Роль сми в освещении домашнего насилия

«ПРАВО ЗНАТЬ: история, теория, практика»
N 5–6 (89–90) май–июнь 2004 г.

Большая часть материалов этого номера посвящена проблеме «Насилие и СМИ». Насилие, экстремизм всегда были естественной частью жизни общества и человека. Однако в последние годы это зло стало приобретать пугающие общественное сознание масштабы.
Можно выделить несколько групп причин и факторов, влияющих на уровень социальной напряженности как в стране в целом, так и в регионах, и в различных группах населения.

Общесоциальные факторы

Характеризуя общесоциальные факторы, следует прежде всего указать на то обстоятельство, что осуществляемый в России переход к рыночно ориентированному общественному устройству стимулирует рост социального разнообразия общественной жизни и увеличивает сложность процесса принятия решений о месте личности (социальной группы) в системе социальных, профессиональных, национальных, религиозных, политических отношений. Повышенная социальная и территориальная мобильность вызывает социальную напряженность, ведущую к насилию.

Экономические факторы

На рост социальной напряженности сильно влияют резкая и, по мнению значительных групп населения, нелегитимная диспропорция в доходах богатых и бедных, а также безработица, низкая зарплата, рост цен, задержки с выплатой зарплаты, пенсий и др. В частности, свыше 80 процентов опрошенных указали в качестве главной причины роста социальной напряженности снижение уровня жизни, связанное с переходом к рыночным реформам.

Политико-правовые факторы

Российское законодательство, на словах обеспечивая права человека, реально выстроено таким образом, что наказать кого-либо за разжигание национальной розни, за пропаганду насилия по отношению к разным социальным, этническим, конфессиональным группам практически невозможно.

Значительное количество политиков написали на своих знаменах националистические, ксенофобские призывы, и ни одна попытка привлечь их к ответственности так и не была доведена до суда. Отсутствие эффективных методов применения наказания за «плохое» поведение сводит к нулю действие запретительных норм, так или иначе регулирующих толерантное поведение в обществе.

Культурные факторы

Говоря о культурных факторах, мы имеем в виду укорененность в массовом сознании множества стереотипов, которые плохо согласуются с доктриной толерантности.

Что касается деятельности различных культурных институтов, то следует особое внимание обратить на систему образования и шоу-бизнес. Именно эти институты в значительной степени влияют на распространение экстремистских взглядов, стереотипов, приводящих к этнофобии, ксенофобии, националистических и расовых предрассудков.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Медийные факторы

Многие эксперты утверждают, что ставшее массовым отношение к проявлениям социальной агрессии и экстремизма как социальной норме связано со все более широким использованием пассивных и активных манипу-лятивных технологий конструирования образа врага, распространения языка вражды, создания радикальных сайтов ненависти в СМИ, интернете и т.п. Именно СМИ, по мнению многих, повинны в том, что моральное равнодушие и правовое невежество, социальный нигилизм и бессмысленная агрессивность, жестокость, стали повседневными реалиями нашей жизни. И в этих утверждениях немало правды. Проведенные в последние годы исследования, касающиеся проблемы отражения насилия в средствах массовой информации, установили, что существует связь между уровнем насилия в СМИ и уровнем насилия в обществе.

Еще в 1969 году Национальная комиссия США по расследованию причин и предотвращению насилия сделала вывод о том, что жестокие фильмы учат людей добиваться своих целей с помощью насилия. Один из ведущих мировых исследователей агрессии Леонард Берковиц указывал, что в 1975 году, после покушения на президента Джералда Форда, о котором было широко рассказано СМИ, число угроз, пришедших в адрес президента, выросло в три с лишним раза. Аналогичные истории происходят в тех случаях, когда СМИ сообщают о серийных убийствах. Берковиц дает этому явлению такое объяснение: когда люди сталкиваются с неким стимулом или событием, им в голову приходят родственные этому событию идеи. Например, если одному испытуемому предлагают составить предложение из «агрессивных» слов («пистолет», «ударить», «напасть» и др.), а другому — из нейтральных, то первый после эксперимента продемонстрирует повышенный уровень агрессивности. Попросту говоря, он будет думать о пистолетах, ударах и нападениях.

Аналогична роль средств массовой информации, которые соревнуются между собой в сенсационной подаче материалов о террористических актах. Журналисты ссылаются на принцип объективности, обязанность предоставлять публике факты. Но прав американский автор Л. Мартин, что в основе лежит погоня за высоким рейтингом, что для ньюсмейкеров событие, связанное с терроризмом, — это новость высокого качества (high news value). В результате СМИ, сами, возможно, того не осознавая, работают на террористов, создавая им паблисити. Коммерческий успех любой ценой, этот главный внутренний импульс современной шоу- и СМИ-индустрии, приводит ее к вольной или невольной пропаганде терроризма.

Таким образом, к традиционным объяснениям истоков насилия (врожденная склонность человека к насилию; экономические и социальные особенности условий жизни общества; особенности взаимоотношений конкурирующих групп населения) добавились новые, указывающие на то, что существуют формы насилия, которые не имеют видимых социальных и экономических причин. Эти формы становятся особо значимыми в условиях информационного общества. Анализ показывает, что нередко причиной этих конфликтов становится некая «скрытая» от глаз информация, которая толкает к применению массового насилия. Такая скрытая информация может возникать стихийно, как некий предрассудок, воспринимаемый общественным сознанием, как не требующая доказательств истина. Но она может формироваться и вполне целенаправленно и возникать в результате усвоения определенных идеологических постулатов 2.

Средства массовой информации России, освещая проблему насилия, в основном живописуют жестокость, с которой участники насильственных акций расправляются друг с другом. Особый интерес СМИ вызывают массовые формы насилия, кто бы их ни совершал, чем бы и как бы ни мотивировал. Террористы, антиглобалисты, футбольные фанаты, бунтующие студенты издавна являются любимыми героями медийных материалов. Все это отнюдь не способствует негативному отношению населения к фактам насилия.

Читайте так же:  Регистрация рождения ребенка в гражданском браке

Кроме того, на людей действуют не только образы насилия (то есть семантика медиа-текстов), но и специфический «язык вражды», которым пользуются СМИ, описывая даже вполне мирные ситуации. Агрессивную реакцию значительной доли населения вызывают сексизм и эротика, отвязный молодежный стеб (сленг), агрессивная реклама.

В средствах массовой информации, современной публицистической и научной литературе в последнее время часто можно встретить термины «зом-бирование», «манипулятивные технологии», «психологические операции», «политические кампании» (информационно-пропагандистские, рекламные и т.п.), «комплексные манипуляции», «политические игры», «лоббирование», «кризисные технологии» и т.д.

Речь идет о способах скрытого принуждения личности к определенному поведению. СМИ все более и более становятся не только средством связи, обеспечивающим доступ людей к информации, к различным уровням контактов и общения, но и приобретают черты мощнейшего инструмента формирования сознания, чувств, вкусов, мнений огромных аудиторий людей и инструмента воздействия в желаемом для кого-то духе. В многочисленных политологических и социологических исследованиях западных СМИ установлен непреложный факт: СМИ являются «манипуляторами сознания».

Разумеется, нельзя преувеличивать значение СМИ в продвижении норм агрессивного поведения людей. Многие исследователи считают, что «высокий уровень насилия, характерный для современной кино- и телепродукции, предположительно, наряду с другими факторами, может оказывать свое влияние на осуществление некоторых видов агрессивного поведения, но не следует переоценивать важность этой зависимости»3. Проще говоря, экранное насилие не является первичной мотивацией агрессивного поведения.

Другие исследователи полагают, что реакция на прочитанное, услышанное или увиденное зависит от интерпретации полученного сообщения. По существу, воздействие масс-медиа объясняется праймингом — активизацией воспоминаний. Другими словами, насилие в СМИ может вызвать соответствующие мысли и идеи. В свою очередь, эти мысли могут вызвать конкретные эмоции и поведенческие реакции. Причем, все это происходит почти автоматически.

Следовательно, необходимо, чтобы журналисты, определяющие основной набор транслируемых через СМИ образов и суждений, как минимум, были знакомы с современным пониманием проблематики насилия. И совсем было бы хорошо, если бы журналисты понимали свою роль в формировании той «терроросреды», в которой все мы живем благодаря специфическому толкованию некоторыми СМИ своих профессиональных и социальных обязанностей.

Для того, чтобы обсудить эти вопросы, Независимый Институт Коммуника-тивистики провел серию круглых столов и научно-практическую конференцию «Война, терроризм, насилие в публикациях и передачах печатных и электронных СМИ». Выступления участников этих мероприятий и стали основой данного номера. Публикуются также интервью с руководителями и сотрудниками СМИ, пожелавшими высказаться по проблеме социального насилия и роли СМИ в его преодолении.

Представленные материалы дают возможность увидеть и разные аспекты заявленной проблематики, и разные подходы к ее рассмотрению. По ряду пунктов участники обсуждения достигли взаимопонимания. В частности, все согласны с констатацией, что современное общество, начав третье тысячелетие, не стало более терпимым к другим мнениям, культурам, экономическим формациям и нациям, что и является сегодня источником напряженных межнациональных, этнических, политических и личностных конфликтов. Агрессивность, инто-лерантность присутствуют практически во всех сферах государственной, политической, общественной и частной жизни россиян.

Вместе с тем в позициях участников обсуждения проявились существенные расхождения во взглядах на роль СМИ, рассматриваемых в качестве агента влияния на сознание и поведение людей. Выделились несколько подходов. Первый подход — СМИ являются активным субъектом информационной, воспитательной, пропагандистской деятельности. Этот подход реализуется в двух взаимосвязанных версиях. Сторонники одной из них искренне убеждены в том, что СМИ являются институтом управления обществом, институтом управления чуть ли не народным хозяйством. Обвинение, которое сторонники этой версии управленческого подхода бросают СМИ, заключается в том, что они плохо выполняют эту свою управленческую роль, отвлекаясь на всякие глупости. Сторонники другой версии управленческого подхода обвиняют СМИ в том, что, выполняя злую волю неких внутренних или внешних врагов России, они сознательно разрушают национальную культуру и специфическую русскую духовность, а несчастный народ (население, общество) выступает в качестве объекта зомбирова-ния,оболванивания.

Второй подход — СМИ представляют собой зеркало (иногда, правда, не очень качественное, мутное и т.п.), которое отражает то, что происходит в жизни. А жизнь такова, какова она есть. Следовательно, СМИ если и можно в чем-либо обвинять, так только в том, что они не успевают все отразить (а это проблема мощности каналов и денег), или в том, что отражение иногда некачественное (а это проблема профессионализма журналистов, то есть, в конечном счете, тоже денег).

Третий подход — СМИ это обыкновенный бизнес и делают ту продукцию, которую желает видеть потребитель. При таком подходе вопрос о воздействии или адекватности отражения действительности просто снимается.

Четвертый подход разрабатывается в Независимом Институте Коммуника-тивистики, а также некоторыми учеными на факультете журналистики МГУ и в Институте социологии РАН. Его сторонники опираются на идею о том, что главной задачей СМИ является организация диалога между различными социальными силами. СМИ — это профессиональный модератор, который умеет организовать обсуждение, помогает точно выразить свое мнение, к тому же стремится помочь договаривающимся сторонам достичь согласия.

[1]

Сторонники этого подхода полагают, что время, когда СМИ были прежде всего агентом пропаганды, воспитания, формирования ценностей и прочее, проходит. СМИ должны стать организаторами диалога, стимулирующего размышления и поступки, направленные на формирование атмосферы толерантности в российском обществе.

Но подобный подход предъявляет довольно высокие требования и к журналистам, работникам СМИ, и к системе взаимоотношений между СМИ, властью, обществом.

Способны ли сегодняшние журналисты стать организаторами такого диалога?

Сноски

1 Телевизионное насилие формирует жизненные стратегии зрителей. Источник: http://www.i-news.org/viewnews/religion/16658.

2 Скворцов Л.В. Общество и насилие. «Октябрь», N 11,1997.

3 См. об этом: Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. — СПб., 1998, с. 117.

Аналитическая группа ПФ «КСДИ»

Роль сми в освещении домашнего насилия

Аннотация на русском языке: В статье проведен сравнительный анализ исследований, которые были посвящены теме раскрытия проблемы домашнего насилия в российских СМИ. В работе сделан вывод об основных направлениях освещения и решения проблемы домашнего насилия, а также о роли СМИ в данном процессе.

The summary in English:
The article presents a comparative analysis of the research, which was devoted to the topic of disclosure of the problem of domestic violence in the Russian media. The paper concludes on the main directions of coverage and solution of the problem of domestic violence, as well as the role of the media in this process.

Читайте так же:  Поменять отчество ребенку матери одиночки

Ключевые слова: семья, насилие в семье, СМИ.

Неожиданные жертвы

Кризисный центр для мужчин, подвергшихся насилию, открылся этой весной в Петербурге. До сих пор подобных организаций в России не существовало, а столкнувшиеся с такой проблемой мужчины обращались в аналогичные центры для женщин — если вообще решались искать помощи. На сайте новой организации, получившей название «Двоеточие», подчеркивается, что работать его психологи будут с любыми ситуациями — от дедовщины до жестокости внутри спортивных команд. В том числе, речь идет и о насилии в семье.

Портал iz.ru поговорил с психологами и юристами, чтобы узнать, насколько часто они сталкиваются с мужчинами, пострадавшими от домашнего насилия, и как вообще сильный пол в таких случаях оказывается в роли жертвы.

Сильный слабый

В Калининградской области в середине апреля 30-летняя женщина, недовольная громким лаем собаки, во время ссоры оторвала от забора штакетник и нанесла им несколько ударов своему 49-летнему супругу. Мужчина обратился в полицию, в отношении женщины возбудили уголовное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью.

Примерно тогда же в одном из сел Ленинского района Волгоградской области 57-летняя местная жительница после совместного распития спиртного, по данным полиции, несколько раз ударила ногами своего упавшего 58-летнего супруга — в больнице у него диагностировали переломы ребер и повреждения внутренних органов. Женщине может грозить до восьми лет тюрьмы по делу о нанесении умышленного вреда здоровью. В столице в апреле перед судом предстала москвичка, ранившая мужа ножом во время ссоры.

Мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах

Это лишь несколько примеров ситуаций, в которых представители сильного пола пострадали от рук своих спутниц. Скорее всего, их гораздо больше, но чаще всего до увечий всё-таки не доходит, да и мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах.

Такие случаи нельзя путать с ситуациями, в которых женщинам приходится прибегать к физической силе, чтобы защитить себя (и после этого нередко долго доказывать факт самозащиты в суде). Однако очевидно, что и мужчины в некоторых случаях легко могут оказаться в роли жертвы.

Повод насторожиться

Если женщины склонны внимательно прислушиваться к собственному эмоциональному состоянию и чаще обращаются за помощью на ранних этапах, мужчины таких проблем предпочитают не замечать. В результате человек, желая угодить или избежать конфликта, рискует уступать до тех пор, пока полностью не уступит территорию — и тогда в агрессора может превратиться даже партнер, значительно уступающий ему в силах.

С другой стороны, постоянное отступление может закончиться неожиданным и для самого человека, и для окружающих «взрывом», при котором первой пострадает уже нападавшая сторона, то есть женщина. Поэтому любой внутренний дискомфорт уже может быть серьезным поводом обратиться за профессиональной помощью, чтобы не доводить ситуацию до кризиса или не раскаиваться потом в непропорциональном ответе.

Чтобы не доводить ситуацию до кризиса, стоит обратиться за профессиональной помощью

— Когда внешне вроде бы всё здорово, а внутри некомфортно — это не только повод насторожиться, это признак того, что вы уже пропустили какой-то момент. Но никогда не поздно обратиться за помощью, чтобы постараться это исправить, — посоветовала Ирина Обухова.

Сайт «Двоеточие» обещает нуждающимся консультации, в том числе и по «Скайпу» — всего, как рассказала изданию «Такие дела» его создатель, психолог Ирина Чей, люди, столкнувшиеся с кризисом, могут рассчитывать на пять бесплатных психологических консультаций на условиях анонимности. Этого должно хватить, чтобы человек мог преодолеть шоковое состояние.

ВЦИОМ: СМИ должны осторожно освещать проблемы насилия

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос о том, что соотечественники думают о случаях насилия в обществе, кого считают виновными, как предлагают решить проблему. О проблеме, по мнению большинства, жертва, как правило, умалчивает, потому что считает себя незащищенной законом и рискует быть осужденной в обществе. Эксперты полагают, что исследование свидетельствует об актуальности принятия мер, направленных на профилактику и предотвращение различных форм насилия — бытового, семейного, сексуального.

По данным ВЦИОМа, 65% опрошенных россиян уверены, что при освещении случаев насилия СМИ должны действовать максимально осторожно, корректно и ни в коем случае не возбуждать страсти и эмоции в обществе.

Отвечая на вопросы социологов, три четверти россиян согласились, что в стране много случаев незафиксированного сексуального насилия. Мнение, что его жертвы предпочитают скорее молчать о случившемся, разделили 53% опрошенных.

Между тем, по мнению 50% россиян, публичные заявления о насилии разрушают традиционные ценности — такие как семья, верность и любовь. Также для многих соотечественников открытым остается вопрос, будет ли оказана жертве насилия, обратившейся в полицию, психологическая помощь — 46% респондентов считают, что да, однако столько же уверены в обратном.

Распространено (42% мнений) и убеждение, что правоохранительные органы отказываются принимать заявления о факте насилия. В том, что от домашнего насилия женщина защищена законом, сомневаются более половины наших сограждан (58%). При этом в российском обществе человек, подвергшийся насилию, воспринимается не только как жертва (43%), но и как провокатор и виновник произошедшего (44%).

Что касается рекомендаций по решению данной проблемы в отношении людей разного пола, возраста и социального положения, 53% опрошенных затруднились что-либо предложить. Из рекомендаций государству наибольшее число голосов набрали введение более строгого наказания за насилие (18%), обеспечение безопасности со стороны правоохранительных органов (8%) и изменение информационной политики (4%).

Серьезную роль в предотвращении такого рода ситуаций играет институт семьи — 16% убеждены, что неприятие форм насилия должно закладываться на этапе социализации, и рекомендуют согражданам усилить воспитание, прививать морально-нравственные ценности своим детям. Помимо прочего, россиянам участники анкетирования посоветовали повысить бдительность и учиться самообороне (5%), а также создать общественные организации (2%).

Читайте так же:  Где получить свидетельство о разводе после суда

Директор специальных программ ВЦИОМа Елена Михайлова считает, что исследования свидетельствуют об актуальности принятия мер, направленных на профилактику и предотвращение различных форм насилия — бытового, семейного, сексуального.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Без комплексной и системной работы в данном направлении вряд ли стоит ожидать кардинального изменения ситуации. Ожидаемыми и востребованными являются совершенствование действующего законодательства, введение системы защиты потерпевших и свидетелей, государственная поддержка кризисных центров для пострадавших. Важным является также открытое обсуждение темы, проведение информационных кампаний, направленных на формирование в обществе устойчивого неприятия любых форм насилия, — прокомментировала эксперт.

Роль сми в освещении домашнего насилия

При использовании материалов сайта http://www.wciom.ru или рассылки ВЦИОМ, ссылка на источник (или гиперссылка для электронных изданий) обязательна.

Наука и образование

Сетевое издание WCIOM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 01 февраля 2019 года.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 — 74998

Учредитель: Акционерное общество «Всероссийский центр изучения общественного мнения» (ВЦИОМ)

При любом использовании материалов ссылка на ВЦИОМ (для сайтов – активная гиперссылка на www.wciom.ru) обязательна.

Главный редактор: Волчанская Т.А.

Минюст обвинил СМИ в искажении слов о масштабах домашнего насилия в России

Министерство юстиции России заявило, что его ответ ЕСПЧ относительно уровня домашнего насилия в стране исказили в СМИ. Об этом сообщили в пресс-службе ведомства, передает ТАСС.

Как заявили в Минюсте, опубликованная СМИ информация о том, что ведомство считает масштабы домашнего насилия преувеличенными, «искажает суть заявленной в ЕСПЧ позиции властей Российской федерации и содержит вырванные из контекста заявления». Там отметили, что в СМИ некорректно перевели выдержки из документа.

Изложенная в направленном в ЕСПЧ ответе позиция заключается в том, что «серьезная проблема насилия является общей для многих стран, в том числе актуальна для России», подчеркнули в пресс-службе. Отмечается, что государство «обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой: ребенок, женщина или мужчина».

«Жертвы второго сорта»

Официальной статистики подобных происшествий в нашей стране не ведется, но в 2016 году в научном журнале «Виктимология» вышла статья «Мужчина — жертва домашнего насилия: актуальность проблемы в России». По данным ее авторов, в странах Европы, где соответствующие исследования проводились, мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия. В России, вероятнее всего, эта цифра ниже — около 10–15%, говорится в статье.

Кроме того, авторы, ссылаясь на международную практику, утверждали, что мужчины чаще рассматриваются судебными и правоохранительными органами как «жертвы второго сорта». А сами мужчины избегают обращения в официальные органы, считая это «постыдным» и ориентируясь на установку о том, что свои проблемы мужчина должен решать самостоятельно. С этим согласны и отечественные психологи, опрошенные порталом iz.ru.

— Мужчины в принципе редко обращаются за помощью, потому что более закрыты, чем женщины. Им сложнее признаться в проблеме даже самому себе, — рассказал порталу Евгений Фомин, врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук.

Клавдия Никитина, психолог, который занимается, в том числе, помощью людям, пережившим сексуальное насилие, говорит, что мужчины не обращались к ней ни разу, хотя в целом факт существования самой проблемы не исключает. Так же, как и адвокат по семейным делам Андрей Сарычев, к которому обратился портал iz.ru.

Мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия

— Всё-таки у нас, как и в большинстве других стран, женщина находится в зависимости от мужчины, прежде всего материальной. И говорить о фактическом равенстве полов не приходится. Наверняка такие случаи, когда мужчина оказался очевидной жертвой, не в ходе взаимного конфликта, а в одностороннем порядке, бывают в нашей стране, но я с таким не сталкивался. Хотя теоретически могу себе представить такую ситуацию, — пояснил юрист.

При этом он напомнил, что ситуаций, когда мужья подавали заявления на своих жен после рукоприкладства, в России хватает — просто чаще всего речь идет о встречных заявлениях, поданных на фоне бытовых ссор, драк или скандалов. Успокоившись, супруги их обычно отзывают.

[2]

В то же время, отметил адвокат, действующее законодательство в этой сфере предусматривает достаточно большой объем защиты, в том числе и для мужчин, но только «при желании ее получить».

— Человек приходит и пишет заявление, оно регистрируется в обязательном порядке, по нему проводится проверка, по результатам которой решают, возбуждать уголовное дело, административное или отказать. Это решение тоже можно обжаловать, и всегда есть вариант обратиться в прокуратуру, — подчеркнул он.

Однако, судя по всему, далеко не всегда у представителей сильного пола может возникнуть желание искать такой защиты.

В царстве матриархата

Если речь идет об обращении в полицию, то под домашним насилием чаще всего понимаются побои, нанесение увечий или соответствующие угрозы. Однако ученые и психологи трактуют понятие бытового насилия значительно шире. Помимо физического, речь может идти об эмоциональном, экономическом и сексуальном насилии (ФБР в 2012 году уточнило определение термина «изнасилование», уточнив, что его жертвами могут быть не только женщины, но и мужчины). И если женщин больше всего пугает перспектива физического или сексуального насилия, то мужчин — физического и эмоционального.

Женщин проще представить в роли жертвы, поскольку они физически слабее и по-прежнему нередко финансово зависят от мужчин. В то же время, желая отомстить супругу или партнеру, представительницы слабого пола чаще выбирают момент, когда он не сможет им ответить — например, находится в состоянии алкогольного опьянения или просто спит. По данным авторов упомянутой выше статьи о домашнем насилии, большая часть ситуаций, в которых женщина выступает физическим агрессором, происходят именно на фоне распития алкоголя — чаще всего совместного.

Читайте так же:  Лишение отцовства по согласию отца

В целом, однако, решать проблемы силой женщинам несвойственно. А вот во всём, что касается эмоциональной сферы, расстановка сил, по мнению Евгения Фомина, прямо противоположная.

Чаще всего мужчины подают встречные заявления на своих жен

— Лично мое мнение — у нас давно уже матриархат, по крайней мере, в центральной России: почти всегда мальчик растет под большим влиянием матери, а женщине сложно научить мужчину быть мужчиной. И мальчиков ограничивают в двух вариантах поведения, основных для мужчин: агрессивности и либидо. В результате вырастает мужчина с ограничением, так сказать, «по базовым характеристикам» — неспособный отвечать на агрессию, управлять ею, привыкший отступать, — рассказал врач-психиатр.

Впрочем, по его словам, агрессором в доме может оказаться не только супруга — нередки конфликты со взрослыми детьми, а источником психологических проблем чаще всего становятся матери, не готовые «отпустить» повзрослевшего сына.

— Мужчины, которые приходят на прием, чаще страдают не от жен, а от матерей. Это частая проблема, о которой редко говорят. Потому что считается, что мать — это святое, она хочет только хорошего. Сами мужчины на приеме об этом, конечно, не упоминают. Сначала они просто жалуются на тревожность и неуверенность, — пояснил Евгений Фомин.

В любом случае, насилие в семье невозможно без внутреннего, пусть и неосознанного, согласия жертвы, напомнила в разговоре с порталом iz.ru семейный психолог, кандидат медицинских наук Ирина Обухова. Поэтому первый способ защиты — психологический.

— Чтобы над вами произвели насилие, вы должны на это внутренне «подписаться». Есть люди, которые сразу же выставляют границы, и всем понятно, что с ними так себя вести нельзя. А когда человек показывает, что с ним так можно, значит, это привычно для него. Скорее всего, с ним кто-то себя уже так вел. И вероятнее всего, проблема опять в пресловутом детстве, — отметила эксперт, отмечая, что с этим можно и нужно работать.

Материалы по теме

http://lenta.ru/news/2019/11/19/anser/

Оказавшиеся в изоляции россияне принялись бить своих пожилых родителей

Режим изоляции, введенный в связи с распространением в России коронавируса, привел к увеличению числа жертв домашнего насилия, в том числе среди пожилых людей. Их стали бить собственные дети, оказавшиеся в изоляции. Об этом заявила заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина в беседе с радиостанцией «Говорит Москва».

«Звонки от жертв каждый день. (. ) В основном жертвы — женщины. С карантином увеличились звонки от соседей людей преклонного возраста. Они тоже становятся жертвами семейно-бытового насилия. Над ними издеваются их собственные дети, вымещая свою неудовлетворенность жизнью, отбирая пенсии», — рассказала Пушкина.

По словам депутата, точной статистики по домашнему насилию в России нет, поскольку нет соответствующего закона. Кроме того, она отметила, что в связи с пандемией у полицейских прибавилось работы. «Сейчас полиция занята карантинными мерами и выпиской протоколов», — отметила Пушкина.

В 2019 году был разработан законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Авторы законопроекта, в частности, предлагают ставить на профилактический учет виновных в семейном насилии. Сторонники законопроекта считают, что в действующей редакции есть много недочетов, к примеру, критикуется понятие «содействовать примирению». В октябре в сети было опубликовано открытое письмо президенту России Владимиру Путину против принятия закона о домашнем насилии, под которым подписались 180 общественных организаций. Авторы письма считают закон «антисемейным».

Всего в России с начала эпидемии зарегистрировано 6343 случая заражения коронавирусом в 80 регионах. За все время зафиксировано 47 летальных исходов, два пациента скончались за последние сутки; 406 человек выздоровели, из них за последние сутки — 51.

Роль сми в освещении домашнего насилия

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.
Читайте так же:  Сколько действителен загранпаспорт после смены фамилии

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Видео (кликните для воспроизведения).

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

Источники

Литература


  1. Жилинский, С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): Учебник; М.: Норма; Издание 4-е, испр. и доп., 2012. — 912 c.

  2. Шнитенков, А. В. Глава 23 УК РФ. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Постатейный комментарий. Судебная практика: моногр. / А.В. Шнитенков. — М.: Юстицинформ, 2018. — 917 c.

  3. Темнов, Е. И. Теория государства и права / Е.И. Темнов. — М.: КноРус медиа, 2014. — 589 c.
  4. Кудрявцев И. А., Ратинова Н. А. Криминальная агрессия; Издательство МГУ — Москва, 2013. — 192 c.
  5. Старович, Збигнев Судебная сексология / Збигнев Старович. — М.: Юридическая литература, 2016. — 336 c.
Роль сми в освещении домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here