Соловьев закон о домашнем насилии

Вечер с Владимиром Соловьевым

Новости проекта

Карен Шахназаров: Закон о домашнем насилии разрушит семью

Карен Шахназаров в эфире ток-шоу «Вечер с Владимиром Соловьевым» сказал, что закон о домашнем насилии в России не нужен. «Я категорический противник этого закона. Я считаю, что этот закон просто разрушит семью. Я против домашнего насилия, но необязательно для этого придумывать какой-то новый закон, который позволит внедряться внутрь человеческих очень сложных взаимоотношений. Я считаю, что это очень опасный закон», – заявил Шахназаров.

Ведущий передачи Владимир Соловьев поддержал Карена Шахназарова, а лидер фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский заверил, что этот закон принят не будет.

На большой пресс-конференции Владимира Путина попросили высказать свое отношение к законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия. Президент подчеркнул, что законопроект нужно спокойно обсуждать и внимательно изучать.

На этой неделе ВЦИОМ обнародовал данные опроса, свидетельствующие о том, что 70% респондентов считают важным закон о профилактике семейно-бытового насилия. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества.

В свою очередь в РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».


http://russia.tv/article/show/article_id/74392/brand_id/21385/type_id/3/

Закон о насилии – не про сохранение семьи

Закон о домашнем насилии: опрос ВЦИОМ, тезисы руководителя Фонда развития гражданского общества Константина Костина о законе. Почему профилактика семейного насилия не прописана в документе? Ведущие «Вестей ФМ» – Владимир Соловьёв и Анна Шафран .

Полностью слушайте в аудиофайле.

Популярное

Обращение Владимира Путина к россиянам в связи с коронавирусом

Обращение президента Владимира Путина к гражданам РФ в связи с пандемией коронавируса.

«Коронавирус стал серьёзной проблемой для Запада, и он не знает, как её решать»

СЕРГЕЙ МИХЕЕВ: «Святая святых заключается вот в чем: есть центр цивилизации – это Запад, а во всем остальном мире – хуже. Или вы подражаете Западу и подчиняетесь ему, или у вас проблемы! А тут вдруг в кои-то веки случилось так, что проблемы у Запада».

«Нам придётся отказаться от капитализма и свободного рынка»

СЕРГЕЙ МИХЕЕВ: Я думаю, что нам придется понять, что в серьезной части экономики нам придётся – внимание! – отказаться от капитализма и свободного рынка. Отказаться! Отказаться и ввести там государственное планирование. Для этого, возможно даже, придется создать другой орган власти или орган экономического планирования вроде Госплана.

http://radiovesti.ru/brand/60948/episode/2230237/

Опрос выявил терпимость россиян к домашнему насилию

Четверть опрошенных россиян считают домашнее насилие внутрисемейным делом. Таковы итоги опроса аналитического центра НАФИ.

«25% россиян расценивают домашнее насилие как сор, который не стоит выносить из избы», — пишут «Известия». Такого мнения, как отмечает издание, в основном придерживаются мужчины, представители старшего поколения и люди с низким уровнем образования. 27% респондентов согласны с утверждением, что семейные конфликты должны расследоваться с послаблениями, а 29% опрошенных считают, что с женщиной что-то не так, если она подвергается насилию в семье.

Директор направления социально-экономических исследований НАФИ Елена Никишова считает, что лояльное отношение некоторых мужчин к этой проблеме обусловлено тем, что они не умеют выстраивать отношения без морального и физического давления в условиях равного заработка и равных прав с женщинами.

Никишова подчеркнула, что говорить о насилии в семье не свойственно не только в РФ. Она объяснила, что насилие возникает из-за изоляции в замкнутом пространстве.

Издание отмечает, что расследование дел о домашнем насилии со стороны полицейских осложняется отсутствием свидетелей случившегося. Уточняется, что исследование было проведено на фоне пандемии коронавируса, когда многие семьи оказались в замкнутом пространстве в связи с режимом самоизоляции.

Ранее координатор православной организации «Сорок сороков» Андрей Кормухин заявил о том, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия в России продвигают иностранные агенты и ЛГБТ-сообщества. Он считает, что закон разрушит институт семьи в России.

Оперативные новости о коронавирусе в telegram-канале « Коронавирус.Екатеринбург », Viber-канале « Коронавирус.Екатеринбург » и с доставкой в вашу почту — обзор самых важных сообщений об эпидемии.

http://ura.news/news/1052427647

Соловьев закон о домашнем насилии

Телеведущий рассказал в эфире НСН, почему выступает резко против закона о профилактике домашнего насилия.

Телеведущий Владимир Соловьев выступил против отдельного закона о «семейном насилии». В телеэфире журналист назвал законопроект, посвященный профилактике бытового насилия, ненужным, потому что применение силы в отношении человека может произойти где угодно, и конкретизировать условия, по его мнению, не стоит.

В беседе с НСН Владимир Соловьев уточнил, что важно создать в обществе атмосферу неприятия насилия в любом его виде.

«Мне сложно об этом судить, потому что сам текст закона я не видел. Но принципиально согласен с тем, что выделяется именно семейное насилие, учитывая, что наш Семейный кодекс не покрывает все хитрые формы существования. Например, когда формально, где есть два папы и усыновленный ребенок — это не семья. А насилие возможно», — поделился своим мнением журналист.

«С насилием надо разбираться, но нужно определить сам термин, иначе насилием можно будет называть все подряд».

Напомним, в России на фоне ряда «громких» дел с избиениями детей и женщин в семьях началась дискуссия о необходимости усилить борьбу с домашним насилием на законодательном уровне.

РПЦ: Закон о домашнем насилии породит в наших семьях новых Павликов Морозовых

«Насилие ужасно? Да! Надо с ним бороться? Да! Надо с ним бороться разумно? Да! У нас достаточно законов? На мой взгляд – более чем! Главное – создание атмосферы нетерпимости к насилию в обществе! Но у нас же не в этом проблема, а в воспитании», — резюмировал Владимир Соловьев.

Читайте так же:  Раздел имущества между супругами примеры

Сейчас законопроект о профилактике бытового насилия в семье сейчас проходит обсуждение и готовится к внесению в Думу. Сегодня спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко пообещала, что это произойдет в ближайшие дни. Зимой 2017 года был принят закон о декриминализации побоев в семье. В свою очередь российское правительство назвало масштабы домашнего насилия «сильно преувеличенными».

http://nsn.fm/society/solovev-obyasnil-nepriyatie-zakona-o-domashnem-nasilii-hitrostu-geev

Соловьев назвал ненужным закон против бытового насилия

Ведущий назвал саму идею не вполне реализуемой.

Ведущий Владимир Соловьев. Фото: КП/Шпаковский Александр

Телеведущий Владимир Соловьев выступил против закона о бытовом насилии. Свою позицию журналист озвучил в передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым» на «России 1». Соловьев заявил, что сама идея реализации такого закона выглядит невразумительно, ведь абсолютно неважно, где это насилие совершается – при любом раскладе оно все равно им остается.

Ведущий Владимир Соловьев. Фото: КП/Шпаковский Александр

[3]

«Если есть насилие, неважно, где оно произошло — в больнице, в школе, дома, в семье, в Олимпийском комитете, неважно. Это не играет никакой роли», — конкретизировал он.

Соловьев также подчеркнул, что на сегодняшний день не существует зон, в которых можно было бы насилие реализовать, а также спрятаться от него. А значит, слово «домашний» в таком контексте также является неверным. Вместо того, чтобы «плодить» бесконечные законы, нужно озаботиться правильным воспитанием населения, считает Соловьев. Так, по его мнению, нетерпимость к вещам подобного рода должна находиться у человека на подкорке.

  • Facebook
  • Twitter
  • Vkontakte
  • Odnoklassniki

Сетевое издание TELEPROGRAMMA зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-66912 от 22 августа 2016 года.
Учредитель и редакция АО «Издательский дом «Комсомольская правда» .
Генеральный директор: Сунгоркин Владимир Николаевич.
Издатель: Гемст Владислав Александрович
Главный редактор Садков Павел Петрович

[email protected]
Телефон редакции: +7 (495) ‎777-02-82
127287, г. Москва, Петровско-Разумовский Старый проезд, д. 1/23, стр.1

Исключительные права на материалы, размещенные в сетевом издании TELEPROGRAMMA (www.teleprogramma.pro), в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат АО «Издательский дом «Комсомольская правда» ©, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.
Приобретение прав: ‎(495) 970-19-51 ([email protected])

Сообщения и комментарии читателей сетевого издания размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.
Возрастная категория 16+

http://teleprogramma.pro/news/1216302-solovev-nazval-nenujnym-zakon-protiv-bytovogo-u3531/

Матвиенко заявила, что работа над законом о домашнем насилии отложена до конца пандемии

Сенаторы намерены вернуться к работе над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия после того, как будет побежден коронавирус. Об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, сообщает «Интерфакс».

По ее мнению, в условиях карантинных и других ограничительных мер не будет всплеска домашнего насилия, так как «семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Сейчас эксперты собирают сведения по этому вопросу. Матвиенко отметила, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия нуждаются в проверке. И добавила, что «тема никуда не ушла», к ней вернутся после того, «как позволят обстоятельства».

К слову, о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми после начала карантина ранее сообщала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Как отметила депутат, в любой стране во время продолжительных выходных число жертв домашнего насилия увеличивается в разы. «Но ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка 15. В Швеции, к слову, 200», — отметила Пушкина.

Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

http://www.znak.com/2020-04-16/matvienko_zayavila_chto_rabota_nad_zakonom_o_domashnem_nasilii_otlozhena_do_konca_pandemii

Пристегните ремни

Новый пакет законов декриминализирует две статьи УК РФ — побои и невыплату алиментов, которые теперь становятся административными правонарушениями и одновременно ужесточает ответственность за побои, если они нанесены близкими родственниками — супругами, родителями, детьми, опекунами, братьями, сестрами.

По мнению членов Патриаршей комиссией по вопросам семьи, защиты материнства и детства, данная норма «не имеет нравственных оправданий и юридических оснований», противоречит «здравой государственной семейной политике» и не учитывает семейные и нравственные ценности нашего общества. Дети должны быть защищены от любых проявлений насилия, но нет оснований «приравнивать к таким преступным посягательствам разумное и умеренное применение любящими родителями в воспитании ребенка физических наказаний».

А родители, вспомнив «страшилки» про ювенальную юстицию, когда ребенка могли забрать из семьи за просроченный кефир для оладий в холодильнике, теперь опасаются получить реальный уголовный срок за случайный подзатыльник. «Получается, что родителям нельзя наказывать своих детей, а другим лицам — учителям в школах, воспитателям в детских домах — можно», — говорится в обращении Ассоциации родительских комитетов к президенту.

— Воспитывать надо не наказаниями, а собственным примером, — говорит многодетный отец, телеведущий Владимир Соловьев. — Бывают случаи, когда кому-то из детей приходится делать даже не замечание, а скорее уточнение их позиций. Но я даже голос сильно не повышаю, а рукоприкладство считаю вообще недопустимым. Детей любить надо, тогда и подобных вопросов возникать не будет.

Читайте так же:  Домашнее насилие в отношении мужчин

Но при этом Владимир Соловьев признается, что иногда и у него возникает желание дать подзатыльник, особенно когда дети входят в сложный период, но до реальных действий дело не доходит.

— Дети ничего не делают просто так, — объясняет он. — Если ребенок плачет или ведет себя не так, надо разобраться в причинах. Может, что-то болит, или родители не выслушали, не поняли. И не стоит ссылаться на то, что телесные наказания — это якобы часть нашей культуры. Розгами уже давно никого не порют, да и линейкой по пальцам — тоже осталось только в литературных произведениях или в интернет-историях, которые по большей части выдуманные.

А вот то, что закон строг только к ближайшим родственникам, а все остальные могут делать, что хотят, телеведущий называет глупостью. Когда детям наносят увечья, неважно, кто это делает, родственник или нет, этого человека нужно отправлять в тюрьму.

— У нас ведь и раньше применение физического насилия было уголовно наказуемым, — говорит многодетная мама, адвокат Людмила Айвар. — Но это не спасало от насилия в семье. И те же родительские организации, и представители Церкви буквально кричали о том, что нужно защитить детей от побоев и спасти жен от жестоких мужей. Законодатели ужесточили ответственность за семейное насилие. Пожалуйста, защищайтесь. Однако общественность восприняла это как вмешательство в частное семейное пространство.

Но остается вопрос, как это будет работать. Не сведется ли все к палочно-отчетной системе, когда ответственные органы будут стремиться отчитаться о количестве возбужденных уголовных дел и наказанных лиц.

— Забрать ребенка из семьи можно под любым предлогом, — предупреждает Владимир Соловьев, — а куда он попадет потом? В детский дом? К таким вопросам нужно относиться чрезвычайно внимательно. Это как между Сциллой и Харибдой — хочется решить все проблемы новым законодательным актом, а получается, что он ничего не решает, а только усложняет.

В сердцах шлепнул ребенка, публично унизил или дискредитировал — все это подпадает под признаки преступления, предупреждает Людмила Айвар.

— Кроме побоев есть и другие виды физического насилия, которые тоже квалифицируются Уголовным кодексом, и там нет разделения на членов семьи или не членов семьи, наказание для всех одинаковое, — объясняет она. — А когда одним уголовное наказание, а другим — административное, в этом есть определенная дискриминация и отступление от принципа равенства всех перед законом.

Прежде чем так сурово наказывать родителей, по словам адвоката, нужно сначала качественно заняться профилактикой.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Меры, направленные на защиту семьи, кажутся мне правильными, но все должно быть в рамках разумного, — подытожила она.

— Эта мера не предотвратит насилия в семье, скорее пострадают добросовестные родители, — не соглашается Владимир Соловьев. — У нас есть понятия «побои» и «нанесение телесных повреждений» — этого достаточно. А придумывать отдельные наказания для родителей — бесполезно и не нужно. Семейное насилие — это не вопрос недостатка законов, скорее вопрос общей культуры общества, неравнодушия, доступных телефонов доверия.

Кстати

Французских пап и мам ждут непростые времена. Нижняя палата французского парламента, приняла поправку к проекту закона о «Равенстве и гражданских правах», где четко прописано: родители не должны допускать по отношению к детям «жестокое, оскорбляющее или унижающее обращение, включая любое физическое воздействие». Под запрет подпадают и банальные шлепки с затрещинами.

Еще весной прошлого года Совет Европы обвинил Париж в том, что он недостаточно четко прописал в своих законах статью 17 Европейской хартии социальных прав, где запрещаются телесные наказания детей в любой форме. Причем речь шла не о насилии и брутальном обращении, что сурово карается французскими законами, а именно о легком рукоприкладстве в воспитательных целях.

Идеолог кампании против «насилия в воспитательных целях» врач Жиль Лазими убежден, шлепки и затрещины приводят к стрессам, замедляют умственное развитие, приучают детей к аналогичному поведению.

«Надо было объяснить родителям, что их авторитет следует утверждать не тумаками, а иными, в первую очередь педагогическими методами», — убежден он.

А вот профессор престижной парижской детской больницы «Неккер» Бернар Гольс назвал поправку «карикатурной». «Как можно определить границу между серьезной взбучкой, которая и так наказывается по закону, и легким отшлепыванием? Где провести черту?» — возмущается профессор.

Право «корректировать» поведение малолетних Жанов и Жанетт столетиями во Франции считалось естественным и не зазорным. Сейчас, конечно, мало кто из родителей берется за ремень. И все-таки многие из них полагают, что вмешательство государства в воспитание детей не должно быть навязчивым. Наверное, поэтому поправка не предполагает штрафов или иных наказаний.

http://rg.ru/2016/07/13/vladimir-solovev-semejnoe-nasilie-vopros-obshchej-kultury-obshchestva.html

«А потом они объясняют, что дети просто мешали им нормально жить»

Не путайте феминистский хайп с защитой прав человека

«Работая руководителем аппарата уполномоченного по правам человека в РФ, я неоднократно сталкивался с тем, что насилие в отношении детей творят родные матери, бабушки и тети. Практически по 70 процентов материалов уголовно-правового характера, которые прошли через меня и где потерпевшими являлись дети, преступления совершались именно этими категориями родственников», — отмечает юрист Иван Соловьев, рассуждая о «феминистском» взгляде на домашнее насилие. «Реальное время» публикует его колонку в интернет-издании «Взгляд.Ру» без сокращений.

Тема так называемого домашнего насилия периодически всплывает в информационном пространстве последние лет пять. Совершенно понятно, что насилие вызывает негатив и неприятие в любых его проявлениях. В том числе и в сфере семейных отношений. Но почему борцы за «порядок» в наших семьях так настойчиво хотят пролезть в наши дома? И почему жертвами этого явления в их понимании являются только женщины?

Года три назад был даже законопроект о борьбе с домашним насилием (законопроект № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия»). Там давалась градация этого явления и даже выделялся такой его вид, как экономическое насилие. То есть не купил жене сапоги — ты уже насильник. Этот проект предполагал широчайшие полномочия по вмешательству НКО в жизнь российских семей. И, слава богу, шум вокруг него затих еще на стадии общественного обсуждения.

Читайте так же:  Если дети против развода

Но тема оказалась вечнозеленой и более многогранной, чем казалось на первый взгляд. Рьяные сторонницы общественного контроля за семейной жизнью сводят все к тому, что все потерпевшие — женщины, которых третируют садисты-алкоголики. И перевнесенный в Госдуму законопроект говорит именно об этом. Я хочу спросить, не очень ли вы заужаете тему, уважаемые барышни-правозащитницы?

Теперь о главных виновниках домашнего насилия, коими в общественном сознании все отчетливее становятся мужчины. Еще в начале правоохранительной службы мне довелось столкнуться с диким случаем. Женщина-адепт секты «Свидетели Иеговы*», наслушавшись их увещеваний об апокалипсисе и о том, что после него дети будут убивать своих родителей, решила не ждать и сама дважды пыталась убить двух родных детей. Один раз с газом и плитой не получилось, а второй раз одного она все-таки зарезала за мусоропроводом. Второго сосед от смерти спас.

Фото svoboda.org

Рьяные сторонницы общественного контроля за семейной жизнью сводят все к тому, что все потерпевшие — женщины, которых третируют садисты-алкоголики. И перевнесенный в Госдуму законопроект говорит именно об этом

Уже работая руководителем аппарата уполномоченного по правам человека в РФ, неоднократно сталкивался с тем, что насилие в отношении детей, в том числе и со смертельным исходом, творят родные матери, бабушки, тети. Практически по 70 процентов материалов уголовно-правового характера, которые прошли через меня и где потерпевшими являлись дети (тоже члены семей, между прочим), преступления совершались именно этими категориями родственников.

Причем, как правило, насилие это носило длящийся характер и заканчивалось трагически. Оскотинившие от выпивки или новой любовной истории, они сажают детей на цепи в подвалах и сараях, забивают ногами и душат телефонными шнурами. А потом объясняют, что дети им просто мешали нормально, с их точки зрения, жить. Вспомним недавнюю историю с ребенком, которого завела в лес родная мать и оставила там умирать, привязав к дереву с мешком на голове, а ребенок чудом высвободился и вышел к заправочной станции на МКАД. Это не домашнее насилие? Или совсем свежий случай, когда в Башкирии 28-летняя мать задушила своего годовалого сына, закопала в огороде и спокойно пошла спать. Наутро заявила, что ребеночек, мол, пропал. Однако уже через сутки призналась в убийстве.

Жалко, что ежедневные оперативные сводки о совершенных преступлениях не публикуются. А согласно им, мужики у нас регулярно получают сковородкой по голове или ножом в спину, а уж ногой в пах, как нечего делать, как говорится, это без протокола. Это не домашнее насилие? У нас уже был неудачный опыт, когда за синяк, полученный дома, наступала уголовная ответственность, а за то же самое, но полученное в подворотне — административная. Пришлось менять закон. И именно с легкой руки упомянутых мной выше ангажированных борцов, тогда это назвали декриминализацией семейно-бытового насилия. Но ответственность за одно и то же деяние должна быть одинаковой! Почему ради чьего-то пиара надо было попирать принцип справедливости?

С насилием надо бороться как с явлением, где бы оно ни происходило. Совершенно точно, что решать семейные разногласия путем силы недостойно. Ни для мужчины, ни для женщины. Надо бороться за здоровые семьи, укреплять исторические и конфессиональные традиции. Создавать механизмы, которые бы защищали всех — повторю, всех! — граждан России от любых форм проявления насилия со стороны своих близких, иных родственников и сожителей. И не путать при этом квазифеминистский хайп с защитой прав человека.

Когда нет духовной близости в семье, доверия, уважения, прощения, а в уме одни меркантильные вопросы и установки, полученные на родительском или чьем-то еще примере, никакие волонтеры и правозащитники не помогут.

Фото Олега Тихонова

Когда нет духовной близости в семье, доверия, уважения, прощения, а в уме одни меркантильные вопросы и установки, полученные на родительском или чьем-то еще примере, никакие волонтеры и правозащитники не помогут

Особенно когда речь идет о детях. Велик соблазн вмешаться и встать на одну из сторон. А кто доподлинно знает, что правда, а что нет? Особенно печально, когда в силу откровенно субъективных причин и обстоятельств чью-то сторону занимают представители правоохранительных, надзорных, законодательных и правозащитных органов, презюмируя таким образом позицию государства в семейных неурядицах.

У нас суды, как правило, по умолчанию оставляют детей с матерью. Это стало почти законом. Поэтому в общественном сознании — мать всегда права. А так ли это? Не уверен. Миллионы мужчин были оклеветаны собственными женами только потому, что перестали их в чем-то устраивать. Тут разные причины: денег стало меньше, у мужчины работа на первом месте, его родители не такие, дети от предыдущего брака не пришлись ко двору, просто надоел или чего-то нового захотелось. Да мало ли причин. А дети остаются без отцов или обретают «новых» в виде сожителей или отчимов. А потом включается простая логика: платишь деньги — общаешься с детьми, нет — до свидания. И не важно, кто был инициатором того, что семья распалась.

Согласно различным исследованиям, в систему выплаты алиментов вовлечено более 12 процентов населения России, а это почти 17 млн человек. Сложно точно подсчитать, насколько огромны эти суммы, так как кто-то платит гораздо больше, чем предписанные законом 25% от заработка на одного ребенка, 33% на двух и 50% на трех и более. Кто-то четко следует букве закона, а кто-то и вовсе уклоняется от этой обязанности. Даже если предположить, что средний размер алиментов составляет 15 тысяч рублей, то в целом «рынок» алиментных выплат может составлять более 255 млрд рублей в месяц, а за год вообще и посчитать страшно. Я не учитываю латентную, то есть скрытую часть алиментных обязательств. Многие мужчины платят без всяких решений судов, исправно и помногу. И здесь тоже немалое поле для злоупотреблений: грех не захотеть больше, чем имеешь. А рычагом для выкачивания денег опять становятся общие дети. Это не домашнее насилие?

Читайте так же:  Подать на развод и не прийти

Стоит обратить внимание и на то, что в тех случаях, когда объектом бытового насилия становятся женщины, причинами, на мой взгляд, становятся три фактора. Это страх, личный интерес и то же самое бытовое насилие. Коротко поясню. Первое — это страх остаться одной, из-за него молодые и не очень девушки создают семьи, закрывая глаза на явные зачатки агрессии и неадеквата. Второе — стремление с помощью замужества реализовать свою мечту либо о хорошей и сытой жизни, либо о достижении какой-либо цели. И здесь поначалу женская половина видит перед собой эту цель и не обращает внимания на обратную сторону.

И, наконец, третье — все то же насилие. Здесь все просто: сколько девушек испытывали чудовищное давление со стороны своих матерей, почему-то решивших, что вот этот конкретный Петя или Вася — лучшая партия для ее дочурки! В ход идет все: и хватание за сердце, и скорая, и истерики, и скандалы. Все для того, чтобы сломать свою дочь, принудить ее сойтись с человеком, который мил только ее маме. Обратной стороной такого родительского насилия становится насилие со стороны этого обделенного любовью «мужа» — он чувствует, что его тихо ненавидят и проявляет ответную, уже открытую агрессию.

Согласно различным исследованиям, в систему выплаты алиментов вовлечено более 12 процентов населения России, а это почти 17 млн человек. Фото Олега Тихонова

А по-настоящему искалеченную девушку потом бросает по жизни, как маятник, в попытках доказать своей матери, что она способна самостоятельно принимать решения. Так одно насилие порождает другое.

И еще один важный, на мой взгляд, момент. Излишнее размусоливание темы домашнего насилия, привлечение к нему общественного внимания неизбежно выставляет россиян в негативном свете как агрессивных и неуправляемых людей, в том числе в семейных вопросах. Так зачем обливать грязью самих себя? Я не говорю о том, что имеет смысл замалчивать реальные проблемы семейно-бытового насилия, которые гораздо шире, чем насилие между партнерами в браке. А тем более выдвигать на первый план только мужское насилие. Странно и не совсем адекватно выглядят попытки демонизировать именно эту часть вопроса.

Мы не нация неврастеников и имбецилов. Не надо на нас наговаривать. Хотите защищать женщин — пожалуйста, но не за счет всего мужского населения и без выставления граждан России как неадекватных и агрессивных. А нашим милым барышням стоит задуматься о том, что не надо искать счастья в ком-то, счастье всегда в себе. «Радость моя, стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся», — говорил Серафим Саровский.

В общем, эта тема настолько сложная, что односторонний, искусственно зауженный подход здесь вреден. А тот, кто сегодня педалирует эту тему, делает это не от большого ума, не понимая, что является орудием в чужих руках, либо одной из сторон гендерного конфликта. Или банально пиарится. А это чести никому не делает.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

http://realnoevremya.ru/articles/153124-ivan-solovev-o-feministskom-vzglyade-na-domashnee-nasilie

Соловьев выступил против закона о домашнем насилии

Телеведущий Владимир Соловье выступил против закона о домашнем насилии. Об этом было сказано в эфире ток-шоу «Вечер с Владимиром Соловьёвым» на телеканале «Россия».

Соловьев выступил против закона о домашнем насилии

По словам телеведущего применения силы может произойти с человеком где угодно, конкретизировать не стоит:

[2]

«Всё в нём не так! Самая идея! Потому что нет зоны, в которой можно спрятаться от насилия, либо привнести насилие. Если есть насилие, неважно, где оно произошло — в больнице, в школе, дома, в семье, в Государственной думе, в Олимпийском комитете, неважно. Это не играет никакой роли. Не должно быть поэтому закона отдельного про семейное насилие», — цитирует Соловьева агентство Regnum.

Напомним, что ранее стало известно, 79% осужденных за убийство россиянок защищались именно от домашнего насилия. Еще 52% женщин были осуждены за оборону по части 4 статьи 111 УК («Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть»).

[1]

http://www.uralweb.ru/news/society/507464-solovev-vystupil-protiv-zakona-o-domashnem-nasilii.html

Обнародован законопроект о профилактике домашнего насилия

Профилактика домашнего насилия — тема опубликованного на сайте Совета Федерации законопроекта. Общественная дискуссия законопроекта продлится до 15 декабря, подчеркнула вице-спикер верхней палаты парламента Галина Карелова. В нем предлагается ограничивать возможность общения обидчика и жертвы, незамедлительно выносить иные защитные предписания. Правда, с согласия подвергшихся насилию лиц или их законных представителей.

Защитное предписание выносится совершеннолетним. Бытовому насильнику может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие; вступать в контакты и общаться с лицом, подвергшимся семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону или интернету. Нарушителю также могут запретить попытки по выяснению места пребывания его жертвы. Неисполнение предписание грозит привлечением к ответственности по российскому законодательству. Действует защитное предписание в течение 30 суток с момента его вынесения.

Однако, если угроза бытового насилия сохраняется, то по письменному заявлению жертвы семейно-бытового насилия срок действия защитного предписания может быть продлен до 60 суток. На время действия защитного предписания домашний агрессор ставится на учет для профилактического контроля со стороны полиции.

«Когда начнется практическое выполнение этого закона, будут стрелять. Государству это надо?» — предупредил глава Патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов.

По его представлению, принятие закона о домашнем насилии чреват для России серьезными негативными последствиями. Смирнов подчеркивает, что декларируемая авторами законопроекта борьба с домашним насилием – только флаг, а его основная цель — изъятие детей из семей и передача их на воспитание гомосексуалистам, как это произошло в Америке.

Читайте так же:  Как изменить снилс при смене фамилии

Кроме того, законопроект замещает суды деятельностью неправительственной организации, которую граждане должны обеспечивать из своих налогов.

Результатом будет уничтожение остатков наших семей, подчеркивает Димитрий Смирнов.

«В России и так распадается половина заключенных браков, — добавил протоиерей. — И если мы все вместе, всем народом не поднимемся, то тогда это может пройти, потому что, видать, есть какие-то средства у этих лоббистов».

Смирнов считает, что для реальной борьбы с домашним насилием нужно реальное вмешательство полиции, аресты зачинщиков бытового насилия на 15 суток.

Трения вокруг законопроекта предсказывала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина.

«Это будет война миров. Тут кто кого. Если мы живем в прогрессивном обществе, мы должны победить», — заявляла она.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=3215097&cid=7

Почему закон о домашнем насилии до сих пор не принят в России

Как вышло, что побои не считаются преступлением, а общество защищает тиранов

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе. Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия. Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

Что такое семейно-бытовое насилие?

В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать. В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

Агрессора могут выгнать из собственного дома?

Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой. Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист. В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

Зачем нужен еще один неработающий закон?

Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта. «Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов. Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://ura.news/articles/1036279844

Литература


  1. Кучерена Анатолий Бал беззакония. Диагноз адвоката; Политбюро — М., 2015. — 352 c.

  2. Рыжаков А. П. Защитник в уголовном процессе; Экзамен — М., 2013. — 480 c.

  3. Федоткин, С.Н. Настольная книга частного охранника: Практическое пособие; Эксмо, 2013. — 512 c.
  4. ред. Карпунин, М.Г. Экономический эксперимент и право; М.: Юридическая литература, 2011. — 160 c.
  5. Сидорова, Е.В. Используем сервисы Google. Электронный кабинет преподавателя: моногр. / Е.В. Сидорова. — М.: БХВ-Петербург, 2015. — 966 c.
Соловьев закон о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here