Стамбульская конвенция о насилии в семье

Однополые браки, гендер и образование. Венецианская комиссия оценила соответствие Стамбульской конвенции с Конституцией Армении

ЕРЕВАН, 15 октября. Новости-Армения. Венецианская комиссия Совета Европы опубликовала заключение относительно соответствия “Стамбульской конвенции” с Конституцией Армении.

Вопрос ратификации Стамбульской конвенции СЕ по предотвращению насилия против женщин и семейного насилия стал предметом жарких дебатов в Армении. 26 июля Минюст обратился к специализированной консультативной структуре Совета Европы по конституционным вопросам — Венецианской комиссии, по вопросу влияния Конвенции на поднимаемые определенными общественно-политическими кругами вопросы.

«Венецианская комиссия заявляет, что ратификация Стамбульской конвенции является суверенным решением государства. Оно совершенно свободно в своем выборе, ратифицировать ее или нет и как следствие, принять на себя обязательства. Оценка соответствия конвенции с Конституцией Армении входит в функции Конституционного суда страны по запросу правительства до ратификации документа. Поэтому мнения, выраженные Венецианской комиссией, могут помочь суду в обеспечении легального анализа конвенции, а также организации публичных дебатов», — отмечается в заключении.

В документе оспаривается ряд утверждений относительно конвенции.

Нужна ли Стамбульская конвенция?

Во-первых, насилие в семье является широко распространенным явлением в Европе и затрагивает всех членов Совета Европы, включая Армению. Ратифицикация этой конвенции значительно поможет жертвам таких явлений. Во-вторых, именно Стамбульская конвенция предоставляет новый инструментарий для борьбы с насилием против женщин и домашним насилие. В-третьих, конвенция может в сочетании с национальным законодательством сделать борьбу против насилия более эффективной.

Стамбульская конвенция содержит определенные термины и понятия, противоречащие закрепленным в Конституции. Это утверждение в первую очередь касается таких терминов, как пол, гендерная идентичность, семья, брак и сексуальная ориентация.

Пол. Конституция Армении не затрагивает вопросы пола, но гарантирует равенство мужчин и женщин (статья 30-я) и предусматривает «содействие фактическому равенству:
между женщинами и мужчинами» (Статья 86-я (4) в качестве одной из целей государственной политики. Ликвидация насилия в отношении женщин, включая насилие по признаку пола, и меры, направленные на достижение этого, включая меры, направленные на изменение вредных гендерных стереотипов, полностью соответствует этому конституционному регулированию.

Гендерная идентичность. Стамбульская конвенция не требует от государств-участников принимать меры по признанию различных категорий лиц или предоставлению им каких-либо специальных правовых норм, но просто подтверждает, что дискриминация по гендерной идентичности запрещена. Это положение, по-видимому, полностью соответствует статье 28-й (Общее равенство перед законом) и статье 29-й (Запрет дискриминации) Конституции Армении.

Семья. Иногда утверждается, что Стамбульская конвенция дает определения партнерских отношений, которые могут быть несовместимы с определениями, содержащимися в национальных конституциях, в частности, с определением семьи. Однако Стамбульская конвенция не содержит никакого определения ни семьи, ни партнера, ни однополых отношений, ни продвигает любую конкретную форму таких отношений. Поэтому Стамбульская конвенция не противоречат определению семьи в национальных конституциях.

Брак. Стамбульская конвенция упоминает о браке только в контексте принуждения к браку (Статья 37-я) и, следовательно, не противоречит национальным конституциям, которые определяют брак как союз между женщиной и мужчиной — как и обстоит дело в Армении.

Сексуальная ориентация. Этот термин относится к лицам, которые являются членами сексуального меньшинства, таким как лесбиянки, геи, бисексуалы и транссексуалы (ЛГБТ), а также лицам, которые считают себя гетеросексуальными. Стамбульская конвенция затрагивает сексуальную ориентацию только в положении об исключении дискриминации (Статья 4-я (3). Она не налагает обязательств на государство, которое не признает существования определенных юридических лиц.

Конвенция приведет к изменению законодательства и противоречию Конституции

Основные изменения, предусмотренные в этом контексте, касаются однополых браков и образования.

Однополые браки. Стамбульская конвенция не затрагивает вопрос гомосексуалистов, а также брака, за исключением случаев принудительного брака (Статья 37-я). Поэтому государства-участники Стамбульской конвенции не обязаны легализовывать однополые браки. Противоречия с Конституцией Армении нет.

Образование. Стамбульская конвенция не нарушает право родителей на обучение детей в соответствии со своими предпочтениями. Этот вопрос, по сути, остается за рамками Стамбульской конвенции, которая просто призывает государства включать в процесс обучения учебные материалы школьной программы. В этом отношении Стамбульская конвенция дает государствам-участникам большую свободу действий при принятии решения о том, как (и в какой степени) они будут информировать свое население о вопросах, охватываемых Стамбульской конвенцией. Следовательно нет противоречия между статьей 14-й Стамбульской конвенции и Конституцией Армении.

Что касается конфиденциальности информации, особенно в сфере здравоохранения, в контексте сообщений о жертвах домашнего насилия, то и здесь Венецианская комиссия не видит противоречий с Конституцией Армении.

Новый международный орган

Ратификация Стамбульской конвенции приведет к созданию нового международного органа — Группы экспертов по действиям против насилия в отношении женщин и домашнего насилия (GREVIO) для мониторинга имплементации конвенции. GREVIO не обладает какими-либо необычными полномочиями для международного органа и его компетенции довольно ограничены. Он, например, не имеет права получать межгосударственные или индивидуальные петиции. Он не может выступать с обязывающими заключениями и рекомендациями.

[1]

Венецианская комиссия не увидела также противоречий с положением конвенции о праве на убежище и Конституцией Армении.

В целом, комиссия пришла к выводу, что хотя определение соответствия Стамбульской конвенции с Конституцией входит в компетенцию Конституционного суда Армении, в ней нет положений, которые противоречат основному закону страны.

Наоборот, главное обязательство Стамбульской конвенции о предотвращении любых форм насилия в отношении женщин и домашнего насилия проистекает из Конституции и других соглашений по правам человека, которые были приняты Арменией.

Основным камнем преткновения для ратификации в европейских странах называются пункты, которые предполагают изменение социального восприятия полов и дают возможность для юридического обоснования «третьего пола» на основе внедрения понятия «гендеризм» и «социальное восприятие женской сущности». Данная формулировка расценивается противниками ратификации документа как основа для легализации деятельности ЛГБТ-сообществ, однополых браков и крушение института традиционной семьи.

Против ряда положений Стамбульской конвенции уже выступила Армянская Апостольская церковь, считая недопустимыми интерпретации, в которых говорится об иных полах, помимо двух биологических. Исходя из этого и принимая во внимание тот факт, что с точки зрения национальной и духовной идентичности, интересов безопасности, конвенция содержит в себе вызывающие беспокойство пункты и положения, ААЦ призывала компетентные органы воздержаться от ратификации данного документа. -0-

Читайте так же:  Мать одиночка трудовой кодекс


http://newsarmenia.am/news/armenia/odnopolye-braki-gender-i-obrazovanie-venetsianskaya-komissiya-otsenila-sootvetstvie-stambulskoy-konv/

Парламент Словакии вынес решение по Стамбульской конвенции о правах женщин


Парламент Словакии подавляющим большинством отклонил ратификацию Стамбульской конвенции о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин, 25 февраля сообщает издание DennikN.

Против ратификации конвенции проголосовали 96 из 113 депутатов.

«Мы считаем, что у президента больше не будет личных проблем с отказом от Конвенции», — заявил заместитель председателя Словацкой народной партии Ярослав Пашка.

Издание сообщает, что Стамбульская конвенция (СК) была подписана Словакией, но так и не была ратифицирована, поэтому она никогда не была обязательной для Словакии. Это подтвердили президент Зузана Капутова и премьер-министр Питер Пеллегрини.

Напомним, законы о домашнем и гендерном насилии 2004 года, основанные на СК, не работают, не предотвращают убийств женщин и содержат дискриминационные и антидемократические нормы. Именно в семейном законодательстве СК предлагает отменить такой фундаментальный принцип права, как презумпция невиновности. Отсутствие необходимости доказывать вину «правонарушителя» усугубляется включением в перечень преступлений «психологического насилия», которое может включать в себя, например, косой взгляд или повышенный тон.

Еще одна антидемократическая черта законов о домашнем и гендерном насилии — это их высокая коррупциогенность и коммерциализация услуг по защите женщин. Согласно статье 9 Стамбульской конвенции предполагается, что такие услуги могут оказываться НКО.

Стамбульская конвенция и другие международные документы о домашнем и гендерном насилии требуют от стран создавать репрессивную машину, действующую по своему отдельному внутреннему законодательству, не связанному с государственными законами.

http://rvs.su/novosti/2020/parlament-slovakii-vynes-reshenie-po-stambulskoy-konvencii-o-pravah-zhenshchin

Стамбульская конвенция: духовное измерение

После мощного всенародного сопротивления Стамбульской конвенции ее ратификация в Болгарии отложена. Это первое серьезное и категорическое неприятие того, что «спускается» из Евросоюза.

Разобраться с текстом конвенции простому человеку невозможно. И это первый знак того, что ратифицировать ее не стоит. «Где просто, там ангелов со сто, где мудрёно – ни одного», – предупреждал преподобный Амвросий Оптинский. Где же нет ангелов, там известно кто. И это второй знак, подсказанный духовным чутьем: тревога и отторжение.

Оригинал текста Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (т.н. Стамбульской конвенции) написан на английском и французском языках. Только в таком виде конвенция имеет законную силу. Включая смысл слова «гендер» (gender), отсутствующего в болгарском языке и в болгарском законодательстве. Просвещенные (благодаря западным грантам) люди в Болгарии все же нашлись, они и объяснили через ведущие СМИ, что проблема не в конвенции, а в плохом переводе ее текста и тотальном невежестве народа. Настораживает, однако, что самыми «просвещенными» оказались представители ЛГБТ, принявшие данный документ с большим воодушевлением. Но реакция на него большинства прямо противоположная.

Доктор Николай Михайлов, психиатр, богослов, бывший депутат Народного собрания – парламента Болгарии, в интервью болгарскому сайту «Гласове» от 23.01.2018 сказал:

«Стамбульская конвенция – чемодан с двойным дном. Сверху – бесспорное, внизу – дополнительные распоряжения, обязательства и контроль. Внизу НПО и мониторящий орган. А над всем этим – идеология. “Эта конвенция может быть истолкована и «безопасным» способом, рассудочно и филологически. Понятие «гендер» относится только к социальным ролям мужчины и женщины”, – уверяет г-жа Бриджит О’Лафлин. Но конвенция написана с понятийным аппаратом, предусматривающим и “дополнительные” значения. “Гендер” – слово-хамелеон. Ассоциации с идеологией третьего пола и глобальной сексуальной революцией находятся в головах не читателей, а писателей. Мы не запутались в переводе – мы в ловушке».

В английском языке во втором, определяющем пол, слове до 60-х годов ХХ века так же не было нужды. Фундаментальные изменения в обществе начинаются исподволь и нередко с изменений в языке, способствующих размыванию границ основных понятий, подкапывания основ и постепенного, неприметного насаждения новой идеологии. Слово «гендер» (в Стамбульской конвенции чаще употребляется именно оно) не имеет таких четких границ, как слово «пол», подразумевающее биологическое различие: мужчина/женщина. Гендерная идеология несет в массы широкое толкование пола – согласно принятой в «свободном от предрассудков мире» широте взглядов. «Дополнительные значения» предусматривает и слово «насилие» – с использованием уже хорошо известного приема двойных стандартов.

Конвенция сама применяет насилие: идеологию навязывают, используя моральный шантаж

«Беда этой конвенции, – продолжает д-р Михайлов, – обращенной к глобальной драме насилия, в том, что она сама содержит латентное идеологическое насилие. Идеологию навязывают прикрыто, используя моральный шантаж. Маневр прикрыт, но разгадан. Сопротивление идет не по линии мужского шовинизма или дефицита сочувствия человеческому страданию, как нам говорят, а по линии страха за детей и отвращения к перверзии. В этом сущность скандала. И не нужно возражать, что это преувеличение, фальшивая новость или паническое представление, которое предваряет события. Нет. Поинтересуйтесь, к чему относятся толерантно в свободном мире и какова тенденция, – через Google личные свидетельства».

Отчего вдруг возникла острая необходимость в очередной международной конвенции в защиту женщин? Неужели в Болгарии нет внутренних законов, защищающих своих граждан? Есть. Поможет ли Стамбульская конвенция более успешно бороться с насилием? Рассмотрим на примере Турции, ратифицировавшей конвенцию сразу после ее подписания – в 2011 году. Согласно официальной статистике, в Турции в период с 2010 по 2017 год 377 женщин были убиты во время ведения бракоразводного процесса со своими супругами. Ничего удивительного – ведь особенность Стамбульской конвенции в том, что в ней подразумевается не насилие вообще, а определенный тип насилия, не права, а отдельный вид прав и не только женщин, а – поясню, если кто-то до сих пор не понял, о чем речь, – людей, чувствующих себя женщиной, не будучи ею по рождению.

«Гендер-просвет», в случае ратификации конвенции, становится обязательным – даже в дошкольных учреждениях

Законы страны после ратификации международной конвенции необходимо под нее «подогнать». Болгарские юристы насчитали около 20 нуждающихся в исправлении законов, включая Конституцию Республики Болгария. Не уточняя, входят ли в это число статьи уголовного кодекса, защищающие детей до 14 лет от развращения, то есть от «гендер-просвета», который в случае ратификации Стамбульской конвенции становится обязательным для гимназий, школ и даже дошкольных детских учреждений. В некоторых западных странах образовательные гендер-методики в сочетании с инновационным сексуальным воспитанием применяются много лет и уже принесли «плоды» – именно такие примеры предлагал найти в интернете д-р Михайлов, чтобы мы могли представить себе «светлое европейское будущее» Болгарии. Как и примеры изъятия детей у родителей, противящихся подобным инновациям, – да, так далеко зашла «борьба с насилием». К сожалению, эти примеры не единичны, они множатся день ото дня, процесс набирает обороты, подтверждая тенденцию и указывая направление – в бездну.

Читайте так же:  Изменение снилс при смене фамилии

Из Обращения [1] Священного Синода Болгарской Православной Церкви в связи с процедурой принятия и ратификации в Болгарии Стамбульской конвенции 22 января 2018 года:

«Будучи юридическим актом, конвенция имеет и духовные измерения: она есть средство, которое насаждает чуждую для нас ценностную систему, что позволит управлять обществом по новой модели, соответствующей интересам малой его части…

Последствия отречения от библейских истин трагичны, и мы являемся свидетелями трагедий во многих обществах, где гендерная идеология давно стала государственной политикой.

Призываем Народное собрание не ратифицировать Стамбульскую конвенцию, в которой вводятся понятия, противоречащие нашей православной вере, национальным традициям и правовой системе!

Призываем болгарский народ отстаивать свою веру, которая хранила его во всех исторических испытаниях!»

Священный Синод призвал также к усердной молитве «в эти дни тяжелых духовных испытаний веры и совести православного болгарского народа… чтобы испросить Божией помощи в том, чтобы не была принята Стамбульская конвенция, которая, по нашему мнению, ведет к духовной смерти народа».

Народ понял, что посягнули на его душу, что под вопросом само его существование. И сплотился – люди разных возрастов, национальностей, вероисповеданий, разных уровней образования и разных политических взглядов. Чего не было с конца 1980-х. Политические аналитики говорят о «последней капле» и «новой политической реальности». Но главное все-таки не это. Болгарский народ духовно жив. Именно такой вывод можно сделать из истории со злосчастной конвенцией.

http://pravoslavie.ru/110930.html

Важнейшие черты международных документов о домашнем и гендерном насилии

Жанна Тачмамедова

В последнее время мы всё чаще слышим сетования международного сообщества на то, что в России не принят закон о домашнем насилии и что наша страна не подписала другие акты, ликвидирующие насилие и дискриминацию в отношении женщин. Эти сетования сопровождаются ложной статистикой, распространяемой недобросовестными НКО и превышающей реальные цифры насилия в десятки раз. Однако у России есть свой успешный опыт борьбы с дискриминацией женщин. Наша страна является одним из мировых лидеров по числу женщин-руководителей и опережает по этому показателю страны ЕС и США.

В российском законодательстве нет ни одной нормы, которая бы ставила права одних граждан выше прав других граждан или дискриминировала бы кого-либо по половому или какому-либо иному признаку. В России соблюдается принцип равенства всех перед законом. Именно поэтому наша страна не принимает закон о домашнем насилии и не подписывает Стамбульскую конвенцию. Мы совершенно не понимаем, зачем домашнее насилие надо выделять в специальную отдельную законодательную норму — в нашей стране есть несколько десятков статей Уголовного кодекса, серьезно наказывающих за насилие вне зависимости от того, где и кем оно было совершено.

А вот европейские законы, регулирующие тему домашнего насилия, и статьи Стамбульской конвенции (СК), по нашему мнению, содержат дискриминационные и антидемократические нормы. Каковы эти дискриминационные и антидемократические черты СК?

1. Именно в семейном законодательстве СК предлагает отменить такой фундаментальный принцип права, как презумпция невиновности. Вопиющим нарушением этого принципа являются так называемые Приказы об ограничениях или защите, описанные в статье 53 СК, которые выписываются незамедлительно только по заявлению одного из супругов, без доказательства вины второго супруга. Т.е. другого супруга можно выкинуть из собственного дома и лишить общения с детьми, а для этого достаточно только слов «жертвы», не подтвержденных никакими доказательствами (ст. 52 СК — Срочные запретительные приказы). Одна сторона заведомо имеет полный кредит доверия и не обязана доказывать свои заявления, в то время как вторая сторона заведомо полностью лишена этого доверия и не имеет никаких прав и возможностей защитить себя. Одной статьи 53 достаточно, чтобы признать СК дискриминационным документом.

3. Еще одна антидемократическая черта законов о домашнем и гендерном насилии — это их высокая коррупциогенность и коммерциализация услуг по защите женщин. Согласно статье 9 Стамбульской конвенции предполагается, что такие услуги могут оказываться НПО. Сотрудники НПО — психологи, а не судьи — будут выявлять психологическое насилие, они будут помещать женщин в свои собственные кризисные центры, насильно разлучать детей с родителями и помещать в специальные учреждения, насильно их лечить, а также воспитывать тех, кого эти Сотрудники НПО захотят признать совершившими психологическое насилие. При этом НПО должны поддерживаться государством и получать финансирование за каждое вмешательство в семью. Это создает большие возможности для злоупотреблений. Очевидно, что такие НПО, имеющие коммерческую выгоду, становятся серьезной угрозой для семьи, поскольку имеют возможность признать женщину жертвой, а мужа насильником, даже если супруги вовсе себя таковыми не считают.

Вывод. Стамбульская конвенция и другие международные документы о домашнем и гендерном насилии требуют от стран создавать репрессивную машину, действующую по своему отдельному внутреннему законодательству, не связанному с государственными законами. Этот аппарат предлагается создать из негосударственных структур (НПО), которые вместо судей и полицейских будут решать, кто является преступником, а кто — жертвой. Само международное законодательство о домашнем и гендерном насилии является дискриминационным и нарушает фундаментальные принципы международного права. Мы предлагаем пересмотреть эти международные документы и вывести из них все антидемократические и дискриминационные нормы. Кроме того, мы предлагаем внимательно изучить все опасные последствия широкого внедрения понятия «психологическое насилие», оценить высокую степень угрозы для прав и свобод личности, которую представляет использование этого понятия и изъять его из международных и национальных правовых документов.

http://rvs.su/statia/vazhneyshie-cherty-mezhdunarodnyh-dokumentov-o-domashnem-i-gendernom-nasilii

Армянская церковь выступила против положения Стамбульской конвенции о «свободе выбора пола»

ЕРЕВАН, 26 июля. Новости-Армения. Армянская Апостольская церковь выступила против ряда положений Стамбульской конвенции. Об этом сообщает пресс-служба Эчмиадзина.

Отмечается, что церковь приветствует каждую инициативу, в том числе юридический документ, призванный исключить насилие в семье и в другой социальной среде, а любое проявление насилия предосудительно.

«Насилие, а также предотвращение любого зла и борьба с ним должны осуществляться такими мерами, которые не провоцируют греховность и зло. В связи с этим некоторые идеи и концепции Конвенции крайне неприемлемы», — говорится в сообщении.

Указывается, что с точки зрения церкви недопустимы формулы и интерпретации, в которых говорится о других полах, кроме двух биологических. В качестве примера приводится часть 3-я статьи 4-й Конвенции.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Отмеченные определения, по факту признают право человека на свободу выбора пола. Христианский подход к правам и свободам личности исключает искажение или изменение созданной Богом идентичности человека», — говорится в сообщении.

Исходя из этого и принимая во внимание тот факт, что с точки зрения национальной и духовной идентичности, интересов безопасности, Конвенция содержит в себе вызывающие беспокойство пункты и положения. Церковь призывает компетентные органы воздержаться от ратификации этого документа.

Читайте так же:  Отличие ограничения от лишения родительских прав

Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) — международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. Открыта для подписания с 11 мая 2011 года в Стамбуле, Турция. Подписана 46 странами и Европейским союзом. Армения 18 января 2018 года в Страсбурге подписала эту конвенцию. -0-

http://newsarmenia.am/news/society/armyanskaya-tserkov-vystupila-protiv-polozheniya-stambulskoy-konventsii-o-svobode-vybora-pola-/

Андрей Кормухин: законопроект «О семейно-бытовом насилии» — дьявол в деталях

Почему разрабатываемый законопроект о семейно-бытовом насилии вызвал такие ожесточенные споры в обществе? Чем законопроект вреден? Почему движения сторонников традиционной семьи выступают резко против законопроекта о семейно-бытовом насилии и заявляют о его большой опасности?

Как российский законопроект о семейно-бытовом насилии связан с Конвенцией Совета Европы «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» (Стамбульская конвенция) и чем вредна эта конвенция, по мнению протестующих?

Почему сторонники традиционной семьи считают вредным для России принцип гендерного равенства?

О своем категорическом несогласии с разрабатываемым законопроектом о семейно-бытовом насилии главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказал лидер и создатель православного движения «Сорок сороков», отец девяти детей, состоящий 25 лет в счастливом браке, композитор Андрей Кормухин.

— Андрей, ожидаемо оказался очень обсуждаемым скандальный законопроект «О семейно-бытовом насилии», который снова собираются внести в Госдуму. Не все его читали, особенно в последней версии, потому что они постоянно меняются. В мире постоянно проводятся всевозможные акции протеста, демонстрации и марши противников подобных законов, достаточно много людей в них участвует. У нас пока это все на уровне небольших митингов.

— Только началось, да.

— А в Европе просто огромные демонстрации. Вы являетесь одним из самых ярых противников законопроекта. Вы же, наверное, тоже еще даже не читали его новую версию?

— Эта новая версия — просто такая очень хитрая уловка лоббистов и разработчиков данного закона, когда им сказать по поводу закона нечего. Хотя они по поводу этого закона много уже наговорили и достаточно рассказали, что они планируют в него включить. От того, что там переставят слова или изменят формулировку, принципиально ничего не изменится.

А то, что они наговорили по поводу включения тех норм, которые они собираются отстаивать в этом законе, дает нам право уже выступать против этого закона. То есть там достаточно тех целеполаганий, которые они озвучивают, чтобы мы выходили на улицы, выступали с трибун и говорили, что данный закон разрушит миллионы семей в России и разрушит саму Россию как таковую, если он заработает в полную свою силу.

Именно эти цели и поставлены, именно на разрушение направлен этот закон, который активно продвигают во многих странах мира. Он призван разрушить как таковой институт семьи. Когда он начнет действовать во все своей силе, тогда мы сразу этот железный оскал либерал-фашизма почувствуем на себе. В ряде стран это уже давно происходит, и все время усиливается несмотря на огромное сопротивление общества.

[2]

— Андрей, про какие именно принципы этого нашего законопроекта вы говорите, что это за целеполагание?

— Никто даже не скрывает, что данный закон является почти калькой с тех законов, которые тоже практически под копирку уже давно приняты и применяются во многих странах так называемого «цивилизованного» мира. Наверно, у нас туда будут привнесены какие-то национальные особенности, что-то будет дополнено согласно каких-то наших практик. Но в целом все это практически калька с этого западного образца.

Как любят говорить лоббисты этого закона у нас в стране, мы находимся позади цивилизованных стран, уже 120 стран ратифицировали Стамбульскую конвенцию, 120 стран приняли закон «О семейном и бытовом насилии». И мы, не принимая данный закон, находимся в арьергарде данного процесса, отстаем. Еще любят добавлять, что мы чуть ли не единственная страна в Европе, которая не приняла этот закон.

— Мы же не в Евросоюзе. Во-вторых, у каждой страны все-таки уже давно есть свои законы по борьбе с семейным и бытовым насилием. Вы говорите о Стамбульской конвенции, но мало кто знает о ней. Что это за конвенция, почему она такая плохая? И почему, по мнению ее сторонников, мы должны ее ратифицировать, так же как и принять закон. Нужно ли ее вообще ратифицировать?

— Стамбульская конвенция, точно так же как и закон, который сейчас пытаются протолкнуть у нас в стране через стены парламента, на поверхности провозглашает благие цели. Она так и звучит: «О борьбе с домашним насилием».

— Когда она была создана и принята?

— Она была разработана в 2011 году, с 2012 года ее начали ратифицировать разные страны. И сейчас, насколько я знаю, больше 120 стран ее ратифицировали. Так вот, когда на поверхности звучит понятие «домашнее насилие», какой здравый человек будет выступать за насилие. Когда ко мне подойдет человек и скажет: «Ты за домашнее насилие?» — я скажу: «Кончено, против». Конечно, это нормальная позиция здравомыслящего человека — выступать против насилия.

Но дьявол в деталях. За красивой ширмой о домашнем насилии скрыта другая начиночка, которая позволяет включить другие механизмы. А звучат они в этой Стамбульской конвенции, как гендерное равноправие, то есть призывает эта Стамбульская конвенция к гендерному равноправию.

— А что такого в гендерном равноправии? И зачем для этого нужна еще и конвенция? Мужчины и женщины сейчас имеют одинаковые права.

— Абсолютно правильно. Именно так большинство жителей нашей страны и понимают данный тезис. Но если зайти в любой словарь и прочитать значение слова «гендер», то сразу становится понятно, что к нашему привычному пониманию равноправия между биологическими полами, между мужчиной и женщиной, понятие «гендер» не имеет никакого отношения. Гендер — это не пол, гендер — это социальный пол, то есть то, как себя ощущает какой-то человек — мужчиной или женщиной.

А в сегодняшнем мироустройстве этих самых цивилизованных стран, разделить участь которых предлагают нам лоббисты этого закона, уже насчитывается до 58 гендерных полов, которыми себя ощущают мужчины и женщины. И нам предлагают, ратифицируя эту Стамбульскую конвенцию, согласиться с тем, что в мире существует уже 58 полов и это гендерное равноправие должно распространиться на территорию России.

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

http://www.pravda.ru/society/1455616-kormuhin/

Подпишите Стамбульскую Конвенцию о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин!

0 людей подписали. Следующая цель: 2 500

Читайте так же:  Что положено матери одиночке от государства

В Российской Федерации 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье. От домашнего насилия чаще всего страдают самые слабые и незащищенные члены семьи — женщины, дети, инвалиды и пожилые люди.
В России за год пострадали более 16 млн. женщин (официальные данные Росстата): 38% женщин в России подвергались вербальному насилию в семье в течение жизни, 20% женщин подвергались физическому насилию в течение жизни, 10% жертв обращаются в полицию. Для женщины вероятность стать жертвой насилия в своей семье выше, чем вне ее.

НО ЕСТЬ ВЫХОД: подписание Стамбульской Конвенции.
Стамбульская Конвенция является первым юридически обязывающим документом, который создает всеобъемлющую правовую базу и подход к борьбе с насилием в отношении женщин и направлен на предотвращение бытового насилия, защиту жертв и судебное преследование виновных.

ЧТО ТАКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ СОГЛАСНО КОНВЕНЦИИ:
1. Психологическое насилие ( за что в РФ наказания фактически нет)
2. Физическое насилие ( побои в отношении близких были декриминализованы в 2017 году) — в том числе и в отношении бывшего супруга
3. Принудительная стерилизация ( от которой страдаю девочки и женщины Кавказа)
4. Убийства «чести» (чаще всего случаются на Кавказе,когда отцы убивают своих дочерей якобы из-за аморального поведения, оправдательный приговор каждый третий)
5. Сексуальные домогательства и тд.
ЧТО ВВОДИТ:
охранные ордера
публичное обвинение
невозможность примирения с насильником

74 СТРАНЫ ПОДПИСАЛИ КОНВЕНЦИЮ,НО НЕ РОССИЯ
Вы спросите почему?
1.потому что Русская Православная церковь видит в ней намек на ЛГБТ
«Есть серьезные причины полагать, что Конвенция может быть использована как первый шаг на пути к будущим попыткам легализировать понятие «гендер» и «гендерную идеологию» с содержанием, которое противоречило бы библейскому учению о мужчине и женщине и отношениях между ними ». («гендерный» означает социально-закрепленные роли, поведение, деятельность и характеристики, которые определенное общество рассматривает как соответствующие женщинам и мужчинам»
2. Конвенция противоречит Российскому законодательству как сказало Минтруда
Я же провела анализ каждой статьи и нашла противоречие лишь 3 нормам,которые очевидно ДИСКРИМИНИРУЮТ положение жертвы
Бред, 12 тысяч женщин ежегодно гибнут,но мы не защитим их, зачем
Я прошу Вас подписать петицию,а власть подписать конвенцию
Хотя бы в целях предотвращения демографического кризиса, за него наша власть явно переживает больше))

http://www.change.org/p/%D1%81%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%B8%D1%82%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D1%81-%D0%BE%D1%82-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%8F

Иностранные заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации

Битва лоббистов и противников модульного западного закона «о профилактике семейно-бытового насилия», являющемся антиконституционным по своей сути и развязывающем властям и НКО всех мастей руки на «профилактическое вмешательство» в любую семью, выходит на финишную прямую. На этом этапе в ней ожидаемо начинают проявлять себя большие игроки – представители тех самых сил, которые устроили феминистко-гендерную катавасию по всей планете с единственной целью – уничтожить традиционную семью как союз мужчины и женщины, скрепленный узами брака. На прошлой неделе на этой ниве проявила себя международная правозащитная организация Human Rights Watch (далее HRW)– печально знаменитая структура либерал-глобалистов, которую очень интересует соблюдение «прав геев» в Чечне и по всей России, в 90-е интересовали права террористов в том же регионе, а еще ранее – права диссидентов-предателей Родины (организация была создана в 1978 году как оружие в холодной войне Запада против СССР).

В конце 2018 года HRW выпустила доклад с наводящим ужас заголовком «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит», в котором на фоне сомнительно трактуемой статистики (частные интернет-опросы российских женщин в регионах и доклад Минздрава и Росстата совместно с Фондом народонаселения ООН) нагнеталась истерия в стиле «каждая пятая женщина в России когда-либо страдала от насилия в семье». «Катюша» подробно анализировала это «исследование» «экспертов» HRW, которые уже тогда четко определили свою задачу: «российский парламент ДОЛЖЕН (кому? очевидно, непосредственно HRW) принять отдельное федеральное законодательство о домашнем насилии и ввести за него уголовное наказание в порядке публичного обвинения» – чтобы государство и третьи лица (в т.ч. – фемо-гомо-НКО) могли возбуждать антисемейные дела даже без участия мнимой «жертвы».

Аналогичные цели преследовал экс-генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который в 2017 г. начал брызгать слюной непосредственно перед решающим голосованием за отмену печально известного «закона о шлепках».

«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Россия обязана соблюдать Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование к Сторонам обеспечить защиту детей от насилия. Россия среди четырех государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию (Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье). Данная конвенция устанавливает уголовную ответственность за все акты физического, сексуального или психологического насилия в семье и между бывшими или нынешними супругами и партнерами», – возмущался Ягланд два года назад.

Тогда родительская и патриотическая общественность с боем смогла отстоять семью – уже вступивший в силу «закон о шлепках» был отменен самим депутатом-лоббистом Павлом Крашенинниковым, вместе со спикером Госдумы Вячеславом Володиным получившим нагоняй от Президента под давлением общества. Заметим, тогда в медийном поле общественникам противостояли все те же знакомые лица, двигающие сегодня тему сембытнасилия. «Правозащитники» из HRW и не думали скрывать западных агентов влияния в РФ – в своем докладе они активно благодарили их за пропагандистскую («просветительскую») деятельность по популяризации темы домашнего насилия.

И что же мы видим сегодня? Все те же активистки Болотной, представители «белоленточной контрацептивной оппозиции», юристы признанных инагентами центра «Анна», Консорциума женских неправительственных объединений Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина, примкнувшие к ним депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и т.п. деятели радостно анонсируют открытое письмо Human Rights Watch на имя спикера СФ Валентины Матвиенко.

Симптоматично, что о международных обязательствах России напоминает дамочка, которая любила дружить вот с этими персонажами, отметившимися крайней степенью либертарианства и русофобии и уже покинувшими пределы нашей страны. Удивительно, что лоббистская деятельность госпожи Поповой до сих пор не получила должную оценку органов госбезопасности, и она преспокойно получает высокую трибуну на слушаниях по закону о СБН в Госдуме и других органах власти.

Но вернемся к письму «уважаемых» левозащитников. HRW, как и «наши» гендерные феминистки, оказались крайне недовольны редакцией законопроекта, выложенной на сайте Совета Федерации и настоятельно рекомендовали Матвиенко сотоварищи привести его текст в полное соответствие со… кто бы сомневался, – Стамбульской конвенцией по борьбе с насилием в отношении женщин, со ссылками на российские обязательства в ратифицированных РФ международных договорах.

Читайте так же:  Отказ от квартиры в пользу ребенка

«Нам известны многочисленные аргументы официальных лиц, которыми они обосновывают свои возражения против выделения домашнего насилия в отдельный уголовный состав или признания его отягчающим обстоятельством. В частности, утверждается, что такой отдельный состав преступления будет дублировать существующие уголовные и административные составы. Выше уже отмечалось, что при этом не учитываются ключевые аспекты домашнего насилия, усугубляющие тяжесть и общественную опасность правонарушения по сравнению с отдельным физическим посягательством.

Следует включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие. В статье 3 Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) предлагается следующая формулировка: все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи или в быту или между бывшими или нынешними супругами или партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва. Настоятельно рекомендуем использовать в проекте закона именно это определение.

Восстановить уголовную ответственность за первые побои в отношении близких лиц и перевести все связанные с домашним насилием правонарушения в категорию дел частно-публичного или публичного обвинения. Как отмечалось выше, используемая в делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью процедура уголовного преследования в порядке частного обвинения является неэффективной и несправедливой, поскольку бремя доказывания в полном объеме возлагается на пострадавшую сторону, которая самостоятельно должна поддерживать обвинение. Выше уже отмечалось, что этой же позиции придерживаются один из ключевых договорных органов ООН и Европейский суд по правам человека.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки.

Россия является участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обязывает государство обеспечивать защиту от бесчеловечного обращения и посягательств на неприкосновенность личности и на семью, а также доступ к эффективным средствам правовой защиты».

Перчинки этой истории добавляет тот факт, что в 2010 году фонд сатаниста-мультимиллиардера Джорджа Сороса «Открытое общество» ( признан нежелательным в РФ в 2015 году и, как и другие структуры Сороса, официально свернувшие деятельность в нашей стране) выделил HRW грант в 100 млн. долларов на «расширение глобального присутствия» – это самое большое одномоментное вливание средств в истории НКО. Ранее Сорос, назвавший HRW «одной из самых эффективных организаций», входил в ее Наблюдательный совет – вместе с проживавшей тогда в США Марией Писклаковой-Паркер, основательницей печально известного инагента «центр Анна», до сих пор бомбардирующего российские и западные СМИ и депутатов лживой статистикой, в частности мифом о 14 тыс. женщинах, якобы убиваемых ежегодно в российских семьях. Таким образом, главный престарелый спонсор «оранжевых революций» и ярый противник традиционных ценностей продолжает всеми силами и средствами работать над ослаблением суверенитета России. Напомним, в начале 2017 года авторитетное либеральное издание Bloomberg прямо назвало отмену «закона о шлепках» в РФ «отказом Путина от Запада и его ценностей», а также «шагом на пути к идеологическому суверенитету» нашей страны.

Параллельно с этой «бомбой Сороса», запущенной в Совет Федерации, фемоюристы с опорой на своего агента Пушкину в Госдуме уже начали активно вносить правки в законопроект – в частности, отыграв назад совершенно нелепую, поставившую в тупик абсолютно всех формулировку о том, что «семейно-бытовым насилием являются действия, не входящие в состав нарушений и преступлений КоАП и УК». Как сообщает РБК, в новой версии документа охранные ордера и досудебная защита будет распространяться не только на «жертву» домашнего насилия, но и на ее иждивенцев – т.е. на несовершеннолетних детей, если их мать, к примеру, будет признана жертвой. Также Пушкина сотоварищи намерены включить в состав УК новую статью «преследование», согласно которой ищущий примирения супруг будет наказан за «навязчивые переговоры» с «жертвой» либо ее знакомыми в интернете или по телефону.

Охранное предписание, по мнению лоббисток законопроекта, должен запрещать «насильнику» приближаться к «жертве» ближе, чем на 50 метров, а за повторное нарушение предписания «насильник» будет наказан годом лишения свободы. При этом авторы поправок, словно издеваясь, решили отказаться от денежных штрафов, ибо они, дескать, «ударят по благополучию семьи». А заключение супруга в тюрьму на год, по их мнению, надо полагать, никак не нарушит семейное благополучие. Аналогичный законопроект, четко воплощающий в жизнь все требования к России со стороны HRW и «уважаемых гендерных партнеров», над которым ни один десяток лет трудится юрист-спутница иноагентов Мари Давтян, выложен на сайте фемосообщества «Ты не одна». Очевидно, подобный вариант и будет взят прозападным антисемейным лобби за образец.

[3]

Во всей этой истории пока остается невыясненным лишь один вопрос – каким же образом госпожа Матвиенко, Совет Федерации в целом и другие госорганы отреагируют на откровенное иностранное вмешательство в суверенные дела России? Валентина Ивановна летом с.г. успела отметиться заявлением о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян, что по сути ничем не отличается от слов Оксаны Пушкиной: «Этот закон (о профилактике СБН – ред.) – из серии борьбы с ментальностью». Матвиенко же в 2012 году буквально за один день подписала у Владимира Путина списанную с европейских методичек «Национальную стратегию действий в интересах детей», которая фактически легализовала в России ювенальную юстицию. Сегодня у нее есть прекрасный шанс исправить эти свои «заслуги» перед Отечеством. Если Матвиенко все-таки решит продолжить игру в ворота защитников традиционных ценностей, когда все маски уже сброшены – что ж, родительская и православно-патриотическая общественность не прекратит борьбу за суверенитет страны и неприкосновенность института семьи

Видео (кликните для воспроизведения).

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%87%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%B4-%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D0%B5%D0%B9-%D0%B2%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B8-%D0%B8%D0%B7-%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%B8-%D0%B8-%D0%B1%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D0%B0%D1%80%D0%B4%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%8E%D1%82-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82-%D1%84%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/

Литература


  1. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия; СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2011. — 142 c.

  2. Мазарчук, Д. В. Общая теория государства и права. Ответы на экзаменационные вопросы / Д.В. Мазарчук, Н.А. Глыбовская. — М.: ТетраСистемс, 2011. — 144 c.

  3. Владимиров Л. Л. Е. Владимиров. Защитительные речи и публичные лекции; Издание П. В. Каменского — М., 2010. — 497 c.
  4. Губина, И.Ю. Латинский словарь юридических терминов и выражений / ред. В.А. Минасова, И.Ю. Губина. — М.: Ростов н/Д: Феникс, 2017. — 320 c.
  5. Могилевский, С.Д. Общества с ограниченной ответственностью / С.Д. Могилевский. — М.: Дело; Издание 3-е, доп., 2013. — 528 c.
Стамбульская конвенция о насилии в семье
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here