Статистика преступлений домашнее насилие

Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях


Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

ГИАЦ МВД наконец выдал цифры по насилию в быту — снижение по всем статьям

Ответ на журналистский запрос ИА Красная Весна о подробной статистике насилия в быту предоставил 20 ноября «Главный информационно-аналитический центр МВД России» (ФКУ «ГИАЦ МВД России»).

[2]

Согласно документу ГИАЦ (находится в редакции), в котором, тем не менее, отсутствует запрошенная редакцией детальная конкретика по насильственным преступлениям, совершенным против членов семьи, с 2015 по 2018 год наблюдается устойчивое снижение — в полтора раза — количества преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении женщин в семье. Речь тут идет вообще о любых насильственных действиях в семье (не только об убийствах), число которых упало с 35,9 тысячи преступлений в 2015 году до 24 тысяч в 2018-м.

Снизилось и количество насильственных действий от рук супругов (как в отношении мужчин, так и женщин) — с 19,7 тысяч в 2015 году до 15,8 тысяч в 2018-м.

Стоит отметить, согласно данным ГИАЦ, в России в целом криминогенная обстановка улучшается — общее число насильственных преступлений, по которым имеются потерпевшие, в стране упало с 367 тысяч в 2015 году до 245 тысяч в 2018-м.

Причем, если взять общую цифру насильственных преступлений за 2018 год — 250,6 тысячи случаев, и выделить из них преступления, совершенные в отношении женщин — 107,4 тысячи случаев, выходит, что женщин, претерпевших насилие, меньше, чем мужчин.

[3]

Отметим, срок ответа на запрос СМИ, согласно ст. 40 ФЗ «О средствах массовой информации», не должен превышать семи дней, но может быть перенесен на более поздний срок со своевременным вручением уведомления об отсрочке и ее причинах.

Однако представители ГИАЦ протянули с ответом много дольше — с учетом того, что запрос был отправлен 24 октября 2019 года. Соответствующего уведомления об отсрочке в редакцию не поступило. С чем связана подобная медлительность и неаккуратность, можно только гадать. Равно как и вызывают вопросы существенные пробелы в предоставленной информации.

Напомним, в ходе мощной пропагандистской кампании, двигающей законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» (СБН), его лоббисты неоднократно заявляли, что МВД якобы не ведет статистики по насилию в семье.

Более того, лоббисты раз за разом приводят свою, радикально завышенную статистику, делая вывод, что российские семьи являются наиболее опасным местом для женщин и детей.

Однако с публикацией текста законопроекта у его авторов — загвоздка. Текст до сих пор официально не опубликован. При этом одна из его разработчиц, депутат ГД Оксана Пушкина, уже утверждает, что идею якобы поддержало 55 регионов России.

В то же время эксперты отмечают, что поскольку предлагаемый закон является, по сути, калькой с западных законов о домашнем насилии (domestic violence), то лоббисты не могут уйти от его ключевых слабых законотворческих мест, криминализирующих любые человеческие отношения, а также нарушающих право частной собственности и применяемых вне рамок уголовного процесса «охранных ордеров».

Статистика «семейного насилия» с мест опровергла мифы об ужасных русских


Миф о насилии в семье

Реальная статистика преступлений в сфере семейно-бытовых отношений полностью противоречит скандальным заявлениям лоббистов нового закона о семейно-бытовом насилии (СБН), следует из выступления главы Московского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) Анны Кульчицкой 30 октября на общественных слушаниях «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности».

Читайте так же:  Лишение отцовства по согласию отца

РВС получила статистику из 53 регионов РФ от 162 региональных УМВД, губернаторов, областных дум, общественных палат и уполномоченных по правам человека и ребенка.

Все региональные УМВД отметили «значительное снижение числа фактов домашнего насилия, в том числе в отношении женщин» за последние годы.

Более того, они особо подчеркнули, что у них нет препятствий для исполнения законов в сфере профилактики и защиты потерпевших, учета и контроля таких правонарушений.

Полученные данные свидетельствуют о том, что учет преступлений ведется с высокой степенью детализации. Тем сильнее удивляет непрофессиональная интерпретация этой статистики лоббистами закона о СБН.

Кульчицкая обратила внимание на «среднестатистический психологический портрет лица, совершающего „бытовые“ преступления, который отмечается в большинстве регионов. Это гражданин, имеющий уголовное прошлое, с низкой социализацией, отсутствием четких жизненных приоритетов и стабильных средств к существованию, склонный к употреблению алкогольных напитков, в результате распития которых зачастую и возникают конфликты».

Таким образом, единственное настоящее препятствие для сотрудников МВД в сфере профилактики «бытовых» преступлений — это отсутствие эффективных мер воздействия на лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения после упразднения системы вытрезвителей и лечебно-трудовых профилакториев. А ведь именно изоляция наиболее «бодрых и веселых» пьяных граждан до их возвращения в адекватное состояние могла бы резко уменьшить вероятность совершения ими опасных для окружающих преступлений.

«Практически все регионы поддерживают инициативу возвращения системы вытрезвителей и ЛТП», — подчеркнула Кульчицкая.

Напомним, лоббисты нового закона о СБН развернули мощную информационную кампанию по созданию образа российской семьи как самого опасного места в нашей стране. Их без устали повторяемые ложные данные о десятках тысяч убиваемых в семьях женщин — ежегодно — ввела в оборот НКО, выполняющая функции иностранного агента, региональная общественная организация помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации, «Информационно-методический центр «Анна».

МВД назвало число пострадавших от домашнего насилия женщин

За первые девять месяцев 2019 года в России в отношении женщин совершили более 15 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Об этом в МВД России рассказали РБК в Международный день по борьбе с насилием против женщин, утвержденный ООН, 25 ноября.

За весь 2018 год зафиксировали 21 тыс. случаев бытового насилия против женщин. По данным ВОЗ за 2017 год, за свою жизнь хотя бы одному случаю насилия подвергается каждая третья женщина. До 38% убийств женщин совершают их интимные партнеры мужского пола.

Ранее, 18 ноября, депутаты Госдумы России внесли понятие «преследование» в поправках к готовящемуся законопроекту о домашнем насилии. Под этим подразумеваются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле», в том числе поиски человека, устные и телефонные разговоры, контакт через третьих лиц, появление на месте работы или учебы, а также по месту проживания.

В России за первичное совершение побоев в семье установлена административная ответственность, в частности штраф от 5 до 30 тыс. рублей, арест на срок от 10 до 15 суток либо обязательные исправительные работы на срок от 60 до 120 часов.

16 октября в Совете Федерации заявили о намерении совместно с депутатами Госдумы до 1 декабря подготовить законопроект, касающийся семейно-бытового насилия.

В 2017 году президент России Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Проект документа был внесен в Госдуму группой депутатов и сенаторов, включая Елену Мизулину.

В июле 2016 года был принят другой закон, установивший уголовную ответственность за побои членов семьи и близких лиц.

Как заявила тогда Мизулина, побои в отношении членов семьи и других близких лиц должны быть отнесены к административным правонарушениям, так как за «шлепок» в семье можно получить до двух лет и клеймо «уголовника» на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тыс. рублей.

«Известия»: число насильственных преступлений в РФ против детей возросло на 20% за 4 года

По данным издания, в прошлом году было зарегистрировано 14,8 тыс. преступлений, связанных с посягательством на половую свободу и неприкосновенность несовершеннолетних, что на 4,3% больше, чем в 2018 году. В 2016 году было зафиксировано 12,4 тыс. преступлений такого рода, что свидетельствует о росте на 19,3% за четыре года. В то же время число пострадавших несовершеннолетних увеличивается меньшими темпами, что свидетельствует о совершении сразу нескольких преступлений в отношении одних и тех же детей. По расчетам «Известий», в 2016 году на одного пострадавшего несовершеннолетнего в среднем приходилось 1,1 дела, при этом в 2019 году показатель вырос до 1,3.

Издание напоминает, что Уголовный кодекс относит к преступлениям против половой неприкосновенности детей как изнасилования или их попытки, так и добровольный сексуальный контакт с согласия несовершеннолетнего, а также так называемые развратные действия, в том числе взаимодействие через интернет. В Генпрокуратуре издание заверили, что в рамках надзора за расследованием конкретных уголовных дел особое внимание уделяется борьбе с внутрисемейным сексуальным насилием, развращением детей с использованием интернета, рецидивной половой преступностью, а также профилактическим мероприятиям с семьями и подростками, находящимися в социально опасном положении.

В Генпрокуратуре также отметили необходимость совершенствования законодательства в сфере защиты детей от посягательств на половую неприкосновенность, однако не обозначили конкретных предложений, отметив, что представители органов прокуратуры принимают участие в парламентских слушаниях и деятельности профильных рабочих групп.

Эксперты утверждают, что отчасти злоумышленникам становится легче развращать подростков благодаря быстрому развитию социальных сетей, однако наибольшее число случаев насилия происходит внутри семей. По мнению заместителя председателя комитета Совета Федерации по социальной политике Валерия Рязанского, можно говорить о необходимости пересмотра наказаний за случаи семейно-бытового насилия, но обсуждать эту тему достаточно сложно из-за противодействия со стороны людей, выступающих против вмешательства в семейные дела.

ООН: 50 тысяч женщин погибли за год от домашнего насилия

Почти 50 тысяч женщин в мире в 2017 году стали жертвами домашнего насилия. В целом за этот год от рук убийц погибли более 87 тысяч женщин. Такая статистика приводится в опубликованном в Вене докладе Управления ООН по наркотикам и преступности.

В документе также сообщается о том, что в целом от убийств в позапрошлом году погибли 464 тысячи человек. Большинство из них (81 процент) — мужчины.

Основное внимание в докладе отведено домашнему насилию. Так, по данным авторов документа, большинство убийств женщин совершают, как правило, нынешние или бывшие партнеры. Основными поводами, как правило, становятся ревность и угроза развода. Однако нередко убийцами становятся отцы, братья, сестры и другие родственники.

Авторы доклада распределили соответствующие преступления и по континентам. Выяснилось, что большинство убийств, совершенных близкими людьми, происходит в Азии. Конкретно в отслеживаемом году там зафиксировано около 20 тысяч убийств женщин партнерами или родственниками. В Африке насчитывается 19 тысяч подобных преступлений. На американском континенте — восемь тысяч, в Европе — три тысячи, в Океании — всего 300.

Если эти данные перевести в пересчете на душу населения, то в Африке ситуация для женщин наиболее неблагоприятная, тогда как в Европе женщины могут чувствовать себя в сравнительной безопасности.

ЖизньЧто нужно знать
о домашнем насилии

Расспросили специалистов из кризисных центров о причинах насилия в семье и способах спасти ситуацию

10 апреля в мэрии Москвы прошел круглый стол «Новые законодательные инициативы в решении проблемы домашнего насилия», где обсуждались способы решения одной из серьезных проблем нашего общества. Мы сходили на круглый стол, а также расспросили специалистов о том, что такое на самом деле домашнее насилие, откуда оно берется и как с ним бороться на общественном и государственном уровнях. В следующем материале мы расскажем о том, что делать, если эта проблема коснулась непосредственно вас или ваших знакомых.

Читайте так же:  Организации по усыновлению детей

За помощь в подготовке материала и консультации редакция благодарит директора независимого благотворительного центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры» Марию Мохову, специалистов национального центра по предотвращению насилия «АННА» и Наталию Ходыреву, кандидата психологических наук и основательницу петербургского кризисного центра для женщин «ИНГО».

Текст: Мария Серветник, Ольга Страховская

Что такое
«домашние насилие»?

Существует несколько вариантов обозначения проблемы: «домашние насилие», «семейное» или «партнерское». Само словосочетание подразумевает, что это насилие происходит между людьми, находящимися в личных отношениях — супругами или партнерами, иногда бывшими и необязательно живущими вместе, независимо от того, гетеросексуальная это пара или гомосексуальная. Очень важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие — регулярно повторяющиеся или учащающиеся инциденты, следующие определенному паттерну.

Конфликт, каким бы острым он ни был, переходит в категорию домашнего насилия, только когда происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Принципиальное отличие в том, что семейный конфликт носит локальный изолированный характер и возникает на почве конкретной проблемы, которую теоретически возможно разрешить, к примеру, с помощью психолога или юриста. Проще говоря, у конфликта есть начало и конец. Партнерское насилие — это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. Оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Какие виды домашнего
насилия существуют?

Под домашним насилием в обществе принято понимать в первую очередь физическое насилие, оно же рукоприкладство. Действительно, это один из самых распространенных типов насилия в семье: по данным кризисного центра «АННА», каждую третью россиянку бьет муж или партнер. К физическому насилию относятся не только побои, но и удерживание, удушение, причинение ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства. Однако существуют и другие виды домашнего насилия: сексуальное, психологическое и экономическое.

Сексуальное насилие в семье — это принуждение к сексуальным действиям с помощью силы, шантажа или угроз. По результатам исследований, проведенных в России в 1996 и 2000 году, примерно каждую четвертую российскую женщину мужья принуждают к сексуальным отношениям против их воли. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания, и общем представлении о динамике сексуальных отношений, в которых женщина «даёт», а мужчина «берёт». Психологическое насилие — это систематические оскорбления, шантаж, угрозы, манипулирование. Его подвидом является насилие с участием детей, от использования детей как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет подчиняться. Экономическое — это лишение одного из партнеров финансовой свободы, от утаивания доходов до ситуаций, в которых один партнер полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений. Проблема заключается в том, что физическое или сексуальное насилие возможно доказать и они являются преступлениями, а экономическое и психологическое — нет. Нередки случаи, когда один из партнеров применяет все виды насилия одновременно.

Почему считается,
что от домашнего насилия
в основном страдают женщины?

От видов насилия, которые возможно выявить (то есть физического и сексуального), в основном страдают женщины. Согласно статистике МВД за 2013 год, женщины составляют 91,6 % пострадавших от насильственных преступлений по отношению к супругу. «Среди жертв насилия со стороны супругов или партнеров число женщин превосходит число мужчин примерно в 9 раз. Женщины получают в 8 раз больше тяжких телесных и других повреждений от своих партнеров, чем мужчины. Мужское насилие чаще всего несет практическую цель или экспрессивную (выражение эмоций). Женщины чаще прибегают к физическому насилию, когда чувствуют себя загнанными в угол и отчаялись предотвратить дальнейшие истязания. Крайне редко насилие со стороны женщин бывает систематическим, целенаправленным, постоянным», — объясняет Наталия Ходырева.

С другой стороны, женщинам скорее свойственны методы эмоционального и экономического насилия. Например, жена может стремиться контролировать все траты в семье и систематически унижать мужа из-за низкого заработка. Однако женщина может быть и физическим агрессором, например, по отношению к детям. Может возникать иерархия власти в семье, где мужчина — сильнейший, злоупотребляет властью и применяет насилие, а женщины в свою очередь применяют его к детям.

Сколько женщин в России страдают от домашнего насилия по версии МВД

В МВД оценили, сколько россиянок стали жертвами преступлений в области семейно-бытовых отношений с января по сентябрь 2019 года.

женщина

пострадала от домашнего насилия
с начала года по версии МВД

Видео (кликните для воспроизведения).

За весь прошлый год эта цифра составила 21 390 преступлений, рассказали «РБК» в ведомстве. Тем не менее в центре «Насилию.нет» отмечают, что в среднем россиянки обращаются в полицию лишь после седьмого избиения. «Около 70 % пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — пояснила директор центра Анна Ривина.

Как судят женщин за защиту он насилия

Большинство женщин, осужденных в России за убийство, защищались от домашнего насилия. Такие данные представили «Новая газета» и «Медиазона», проанализировав судебные вердикты, вынесенные в 2016–2018 годах.

За три года по статье за убийство осудили более 3 тысяч россиянок — 79 % из них, по данным журналистов, страдали от насилия дома. Почти тысячу женщин осудили по статье за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего. В этом случае доля жертв домашнего насилия — 52 %.

Также журналисты изучили приговоры по статье за убийство при превышении пределов необходимой обороны. Большинство осужденных женщин (83 %) защищались от своих партнеров, еще 8 % — от родственников мужского пола. Почти в 40 % таких приговоров отмечается, что погибший регулярно избивал свою партнершу.

Из показаний одной из осужденных, наказание — пять лет колонии:

«Проснулась от того, что отец сидел на ней сверху и стягивал ее джинсы. Она начала его успокаивать, говоря: „Что ты делаешь, я же твоя дочка“. На что он ей ответил: „Ты баба, у которой четыре года не было мужика, хочу сделать тебе приятное“. При этом он начал наваливаться на нее своим корпусом, удерживая ее руки. Далее он схватил ее за волосы и стал притягивать ее голову в область своего паха. Возможности убежать у нее не было, так как комната маленькая, а отец преграждал ей путь из комнаты. Тогда она начала щупать на комнатном столике рукой, чтобы найти что-нибудь, чем можно ударить отца. Ей под руку попался нож».

В 97 % приговоров женщины использовали при убийстве нож, обычно кухонный. Криминологи обычно отмечают, что россиянки чаще всего наносят удар спонтанно, а иногда тем же оружием, которым им угрожали, говорится в исследовании.

Читайте так же:  Какую помощь получают матери одиночки

СитуацияСексуальное насилие в России: Цифры и факты

The Village c помощью социологов и экспертов узнал, как часто люди в России становятся жертвами сексуального насилия

В начале июля украинская журналистка Анастасия Мельниченко запустила в Facebook акцию #яНеБоюсьСказати (или #ЯНебоюсьСказать), в рамках которой призвала женщин не бояться рассказать о насилии, с которым они сталкивались на протяжении жизни. Сотни историй совершенно разных людей — как женщин, так и мужчин, — в той или иной мере столкнувшихся с ситуациями, о которых в нашем обществе принято молчать, вызвали совершенно различные реакции: от поддержки до непонимания, а иногда даже осуждения. С помощью социологов и экспертов The Village разобрался, как часто люди в нашей страны сталкиваются с проявлениями сексуального насилия, как оно регламентировано юридически и почему существует такая разница между официальной и неофициальной статистикой.

Как часто люди становятся жертвами сексуального насилия?

По данным Федеральной службы государственной статистики, в 2015 году в России зарегистрировано 3 900 преступлений категории «насилование и покушение на изнасилование». При этом обвинительных приговоров за этот же период вынесено 2 700. А по неофициальным данным, в прошлом году изнасилованию подверглись порядка 10 тысяч человек. Согласно информации социологов, чаще всего пострадавшими становятся люди в возрасте от 15 до 27 лет, однако официально подтвердить эти данные довольно сложно.

Всего зарегистрировано случаев изнасилования
и покушения на него

в 2015 году — 3 900, в 2014 году — 4 200, в 2013 году — 4 200

в 2015 году — 2 700, в 2014 году — 2 900, в 2013 году — 2 900

Почему такая разница между официальной и неофициальной статистикой?

Во-первых, далеко не все пострадавшие обращаются в полицию: согласно статистике, которую собрали сотрудники центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры», это делают лишь 10–12 % жертв. Так происходит по разным причинам: кто-то стыдится и винит в случившемся себя, а кто-то боится осуждения общества. Во-вторых, по данным центра, правоохранительные органы принимают заявление только у каждой пятой обратившейся. И наконец, в-третьих, только в одном случае из трёх удаётся добиться возбуждения уголовного дела.

Как юридически регламентировано сексуальное насилие?

В Уголовном кодексе РФ сексуальному насилию отведено четыре статьи: 131 «Изнасилование», 132 «Насильственные действия сексуального характера», 133 «Понуждение к действиям сексуального характера» и 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». Тем не менее никак не зарегламентирована ответственность за эксгибиционизм, харассмент и другие виды сексуального насилия.

Почему правоохранительные органы могут не принять заявление об изнасиловании?

Делами об изнасиловании занимается Следственный комитет, но можно обратиться и в ближайшее отделение полиции, куда должны будут вызвать следователей из СК. Потерпевшей или потерпевшему необходимо дать показания, написать заявление и получить уведомление о его получении, а также пройти медицинскую экспертизу.

Изнасилование относится к той категории преступлений, которые, как правило, осуществляются без свидетелей. Поэтому единственное, на что может в дальнейшем опереться обвинение, — медицинская экспертиза. Большинство пострадавших находятся в состоянии шока после произошедшего и в первую очередь идут в душ, что затрудняет медицинское освидетельствование.

Также влияет и скорость обращения в правоохранительные органы — в идеале это нужно сделать незамедлительно. На практике всё сложнее. Ведь изнасилование довольно часто совершают близкие или знакомые люди, поэтому жертве сексуального насилия требуется время, чтобы осознать случившееся.

Немаловажным фактором является поведение сотрудников полиции и Следственного комитета, которые часто не верят пострадавшей или пострадавшему, и если не обвиняют человека в случившемся, то отговаривают его от написания заявления. Именно поэтому важно как можно раньше получить профессиональную психологическую помощь.

Как часто выносят обвинительные приговоры по делам об изнасиловании?

Самое сложное — добиться возбуждения уголовного дела. Если сделать это удалось, то в подавляющем большинстве случаев будет вынесен обвинительный приговор. Что касается самой статьи об изнасиловании, то одни юристы отмечают, что она фактически вынуждает пострадавшую или пострадавшего доказывать факт физического сопротивления, тогда как изнасилование — это не про сопротивление, а про отсутствие согласия на секс. Другие говорят о проблемах в правоприменении и необходимости обучения сотрудников правоохранительных органов более человечной работе с пострадавшими.

Как помочь пострадавшему от сексуального насилия?

Подробнее об этом читайте в нашем отдельном материале.

Благодарим за помощь в подготовке материала юристов Мари Давтян и Глеба Глинку

«Сама виновата!», или домашнее насилие в эпоху равенства полов

По данным отчета Всемирного банка Women, Business and the Law за 2018 год, россиянок признали одними из самых незащищенных в мире от насилия: Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, поскольку в стране не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, а в Уголовном кодексе нет статьи о сексуальном насилии на работе. В итоге место России оказалось среди таких стран как Либерия, Габон, Иран, Йемен и ОАЭ.

Так что же такое «домашнее насилие» и почему у нас с ним такие проблемы? В широком смысле под домашним (семейным) насилием принято понимать любую манипуляцию кем-либо вопреки его воле со стороны людей, находящихся с ним в личных отношениях, — супругов, партнеров (иногда бывших и даже необязательно живущих вместе).

Из определения понятно, что поскольку домашнее насилие есть манипуляция, то оно может быть как физическим, так и психологическим, экономическим, эмоциональным (напр. оскорбления, навязывание чувства вины, финансовый контроль, ограничения личной свободы и пр.). Мы остановимся только на одном аспекте — на физическом насилии, поскольку эти случаи приводят к наиболее трагическим последствиям.

Подсчет искажения

«Хватит врать о массовом «насилии» в семье» — плакат с таким лозунгом затесался на пикете против ювенальной юстиции, который прошел на прошлой неделе в Перми. Помимо борьбы с вмешательством соцслужб в дела семьи в центре внимания активистов общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) оказался и обсуждаемый много лет проект закона о семейно-бытовом насилии.

«В России обретается порядка 16 млн избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!» — возмущаются в РВС, сомневаясь в количестве. Как минимум потому, что эта цифра содержится в докладе восьмилетней давности.

«В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза», — ссылаются на ответ Росстата агентству «Красная весна» в организации.

Члена Совфеда Ольгу Тимофееву, в свою очередь, возмутила цифра о том, что каждый год в России в результате насильственных действий умирают 14 тыс. женщин. Согласно ее запросу в МВД (опубликован агентством Regnum), в 2018 году было зафиксировано 3260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений.

Четыре года назад число женщин, пострадавших от насилия в семье, оценивалось в 36,4 тыс. человек — такие данные приводил Росстат. В 2016 году называлась цифра 49 тыс. человек. Еще год спустя — после принятия «закона о шлепках» — 25,6 тыс. человек.

Восприятие домашнего насилия в обществе и виктимблейминг

Такое отношение в немалой степени опирается на восприятие проблемы домашнего насилия со стороны населения. Как показывают некоторые социологические опросы, больше половины населения не считает домашнее насилие важной социальной проблемой, 9% мужчин уверены в том, что иногда бывает «полезно» ударить жену или ребенка, а 7% считают, что домашнее насилие простительно, если произошло «сгоряча». Но большинство россиян оказались вполне современными и адекватными людьми: 61% респондентов считают, что любое физическое насилие в семье недопустимо, — 69% среди женщин и 50% среди мужчин (другой недавний опрос продемонстрировал даже большие цифры — 80% респондентов заявили, что домашнему насилию нет оправдания). Однако при этом почти две трети опрошенных (63%) согласны с тем, что женщины сами иногда провоцируют применение к ним насилия внешним видом, одеждой или поведением — и это плавно подводит нас к проблеме виктимблейминга.

Читайте так же:  Второй ребенок как оформить материнский капитал

Виктимблейминг или обвинение жертвы — это перенесение ответственности на жертву, обвинение ее в том, что это она своими действиями спровоцировала преступника на насилие. Психологи объясняют это явление с помощью концепции справедливого мира. Первооткрыватель феномена веры в справедливый мир американский психолог Мелвин Лернер в экспериментах показал, что люди склонны верить в то, что в конечном счете зло будет наказано, а за добро воздастся (поэтому, кстати, нам так нравятся американские хеппи-энды). Лернер пришел к выводу, что вера в справедливость наказания косвенно оправдывает насилие и объясняет его поведением жертвы. Вот почему суды иногда так дотошно выясняют, как себя вела женщина, которую избивает муж, какой длины у нее юбка и хорошо ли она варила борщи.

Жертвы домашнего насилия в большинстве случаев слышат от окружающих аргументы типа: «Сама виновата, почему не ушла, зачем терпела?» Феномен виктимблейминга очень ярко проявился в резонансных историях Маргариты Грачевой и сестер Хачатурян. По делу Маргариты Грачевой в социальных сетях разгорелась грандиозная полемика, и в итоге обвинители пришли к «логичному» выводу — ну не мог же он отрубить ей руки без причины! Значит, было за что! Масла в огонь подлила фотосессия, в которой снялась Маргарита Грачева, — критики обвинили ее в том, что она пиарится на трагедии семьи, да и взгляд у нее развратный, так что поделом ей досталось.

В истории сестер Хачатурян дело не ограничилось перепалкой в соцсетях, тут подключились печатные СМИ, а сторонники и противники активно выходили на митинги и пикеты. Одна из центральных газет опубликовала статью с «говорящим» названием: «Самое кровавое дело года: что скрывают сестры Хачатурян?» В другой публикации, посвященной делу сестер Хачатурян, принятие закона о домашнем насилии связали с возможной легализацией однополых браков и угрозе нашему «исторически патриархальному обществу».

Сложная формула

В России, по данным на 2019 год, порядка 77,1 млн женщин. При расчете в 16 млн пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая. Этот показатель высчитан на основе данных отчета «Репродуктивное здоровье населения России 2011», подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения, а также отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC).

Юрист, специализирующийся на защите жертв домашнего насилия, один из организаторов акции Алена Попова объясняет, откуда взялась эта цифра. Во-первых, 16 млн — это пострадавшие и от эмоционального давления, и от физического насилия. В отчете говорилось, что от вербального насилия пострадали 18% женщин, от физического — 6%, от сексуального — 1% (в общей сложности 25%). Из расчета, что в 2016 году женщин от 16 и старше насчитывалось 65,8 млн, получается, что насилию за год подвергается 16,45 млн женщин, объясняет собеседница «Известий».

— Это включает в себя все виды домашнего насилия — жертвы круга близких лиц, разных возрастов, — пояснила «Известиям» Алена Попова.

Статистика по делам о семейном насилии строится на основе статьи «О побоях», но под домашнее насилие попадают и статьи об убийстве и о доведении до самоубийства — при таких случаях вообще сложно доказать вину домашнего тирана, подчеркивает правозащитница. Без прописанного в законодательстве понятия о домашнем насилии невозможно четко понимать, что в него включать.

По данным общероссийского исследования Совета женщин МГУ 2002 года «Насилие над женами в российских семьях», половина опрошенных (всего их было 2134 человека) заявила, что подвергалась физическому насилию со стороны супруга. Речь шла не об избиениях, а о причинении сильной боли иными способами — например, мужья выкручивали руки или толкали. Из этой половины 26% не единожды подвергались насилию. 3% респонденток заявили, что оно повторяется минимум раз в месяц.

Доктор социологических наук Александра Лысова в научной статье 2008 года отмечала, что большая часть женщин, заявивших о насилии, — 42,9% в возрасте 30–55 лет и 43,4% в группе 56–96 лет. А молодые девушки (от 18 до 29 лет) — 13,7% — сообщили как минимум об одном инциденте избиения.

Еще одна страшная цифра, которая ушла в народ, — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Она впервые приводилась в докладе организации Amnesty International. Из расчета на год при такой формуле получается, что в год от рук мучителей гибнут 13,1 тыс. женщин.

Официальной статистики по смертности от домашнего насилия нет, поскольку это понятие не определено. За 11 месяцев прошлого года, по статистике Генпрокуратуры, в целом убийств и покушений насчитывалось 7,91 тыс., случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью — 21,6 тыс.

Ленор Уолкер: концепция «цикла насилия»

Так почему же жертвы домашнего насилия годами живут с насильником под одной крышей, несмотря на повторяющиеся эпизоды насилия? Для объяснения американский психолог Ленор Уолкер предложила концепцию «цикла насилия», описывающую динамику отношений в паре через чередование этапов роста психологического напряжения, насилия, примирения и «медового месяца». Именно переход от насилия к раскаянию и примирению является причиной того, что брак сохраняет привлекательность для партнеров (вы же любите американские горки, правда?), однако самооценка женщины и ее способность к действию все больше снижаются. После «медового месяца» отношения пары постепенно возвращаются на первую стадию, и цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, а вспышки насилия учащаются и происходят с большим ожесточением. Несмотря на это, многие женщины вновь возвращаются к своим партнерам-насильникам ради периода «медового месяца», когда «все так хорошо!», «как будто в начале нашего знакомства!». Со временем масштабы и жестокость насилия в паре начинают выходить из-под контроля, и тогда их личная история рискует однажды попасть на страницы судебной хроники.

Конечно, наряду с такими крайними случаями имеется множество других, где эпизод насилия не имел повторений или вообще поставил точку в отношениях пары, но эти относительно благополучные истории до общественности не доходят. Более того, до общественности нечасто доходят и те истории, в которых муж убивает жену. Однако истории, где убийцей невольно становится жена, волнуют общество куда больше, и в этих случаях жертвы домашнего насилия имеют реальный шанс познакомиться с российским законодательством в части необходимой обороны, и это знакомство не сулит им ничего хорошего.

Именно так развивались события в деле Галины Каторовой из Находки, Кристины Шидуковой из Геленджика и многих других жертв домашнего насилия. И если в деле Галины Каторовой, которая убила мужа, когда тот при свидетелях пытался ее задушить, Апелляционный суд вынес оправдательный приговор, то в деле Кристины Шидуковой (которая ударила мужа ножом при попытке выбросить ее в окно) коллегия присяжных в Геленджике вынесла обвинительный вердикт, и суд приговорил ее к восьми годам лишения свободы по обвинению в умышленном убийстве.

Именно такое трагическое развитие событий и должен предотвратить закон о домашнем насилии. Если он, наконец, будет принят, то жертвы насилия смогут обратить на себя внимание правоохранителей еще до того, как их убьют, усадят в инвалидное кресло или отправят в тюрьму.

[1]

Очередь на побои: домашнее насилие не поддается подсчету

Почти 735 тыс. человек подписали петицию с требованием принять закон о профилактике домашнего насилия. Общественники приводят пугающую статистику: около 16 млн россиянок ежегодно подвергаются насилию. Критики поправок в семейное законодательство настаивают, что эта цифра завышена, причем чуть ли не в тысячи раз. В статистике о семейном насилии разбирались «Известия».

Читайте так же:  Подать на алименты на троих детей

На момент написания материала петицию подписали почти 735 тыс. человек. «Сейчас по нашим законам жертва сама доказывает, что она жертва, при этом никакой бесплатной юридической помощи для нее не предусмотрено, а насильнику предоставляется за наши налоги бесплатный адвокат», — один из пунктов, на который обращают внимание активисты.

Когда петиция появилась на портале Change.org, блогеры запустили в Instagram флешмоб #янехотелаумирать. Эту надпись участницы флешмоба (среди которых несколько блогеров-миллионников, в том числе организатор акции Александра Митрошина) нанесли на лица и тела, а вместе с ней грим, имитирующий следы побоев. В Instagram почти за месяц было опубликовано свыше 13,7 тыс. постов с этим хештегом.

Внушительные цифры и у показателей по домашнему насилию, борьбе с которым и посвящена акция, — только на этот раз эта внушительность выглядит трагически. В достоверности статистики сомневаются противники внесения поправок в законодательство.

Трудная судьба «закона о шлепках»

В России статистика домашнего насилия фрагментарна, труднодоступна, а зачастую попросту отсутствует. Число женщин, потерпевших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении члена семьи составило в 2018 году 23,5 тыс. человек, из них 53% пострадали от рук супруга. Принятые в 2017 году поправки в закон о декриминализации побоев в семье (он же «закон о шлепках») привел лишь к тому, что обращения женщин в полицию перестали портить статистику. Некоторые эксперты считают, что в этом и был основной смысл законодательных новаций, так как в 2019 году правительству предстоит отчитываться в ООН по выполнению Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Неторопливые академические дискуссии о том, хорош или плох закон о декриминализации побоев, продолжались бы и поныне, если бы за последние семь месяцев не произошло нескольких резонансных событий: это и история Маргариты Грачевой, которой в декабре 2018 года муж отрубил кисти рук, и история сестер Хачатурян, убивших в июле 2018 года своего отца, который до этого в течение многих лет избивал и насиловал их, и множество аналогичных кейсов, которые не получили столь широкой огласки.

Плюс к этому в апреле 2019 года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин впервые признал Россию ответственной за дискриминацию жительницы Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия, и рекомендовал России вернуть все на прежнее место — то есть опять криминализировать домашнее насилие, ввести в законодательство проверенные инструменты, в первую очередь так называемые охранные ордера, смысл которых в том, чтобы ограничить контакты между виновником насилия и его жертвой, а также перевести домашнее насилие из сферы частного обвинения в сферу частно-публичного, когда действия по защите жертвы осуществляет государство.

А в начале июля 2019 года было принято решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), присудившего более €25 000 и возмещение юридических расходов Валерии Володиной из Ульяновска. Она жаловалась на то, что полиция и суды не защитили ее от повторяющихся случаев домашнего насилия, включавшего побои, похищение, преследование и угрозы. В своем решении ЕСПЧ подчеркнул, что правовые механизмы в области защиты прав женщин, существующие в России, недостаточны для борьбы с домашним насилием, а власти не готовы признать серьезность проблемы. В конце июня ЕСПЧ принял к рассмотрению четыре жалобы россиянок на домашнее насилие, а всего, по словам Дмитрия Дедова, судьи ЕСПЧ от России, в ЕСПЧ с подобными жалобами обратились около 100 россиянок.

В итоге теперь за пересмотр знаменитого «закона о шлепках» высказываются и спикер Совфеда Валентина Матвиенко, и омбудсмен Татьяна Москалькова, и сенатор Андрей Клишас. Очередной текст законопроекта «О системе профилактики семейно-бытового насилия» передан в Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству. Напомним, что за последние десять лет подобные законопроекты вносились в Госдуму 40 раз (!), но так ни разу не дошли даже до первого чтения, застревая в процедурах согласования в комитетах. Очевидно, что власти не демонстрируют особой готовности заниматься этой проблемой, что, по мнению экспертов, связано с соображениями бюджетной экономии.

Пора исследовать

«Мы убедились в том, что реального положения дел и аналитики у нас нет, поэтому мы мечемся от одной цифры к другой. Общественная организация дает одну статистику, у правоохранительных органов вообще ее нет. Давайте со всем этим разберемся и вместе сделаем хорошее дело по защите женщин от семейного насилия», — заявила спикер Совфеда Валентина Матвиенко в ходе представления доклада уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой 23 июля.

Омбудсмен еще два года назад предложила создать горячую линию для сбора статистики. «Мы практически не владеем статистикой», — утверждала она. О том, что властям нужна помощь со сбором данных, Москалькова говорила и в июле этого года на форуме «Территория смыслов». По ее словам, собирать сведения о домашнем насилии могли бы волонтеры.

В докладе за 2018 год она приводила результаты исследования ВЦИОМа, согласно которым 49% опрошенных женщин видят угрозу стать жертвой насилия в семье.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Приходится констатировать, что действующее законодательство не в полной мере способно защитить женщину от семейного насилия. На протяжении 20 лет в обществе так и не был найден консенсус о целесообразности принятия закона о противодействии насилию в семье. В ежегодном отчете Всемирного банка Women, Business and the Law 2018, опубликованном 23 апреля, Россия попала в список стран с несовершенным законодательством по защите женщин от насилия наравне с рядом других государств», — говорится в докладе омбудсмена.

Источники

Литература


  1. Малько, А.В. Теория государства и права (для бакалавров). Учебник / А.В. Малько, др.. — Москва: Высшая школа, 2015. — 196 c.

  2. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Том 2. Учебник. — М.: Зерцало-М, 2002. — 528 c.

  3. Перевалов, В. Д. Теория государства и права / В.Д. Перевалов. — М.: Юрайт, Юрайт, 2010. — 384 c.
  4. Жинкин, С.А. Теория государства и права. Конспект лекций / С.А. Жинкин. — М.: Феникс, 2017. — 602 c.
  5. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 1. — Москва: Высшая школа, 2016. — 251 c.
Статистика преступлений домашнее насилие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here