Тверской суд конвенция по похищению детей решения

Верховный суд рассказал о возвращении детей в Россию

В делах о возвращении незаконно перемещённого в Россию ребёнка установлена исключительная территориальная подсудность, напоминает ВС. Заявление можно подать только в один из восьми судов первой инстанции, обозначенных в ч. 2 ст. 24411 ГПК. С 2016 по 2018 год суды первой инстанции вынесли решение по 71 такому делу. По 23 делам суд согласился, что ребёнка надо вернуть. По 48 делам в удовлетворении требования о возвращении ребёнка отказано, приводит статистику ВС.

Обратиться в суд в такой ситуации могут родители или другие лица, полагающие, что ответчиком нарушены их права опеки, а также прокурор. Но практика показывает, что обращения всегда подают родители ребёнка. Ответчиком в абсолютном большинстве случаев также становился другой родитель ребёнка, лишь в одном случае – его бабушка.

Чаще всего в качестве государства, в котором проживал ребёнок до перемещения в Россию, истцы указывали Испанию, Украину, Израиль, Францию и Германию.

ВС напомнил, когда суд не обязан возвращать ребёнка. Таких случаев несколько: если ребёнок адаптировался в новой среде; если изначально против перемещения ребёнка никто не возражал или ответственные за него лица не осуществляли свои права опеки; когда возвращение ребёнка создаст угрозу причинения ему психологического или физического вреда; когда ребёнок возражает против перемещения, то его мнение уже следует учитывать, или же если возвращение ребёнка противоречит основополагающим принципам защиты прав человека.

Обосновывая, почему ребёнка нельзя вернуть в страну его постоянного проживания по прошествии более года с момента переезда, ответчики нередко ссылались на адаптацию ребёнка в России, указал ВС. Доказать адаптацию должен ответчик, сказано в обзоре. Решая, успел ли ребёнок адаптироваться, суды учитывали, сколько времени прошло с момента перемещения ребёнка и начала процедуры возвращения, а также ходит ли он в школу, сад или кружки, есть ли у него друзья и родственники, на каком языке он говорит, какие у него условия проживания. Что касается выяснения мнения ребёнка, то в судах опрашивали в том числе детей, не достигших возраста 10 лет.

В ряде случаев суды по ходатайствам истцов принимали обеспечительные меры: запрещали ответчику до вступления в законную силу решения суда по делу о возвращении ребёнка изменять его место пребывания, в том числе временно ограничивали выезд ребёнка из России.

http://pravo.ru/news/217189/

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РАЗРЕШЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ О ВОЗВРАЩЕНИИ ДЕТЕЙ В КОНТЕКСТЕ ТРАНСГРАНИЧНОГО ПОХИЩЕНИЯ

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

студент 4 курса Юридического института Северо-Кавказского федерального университета,

канд. юрид. наук., доцент кафедры гражданского права и процесса Юридического института Северо-Кавказского федерального университета,

На сегодняшний день, в свете процессов глобализации и либерализации миграционного законодательства, явственно проявляет себя тенденция увеличения распространенности международных браков и, как следствие, массовости судебных споров между родителями относительно места проживания, подходов к воспитанию их детей и иных связанных с этим вопросов.

[1]

Подобная ситуация вызвала рост числа случаев похищения ребенка одним из родителей и его вывоза за границу. Здесь уместно вспомнить истории И. Беленькой (Франция), Р. Салонен (Финляндия) и И. Бергсет (Норвегия)[3]. Попытка вернуть детей в Россию без согласия мужей обернулась для матерей утратой права опеки. Учитывая остроту сложившейся обстановки, в 2011 году Россия, в целях превенции случаев международного похищения детей, предприняла важный шаг в этом направлении, присоединившись к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 г. [2].

В этом отношении важно отметить, что применение Конвенции исключено, если государство, в котором находится ребенок, не признало Россию в качестве участницы. Подобное решение, безусловно, не может быть признано удовлетворительным, поскольку оно существенно ограничивает сферу территориального применения Конвенции при перемещении ребенка в государство, не признавшее Россию в качестве участника.

После присоединения к Конвенции в России была проведена значительная работа по внесению изменений в законодательство в целях исключения вероятности дублирования и противоречия норм друг другу, поскольку Конвенцией не допускаются никакие юридические разночтения между двумя правопорядками. Так, приобрели особую актуальность вопросы определения судебной инстанции, уполномоченной на рассмотрение дел о похищении детей, регламентации порядка рассмотрения данных споров, перечня необходимых документов и др. В целях имплементации положений Конвенции 1980 г. был принят Федеральный закон от 05.05.2014 № 126-ФЗ «О внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации в связи с присоединением к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей», которым были внесены изменения в ГПК РФ, СК РФ, Федеральный закон «О судебных приставах», Федеральный закон «Об исполнительном производстве», а также в Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности». Так, Федеральный закон № 126-ФЗ дополнил подраздел II раздела II ГПК РФ главой 22.2 «Производство по рассмотрению заявлений о возвращении ребенка или об осуществлении в отношении ребенка прав доступа на основании международного договора Российской Федерации».

Анализируемая глава структурно состоит из 9 статей, регламентирующих процессуальные особенности рассмотрения дел по искам о возвращении ребенка или о праве доступа к нему с учетом особой сложности данной категории споров. Согласно ч. 1 ст. 244.11 ГПК РФ, правом обращения в суд путем подачи заявления о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа к нему наделены его родители, иные лица, имеющие основания полагать, что ответчик нарушает права ребенка, а также прокурор [1].

Подача родителем заявления о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа осуществляется в один из 8 районных судов в федеральном округе (далее — ФО), в котором пребывает ребенок. К примеру, в Тверской районный суд г. Москвы для Центрального ФО, Пятигорский городской суд для Северо-Кавказского ФО и т.д. По сути, данный подход к определению подсудности максимально сократил число судов, компетентных в рассмотрении подобных дел — речь идет о так называемой централизованной юрисдикции, нашедшей широкое распространение во многих иностранных государствах, присоединившихся к Конвенции (Великобритании, Швейцарии, Германии и др.). Этот механизм следует расценивать как законодательную новеллу для российского правопорядка, поскольку ранее никогда еще районный суд не наделялся какими-то особыми полномочиями, не принадлежащими иным судам районного звена.

В литературе часто поднимается вопрос о целесообразности передачи данной категории дел в сферу ведения, например, судов уровня субъекта Российской Федерации, которые аккумулируют уже достаточно весомый опыт работы с иностранцами, поскольку вопросы иностранного усыновления относятся к их подсудности. Как считает Н.В. Кравчук, эта мера поспособствует высокому качеству их разрешения при достижении цели процессуальной экономии и более эффективной специализации судей [5].

Читайте так же:  Кто получает материнский капитал на второго ребенка

Так или иначе, Пятигорским городским судом уже в 2016 году в рамках нового производства был рассмотрен один спор, получивший широкую огласку. Иск был заявлен гражданином Испании к гражданке России о незамедлительном возвращении ребенка, незаконно перемещенного в Российскую Федерацию [6]. В данном отношении интересно то, что супруг не возражал против оформления прописки и регистрации в России своего сына, по сути, против гражданства РФ. Когда ответчица решила вернуться с сыном в Россию, истец приобрел им билеты. В течение года супруги пытались урегулировать спор относительно места жительства ребенка в рамках процедуры медиации, однако не пришли к консенсусу. За все время ребенок не получал от отца ни должного внимания, ни материальной помощи, а спустя два года отец вдруг решил, что его сын был вывезен без законных оснований, и обратился в суд. Итогом судебного разбирательства стал отказ Пятигорского городского суда в удовлетворении исковых требований о возвращении ребенка в Испанию.

Еще одна специфическая черта процессуального порядка рассмотрения данной категории дел заключается в сокращенных процессуальных сроках. Так, срок рассмотрения заявления о возвращении ребенка или об осуществлении прав доступа императивно ограничен максимальным промежутком в сорок два дня со дня принятия заявления судом, куда включается также сроки подготовки дела к судебному разбирательству и составления мотивированного решения. Такое законодательное решение обусловлено требованиями Конвенции 1980 г., устанавливающей в ст. 11 обязанность вынести решение по делу в течение шести недель [2]. Кроме того, отметим, что до десяти дней сокращены сроки для обжалования судебных решений по данным делам, а сроки, предназначенные для рассмотрения дел судом апелляционной инстанции — до одного месяца со дня поступления дела в суд апелляционной инстанции.

Также немаловажно требование высылки копий судебных постановлений Центральному органу, лицам, участвующим в деле, а также в суд, в производстве которого находится дело, связанное со спором об этом ребенке, в срок не позднее дня, следующего за днем вынесения соответствующего постановления.

Следует отметить, что важной гарантией прав ребенка является императивное положение ст. 244.15 ГПК РФ, предусматривающее обязательное участие в рассмотрении дела органа опеки и попечительства и прокурора.

При анализе норм ГПК РФ регламентирующих данную категорию дел, можно выявить запрет на соединение нескольких требований и предъявление встречных исков, что представляется целесообразным, поскольку тем самым предотвращается возможность смешения дела о возвращении ребенка с иными делами о воспитании ребенка. И вновь очевидно влияние конвенционных положений, так как в данном акте четко указано, что при разрешении требования о возвращении ребенка в государство его постоянного проживания, суд не может решать вопрос о том, с кем из родителей будет проживать ребенок. Как указано в ст. 16 Конвенции, судебные органы государства, в которое перемещен ребенок, после получения уведомления о незаконном перемещении или незаконном удержании, не должны осуществлять вынесение решения относительно прав опеки до того момента, пока не будет установлен запрет на возвращение ребенка в соответствие с Конвенцией.

Презюмируется, что при возвращении ребенка в государство его постоянного проживания, спор о нем будет рассматриваться судом в пределах законодательства данного государства.

В связи с изложенным выше, абзац 7 ст. 215 ГПК РФ предусмотрел новое основание для приостановления производства по делу, связанному с воспитанием ребенка: в случае поступления в суд копии определения суда о принятии к производству заявления о возвращении этого ребенка или об осуществлении в отношении него прав доступа на основании международного договора Российской Федерации.

Также важно указать на регламентированную ч. 1.1 ст. 169 ГПК РФ обязанность суда отложить судебное разбирательство дела, связанного со спором о ребенке, на тридцать дней, если от Центрального органа, назначенного в Российской Федерации в целях обеспечения исполнения обязательств по международному договору Российской Федерации поступит уведомление о получении им заявления о незаконном перемещении этого ребенка в Российскую Федерацию с приложением к уведомлению копии заявления. Однако важно учесть, что ребенок к этому времени не должен достичь возраста, по достижении которого применение Конвенции в отношении этого ребенка исключено.

Данные новеллы также продиктованы базовыми постулатами Конвенции, согласно которым суд страны, куда был незаконно перевезен ребенок, не управомочен на принятие каких-либо решений о родительских правах в отношении него – напротив, в данной ситуации судья должен предписать немедленно возвратить ребенка в страну, откуда он был перемещен.

Интересными нововведениями также выступили новые разновидности обеспечительных мер. К примеру, для нивелирования вероятности не согласованных с истцом односторонних действий ответчика, законодательно определена возможность наложения судьей запрета на изменение места пребывания ребенка и установления временного ограничения на его выезд за пределы Российской Федерации до вступления в законную силу решения суда.

Важно указать на существенное дополнение ст. 120 ГПК РФ («Розыск ответчика и (или) ребенка») — на сегодняшний день при отсутствии сведений о месте пребывания ответчика и / или ребенка на судью возложена обязанность по вынесению определения об объявлении розыска данных лиц.

В самом судебном решении по делу о возвращении незаконно перемещенного или удерживаемого ребенка обязательно должно быть приведено обоснование необходимости его возвращения в страну постоянного проживания, а также регламентирован сам порядок возвращения, вопрос распределения судебных расходов и расходов, связанных с его возвращением, или обоснование отказа в возвращении ребенка.

Несмотря на прогрессивность рассмотренных нововведений, следует отметить, что законодатель обошел стороной ряд важных вопросов, связанных как с трактовкой используемых в Конвенции понятий, не имеющих аналогов в России либо несущих совершенно иную смысловую нагрузку (например, «похищение», «право доступа»), так и с противоречиями между некоторыми российскими законодательными положениями и международными стандартами в области защиты прав ребенка.

Безусловно, сама идея создания данного акта имеет исключительно положительный характер, будучи нацеленной на всемерную защиту прав детей. Однако лишь время и правоприменительная практика покажут ее истинный потенциал – имеется множество трудностей, связанных с продолжением кропотливой работы по приведению российского законодательства в соответствие с требованиями Конвенции, предполагающей внедрение новых конструкций, разработку понятийного аппарата и иные меры.

Вместе с тем, хотелось бы разделить позицию О.А. Хазовой, считающей присоединение России к Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г. значительным шагом на пути создания в России механизма гуманного рассмотрения трансграничных споров, в которые вовлечены дети [4]. Данный путь, длителен и сложен, однако проделать его стоит, поскольку за это полагается достойная награда — защита фундаментальных прав и интересов детей.

http://sibac.info/studconf/social/lix/87068

Международное похищение детей . Гаагская конвенция 1980 г.

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей была заключена 25 октября 1980 г. в Гааге в целях правового регулирования вопросов, связанных с международным похищением детей.

Российская Федерация, как и большинство цивилизованных государств, является участником данной Конвенции. Исполнение ее условий для России стало обязательным с 01 октября 2011 года.

Читайте так же:  Как отобрать ребенка у жены при разводе

Первостепенным при расторжении международных браков остается вопрос, в какой стране и с кем из супругов будут проживать дети после развода, как и где будет общаться с детьми родитель, проживающий отдельно. Ведь в большинстве случаев один из разведенных супругов остается у себя дома, а другой возвращается на родину, при этом, как правило, дети следуют судьбе их матери.

К сожалению, в конфликтных ситуациях дети превращаются в инструмент шантажа и угроз в руках спорящих родителей. Когда аргументы заканчиваются, в ход идут приемы «на грани закона и беззакония», а порой дело доходит до откровенного похищения детей.

Что же подразумевает под собой термин «международное похищение детей» в соответствии Гаагской конвенцией 1980г.?

Адвокаты нашего бюро “Грибков и партнеры” чаще всего сталкиваются с незаконным вывозом ребенка из государства его постоянного проживания, и удержанием ребенка в другой стране вопреки воле другого родителя. Ведь угроза остаться без ребенка заставляет родителей совершать незаконные с точки зрения международного семейного права.

Так, мать – гражданка РФ, вывозит детей в Российскую Федерацию без согласия супруга – иностранца и отказывается вернуть детей на родину их отца. В свою очередь, отец – гражданин иностранного государства обращается в полицию или в органы ювенальной юстиции своего государства с заявлением о похищении ребенка.

Сложность ситуации заключается в том, что законы различных государств, регулирующие семейные отношения, и в частности ,вопросы опеки над детьми, общения с ними, могут быть различны. Т.е. в определенных случаях могут возникать коллизии (противоречия) между правовыми нормами двух государств, регулирующими одну жизненную ситуацию.

После ратификации Гаагской Конвенции, Российская Федерация ввела в национальное законодательство нормы, регулирующие порядок обращения иностранных граждан с заявлениями о похищении детей.Согласно этим правилам граждане иностранных государств, полагающие, что их дети незаконно перемещены и удерживаются в РФ, могут напрямую обратиться в российский суд с заявлением о похищении детей.

Такое заявление рассматривает компетентный суд Российской Федерации с некоторыми специфическими особенностями, обусловленными участием в процессе иностранных граждан и особым предметом самого спора, касающегося судьбы ребенка.

Ввиду этого, к участию в деле привлекаются органы опеки и прокурор, которые обязаны представить в суд соответствующее заключение. При рассмотрении таких дел, прежде всего, суд квалифицирует законность или незаконность действий одного из родителей, вывезших ребенка в другое государство без согласия другого родителя.

Статья 3 Гаагской конвенции о международном похищении детей определяет, в каких случаях считать перемещение ребенка и его удержание незаконными.

Такие перемещение и удержание рассматриваются как незаконные,

а) если они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо, учреждение или иная организация, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; и

b) во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание.

Значимым, но не предопределяющим моментом при вынесении судебного решения о возврате ребенка в государство постоянного проживания или отказе в возврате, является установление судебным органом, где ребенок преимущественно проживал и где находился центр его личных жизненных интересов до незаконных перемещения или удержания.

Чем грозит матери (отцу) незаконный вывоз детей из страны постоянного проживания в РФ и(или) их неправомерное удержание, и что делать, если родитель ребенка-иностранец обратился в суд с заявлением о возвращении ребенка?

Если перемещение и (или) удержание суд сочтет незаконными, то правила, содержащиеся в ст.ст. 11, 12 Гаагской конвенции о международном похищении детей, обязывают российский суд вынести предписание о возвращении ребенка, а если с момента перемещения в РФ прошло менее года, то данное требование носит практически безусловный характер.

В таком случае, родитель, незаконно вывезший ребенка в РФ, обязан в порядке, предписанном в судебном решении, вернуть ребенка в страну постоянного проживания. Сам по себе возврат ребенка не прекращает прав опеки родителя, совершившего неправомерный с точки зрения закона поступок. Однако в большинстве государств такие действия родителя расцениваются как грубое нарушение основ семейного законодательства и интересов ребенка, и влекут за собой прекращение прав опеки в судебном порядке. Ведь в большинстве случаев, после несанкционированного вывоза ребенка, ущемленный в правах родитель обращается с заявлением в судебные и правоохранительные органы, и добивается лишения опеки или родительских прав другого родителя.

Простое прочтение правил Конвенции о международно-правовых аспектах похищения детей, без профессионального, юридического анализа их значения, приводит наших сограждан, покинувших чужбину со своим ребенком, в трепет. Ведь фактически нормы Конвенции предписывают российскому суду безоговорочно вернуть ребенка в страну постоянного проживания.

Но, все ли так безнадежно?

[2]

Наши адвокаты – специалисты по международному семейному праву считают, что постоянное место жительства ребенка за рубежом – это не единственный фактор, на основании которого суд должен сделать вывод о незаконности перемещения и удержания ребенка в РФ, и вынести безоговорочное предписание о возврате ребенка в страну постоянного проживания.

Например, в статье 13 Гаагской конвенции о международном похищении детей перечислены основания, по которым суд может отказать в удовлетворении требования о возврате ребенка.

Указанные основания носят общий характер, в связи с чем, суд в каждом конкретном случае определяет юридически значимые обстоятельства, относящиеся к личности ребенка, и, с учетом его интересов, выносит решение либо о возврате ребенка в государство постоянного проживания, либо отказывает в удовлетворении заявления иностранного гражданина, и ребенок остается в РФ.

Большое значение при разрешении споров о незаконном перемещении и удержании детей имеет работа адвоката, его умение и опыт определить юридически значимые обстоятельства, нуждающиеся в доказывании в процессе судебного разбирательства, и обозначить круг доказательств, необходимых для представления в суд.

Определение таких обстоятельств в каждом конкретном деле, своевременный сбор и подача документов в суд, рассматривающий дело, в опровержение доводов лица, требующего возврата ребенка, предопределяет положительный результат дела для защищающейся стороны в споре.

Каждая ситуация с вывозом ребенка из страны постоянного проживания в РФ индивидуальна, и готового юридического рецепта, как выиграть судебное дело о возврате ребенка, не существует. Во многом это предопределено различием норм семейного права, регулирующих права опеки над ребенком, в странах – участницах Конвенции.

Адвокаты бюро “Грибков и партнеры” могут дать исчерпывающие рекомендации, которые помогут в будущем избежать сложных юридических проблем с возвращением ребенка в РФ для постоянного проживания.

Во-первых, при рождении ребенка на территории иностранного государства следует дать ему российское гражданство, даже если ребенок уже является иностранным подданным. Это можно сделать в консульстве РФ в любой стране.

Во-вторых, при перемещении ребенка в РФ на постоянное место жительства необходимо в кратчайшие сроки обратиться к компетентным адвокатам, для совершения ряда юридических шагов, позволяющих в дальнейшем защитить ваши интересы и интересы вашего ребенка.

Читайте так же:  Виды алиментов на несовершеннолетних детей

Какие именно это будут шаги перечислить невозможно, поскольку характер действий зависит от национального законодательства государства, откуда вывезен ребенок, оценки конкретной ситуации, включающей изучение множества факторов, влияющих на дальнейшее ее развитие.

Как минимум, это безотлагательные действия по установлению в судебном порядке опеки над ребенком в РФ. Однако, здесь надо учитывать, что ответчиком в российском суде будет выступать иностранный гражданин, и необходимо соблюсти все юридические тонкости международного права, касающиеся уведомления иностранного гражданина, а также учитывать возможность подачи родителем-иностранцем международного запроса о возврате ребенка через Минобрнауки РФ, назначенное центральным органом по Конвенции о международном похищении детей, что влечет за собой ряд процессуальных тонкостей рассмотрения дела об опеке над ребенком.

Не стоит доверяться в таких делах юристам или адвокатам, не знакомых с юридическими особенностями рассмотрения дел с участием иностранных граждан, и не сталкивавшихся с практикой рассмотрения дел о международном похищении детей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Необходимо помнить, что юридическая сила судебных актов носит необратимый характер в 99% случаях, и правовые ошибки могут носить фатальный характер.

Кроме того, игнорирование правил международного права в российских судах при рассмотрении семейных споров влечет безусловный отказ в признании (экзекватуре) таких решений за рубежом.

Как подать международный запрос о возвращении ребенка в РФ из иностранного государства в соответствии с правилами Гаагской конвенции о международном похищении детей?

На практике встречаются случаи вывоза детей из России в другое государство отцом – иностранцем, и отказ вернуть их матери (отцу) в РФ.

Правом на возврат незаконно вывезенного из РФ ребенка обладают и российские граждане, дети которых перемещены и удерживаются в иностранном государстве, участвующем в Конвенции о международном похищении детей.

Процедуры подачи заявления о международном похищении детей в государствах-участниках Конвенции отличаются, и регламентируются национальными законодательствами этих государств.

Безусловно, разобраться в тонкостях процедуры подачи запроса о возврате ребенка, может только адвокат, специализирующийся на семейном международном праве.

Однако и этого не достаточно для эффективности процедуры по возвращению ребенка в РФ.Необходима поддержка и сопровождение процедуры внутри самого государства, куда незаконно перемещен ребенок.

Именно поэтому наше Адвокатское бюро “Грибков и партнеры”сотрудничает с более чем двадцатью партнерскими офисами разных стран для обеспечения оптимального и своевременного результата процедуры возвращения незаконно перемещенного и удерживаемого в другом государстве ребенка.

Для получения подробной квалифицированной консультации наших адвокатов по Гаагской конвенции о международном похищении детей 1980 г. и другим вопросам международного семейного права Вы можете позвонить по тел.: + 7 495 514 41-28; +7 916 289 27-93.


http://advocat-gribkov.ru/service/mezhdunarodnoe-pohishhenie-detej-konventsiya-o-mezhdunarodnom-pohishhenii-detej/

Гаагская конвенция не даст сбежать в Россию

В России появятся суды, которые будут рассматривать дела о похищении детей одним из родителей. По Гаагской конвенции, ребенок в этом случае должен быть немедленно возращен в страну основного проживания. Это значит, что возможности сбежать домой с ребенком у российских жен иностранных мужей больше не будет. Но и вернуть детей в Россию станет проще.

Естественным последствием роста числа интернациональных браков стал «детский» вопрос. К примеру, муж с женой поссорились, и она решила «уйти к маме» вместе с ребенком. Хорошо, если мама живет рядом. А если в другом государстве, то это неизбежно вызывает массу сложностей. Ребенок теряет возможность жить в привычной среде, а второй родитель — право на общение с ним.

Европа озаботилась этим вопросом еще в 1980 году, когда в Гааге была принята Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. Речь идет не о криминале, а бытовом «дележе» ребенка. По статистике Постоянного бюро Гаагской конференции, ежегодно около 3,4 тысячи детей становятся жертвами родительских похищений. Но в реальности таких случаев гораздо больше.

Конвенция решает эту проблему просто — ребенок в кратчайшие сроки должен быть возвращен в страну постоянного пребывания. Решение всех остальных вопросов — о родительской опеке или лишении прав одного из родителей — должно быть приостановлено до момента возвращения ребенка.

Для России эта проблема также очень характерна — из-за большого числа браков между россиянами (главным образом, россиянками) и гражданами других стран. В 2011 году Россия присоединилась к Конвенции, став таким образом одной из 88 стран, подписавших документ.

Правда, говорить о полноценной его реализации пока не приходится — Евросоюз официально не признал присоединение России. Это значит, что действие акта в данный момент распространяется лишь на те страны, которые подтвердили факт присоединения России на уровне национальных правительств. Пока таких государств 14: в частности, это Франция, Финляндия, Израиль, Греция, Аргентина, Хорватия, Чехия, Украина.

За год работы уже есть первые результаты. По словам заместителя директора департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобразования РФ Сергея Вителиса, в министерство поступило несколько десятков обращений по поводу похищений детей. Главным образом — от иностранных граждан.

В частности, россиянка, долгое время проживавшая в Чехии, после развода с мужем тайно вывезла дочь в Россию и отказывает отцу в общении с ней. Отец подал обращение в центральный орган по исполнению Конвенции в своей стране, те обратились в центральный орган России (Министерство образования). Теперь по запросам Минобразования ведется розыск ребенка.

В другом случае гражданка России, состоящая в браке с гражданином Израиля, вывезла в Россию их общего ребенка. Специалисты центрального органа в России связались с женщиной, разъяснив ей возможные последствия Конвенции. В данном случае ситуацию удалось разрешить миром: родители договорились, что ребенок будет воспитываться на территории России.

Обратная ситуация — гражданин Греции вывез сына из России якобы на летние каникулы, но потом стал угрожать жене, что ребенок останется с ним. Мать обратилась в российский центральный орган по исполнению Конвенции. Сейчас вопрос рассматривается греческим судом, и в скором времени ребенок будет возвращен по месту своего постоянного пребывания — то есть в Россию.


Впрочем, в полную силу Гаагская конвенция в РФ пока не работает. В первую очередь из-за неготовности судей. Для российской системы семейного права характерна ситуация, когда ребенок после развода родителей остается с матерью. Но и этот вопрос в скором времени будет урегулирован. На конференции по реализации Гаагской конвенции в России прозвучала информация о создании специальных судов, которые будут заниматься рассмотрением именно таких дел. Это значит, что в другой суд обратиться не удастся. В первоначальном варианте соответствующего законопроекта говорилось о восьми судах на всю страну. Но, видимо, это цифра увеличится.

Конвенция предполагает, что дела такого рода должны быть рассмотрены в течение шести недель. «Главное, что не допускается смешение дел о похищении ребенка и о родительской опеке над ним. Все остальные дела будут приостановлены — до того момента, пока ребенок не будет возвращен по месту основного проживания», — поясняет ведущий эксперт по разработке законопроекта Ольга Хазова.

Читайте так же:  Расчет госпошлины раздел имущества супругов

Второй важный момент — решение об опеке над ребенком также обычно принимается, исходя из места его основного проживания. Ну и наконец, совсем непривычная для нас норма — с иском по поводу похищения ребенка могут обращаться не только родители, но и организации, например, та же опека.

То есть ситуация может быть примерно такая: мать увозит ребенка из некой европейской страны, потому что отец изверг, маньяк и т.д. Но для суда это не будет иметь ровным счетом никакого значения. Ребенка вернут по месту основного проживания, ну, а опеку над ним передадут детскому приюту или приемной семье.

Можно долго спорить, жестоко это или нет, в интересах ребенка такой расклад или наоборот. Но данность такова: сбежать в Россию с ребенком, чтобы там спрятаться от посягательств на него другой стороны (в том числе и государства), в скором времени станет невозможно. Придется решать все вопросы и договариваться на месте.

И этот факт просто нужно учитывать всем, кто планирует связать свою жизнь с гражданином другой страны. В конце концов, такой поступок — свободный выбор каждого. Ну, а незнание закона, как говорится, не освобождает от ответственности.

Читайте самое интересное в рубрике «Общество»

http://www.pravda.ru/society/1139214-hague_convention/

Российский суд не поможет: как защитить своих детей в браке с иностранцем

Сейчас Евгений Тарасов представляет сторону Татьяны Дюмон, чей процесс продолжается в Екатеринбурге. В начале июня Железнодорожный районный суд удовлетворил гражданский иск 44-летнего француза Жана-Кристофа Дюмона к 40-летней супруге Татьяне. Иностранец обвинил жену в похищении сына. Как утверждает муж, Татьяна в обход семейного бюджета купила билеты, забрала мальчика с уроков, бросила автомобиль у подготовительной школы и скрылась из Франции в неизвестном направлении. Татьяна же настаивает, что Дюмон дал устное согласие на ее отъезд в Россию вместе с ребенком. Недавно Татьяна проиграла апелляцию и собирается подавать кассационную жалобу.

Француз обвинил русскую жену в похищении ребенка. Суд в Екатеринбурге встал на его сторону

Адвокат Тарасов защищал права матери и в споре между Аленой Захаровой и Янником Петтерсеном в Санкт-Петербурге, о чем 66.RU писал в апреле. Тогда Янник подал на жену заявление в датскую полицию о похищении дочери, хотя у Алены была подписанная Янником и действующая три года доверенность на вывоз ребенка в Россию. Через два дня по решению суда Алену лишили родительских прав. Кроме того, муж подал исковое заявление в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга о возвращении ребенка в Данию. Спор завершился в пользу Алены: Евгений добился отмены решения первой инстанции, и девочка осталась в России.

Практика, когда суд встает на сторону супруга из другой страны, в России не редкость. Решения, которые российские суды выносят в пользу супругов-иностранцев, основываются на Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

[3]

Конвенция гласит: приоритетом в решении семейных споров становится «страна обычного проживания ребенка», где тот жил дольше и успел освоиться. Однако анализ применения Конвенции, который провели пять лет назад по заказу российского Минобра, показывает, что из-за рубежа в Россию детей передают гораздо реже, чем наоборот. Конвенция не защищает от похищения супругами детей, рожденных русскими женщинами за границей. Напротив, она упрощает процедуру отъема ребенка.

Что не так с Гаагской конвенцией

— Перекос в пользу супругов-иностранцев объясняется в первую очередь Гаагской конвенцией, правильно? И дело не в том, мать или отец становятся истцом.

— Да, в этих делах истец-иностранец имеет изначальное преимущество. Стандартное правило гражданского процесса: каждая сторона доказывает то, на что ссылается. А здесь [в случае с Гаагской конвенцией] действует презумпция возвращения. На сегодня нет никаких разъяснений Верховного суда или обзора практики, в котором говорилось бы, как судам вести себя в таких процессах правильно. Поэтому каждый суд в России действует так, как считает нужным. Это некая западническая позиция, строго законная — и без учета других законов, без учета Конституции. Раз конвенция — давайте [детей] выдавать. Есть суды, которые так функционируют. Есть другие суды, которые сначала стараются исследовать наилучший интерес ребенка, а потом уже понять — а нужно ли этому ребенку возвращаться, будет ли это отвечать его интересам, есть ли риски для матери.

26-летняя Дарья Ди Сальвио вместе с двухлетней дочкой покинула Италию в сентябре 2018 года. Говорит, не выдержала побоев и унижений от мужа-иностранца. Девушка решила остаться у родителей в Свердловской области и подала на развод. Тогда супруг обвинил Дарью в похищении и пытался через суд добиться возвращения малышки. Процесс закончился в пользу итальянца. В начале июня Дарья сбежала с дочерью, и сегодня о местонахождении мамы и девочки знают только родители.

Большинство женщин, которые уехали за рубеж, а потом вернулись на родину с ребенком, не могут снова уехать за границу не только потому, что для них там возникает риск уголовного преследования, но и потому, что будут там фактически людьми второго сорта. Обычно у этих женщин нет гражданства, часто даже вида на жительство нет, нет образования, которое имело бы силу в этой стране. Например, Татьяна Дюмон пять лет стояла на бирже труда во Франции, но ей так ничего и не подобрали. Суд в таких случаях понимает: эта мать мало что даст ребенку — она сама себя обеспечить не может.

— Но есть ведь юридически обоснованная поддержка со стороны отца — те же алименты при разводе.

— В таких ситуациях отец может уже перестать платить алименты или даже не начинать платить. Часто это делают сознательно, по рекомендациям адвокатов в том числе. Это разработанная стратегия выдавливания бывшей жены из ситуации, из страны, чтобы оставить детей себе.

— Споры за детей между гражданами России все-таки чаще заканчиваются в пользу матерей — особенно если ребенок не достиг трех лет и еще чисто биологически нуждается в маме. Тогда ребенка оставляют с женщиной, даже если та очевидно асоциальная. Это российская практика. Но отсюда вопрос. Когда рассматривали дело Алены Захаровой и Янника Петтерсона, их дочке Сисилии было два года. При этом суд первой инстанции все-таки вынес решение в пользу Янника и постановил вернуть девочку в Данию. Почему?

— Это один из критикуемых недостатков [Гаагской] конвенции. Там не делается различий по возрасту ребенка. Даже если ребенку один год и тот кормится грудью, его тоже можно в принципе переместить, вернуть назад. Есть Декларация прав ребенка 1959 года, где говорится: малолетний ребенок не должен быть разлучен с матерью, если для этого нет существенных причин. Верховный суд в обзоре практики 2015 года сказал об этом так: ребенок не может быть разлучен с матерью до тех пор, пока не будет установлено, что разлучение будет действительно необходимо, потому что иначе нельзя.

Читайте так же:  Психологическое насилие в семье куда обращаться

В России поддерживают матерей в этом отношении. Я всегда говорю: надо, чтобы отец был идеальным, а мать — просто была. Чтобы решение вынесли в пользу отца, должны быть суперидеальный отец и супернегативная мать.

Случай Алены Захаровой, которую защищал Евгений Тарасов, выбивается из ряда историй, когда граждане других стран через суд отбирали детей у русских жен. За право оставить дочь в России женщина боролась с супругом — датчанином Янником Петтерсоном — с октября прошлого года и выиграла апелляцию. Эта судебная эпопея началась с того, что между супругами испортились отношения. Янник и его мать пытались ограждать ребенка от Алены и даже однажды выгоняли ее из дома. У женщины заканчивался вид на жительство в Дании. Алена просила мужа продлить визу, но тот не реагировал. Из-за возможной депортации и страха, что дочку отберут, Алена улетела с малышкой к родителям в Санкт-Петербург. У женщины была подписанная мужем и действующая три года доверенность на вывоз ребенка в Россию, и все же Янник в тот же день заявил в датскую полицию о похищении девочки. На Алену завели уголовное дело, а через два дня по решению суда лишили родительских прав.

Кто поможет и как защищаться

— Как часто используется крайняя мера — ограничение или лишение родительских прав? Если не говорить о лишении прав заграничным судом после открытия уголовного дела, как в случае с Аленой.

— В России к лишению родительских прав подходят достаточно мягко, потому что у опеки есть понятие «предупреждение на первый раз». У нас стараются сохранить ребенка в семье максимально долго, чтобы свести к минимуму вторжение государства в семейные отношения. Как раз то и удивляет, с какой легкостью наши суды перечеркивают собственную практику и отдают детей по той же Конвенции.

— Суд разве не должен считаться с мнением ребенка? С десяти лет закон обязывает учитывать его желание остаться с кем-то из родителей.

— Да, но есть негативная практика. Недавно в Ростове у меня было дело, совершенно понятное: 11-летняя девочка высказала мнение, что не хотела бы возвращаться в Гонконг. Суд по своей инициативе назначает экспертизу, в которой спрашивает, может ли девочка в таком возрасте что-то решать. Эксперт говорит: нет, не может. И при этом устанавливает, что девочке 11 лет, а ее развитие соответствует возрасту.

Это опасная тенденция, потому что в законе не написано, что это должно быть осознанное решение ребенка. Люди иногда и в 40 лет не знают, где хотят жить и что делать. Это не значит, что человека надо лишить дееспособности — отобрать все и отправить в психоневрологический интернат. Часто у ребенка мотивы какие? Здесь друзья, а там друзей не было. Или — тут я хорошо говорю по-русски, а там — проблемы с языком. Это детские мотивы, но суд должен это учесть и сказать: да, твое мнение есть, но я его не принимаю, потому что оно идет вразрез с твоими интересами.

— Раз уж желания ребенка — сложная материя, суд может обращаться к органам опеки. Верховный суд запрещает делегировать полномочия опеке, но ведь ее мнение могут принять во внимание?

— Да, есть такое заключение. Но у нас очень слабые органы опеки. Эффективность опеки во многом зависит от личности, которая там работает. А работают там обычно простые женщины, которые рассуждают бытовыми категориями и подвержены влиянию. Часто там даже юриста нет.

Особенно в регионах у органов опеки, мне кажется, случается ступор, когда видят международную конвенцию с труднопроизносимым названием. Они не могут принять самостоятельного решения и думают: подали в суд, вроде бы есть конвенция. Ой, от греха подальше — пусть выдают. Опять же принцип: «Сама дура, что уехала, и вообще, ребенку там будет лучше, там заграница». Но не каждый иностранец и не каждое государство — идеальные.

— Если опека бессильна, суд формален, а в другом государстве ты можешь стать уголовно преследуемым человеком, то как можно обезопасить себя на случай таких разбирательств? Как вы уже сказали, есть вот это: «Сама уехала, сама виновата». Что-то изменится, если рожать ребенка в России?

— Если родите в России и уедете жить в страну супруга, будет то же самое.

— Как тогда предупредить проблему?

— Нет механизма, который бы позволил заранее этот вопрос решить. Даже в брачные договоры большинства стран нельзя включать условия о детях. Там нельзя написать такое условие, что в любой момент можно с ребенком уехать. В Гаагской конвенции есть понятие не только незаконного перемещения, но и незаконного удержания. Соответственно, как только вторая сторона сказала: хочу, чтобы вы с ребенком срочно вернулись, ваше пребывание в другой стороне становится нарушением.

Как вариант, надо, чтобы сразу после рождения ребенка супруги подписали документ, где будет указано, что никто не против, что до 18-летия ребенок может свободно жить и в России, и в иностранном государстве. Опять же — это не означает, что потом супруга-иностранца не переклинит и тот не подаст заявление, чтобы суд заблокировал выезд для ребенка — из принципа, на всякий случай.

К сожалению, наверное, остается кардинальное решение — это не жить за рубежом постоянно или вообще не жить за рубежом. Извините, но, как говорится, лучший способ контрацепции — это воздержание. То же самое и здесь. Можно воздержаться от брака с иностранцем, и тогда проблем не будет. Женщины возвращаются в Россию с надеждой, что их здесь защитят, но в итоге попадают в очень вредную среду, которая их совершенно здесь не ждет и с радостью предпишет возвращение, дабы продемонстрировать исполнение Конвенции.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://66.ru/news/society/222888/

Литература


  1. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 2. — Москва: РГГУ, 2016. — 451 c.

  2. Торвальд, Ю. Век криминалистики; М.: Прогресс, 2011. — 325 c.

  3. Зайцева, Т. И. Нотариальная практика. Ответы на вопросы. Выпуск 3 / Т.И. Зайцева, И.Г. Медведев. — М.: Инфотропик Медиа, 2016. — 400 c.
  4. Гонюхов, С.О.; Зинченко, В.И. Азбука милиционера; Красноярск: Горница, 2013. — 382 c.
  5. Очерки конституционной экономики. 10 декабря 2010 года. Госкорпорации — юридические лица публичного права. — М.: Юстицинформ, 2010. — 456 c.
Тверской суд конвенция по похищению детей решения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here