно этим занимались еще современники Александра Станиславовича, судача о его тайном происхождении и высокопоставленных покровителях. Подпитывало домыслы и то, что занять губернаторское кресло в 30-летнем возрасте было невозможно благодаря собственным талантам, к тому же за все время службы Дембовецкий был осыпан «высочайшими благоволениями» своего «родителя» — Александра II.

В пользу версии – еще один факт. В 1839 году во время вояжа по России император заболел и провел в Могилеве полтора месяца, а предположительно в 1840 году родился Саша Дембовецкий. Дату рождения помогает установить Формулярный список из исторического архива Санкт-Петербурга – в записи от 1893 года стоит упоминание о 53-летнем Александре Дембовецком.

Император лично напутствовал вновь избранного губернатора, поручая ему сделать «всё возможное для восстановления расстроенных дел в Могилевской губернии». И внебрачный сын постарался всеми силами оправдать доверие: уже в первый год руководства он вывел Могилевщину из кризиса, а затем превратил губернию в одну из самых прогрессивных в империи.

[1]

Женщина для цесаревича

Наследник действительно выздоровел, и царственная мать приняла решение — сына нужно немедленно женить, дабы правящая династия получила продолжение естественным путём.

Но тут возникла новая проблема — появилось подозрение, что в результате перенесённого недуга Павел мог лишиться репродуктивных функций организма. Этот вопрос нужно было прояснить до официального брака, дабы не создавать новых сложностей.

В конце XVIII века медики не располагали возможностями для проведения соответствующих анализов, и проверить это можно было только естественным путём.

Екатерина II распорядилась — Павла нужно свести с женщиной, которая должна родить от него ребёнка.

О персоне, приближённой к Павлу, историки в царскую эпоху писали достаточно витиевато, называя её «некоей покладистой вдовой». Известный русский филолог и издатель Николай Греч описывал ситуацию так: «Перед вступлением в первый брак императора Павла дали ему для посвящения его в таинства Гименея какую-то деву. Ученик показал успехи, и учительница обрюхатела».

«Покладистую вдову» звали Софья Степановна Чарторыжская. Дочь петербургского губернатора и сенатора Степана Ушакова в первом браке была замужем за флигель-адъютантом Петра III генерал-майором Михаилом Петрович Чарторыжским. Муж, страдавший чахоткой, рано умер, оставив супругу бездетной.

Софья Чарторыжская любила роскошь, балы, развлечения и охотно крутила романы с мужчинами.

Екатерина II решила, что 25-летняя вдова — лучший вариант для того, чтобы проверить мужские способности 17-летнего сына.

К радости императрицы, худшие опасения не оправдались — в 1772 году у Софьи Чарторыжской родился мальчик, которого назвали Семёном.

Встреча с бабушкой

В то время, когда молодой человек изучал морскую науку, в России планировалось первое кругосветное путешествие, начальником которого был назначен капитан Григорий Иванович Муловский.

Семён Великий загорелся этой идеей и добился своего включения в экипаж одного из кораблей экспедиции Муловского.

Экспедиция, однако, сорвалась — ей помешало начало сначала русско-турецкой, а затем и русско-шведской войн. Капитан Муловский погиб в 1789 году в сражении у острова Эланда.

В русско-шведской войне в качестве офицера русского военного корабля «Не тронь меня» принимал участие и выпускник кадетского корпуса мичман Семён Великий.

После сражения 22 июня 1790 года офицер Великий был отправлен с донесением к императрице. Так Екатерина II встретилась с выросшим внуком. Доподлинно не известно, знал ли 18-летний офицер правду о своём происхождении.

Через несколько дней после этой встречи Екатерина произвела Семёна Великого в капитан-лейтенанты флота.

На русском флоте Семён Великий прослужил ещё три года, пока 17 октября 1793 года не вышел указ Адмиралтейств-коллегии об отправке группы офицеров в распоряжение русского посланника в Лондоне графа Воронцова для последующего поступления на английский флот. В числе командированных оказался и внебрачный сын наследника престола.

Петр Румянцев-Задунайский

Впрочем, и сам Петр не отличался монашеским поведением. Ему приписывались многочисленные внебрачные дети и на родине, и за границей. О том, что с XVIII века его сыном называли Михаила Ломоносова, – слышали многие, в отличие от версии, что в жилах полководца Петра Румянцева-Задунайского также течет петровская кровь. В его классической биографии в качестве места рождения указана Москва, но существует предположение, что будущий герой России появился на свет в селе Строенцы (Приднестровье), где его мать, графиня Мария Румянцева дожидалась мужа из турецкой командировки по приказу Петра. Якобы и назван мальчик Петром в честь знатного отца.

Правда это или нет, но императрица Елизавета Петровна весьма благоволила «сводному брату» — за известие об Абоском мире царица произвела юного капитана сразу в полковники и сделала графом. Походил на предполагаемого родителя юноша и удалью, ведя разгульную жизнь и во время учебы за границей, и в период службы на родине. Его отец, выдающийся дипломат Александр Иванович Румянцев грозился отречься от наследника и писал, что ему придется «уши зашить», чтобы не слышать о его позорных выходках.

Лев Гумилев

Не пощадила жажда сенсации и Николая II, которому приписано отцовство единственного сына Ахматовой. Эту версию высказали известные петербургские исследователи биографии «поэта-рыцаря» Владимир и Наталья Евсевьевы. Первый их довод – современники отмечали «царственное поведение» Ахматовой, хотя сама она всегда говорила, что воспитывалась в «мещанской» семье – якобы она переняла манеру держаться от своего венценосного любовника.

Огромная ставка в доказательной базе родства Льва Гумилева и царя делается на творчество самой Ахматовой. Вспомнить хотя бы «сероглазого короля» – именно «серые лучистые глаза» отмечали многие дипломаты, встречавшиеся с Николаем. Евсевьевы вспомнили и о малоизвестном стихотворении «Смятение» со строками: «А взгляды – как лучи. Я только вздрогнула: этот/Может меня приручить» и «И загадочных, древних ликов/На меня поглядели очи…» По мнению исследователей, мало кто, кроме царя, мог обладать «загадочным древним ликом».

Далее – первые сборники с «беспомощными», по собственному признанию автора, стихами были приняты критикой (кто бы стал распекать женщину с таким покровителем?), но не супругом – Николаем Гумилевым, который полтора года отказывался их печатать в «Цехе поэтов». Евсевьевы утверждают, что «Вечер» и «Четки» имели успех во многом благодаря тому, что вышли в самый разгар отношений Ахматовой и царя, в то время как сборник «Белая стая» 1917 года не был замечен, как и две последующие книги.

Если связь с Блоком Анна Андреевна категорически опровергала, то слухи об отношениях с царем – никогда. При этом известно, что супружеская жизнь Ахматовой и Гумилева не сложилась, и Ахматова писала, что после рождения сына супруги с молчаливого согласия дали друг другу абсолютную свободу.

Где же могли встретиться Николай и Ахматова? И на этот вопрос у Евсевьевых есть ответ: из окон своего дома поэтесса могла видеть прогуливающегося по Александровскому парку царя, а так как резиденция была открыта для публики, Анна Андреевна вполне могла подойти к нему и заговорить.

Читайте так же:  Возможность восстановления родительских прав после лишения

Видео (кликните для воспроизведения).

Косвенное подтверждение отцовства Николая найдено и у Эммы Герштейн – известного литературоведа, жившего в одно время с поэтессой. В «Записках об Анне Ахматовой» она писала, что та ненавидела своего «Сероглазого короля», потому что «ее сын был от Короля, а не от мужа». Что послужило причиной подобного высказывания неизвестно, но беспочвенные высказывания вряд ли мог себе позволить исследователь с таким авторитетом. При этом не представлено ни одного исторического документа, подтверждающего царственное происхождение Льва Гумилева.

Внебрачные дети царей

Сколько внебрачных детей было у Людовика XIV, историки не могут точно подсчитать до сих пор – слишком уж многочисленным было потомством «короля-солнце». Впрочем, и в русском королевстве не все было так уж благочестиво: Екатерине II молва приписывает 7 отпрысков, Николаю I – 9, а Александру II – 12, но мы предлагаем вспомнить лишь о самых заметных байстрюках.

[3]

Правда ли, что у последнего императора был внебрачный ребенок? Неужели наследнику русского престола удалось бежать? Кем на самом деле был старик, который всю жизнь скрывался в Бразилии под чужим именем? Ответы на эти и другие вопросы — в программе «Новые русские сенсации».

Уютный домик в тихой гавани под , машина, прислуга — что еще нужно, чтобы встретить старость? Но Николаю Владимировичу и в 97 не давала покоя великая тайна, которую он свято хранил всю свою жизнь.

И только за два месяца до смерти загадочный эмигрант из России впервые решился обнародовать, кто он такой на самом деле — бесценный и главный свидетель последних дней семьи русского императора, лично знавший их всех и чудом спасшийся из печально известного дома купца Ипатьева.

Красивым языком ушедшего столетия загадочный старик рассказывал подробности из жизни царской семьи, которые нельзя придумать.

Николай Деревенко — лучший друг сына Николая II. Единственный из приближенных к императорской семье, кто смог пережить большевистский расстрел. Познакомить шестилетнего Колю с единственным сыном императора решили не случайно. Отец юного Коли Владимир Деревенко был личным доктором цесаревича Алексея. Коля Деревенко быстро стал для цесаревича и его сестер почти братом.

Появление этого интеллигентного старика на экране наделало много шума. А историков заставило буквально схватиться за головы. В кадре сидел тот, кого безуспешно искали с 1918 года и уже отчаялись найти. А оказалось, он просто тщательно скрывался на другом конце земли, в Бразилии, и только на склоне лет решился выйти из тени.

Пропавший без вести. Незаконнорождённого сына Павла I забрало море

Алексей Бобринский

Вопрос об отцовстве детей Екатерины II по-прежнему мучает историков и библиографов. В мемуарах Александра III есть косвенное подтверждение слухам о том, что Павел I был рожден Екатериной от Сергея Салтыкова. Узнав об этом, Александр якобы перекрестился и воскликнул: «Слава богу, мы русские!» Впрочем, опровержений данной версии существует немало, и один из самых весомых аргументов – характерные западноевропейские гены потомков Павла вряд ли могли быть заложены Салтыковым.

Среди прочих детей особенно выделяется Алексей Бобринский, рожденный в Зимнем дворце от графа Орлова. Само таинство рождения держалось в строжайшем секрете, и сразу после появления на свет мальчик был отдан на воспитание гардеробмейстеру императрицы – Василию Шкурину. В 1781 году Екатерина прислала сыну Алексею письмо, в котором указала на «смутные обстоятельства» его появления на свет и причины, по которым была вынуждена скрыть этот факт: «сильнейшие неприятели» и «желание спасти себя и старшего сына». Правда, существует версия, что царица намеренно оболгала себя, желая досадить старшенькому.

А между тем «свободный брат» Павел после воцарения жаловал родню. Он отменил опалу Алексея (мать разрешила ему приехать в Петербург только единожды – после женитьбы), а во время личной встречи отнесся к «брату», по словам очевидцев, с теплотой. Бобринский получил графа с правом передачи потомкам и наследство своего отца – Григория Орлова. Выдающихся успехов во время службы Алексею Григорьевичу добиться не удалось, зато он положил начало известного рода Бобринских, представителями которого стали впоследствии выдающиеся государственные мужи.

Семён вместо Александра

Для Семёна Великого эта командировка стала роковой. 13 августа 1794 года английский корабль «Vanguard» попал в сильнейший шторм в районе Антильских островов и потерпел кораблекрушение. Среди тех, кто пропал без вести, оказался и русский офицер Семён Великий.

Море не отдало его тело, и это дало почву для новых слухов и версий.

По одной из них, пожалуй, наиболее увлекательной, Семён не утонул, а благополучно вернулся в Россию, где встретился с отцом. Павел был поражён внешним сходством Семёна со своим старшим законным сыном Александром.

Поскольку Александра, воспитанного бабушкой, Павел ненавидел, он якобы провёл комбинацию — организовав тайное убийство наследника, подменил его Семёном. В итоге к власти в 1801 году пришёл не Александр, а выступавший под его именем Семён, всю жизнь проживший под грузом вины от происшедшего.

В реальности же всё, конечно, не так ярко и красочно. Жизнь очередного русского бастарда, рождённого по воле своей венценосной бабки, получилась короткой и трагической.

Павел вряд ли вспоминал о первенце. После смерти первой супруги, умершей во время родов, во втором браке с Марией Фёдоровной он произвёл для русского престола аж четырёх наследников, не считая шести девочек.

Что касается Софьи Чарторыжской-Разумовской, то Семён остался её единственным сыном. Причиной этого стали её болезни, от которых она почти непрерывно лечилась за границей. Пережив и Семёна, и Павла I, графиня Разумовская умерла в Петербурге 26 сентября 1803 года и была похоронена на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Внебрачные дети царей

Формально, большинство детей, рождённых ему Екатериной I до их свадьбы — незаконнорожденные, которые позже были привенчаны. Несмотря на слухи о наличии у Петра обширного внебрачного потомства от других женщин, официально признанных бастардов в литературе не фигурирует.

Незаконнорожденное потомство Петра по многочисленности равняется потомству Людовика XIV, хотя, быть может, предание и преувеличивает немного. Например, незаконность происхождения сыновей г-жи Строгановой, не говоря о других, ничем исторически не удостоверена. (…) У Евдокии Ржевской родилось от царя четыре дочери и три сына; по крайней мере, его называли отцом этих детей. Но, принимая во внимание чересчур легкомысленный нрав Евдокии, отцовские права Петра были более чем сомнительны.

К числу известных любовниц Петра помимо Авдотьи Чернышёвой (урожд. Ржевской, матери Захара, Петра и Ивана Чернышёвых) и Строгановой относятся также Анна Монс (в связи с царем более 10 лет, ни одной беременности), Мария Гамильтон (два аборта, младенца утопила, отцовство детей неизвестно), Яганна и Устинья Петровы, Мария Кантемир (была беременна от Петра, неудачные роды, сын скончался), Елизавета Сенявская, Мария Румянцева (Матвеева) (мать полководца Румянцева-Задунайского, по легенде, сына Петра).

С 18 века существует легенда, что его сын — Михайло Ломоносов [1] .

Елизавета Петровна

После смерти Елизаветы Петровны, официально не имевшей детей, появилось немало самозванцев, именовавших себя её детьми от брака с Разумовским. В их числе наиболее известной фигурой стала так называемая княжна Тараканова, возможно, имевшая реального прототипа. Согласно различным источникам, у Елизаветы Петровны было двое детей — старший сын (от Разумовского) и младшая дочь (от графа Шувалова). Согласно четырём иностранным источникам конца 17 — начала 18 века, детей было двое либо трое, младшая — дочь Елизавета.

Екатерина II

Материнство Екатерины бесспорно только относительно трёх детей, и практически достоверно в отношении четвёртого. Родственные связи с ней оставшихся [2] детей недоказуемы. Её единственный законный ребенок, великий князь Павел, был результатом её третьей беременности, первые две закончились выкидышами (декабрь 1750 и март 1753).

Читайте так же:  Куда обращаться жертвам домашнего насилия

Павел I

Имя Портрет Годы жизни Мать Примечание
Инзов, Иван Никитич 1768—1845 неизвестна отцовство Павла сомнительно
1 Великий, Семён Афанасьевич 1772-13 (24) августа 1794 Разумовская, Софья Степановна
2 Мусина-Юрьева, Марфа Павловна (май или июнь 1801—1803) Любовь Багарат (?) Умерла в детском возрасте. Скорее всего, незадолго до неё родилась ещё одна дочь Павла, Евдокия Мусина-Юрьева, умершая во младенчестве.

Александр I

Несмотря на то, что Александру приписывается множество внебрачных детей, тот факт, что его законная жена Елизавета Алексеевна родила только двух девочек, причем обеих, как считается, от своих любовников (Адама Чарторыйского и Алексея Охотникова), заставляет некоторых исследователей вообще поставить под сомнение способность царя к произведению потомства, по причине того, что император, обладая высоким чувством долга перед государством, тем не менее, жил с супругой раздельно и не делал попыток зачать наследника.

Внебрачные дети: вчера и завтра

Появлением понятия внебрачные дети мы обязаны… христианской церкви. До принятия христианства все племена Западной и Восточной Европы, включая славян, были полигамны. Равно полигамия была распространена в Азии, включая Китай, в Африке и в Америке, Австралии.

Соответственно, у славян не было проблем с внебрачными детьми. Князь Владимир Красное Солнышко был сыном «рабыни», но сумел устранить своих братьев и стать правителем Древнерусского государства.

Кстати, у самого Владимира жен было несколько десятков, а наложниц — не менее пятисот! До сих пор историки спорят, как звали матерей сыновей Владимира — Святополка, Ярослава, Бориса, Глеба, Судислава, Мстислава и др.

Именно христианство покончило с полигамией на Руси и в Европе. Князья на Руси и графы в Западной и Центральной Европе не спешили расставаться с полигамией, за что папы, патриархи и митрополиты гневно их обличали, а иной раз и отлучали от церкви. Все наши историки, пишущие о событиях XI века, обязательно упоминают о браке французского короля Генриха I и Анны, дочери Ярослава Мудрого. Не отстают и кинематографисты — «Ярославна, королева Франции». Но и те, и другие сразу же ставят жирную точку после прибытия Анны в Реймс. И, замечу, не зря!

Генрих I быстро умер. В 1062 г. Анна Ярославна вторично вышла замуж за богатейшего графа Рауля де Крепи и Валуа. Оный граф длительное время воевал с Генрихом I, но, что гораздо хуже, был уже женат. Реймсский архиепископ Жерве (Гервазий) срочно сигнализировал папе Александру II: «В королевстве нашем — немалая смута: наша королева вышла замуж за графа Рудольфа». В итоге Александр II объявил брак незаконным, граф отказался подчиниться, и тогда римский понтифик предал Рауля и Анну анафеме! Супруги игнорировали отлучение от церкви, наслаждались жизнью и плодили детей.

Усилия православного духовенства не пропали даром, и с конца XII века «параллельные» жены и внебрачные дети князей и бояр уходят в тень, то есть за пределы письменной истории, и о них, равно как и о внебрачных детях крестьян и купцов, мы практически ничего не знаем.

Зато достоверно известно, что с начала XII века и по конец XVI века в русские князья попадали лишь законные сыновья князей Рюриковичей или Гедиминовичей. Исключение представляют лишь некоторое количество татарских «полевых командиров», пришедших на службу к московским владыкам в XV-XVI веках и объявивших себя потомками Чингисхана. В Москве селекцией Чингизидов и самозванцев не занимались и всех брали на службу с их титулами. Московские бояре зло шутили: «Приехал татарин зимой — жалуют шубой, а летом — князем».

Тем не менее, ни один царь до Петра I не посмел дать княжеский или иной титул ни одному придворному. Чины кравчего или боярина — пожалуйста. Но это, повторяю, всего лишь чин, не передающийся по наследству.

Петр I поначалу осторожничал и просил союзных западных монархов давать его фаворитам титулы князей, графов и баронов. Ну, а затем пошло-поехало — эти титулы императрицы и императоры раздавали кому попало не столько за заслуги на поле брани (Румянцев, Суворов, Кутузов), сколько за иные заслуги, включая альковные. В XIX веке достаточно было дать царю без отдачи приличную сумму, и ты уже барон.

Не торговал мой дед блинами,

Не ваксил царских сапогов,

Не пел с придворными дьяками,

В князья не прыгал из хохлов.

Поэт имел ввиду Александра Меншикова, графа Кутайсова, графа Разумовского, князя Безбородко. Павел I после итальянского похода отправил к Суворову своего фаворита графа Кутайсова. Александр Васильевич в присутствии графа начал распекать своего лакея Прошку: «Вот видишь, турка тоже лакеем был, а стал барином и графом. А все потому, что не пил, как ты!»

Отход Петра и его наследников от основополагающих принципов феодального общества, где человек ценился не только за его личные заслуги, но и за заслуги его предков, сказался и на ситуации с внебрачными детьми. Любовницы и внебрачные дети дворян «выходят из тени», начиная с середины XVIII века. Мелкие дворяне, «обрюхатившие» дворовых девок, обеспечив приданым, выдавали их замуж за своих крестьян или за мещан. С начала XIX века обеспеченные женщины преспокойно отправлялись за границу, там рождали своих незаконных детей и там же оставляли их на попечение бедных семейств за высокую плату.

Ну, а в большинстве случаев в крестьянских, мещанских и дворянских семьях незаконных младенцев записывали детьми родителей девицы, ее дядей и прочей родни. Провинциальные батюшки в подавляющем большинстве случаев за небольшую плату закрывали на все глаза, крестили и вписывали в церковные книги все, что им говорят. Итак, в большинстве случаев «нагулянные» дети оставались в том же сословии, а если отец был барин, то занимали промежуточное положение в обществе между отцом и матерью из крестьян или мещан.

Внебрачные дети дворян довольно часто делали блестящую карьеру или получали всероссийскую известность. Так, Александр Иванович Герцен (1812-1870) был сыном богатого барина Ивана Александровича Яковлева и 16-летней немецкой мещанки Генриетты Гаак. Знаменитый композитор и химик Александр Порфирьевич Бородин (1833-1887) был сыном поручика князя Луки Степановича Гедианова и дворовой девушки.

Поэт и литератор Василий Андреевич Жуковский (1783-1852) был сыном надворного советника Афанасия Ивановича Бунина и пленной турчанки Сальхи, в крещении Елизаветы Дементьевны.

Ну, а Алексей Кириллович Разумовский, внук казака Разума и племянник фаворита императрицы Елизаветы Алексея Разумовского прижил от дочери слуги четырех сыновей — Николая, Льва, Бориса и Василия. Все они получили фамилию Перовские по названию подмосковного именья А. К. Разумовского Перово. По неясным причинам Николай имел отчество Иванович, а остальные три сына были Алексеевичи. Все три Алексеевича получили от Николая I графское достоинство. Зато внучка Николая Перовского Софья Львовна 1 марта 1881 г. отличилась, командуя отрядом бомбистов на Екатерининском канале.

Самым знаменитым «подкидышем» империи стал Феликс Эльстон. В 1825 г. в Петербург из Германии приезжает 22-летняя девица Екатерина Федоровна Тизенгаузен с пятилетнем ребенком. Николай I дает ему фамилию Эльстон. Историки до сих пор теряются в загадках, кто же были родители младенца. В качестве матери фигурируют сама Екатерина Тизенгаузен, венгерская графиня Йозефина Форгач и ряд других, а отца — несколько германских родственников жены Александра II, барон Карл Фюгель и король Пруссии Фридрих Вильгельм IV и т. д.

И вот бастард (внебрачный ребенок владетельной особы) Феликс и его сын, тоже Феликс, делают головокружительную карьеру. Не выиграв ни одного сражения, не основав ни одного города, не сделав ни одного научного открытия, бастард Феликс становится одним из богатейших людей России и графом, а Феликс Феликсович — самым богатым человеком России после царя, да еще и князем.

В 1852 г. Феликс Эльстон женился на богатой наследнице вымирающего рода графов Сумароковых Елене Сергеевне. Вместе с женой он получил и графский титул. Ну, а его сын Феликс Феликсович, граф Сумароков-Эльстон, в 1882 г. женился на княжне Зинаиде Николаевне Юсуповой. Через 9 лет умирает ее отец Николай Борисович — последний из рода Юсуповых, и Феликс Феликсович становится князем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстоном. Каково звучит!

Читайте так же:  Анкета для детей насилие в семье

Увы, бастардам сильных мира сего не хватало титулованных невест из вымирающих родов. И тогда в Петербурге открылась вторая в империи контора по производству липовых титулов и родословных. Замечу, что первая такая контора была открыта евреями еще в XVI веке в славном городе Бердичеве. Там несколько поколений высококвалифицированных специалистов стряпали родословные и идеальные подделки пожалований титулов польским панам и малороссийским Серкам. Нужна родословная от Магомета — пожалуйста! А от самого Ноя? — Платите, пан!

При Екатерине II петербургские конторщики хоть имели совесть. Так, внебрачный сын Екатерины предположительно от Григория Орлова получил фамилию Бобринский (по названию села, где он воспитывался) и графский титул. А вот Александр II пошел дальше. Его любовница Екатерина Долгорукая и их дети сын Георгий (1872-1913) и дочери Екатерина (1878-1959) и Ольга (1873-1925) получили титул князей Юрьевских.

А ведь с 1212 г. по 1340 г. в городе Юрьеве правила целая династия князей Юрьевских, родоначальником которых был Святослав, сын великого князя Всеволода Большое Гнездо. Неужели своей милой Александр не мог придумать иную фамилию, не трогая древних русских князей?

Одной из причин трагедии Цусимы была некомпетентность в морских делах руководивших флотом генералов-адмиралов великих князей Константина Николаевича и Алексея Александровича. Зато как «ходоки» они преуспели. Только от балерины Анны Кузнецовой Константин нажил четверых детей. А Алексей имел сотню романов. Плодом связи с фрейлиной Сашей Жуковской (как мы знаем, отец ее тоже был внебрачным сыном) стал мальчик, рожденный 14 ноября 1871 г. Александр II присвоил ему графский титул и дал фамилию Белевский. Замечу, что в XIII-XV веках существовало Белевское княжество, и были князья Белевские.

Любовь к старине подвела петербургских конторщиков и самого императора. Николай II поначалу не признал брак великого князя Павла Александровича с Ольгой, урожденной Карпович. Однако позже царь сменил гнев на милость, и ее произвели в княгини Палей и составили липовую родословную, что она якобы происходит из старинного малороссийского рода Палеев (Палиев). Увы, на самом деле такого рода там никогда не было, а известен только один казак Палий. Он был славным атаманом, сам себя произвел в полковники, не признавал власти ни польских королей, ни московских царей, ни малороссийских гетманов. Настоящее имя его Семен Гурко. А Палием (на мове «Поджигатель») его прозвали за уничтожение целых городов и местечек. Палий мог запросто дать фору и Стеньке Разину.

Большевики, придя к власти, отменили церковный брак и полностью уравняли в правах внебрачных детей с законными. Благо, к 1917 г. многие лидеры большевиков, обзавелись «зазорным» потомством. Теперь матери-одиночки могли подавать в суд на алименты на кого угодно. Но если суд еще мог отказать в алиментах, то ФИО отца веселые дамы выбирали сами. Правда, вождей мирового пролетариата трогать никто не рисковал, зато серьезно пострадали деятели культуры. Одних Лемешевых и Козловских появились сотни, если не тысячи.

В 1804 г. Франция и в 1944 г. СССР попали в одинаковое положение — миллионы мужчин были убиты на войне и в ходе внутренних смут. Обе страны оказались во враждебном окружении, предвиделись новые кровавые войны. Лишь резкое увеличение рождаемости могло спасти обе державы от гибели. И оба диктатора принимают одинаковое и единственно правильное решение: запретить революционное нововведение — привлечение к отцовству в судебном порядке. Разумеется, в обеих странах добровольное признание отцовства и финансовая помощь отцов только приветствовалась.

Вопреки мнению либералов Наполеон и Сталин не только не лишили детей отцов, а наоборот позволили миллионам женщин, не имевшим шансов найти мужей, вкусить радость материнства, а их дети получили приходящих пап. Это сейчас мужчина стоит перед дилеммой — или признать отцовство и 18 лет выплачивать свыше четверти дохода, или полный отказ от ребенка и конфликт с матерью. А при Наполеоне и при Сталине большинство отцов приходили к детям, учили их наукам, охоте, рыбной ловле, дарили подарки, приносили деньги.

Вверг ли Сталин внебрачных детей в бесправие и нищету? Те, кто учился в 1950–1960-х годах вспоминают, что тогда не знали и не интересовались, кто из одноклассников был внебрачным ребенком. Все дети были одеты в единую школьную, спортивную форму, у всех более-менее одинаковые прически, головные уборы. Дети законные и внебрачные ходили в одни те же ясли и детсады, учились в одних и тех же школах, техникумах, вузах. Причем, малоимущие родители что законных, что внебрачных детей получали от государства средства на покупку учебников, школьной формы, им полностью оплачивали детсады и ясли, и т. д. Отдых всех детей был примерно одинаков. Причем дети матерей-одиночек обеспечивались бесплатными путевками в первую очередь, а дети из полных семей — по остаточному принципу.

…Теперь введено судебное установление отцовства. Это в чем-то справедливо для «гражданских» браков. Но для случайных связей? Сейчас многие женщины рожают «для себя». То есть без любви к партнеру и без желания создать семью. Кто-то из них не может, а кто-то не хочет вступать в брак. У кого-то муж — лесбиянка, а ребенка-то все равно хочется. Кто-то рождением ребенка хочет улучшить свои жилищные условия или избавиться от уголовного преследования. Вспомним, как в недавнем прошлом в любом доме, назначенном под снос, внебрачные дети рождались чуть ли не в каждой квартире. А многие мужчины становятся инфантильными потребителями, идущими на поводу сиюминутных эмоций, и не более того. Образумит ли их закон, тоже вопрос. Малознакомые с нашими законами васеньки и петенька чаще станут влипать на 18 лет алиментов?

Вот и Запад подает неоднозначный пример. Так, в Германии с 2007 г. начали в судебном порядке выявлять имена и фамилии доноров спермы, хотя в свое время они получили гарантию полной анонимности. Руководителям фирм, которые уничтожили соответствующую документацию, грозят судебным преследованием. Уже дебатируется вопрос о выплате алиментов донорами спермы. Как говорится, маразм крепчал…

Тем не менее, надо признать очевидный факт: России необходимо выбираться из демографической ямы, и не имеет значения, с помощью детей, рожденных в браке или вне его. Лишь бы были здоровые и желанные. А для этого, помимо уже имеющихся мер налоговой и прямой финансовой поддержки многодетных семей, хорошо бы вспомнить и советский опыт, и привнести свое, усилив материальную и моральную помощь матерям-одиночкам, да и отцам-одиночкам, которых в наше время становится все больше. Стране дорог каждый ребенок.

Видео (кликните для воспроизведения).

Читайте самое интересное в рубрике «Общество»

Источники

Литература


  1. Хаин, В.Е. История и методология геологических наук. Гриф УМО по классическому университетскому образованию / В.Е. Хаин. — М.: Академия (Academia), 2012. — 409 c.

  2. Жбанов, Евгений Вокруг версии; М.: Известия, 2013. — 256 c.

  3. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебное пособие / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2014. — 240 c.
  4. ред. Кононенко, І.П. Законодавство про адміністративну відповідальність; Київ: Видавництво політичної літератури України, 2012. — 340 c.
  5. Вышинский, А. Я. А. Я. Вышинский. Судебные речи / А.Я. Вышинский. — М.: Государственное издательство юридической литературы, 2017. — 564 c.
Внебрачные дети царей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here