Усыновление после потери ребенка

«Мы прошли через это, чтобы стать людьми». История про неудачные попытки родить ребенка, усыновление и неожиданную беременность

С Натальей мы встретились по работе: она открывает пятый магазин, и мы подбираем ей помещение. Встреча переносится на час, мы сидим в кафе, пьем чай и разговариваем о чем-то незначительном. Ее телефон постоянно звонит, но во время очередного звонка, ее голос меняется. Я слышу какую-то редкую теплоту и заботу, которые невозможно изобразить. Наталья кладет трубку и говорит: «это Даня, сын, сегодня первый раз пошел гулять с собакой, до этого боялся животных». Неожиданно, сначала сомневаясь, что стоит об этом говорить и это кому-то интересно, потому что «все обычно и неидеально», она делится своей историей.

Идеальный план на жизнь

Сейчас Наталье тридцать девять лет. Она встретила будущего мужа в тридцать два. Тогда все, казалось, шло по ее плану: сначала получить профессию переводчика в ВУЗе, потом вырасти в карьере, открыть собственный бизнес и сделать его успешным, попутешествовать. Следующие в списке целей на жизнь — семья и рождение двоих детей.

«Как раз в этот момент мы познакомились с Андреем. Оба живем в одинаковом рабочем ритме, оба закрыли какие-то базовые вопросы в жизни и оба планируем проект „Семья и дети“. В общем, мы примерно так к этому и относились. Сейчас мне кажется, что все события, через которые нам пришлось пройти, были для того, чтобы мы стали больше людьми, а не идеальными бизнес-планами собственных жизней», — с улыбкой вспоминает Наталья.

Они все просчитали: полгода встречаются, потом свадьба, через 2-3 месяца беременность, через полгода после рождения первого ребенка, вторая беременность. Обследование показало, что оба здоровы и всё хорошо. Но план первый раз дал сбой. Тест показывал одну полоску и через месяц, и через два, и через полгода.

Читайте также

Подросток в приемной семье и в детском учреждении. Запись вебинара Натальи Степиной

Хотят ли подростки из детского дома жить в семье

Талантливые бывшие сироты: Философия, живопись и бои без правил Игоря Ефимова

Вопросы о приемном родительстве: Запись вебинара Марии Пичугиной (Капилиной)

Как дать шанс подросткам на семью

Форум фонда «Измени одну жизнь»: Как воспитывать подростков — опыт приемных семей

«За этих детей надо бороться»: психолог – о подростках в детдомах и усыновлении

Когда мне было 36 лет, я взяла под опеку 12-летнего мальчика-сироту. Друзья недоумевали. Родители поддерживали. Знакомые осторожно интересовались моим здоровьем и спрашивали, почему я не выбрала малыша.

Если риски, связанные с усыновлением подростка очевидны, то о плюсах такого выбора известно немного. Сегодня я убеждена, что именно подросток-сирота иногда гораздо более правильный выбор для тех, кто мечтает стать приемным родителем. Скоро у моего любимого приемного сына будет выпускной, а летом ему исполнится 18. С юридической точки зрения, моя опека над ним закончится. Однако за прошедшие годы мы стали настоящей семьей, и это удивительный опыт, которым я хочу поделиться.

Сирот из числа подростков чаще всего берут под опеку люди, которые являются их родственниками. По статистике, это чуть ли не единственная причина усыновления «взрослых сирот». Говоря об усыновлении, я имею в виду любые формы устройства, включая опеку, попечительство, патронат. Итак, в наши дни случаев усыновления подростков совершенно чужими людьми, как это было в моем случае, – единицы.

Жестокая реальность и неудачная беременность

«Врачи говорили, что год — это нормально. Но нам казалось, что это они нас так успокаивают. Это было ужасное время для нас как для супругов.

Каждый стал искать причины в другом, обвинять, секс стал просто средством забеременеть, ушли желание и мотивация быть вместе.

Но мы были упорными — не в смысле желания быть рядом — есть же план, и вся жизнь подчинялась ему», — рассказывает Наталья.

Попробовать ЭКО предложил Андрей. Пара стала искать клинику, договариваться, обсуждать: до истечения «нормального срока» в год оставался месяц. Когда стало понятно, что есть еще варианты, Наталья узнала, что беременна. Но радость была недолгой — через две недели случился выкидыш.

«Знаешь, я может быть сейчас немного утрирую то, что было. Но мне важно, чтобы были видны главные чувства: какой-то нарисованный план в голове, и ты гонишься за ним, не замечая, обесценивая реальную жизнь. Конечно, у нас была работа, мы ездили путешествовать, жили, но вот эта навязчивая идея: беременность, дети, она была фоном ко всему. Когда я увидела, что беременна, мы были настолько измотаны и опустошены, что не успели даже нормально порадоваться.

Потом неожиданное кровотечение, выкидыш, больница. Врачи сказали, что мне надо восстанавливать здоровье, ЭКО можно делать не раньше, чем через год. Мы оказались в реальной жизни, где всё первый раз пошло не по плану, где всё разрушено, мы отдалились, на грани развода, до новых попыток погони за смыслом год, мы постоянно ругаемся, кричим и не разговариваем друг с другом.

Помню момент, когда после одной из таких ссор я выбежала на улицу, шла, плакала и думала. Ко мне пришло понимание, что у нас только два варианта: развод или полное обнуление и работа над отношениями. Мы погрязли в погоне за целью, не понимая, зачем нам это, забыв о наших чувствах. Я поняла, может быть, впервые за всё время, что очень люблю Андрея и хочу идти с ним дальше. Когда я вернулась домой, было уже шесть часов утра, муж не спал. Я обняла его и попросила помочь мне. Он согласился. Самый понятный мне способ разобраться — семейная терапия, и я очень благодарна мужу за то, что он сначала принял моё решение, а потом и сам искренне вошёл в процесс».

Ребенок «из телевизора»

В популярной программе Первого канала «Пока все дома» есть замечательная рубрика «У вас будет ребенок». В ней ведущая Елена Кизякова каждую неделю рассказывает об одном ребенке-сироте, которому ищут семью. Сашка был одним из героев рубрики, ему очень хотелось иметь семью. А еще он мечтал стать экономистом. Но на момент съемок мальчишке было уже 11 лет, и его шансы обрести семью стремились к нулю, несмотря на все достоинства.

У меня в тот момент все в жизни было хорошо. Прекрасное образование, интереснейшая работа, любящие родители, здоровье, отдельное проживание в центре Москвы, возможность заниматься творчеством. Да, у меня не было своей семьи – в тот период я уже была разведена, — но я была окружена мужским вниманием и не особо переживала о том, когда снова найду себе мужа. К идее приемного родительства я относилась хорошо, но считала, что все должно быть вовремя. Сначала, думала я, появятся свои дети, а потом, возможно, приемный ребенок. Все получилось наоборот. В моей жизни появился Сашка.

Подготовка к приемному родительству

Когда первая попытка ЭКО оказалась неудачной и эмбрионы замерли в развитии на седьмой неделе, пара решила остановиться. Второй раз за время нашего разговора Наталья заплачет, но тут же вытрет слезы и улыбнется:

«Это очень странно, но после того, как случилась эта неудачная попытка ЭКО, мы испытали облегчение. Решение взять ребенка из детского дома уже пришло к нам, это казалось таким правильным и естественным продолжением всего, что мы поняли. И мы начали подготовку. С одной стороны, оформление документов. С другой — мы много общались со специалистами, я помнила о том кошмаре неосознанности, который был до, и хотела понять, с чем мы можем столкнуться. Мы с Андреем изучали все подводные камни — какие сложности, страхи, реакции могут быть у малыша, как правильно реагировать.

Читайте так же:  Раздел имущества в случае смерти

Единственное, мы не думали про пол и возраст. Мне хотелось, чтобы это было как пишут в книгах: мы пришли, увидели и сразу поняли, что вот он — наш ребенок. Но „щелчка“ не происходило и пришлось брать на себя ответственность».

Всё оказалось сложнее

Поняв, что само собой ничего не произойдет, Наталья и Андрей решили обсудить, как именно они будут делать выбор. Решили, что критерия будет два: возраст до восьми лет и их полезность в жизни ребенка. У них есть желание взять на себя ответственность быть родителями и есть финансовый ресурс, который может спасти кому-то жизнь. Так в их семье появился пятилетний Даня. Родители отказались от него, когда стало ясно, что мальчику нужна дорогостоящая операция на сердце. Без медицинской помощи он бы не прожил долго, но операция была рискованной и дорогой, поэтому у Дани было очень мало шансов найти родителей.

«Мы долго готовились, мы многое понимали, но всё оказалось сложнее. Прозвучит ужасно, но все переживания, связанные с больницами, были ничтожными по сравнению с процессом выстраивания отношений. Мне хотелось быть мудрой и понимающей, я не позволяла себе никаких ошибок, но по вечерам закрывалась в ванной и рыдала.

Первый шоковый момент был связан с собаками. К нам в гости пришла подруга с хаски и Даня впал в истерику ни с того, ни с сего. Он плакал, жутко кричал, и то бросался на собаку, то прятался за мою спину. Я вспомнила всё, о чем читала, о чем говорила со специалистами, но это не помогло. Я чувствовала страх, что я не могу с этим справиться, мне было неудобно перед подругой за эту сцену, перед мужем, за то, что он тоже это переживает, но главное было бесконечное чувство вины перед маленьким человеком за то, что ему пришлось пережить в прошлом и за то, что мы случайно снова стали причиной такого сильного переживания.

И вот сегодня Даня гуляет с собакой, без страха, это огромный путь, но тогда. Тогда мне казалось, что я совершила ошибку, что мы не справимся, что мы герои какого-то плохого фильма. Таких моментов было еще много. Например, сын бросался с кулаками на всех детей, которые ко мне подходили. Это была ревность и страх, что мы бросим его, заменим на кого-то другого. Позже, когда я узнала, о беременности, меня охватила паника, что это вернётся», — делится Наталья.

Почему…

… я решилась откликнуться на передачу о Саше и стать для совершенно чужого 12-летнего ребенка мамой – это тема для отдельной статьи. Мне гораздо важнее рассказать, что у нас получилось и как много радости и счастья это нам принесло. Одним из первых вопросов, которым задаются люди, решившиеся стать приемными родителями – а ребенка какого возраста я хотел бы усыновить? И хотя по данным статистики и сложившимся стереотипам предпочтение отдается либо грудничкам, либо деткам до 3 лет, надо понимать, что идеального возраста усыновляемого ребенка не существует.

Когда люди все же задумываются об усыновлении ребенка от 7 лет и старше, они руководствуются, как правило, только двумя причинами. Первая – это возраст самих усыновителей. Например, если сама женщина или ее супруг уже не молоды, то есть понимание, что на воспитание грудничка может не хватить жизненных ресурсов. Когда ребенку «стукнет» хотя бы лет 14-15, то сил играть с ним в футбол или разделять другие активные увлечения и хобби, будет сложно. А ведь каждому родителю хочется прожить со своим ребенком много радостных минут, создать совместные незабываемые впечатления, сложить историю своей семьи. Вторая причина — возраст родных детей. Такова, например, история первого французского космонавта Жан-Лу Кретьена, который усыновил русскую девочку 10 лет, уже имея собственную 12-летнюю дочку.

Беременность и новые опасения

Через год после усыновления Дани Наталья узнала, что беременна. Супруги были так увлечены здоровьем и адаптацией сына, что перестали думать о невозможности иметь своих детей, но у жизни снова были другие планы:

«Раньше я бы стукнула медицинским справочником по голове человека, который сказал бы, что надо просто расслабиться и перестать ждать. Еще в период отчаянных попыток забеременеть я читала такие истории, но они только раздражали. Не могу сказать, что это панацея, но у нас вышло именно так. Я и Андрей были рады этой новости, но нам снова пришлось столкнуться с кучей страхов. А что, если всё закончится плохо? А что, если мы не сможем любить Даню, как раньше? Или будем обделять своего ребенка? А если Даня будет ревновать и вернется его агрессия по отношению к детям? Вопросов было больше, чем ответов.

Знакомство с собой и мысли об усыновлении

До момента, когда можно было делать ЭКО, оставалось девять месяцев. Параллельно Наталья с Андреем пошли к психотерапевту: знакомиться с собой, разбираться, что происходит в их отношениях, выяснять, зачем они оба хотят ребенка и какую цену готовы за это заплатить. После выкидыша у врачей были сомнения, что беременность сможет наступить естественным путём, но пара готова была принять это спокойно:

«Наше желание стать родителями становилось более осознанным. Сначала ты делаешь круглые глаза на вопрос, что даст тебе материнство и отцовство. Потом говоришь какие-то общие фразы. Потом начинаешь раскапывать суть. В нашем случае этот путь занял полгода, но к моменту, когда врачи стали готовить нас к худшему, мы с Андреем уже понимали, что для нас не имеет значения биологическое родство. Это был очень важный момент, и я рада, что наши взгляды совпали. Мы подошли к тому, что хотим усыновить ребенка в любом случае, хоть и попробуем ЭКО в назначенный срок.

Но при этом нам важно было убедиться, что мы идем в усыновление не от боли, что у нас не получилось и может быть никогда не получится иметь детей».

Все страхи были в голове

С медицинской точки зрения беременность протекала идеально. Но много сил уходило, чтобы подготовить Даню. Хотя сейчас я понимаю, что все страхи были у нас в голове, ведь в реальности всё хорошо. Когда родилась Алиса, Даня с первых дней включился в процесс. Мы старались не давать повода для ревности и пока всё получается. Мы любим детей по-разному, но это не значит, что одного больше, другого меньше.

[1]

Конечно, я оглядываюсь назад и вспоминаю весь путь к тому, что у меня есть сейчас. Своё желание всё спланировать, наши отношения с Андреем в начале, которые больше были похожи на бизнес-партнерство, чем на ту любовь, которая между нами есть. Наверное, так принято говорить о прошлом — с благодарностью и наделяя его смыслами. Но в нашем случае я думаю, что я как будто проснулась благодаря всем неудачам, сложностям в отношениях с Андреем и благодаря появлению Дани и Алисы.

Эпидемия возвратов в детдома усыновленных детей — можно ли полюбить чужого ребенка?

Приемная американская мать решила вернуть усыновленного в Воронеже ребенка с формулировкой: «Не удалось сформировать в себе чувства привязанности». Это не первый случай, когда иностранцы возвращают, как в супермаркет, усыновленных, и не только в России, детей.

Но и в нашей стране, судя по статистике, вдруг началась эпидемия возвратов – и потому что россияне стали больше усыновлять, и потому что ни дети, выросшие в интернате, ни взрослые, получившие сформировавшегося ребенка, просто не умеют жить вместе и научиться негде.

Читайте так же:  Подаренная квартира при разделе имущества

Каждому десятому приемышу отказывают от дома, объясняя, что с ним слишком много хлопот. У взрослых, по идее, ответственных и принявших очень сложное решение людей, масса причин и масса объяснений, что мешает сделать кого-то счастливым и что дает право вернуть ребенка в приют. У детей — своя правда, до которой взрослым еще надо дорасти.

Коля рисует только черным фломастером, потому что семья у него есть только на этом рисунке. Последние родители его не просто бросили. Обманули. Посадили в машину и сказали — повезут в лагерь на неделю. Здесь он ждет их уже четыре месяца, хотя давно понял — никакой это не лагерь. Его вернули туда, откуда взяли — в детский дом.

«Детям нужна семья, потому что без родителей они никак не могут жить», — говорит Коля.

Ульяна рассказывает — плохо себя вела, и дядя пригрозил сдать ее в детдом. После этого она как с цепи сорвалась — стала вести себя только хуже. Хладнокровно объясняет, что хотела проверить — неужели правда за неубранную комнату, за прогулы в школе от нее откажутся? Она уже проходила это в свои-то 13. Ребенок, преданный однажды, просто ждал, когда другой взрослый снова сделает больно.

«Отец меня бросил: я была незапланированным ребенком», — рассказала она.

Тот, кто своим рождением вдруг нарушил взрослый план, и прекрасно это понимает, попадая в новую семью, изо всех своих детских сил будет пытаться вести себя как можно лучше. Но сил хватит ненадолго. Потом срыв. На детскую жестокость взрослые ответят своей. Когда за ребенком захлопывается дверь детдома с обратной стороны, маленький человек во всем винит только себя.

«Если бы не я, может, было бы все хорошо», — говорит Виталик.

Даша»: Моя вина, в большинстве случаев это моя вина».

В мире взрослых много причин, почему детей возвращают в приюты. Около тысячи ежегодно отбирают органы опеки, каждого десятого из всех усыновленных отдают сами приемные родители, которые готовы любую проблему объяснить плохой наследственностью.

Взрослые отговорки вроде «не сошлись характерами» или «изменилась финансовая ситуация» даже в суде принимаются. По ним спокойно можно аннулировать усыновление. Приемным родителям и опекунам еще проще: даже объясняться не надо — привели обратно в приют, сдали за ненадобностью. Никакой ответственности за отказ. Ребенка в России вернуть в детдом иногда легче, чем сломанную игрушку в магазин.

Взрослые законы молчат о том, кто именно из органов соцзащиты должен контролировать приемные семьи, сколько раз в год, но самое главное — по каким критериям. То есть каждый инспектор решает детскую судьбу как умеет, а главное — как сам считает нужным.

«В законе такое вообще не прописано, это на усмотрение специалиста. Я пришла, я же реально не только специалист, я еще и человек, я же вижу, чисто здесь или нет», — говорит главный специалист управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Люберецкому муниципальному району Наталья Парамонова.

За что трех ее приемных мальчишек отправили обратно в детдом, Людмила Васильевна не может понять до сих пор. Ребят она водила на музыку, записала в спортивную секцию, а они с первых дней называли ее мамой. Однако инспекторы решили, что частичная потеря зрения у Гладковой — достаточная причина для отмены опекунства.

«Если я их столько лет растила, зачем разлучать-то! Делать такую травму! Травма, действительно! Сережка опять там начал заикаться», — рассказала Людмила Гладкова.

В этом случае взрослых не интересовало мнение ни детей, ни приёмных родителей.

«Эти семьи, которые берут детей, нуждаются в сопровождении, то есть в помощи психологической, медицинской, социальной, юридической», — говорит руководитель общественной организации «Право ребенка», член Общественной палаты РФ Борис Альтшулер.

Сейчас в законах — ни слова о поддержке семьи после усыновления. Прописано только обязательное прохождение школы приемных родителей — еще до знакомства с ребенком. Сухая теория, без помощи на практике, на которой чаще всего и поскальзываются.

«Свой ребенок, тоже кровный, может вести себя как угодно, он орет, плачет, ночами не спит. Никто же не бросает их, надо это просто пережить! Дальше — тьфу-тьфу-тьфу! Дети великолепнейшие», — говорят Ксения Муромская и Владислав Чичков.

В реальности все детские сказки заканчиваются по-разному. Для Саши и Насти дорога в семью была длинной. Их тоже предавали и обманывали: сначала родные папа с мамой, потом приемные. Но они поверили снова. Новые родители все проверки плохим поведением прошли.

Ульяна проверять больше никого не хочет. Для себя решила, что в семье она жить не будет, ее уже пытались удочерить — не согласилась.

Виталик, Даша и Ксюша винят себя до сих пор и уверены — они могут быть только плохими детьми.

Коля готов снова поверить взрослым. Еще помнит, как мама читала на ночь сказки, поэтому он все еще верит в свое маленькое детское счастье.

С этого года каждый, кто хочет взять в семью ребенка, обязан 80 часов учиться — как дать этому ребенку счастье и как разучить маленького человека злиться на себя и всех. Даже на тех, кто не причинял ему горя. 80 часов. Много это или мало померить невозможно. Возможно, лишь понять и принять: учиться быть вместе нужно будет обоим, всю жизнь.

Усыновление подростка: личный опыт

Когда появилась любовь

Видео (кликните для воспроизведения).

Сейчас, когда у этой истории есть счастливое продолжение, всё кажется очень логично: сложный адаптационный период, пройденный с психологом, естественные сомнения, знание теории, которое не делает эмоции меньше, но в итоге помогает справиться. А тогда они вдвоем пытались выстроить отношения с сыном, освоить новые роли и поддержать друг друга. Вместе полетели на операцию в Германию — Андрей впервые оставил бизнес дольше, чем на две недели. Бессонные ночи, переживания у палаты интенсивной терапии и понимание, что всё наконец-то хорошо.

«Когда врач сказал, что Даня теперь здоров, мы с Андреем обнялись и плакали, наверное, минут тридцать.

Я очень благодарна мужу. Я увидела его в новой роли: переживающего, уязвимого, любящего. Мы сильно сблизились, когда появился Даня, стали разговаривать и поддерживать друг друга.

Даже в те моменты, когда я сомневалась, что мы правильно поступили, взвалив на себя такую ответственность, он был единственный, кому я могла признаться в таких мыслях. Муж обнимал меня и говорил, что мы справимся.

Один из главных принципов в усыновлении, о котором нам говорили: дать понять ребенку, что вы любите его несмотря ни на что, и никогда не вернете обратно за плохое поведение. Но вот нам не выдали любовь по умолчанию, она пришла с совместным опытом, с переживаниями за маленькую жизнь, с преодолениями сложностей, иногда через ступор. Не нужно стыдиться разных чувств и подавлять их, позволяйте им быть, это нормально.

Мы просто продолжали идти вперед, даже когда казалось, что мы какие-то неправильные и любовь никогда не родится. Она родилась и, мне кажется, Даня это почувствовал, потому что на смену страхам и агрессии, пришла нежность. Мы всё еще ходим по минному полю, потому что на какие-то простые вещи он может отреагировать непредсказуемо. Но сейчас мы знаем, что это связано с опытом, который был до нас. Мы даём ему другой опыт и это меняется», — рассказывает Наталья.

Плюс на минус

Потенциальные приемные родители часто не учитывают многие факторы, связанные с выбором в пользу подростков. У каждого возраста родительства есть свои особенности. Определяющие функции родителя подростка отличаются от тех же функций родителя малыша. Что именно вы ищете в приемном родительстве? Как хотите реализоваться в роли приемного родителя? Что вы действительно готовы дать приемному ребенку, а чем жертвовать было бы для вас болезненно или даже разрушительно? Ответив на эти вопросы, вы сможете определиться, действительно ли вы хотите и готовы стать родителем младенца или дошкольника. Возможно, что у вас больше потребностей быть родителем подростка?

Читайте так же:  Какую сумму платят матерям одиночкам

Итак, на что стоит обратить внимание, когда вы задумываетесь о возрасте будущего приемного ребенка, и кому больше подойдет именно ребенок-подросток.

1. Вы готовы в ближайшие несколько лет полностью посвятить свое время новому члену семьи? Если ребенок маленький, вам придется кардинально перекроить всю свою жизнь и не на один год полностью погрузиться в жизнь и нужды малыша. Да, есть няни, но разве вы решились усыновить ребенка, чтобы его воспитывала няня?

Если у вас карьера на пике, или вы просто не готовы уйти в долгосрочный «приемный декрет», но мечта о приемном ребенке вас не отпускает, то подумайте об усыновлении подростка. Он уже достаточно самостоятелен и, зачастую, даже гораздо более самостоятелен по сравнению со своими сверстниками из обычных семей. Система детских домов и интернатов в целом неплохо приучает детей к дисциплине.

Не растерять ее после усыновления – вот задача! Иными словами, ребенок уже способен сам себя обслуживать. Он сам собирается по утрам, самостоятельно ходит в школу и кружки. Он уже не беспомощный член семьи! Это позволит вам во многом сохранить свой рабочий ритм жизни. При этом у вас будет достаточно времени для общения, вы в полной мере можете реализовывать себя как приемный родитель. Мне не пришлось отказываться ни от карьеры, ни от творчества. Более того, сынгордился и интересовался моими профессиональными делами (я работаю на ТВ). Все это уберегает вас от риска гиперопеки, а ребенка учит развиваться и быть деятельным самому.

2. Вы главным образом мечтаете о том, чтобы подарить ребенку свой опыт, возможности, показать мир, помочь в выборе профессии? Часто об усыновлении задумываются люди, состоявшиеся в профессиональном плане, но по разным причинам не успевшие создать семью или завести своих детей. Мысль о пеленках, бессонных ночах, оторванности от привычной социальной активности их пугает, но одновременно и мучает желание реализоваться в осознанном родительстве. Такие люди часто легко и успешно устанавливают отношения с детьми-подростками своих родственников и друзей, нередко становясь их доверенными лицами, разделяя их увлечения.

Да, есть опасность обмануться и спутать способность к дружбе с подростком с готовностью стать родителем подростка, причем не родного и пережившего много трудностей в жизни. Но в этом поможет разобраться школа приемных родителей. Сертификат об успешном обучении в такой школе обязателен для усыновителя. Зато знания и навыки, полученные в такой школе, бесценны.

В моем случае это было именно так! Мы с Сашкой совершили немало отважных далеких путешествий, на которые я вряд ли решилась бы без него. Мы совместно занимались разными видами спорта, пробовали различные хобби. Мы создавали «память» о нашей семье. Я открывала для него мир и была для него значимым взрослым. Он, сам того не подозревая, учил меня быть по-настоящему взрослой, быть лучше, быть мамой. Кстати, о слове «мама», которого ждут все приемные родители. Сашка попросил разрешения называть меня так сразу же. Было видно, что ему это нужно, что он светится каждый раз от возможности произнести это слово.

3. Главные страхи, которые возникают у вас при мысли о приемном родительстве: а вдруг у ребенка плохая наследственность или гены? Вас пугает, что некая скрытая, в том числе, психическая болезнь так проявятся в усыновленном ребенке, что сделает вашу жизнь невыносимой? Спросите себя, можно ли в грудничке или даже в ребенке трех лет увидеть все скрытые негативные черты, унаследованные от родных родителей? Каковы шансы увидеть это в сироте-подростке? Ответ, по-моему, очевиден.

Очень важно знать, в каком возрасте ребенок потерял родную семью. Среди маленьких сирот этот показатель стремится к первым дням жизни. Среди подростков немало детей, которые до сознательного возраста росли в семье, они с младенчества успели впитать тепло и ласку родной мамы. Это кардинально определяет психологию ребенка.

Специалистами много написано о синдроме «недоношенности» сирот, то есть о тех детках, кого родные мамы не носили на руках после рождения. Мой Сашка до шести лет рос в семье и даже неплохо помнит родную маму. Это совершенно другая, более здоровая психика по сравнению с теми, кто был брошен или потерял маму в младенчестве. Усыновляя подростка, у вас больше шансов найти ребенка без этой тяжелейшей травмы недоношенности.

4. «Подростка уже не переделаешь», — считают многие потенциальные усыновители, делая выбор в пользу усыновления малыша. Я считаю, здесь есть двойная ошибка.

Многие черты характера у подростка, безусловно, уже сложились, но сложились, в том числе, и такие привычки и особенности, которые, дай Бог, сохранить бы! Но сирота-подросток очень гибок, он по природе своей привык приспосабливаться – иначе выжить трудно. Обладая пытливым умом, он сможет впитать и перенять нужные привычки и установки, которые вы захотите ему передать. Мотивация тут будет выше, а скорость синтеза быстрее, чем в обычных семьях с размеренным образом жизни.

Очень за многое в воспитании своего Саши я обязана сотрудникам интерната, в котором он рос. Я не уверена, что смогла бы сама воспитать в нем эти черты. Возможно, мне просто повезло, и таких воспитателей и интернатов – один на сотню в нашей стране. Мы с сыном до сих пор общаемся с детьми из того интерната. Я вижу эти задатки, которые качественно отличают этих ребят от порой излишне избалованных детей моих знакомых. А ведь мои знакомые очень старались! Просто перевес был на стороне улицы, школы и ТВ/Интернета – той среды, которой воспитанники в закрытых учреждениях часто лишены, и это идет им в плюс.

5. Не только вы выбираете подростка-сироту, но сам ребенок после 11 лет по закону имеет право выбрать или отказаться от вас как потенциального усыновителя. Чувствуете разницу? Нет, это не разделение ответственности за будущие неудачи, но это ресурс для вас. Если не просто вы сами выбрали, но выбрали вас и доверились вам – это мощный стимул.

Вы ошибаетесь, если считаете, что ни один сирота не откажется от возможности быть усыновленным. Дети-подростки достаточно привередливы. Более того, у них есть свои страхи: жизнь в интернате уже устоялась, есть понимание, когда в 18 лет они оттуда выйдут, то получат квартиру и начнут самостоятельную жизнь, включая доступ к накопленной за годы в интернате пенсии по потере кормильца. Эти дети понимают, что у них есть помимо вас и вашего желания создать с ними семью.

Мой сын, прежде, чем познакомиться со мной, уже отказался от одних потенциальных усыновителей. А я бережно храню его официальное заявление в опеку, написанное еще детским старательным почерком. В своем, возможно, первом, но таком важном юридическом документе, он изъявляет свое желание и готовность стать моим приемным сыном.

Скоро у Саши выпускной бал и начало взрослой жизни. Наша семья состоялась, хотя в это верили не все. Как и в любой семье у нас были трудные периоды. Были и моменты бессилия, и минуты неверия в то, что сложную ситуацию можно изменить. Но в нашей семье была и есть любовь и уважение, и это помогло нам оставаться близкими людьми. А еще у нас есть замечательная традиция – ежегодно праздновать день образования нашей семьи. И для меня особенно ценно, что этот день Саша помнит в деталях также хорошо, как и я.

Как сохранить брак после потери ребенка? История одной семьи

Боль от потери ребенка длится долго и может разрушительно сказаться на отношениях. The New York Time опубликовал историю Миры Птацин и ее мужа Эндрю.

Читайте так же:  13 процентов с материнского капитала

Это было на пятом месяце беременности. Спустя несколько минут после того, как мы сделали УЗИ, воздух в кабинете наполнился оглушительной тишиной. Исследование показало, что у ребенка в моем животе был целый букет врожденных дефектов и никаких шансов на выживание после появления на свет.

Врачи поставили мне диагноз «голопрозэнцефалия» и предложили три варианта дальнейших действий: прервать беременность, вызвать роды и родить плод, обреченный на смерть, или подождать, пока трагедия развернется сама собой, естественным образом.

Десять дней спустя я уже не была беременна. Через месяц мой жених Эндрю и я поженились. Из моей груди подтекало молоко, я носила большую прокладку и все еще кровоточила, когда сказала «да».

Мира Птацин и ее муж Эндрю поженились спустя месяц после потери ребенка

Это случилось 12 лет назад. С тех пор я общалась с многими врачами и экспертами «по тяжелым потерям».

Когда мы с Эндрю проходили через все стадии нашего горя, многие из этих профессионалов предупреждали нас, что количество разводов после потери ребенка поразительно высокое. Нам говорили, «до 90 процентов». Эта статистика, скорее всего, взята из одной из первых книг о потере детей «Погибший родитель», написанной Гарриет Шифф.

Однако эта книга была опубликована в 1977 году, и исследование Шифф вряд ли является актуальным. Прежде всего, там приводится мало эмпирических данных. Кроме того, статистике сложно учесть все нюансы отношений в паре, то есть сложно отделить влияние потери детей на отношения в паре от влияния других семейных проблем. Тем не менее, профессиональные терапевты, психологи-консультанты и семейные пары приходят к одному мнению: сохранить брак после смерти ребенка невероятно трудно.

«Вы — единственные, кто остро переживает потерю вашего ребенка, и, кажется, от этой боли можно потерять себя», — говорит Энн Белден, тренер по планированию семьи, которая занимается работой с женщинами и парами, переживающими бесплодие, усыновление и потерю ребенка.

«Вы смотрите в глаза своего партнера и видите столь же глубокое отчаяние — это усиливает вашу боль и может быть совершенно невыносимо».

Быть наедине со своей печалью — сложно, считает Белден, но решение делить это горе с человеком, который переживает потерю вместе с вами, тоже срабатывает «во вред». Довольно часто вместо взаимопомощи происходит разлад в отношениях.

[2]

«Сразу после трагедии, — говорит Белден, — у людей могут возникать самые разные состояния: острое отрицание, клиническая депрессия, нежелание или даже невозможность двигаться». Горе движется хаотично: появляется, когда вы меньше всего его ждете, и уходит на задний план, когда вы были настроены принять его. Способы реагирования людей на горе так же разнообразны, как и «траектории» их переживаний, и это несовпадение между партнерами может вызывать негодование».

По словам Белден, партнерам хотелось бы «страдать одинаково и одновременно». Например, если у одного горе вызывает бессонницу, и он всю ночь смотрит на потолок спальни, то звук храпа другого партнера может вызывать у него настоящую ненависть.

В то тяжелое время, когда мы только потеряли ребенка, этот храп приводил меня в бешенство — как он может спать, ведь нашего ребенка только что не стало?

А как он может хотеть секса? Мы были молодоженами, и мой муж хотел заниматься сексом, но я хотела только одного: чтобы меня не трогали и даже не смотрели на меня. В результате мы только изредка держались за руки. Некоторые находят в привязанности помощь, но прикосновения просто раздражали меня. Горе грубо и безжалостно, оно изолирует, сбивает с толку и приводит в бешенство.

«Большинство женщин сообщают, что испытывают чувство стыда и вины после потери беременности. Эти эмоции также часто включают в себя чувство предательства или ощущение дефективности собственного тела», — говорит Джессика Цукер, доктор и психолог, специализирующийся на репродуктивном здоровье женщин.

Доктор Цукер советует своим пациентам прислушиваться к себе и двигаться по пути к возвращению нормальной супружеской жизни в удобном для них темпе. «Не существует «правильного» или «неправильного» подхода к принятию самого себя, — говорит она, — за исключением того факта, что вы должны уважать свои чувства».

По словам Белден, в момент скорби парам стоит обратиться за помощью. Она настоятельно рекомендует попасть к психотерапевту, но, если вы не можете себе этого позволить, существуют группы поддержки родителей после утраты и потери детей, бесплатные и доступные.

Через год после смерти дочери я нашла терапевта, который работал в Медикейд (программе бесплатной медицинской помощи нуждающимся в США — прим. ред.)

Что касается нашего брака, мы с Эндрю делали, что могли. Мы были вместе всего восемь месяцев, когда потеряли ребенка — у нашего брака было самое трудное начало, которое только можно представить. Мы старались изо всех сил.

Мы переехали в новую квартиру, взяли вторую собаку, старались заботиться о себе. Я написала книгу о своем опыте потери, а Эндрю стал играть в команде по регби. Мы отпраздновали нашу первую годовщину свадьбы, затем вторую. Мы делили спальню, но жили в разных мирах.

[3]

Тревожный звонок для нас прозвучал тогда, когда прибыла полиция: наши собаки укусили незнакомца в парке, и это был уже не первый раз. Мы почувствовали, что наши собаки, которые стали для нас детьми, уловили нашу плохую энергию. До нас дошло, что мы с Эндрю бывали вместе только тогда, когда выгуливали их. Да, мы двигались вперед после потери ребенка, но двигались в разных направлениях.

Мы решились на перемены. В течение нескольких недель мы сообщили на работе о наших планах, арендовали дом и взяли несколько фриланс-проектов. Мы переехали на маленький остров недалеко от Мэна. Мы были уверены, что нам это нужно: медленный темп, свежий воздух и новый старт.

Именно этот шаг спас наш брак. В конце концов, все сводилось к уважению: уважению к переживаниям, потребностям другого человека, уважению к реакции партнера на горе (любой, пусть и неожиданной) и, в конечном счете, уважению к нашим отношениям.

Мы потеряли нашего ребенка, но продолжали бороться сообща. Мы решили выжить, индивидуально и в команде.

В октябре мы отпраздновали нашу 11-ю годовщину свадьбы. В июне было 6 лет нашему сыну Тео; а наша 4-летняя дочь Симона учится кататься на сноуборде в горах штата Мэн.

У наших двух собак есть своя собачья дверь и огороженный двор, и они давно никого не кусали.

Когда травма нашего прошлого все же дает о себе знать или один из нас проявляет слабость, мы отмечаем, что это «эффект горя». Мы относимся к этому явлению с уважением и позволяем ему пройти, предоставив ему для этого необходимое время и пространство.

Это явление, это горе всегда будет с нами, среди звуков океана, хихиканья наших детей, лая наших собак. Все вместе эти звуки создают прекрасную какофонию — симфонию радости, окрашенную в грусть.

Депрессия после усыновления. Что делать, если это случилось с вами?

Проведено анкетирование 3 100 приемных родителей. Поощрялось участие в опросе тех, кто не испытал депрессии после усыновления. Из 145 родителей — более 65% сказали, что они испытывали депрессию после усыновления. 8 человек сообщили, что их предупредили о том, что такой синдром существует. 61% всех опрошенных подтвердили, что такая подготовка была бы полезна Материал сайта RainbowKids.Com

Гэрриэт МакКарти — приемная матерь трех мальчиков из России, член Восточно-Европейского Объединения по усыновлению и других объединений приемных родителей. Ей не понаслышке знакомы проблемы международного усыновления, одна из них – депрессии после усыновления. Публикуем перевод ее статьи об этом:

Международное сообщество по усыновлению переживает кризис очень серьезного масштаба. Он может поставить под угрозу здоровье и благополучие многих семей, где есть приемные дети. Речь идет о депрессии после усыновления. Согласно исследованию, проведенному Восточно-Европейским Объединением по усыновлению, это явление затрагивает 65% приемных матерей. Несмотря на это, агентства по усыновлению, соцработники и большинство медиков не замечают и не распознают его.

Читайте так же:  Установление факта признания отцовства умершим

Послеродовая депрессия давно считается ожидаемым этапом нормальной беременности и родов; медики и общество открыто обсуждают и хорошо понимают это явление. По разным оценкам от 50 до 80% матерей испытывают послеродовую депрессию в самой мягкой форме. Из них приблизительно 10% переносят более тяжелую форму послеродовой депрессии, которая длится дольше и имеет больше симптомов. Причину обоих этих явлений видят в гормональных изменениях и нарушениях. Семьи, врачи и те, кто оказывает помощь, готовы к этим симптомам и без лишних вопросов поддерживают матерей в этот обычно короткий период.

Отношение общества и медиков к послеродовой депрессии коренным образом отличается от того молчания и закрытости, которые окружают все более распространяющуюся проблему – синдром депрессии после усыновления. Этот термин применила Джун Бонд в своей статье в весеннем выпуске журнала «Рутс энд Вингс» в 1995 г. Те из нас, кто входит в международное сообщество по усыновлению, особенно приемные родители детей из детдомов, сталкиваются с дополнительными трудностями, когда усыновляют не недавно родившихся младенцев, которые воспитывались не в семье. Обычно возраст этих детей начиная с того возраста, когда они учатся ходить до школьного возраста. Их прошлое и языковые проблемы являются дополнительным фактором, который влияет на возможность возникновения у приемных матерей синдрома депрессии после усыновления.

В течение последних семи лет я тесно связана с международным сообществом по усыновлению. Я являюсь приемной матерью трех мальчиков старшего возраста из России, членом Восточно-Европейского Объединения по усыновлению, соведущей и модератором рассылки по обучению и подготовке родителей на сайте www.eeadopt.org , а также основателем и сопредседателем организации «Международное усыновление в семьях» в Пьемонте.

В течение всего моего опыта работы депрессия после усыновления была постоянным и насущным вопросом. Осенью 1999 г. с помощью Восточно-Европейского Объединения по усыновлению, которое разместило анкету на сайте, я провела исследование, чтобы проверить, насколько распространенным является синдром депрессии после усыновления. Результаты оказались тревожными. Наша анкета была доступна для получателей рассылки из списка приемных родителей для детей из России и списка по обучению и подготовке родителей; совокупное количество получателей рассылки превышает 3 100 человек. Особенно поощрялось участие в опросе тех, кто не испытал депрессии после усыновления. Из 145 родителей, которые ответили, более 65% сказали, что они испытывали депрессию после усыновления. И только 8 человек сообщили, что социальные работники или агентства по усыновлению предупредили их о том, что такой синдром вообще существует. 61% всех опрошенных подтвердили, что такая подготовка была бы полезна.

Наш опрос не уточнял половую принадлежность респондентов, но мы предполагаем, что большинство анкет было заполнено женщинами. Неисследованным, но очень важным вопросом является депрессия после усыновления у отцов. Стресс играет главную роль в этом вопросе, который мы считаем не менее важным. Именно приемным отцам приходится выходить на работу раньше, и у них появляется дополнительная трудность: совмещать работу и воспитание детей.

Когда я анализировала данные о продолжительности депрессии после усыновления, получилась очень тревожная картина. Тогда как легкая послеродовая депрессия длится очень недолго (менее двух недель), 77% опрошенных, испытавших депрессию после усыновления, страдали от ее проявлений от двух месяцев до более года, из них 45% — шесть месяцев и больше. 85% из тех, у кого была депрессия, сообщили, что она так или иначе сказалась на их здоровье (существенная потеря/прибавка веса с последующими нарушениями сна и головными болями). 70% чувствовали, что синдром депрессии после усыновления мешает плавному вступлению приемных детей в семью и налаживанию отношений. Очевидно, что депрессия после усыновления – это важная, многогранная проблема, которую необходимо признать, лучше понимать и по которой безусловно нужно консультировать и оказывать поддержку всем участникам сообщества по усыновлению!

Как пережить непогоду
Зная, что велика вероятность наступления синдрома депрессии после усыновления, вы сможете подготовиться к этому, если вы окажетесь среди тех, кто испытывает этот синдром. Подготовка может включать в себя обсуждение с работником, отвечающим за первоначальную опеку, а также с будущим педиатром вашего ребенка. Убедитесь, что ваше агентство знает о существовании синдрома депрессии после усыновления и что они осознают рост и распространенность этой проблемы. Они должны быть готовы поддержать вас, если вам будет нужна помощь. Если раньше у вас уже была депрессия, то вы подвержены большему риску. Позаботьтесь о том, чтобы ваш психолог был готов помочь, если вам понадобится поддержка в виде лекарств или совета. Предупредите членов семьи и супруга и расскажите им об этом. Объясните, что вам может понадобиться моральная поддержка так же, как семьям с новорожденными.

Новая роль родителя часто означает ухудшение в выполнении других дел. Не позволяйте себе испытывать чувство вины из-за того, что вы не вполне идеально справились с работой по дому или не чувствуете желания готовить ваши привычные вкусные блюда. Отложите большую часть дел, пока вы не освоитесь. Если вы предвидите, что, оставив дела на время, вы будете сильно беспокоиться, найдите того, кто мог бы подменить вас в работе по дому и бытовых делах. Сделайте запас хорошей замороженной пищи, чтобы облегчить приготовление еды.

Если вы замужем, одно из важнейших изменений, которое наступает в вашей жизни с появлением ребенка, — это изменение в ваших отношениях с супругом. Будьте готовы к этому изменению и, чтобы снизить отрицательное влияние, выделяйте особое время, которое вы будете проводить вдвоем без приемного ребенка. Это ключевое условие успешного родительства, важное для вас обоих и для ребенка. Ваши крепкие, надежные отношения друг с другом – один из величайших подарков, который вы можете сделать для своего приемного ребенка. Если вам удалось создать крепкую и счастливую семью до усыновления, не пожалейте усилий на то, чтобы сплотить и сохранить ее.

Самое главное, помните, что ваши чувства – нормальная реакция на стресс, что вы не одни и что вам помогут на этом сложном этапе после усыновления.

Признаки депрессии
Критерии диагностики (из справочника по диагностике и статистике психических расстройств)

Видео (кликните для воспроизведения).

Наличие пяти и более признаков в течение двух недель.
1.Ежедневное подавленное настроение в течение большей части дня (чувство грусти, опустошенности или слезливость) или ощущение исключительной раздражительности.
2. Заметно сниженный интерес или удовольствие во всех или почти всех занятиях.
3. Значительное снижение или прибавка веса, повышение или снижение аппетита.
4. Почти ежедневная бессонница или повышенная сонливость.
5. Почти ежедневная психомоторная активность или замедленность действий, заметная окружающий (беспокойность или медлительность).
6. Почти ежедневная усталость или потеря энергии.
7. Почти ежедневное чувство ненужности или повышенное или неуместное чувство вины.
8. Почти ежедневная сниженная способность думать или сосредотачиваться или нерешительность.
9. Суицидальные мысли и образы.

Источники

Литература


  1. Конституционный судебный процесс / ред. М.С. Саликов. — М.: Норма, 2015. — 416 c.

  2. Прессман, Л.П. Кабинет литературы / Л.П. Прессман. — М.: Просвещение; Издание 2-е, доп., 2014. — 144 c.

  3. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (постатейный); Юркомпани — М., 2012. — 520 c.
  4. Понасюк А. М. Медиация и адвокат. Новое направление адвокатской практики; Инфотропик Медиа — М., 2012. — 370 c.
  5. Андрианов Н. В. Гражданское общество как среда институционализации адвокатуры; Либроком — М., 2011. — 304 c.
Усыновление после потери ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here