Разбор закона о домашнем насилии

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Читайте так же:  График встреч отца с ребенком после развода

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Все новости

    На девятый день поднялась температура: вылечившаяся от коронавируса сибирячка рассказала, как её лечили

    Авто: Штрафной удлинитель: «льготный период» оплаты долгов перед ГИБДД предложили продлить втрое

    «Есть примерно секунда, чтобы дать отпор»: учимся защищаться от нападающего с тренером по рукопашному бою

    «Самый яркий объект после Луны»: новосибирец сделал фото большой Венеры на обычную «мыльницу»

    Банки будут обслуживать клиентов с просроченными паспортами

    Милые камерунские козлята попали на видео в Новосибирском зоопарке — они гуляют по открытому вольеру

    Вы что, слова «карантин» стесняетесь? Как мутные указы чиновников распространяют заразу по всей стране

    «Лучше почку продать, чем такой кредит взять»: как малый бизнес оценил путинские меры поддержки

    Две маленькие девочки пострадали в аварии на Волочаевской

    В Новосибирске начали летний ремонт дорог — посмотрите, как выглядит один из участков

    Отправились на прогулку по Бердску: суд назначил наказание двум мужчинам, которые вышли из дома

    Министр под видом простого бизнесмена обратился в банк за помощью. Ему отказали

    Военные заканчивают каркас госпиталя для больных коронавирусом — свежие фото со стройки

    Недалеко от Академгородка «Сузуки» въехал в грузовик: пострадали трое

    Пациента из Убинского района привезли в инфекционку Новосибирска с подозрением на коронавирус

    Рядом с метро строят необычный жилой комплекс, здесь высадят можжевеловые аллеи и поставят беседки во дворе

    С изюмом или с цукатами: узнали, какие куличи новосибирцы любят больше всего

    В Первомайском сквере стали разбирать двухэтажное кафе — начали с летней террасы

    Ожидание и пустота: 15 пугающих своей безлюдностью кадров из госпиталя для больных коронавирусом

    Минздрав остановил всю плановую вакцинацию из-за коронавируса

    Оставьте свой кашель себе: какие маски защитят вас от вируса, а какие бесполезны

    Смотрите на ноги: врачи рассказали о новом симптоме коронавируса

    В мэрии рассказали, когда введут в эксплуатацию детский сад в «Европейском береге»

    Почти 28 тысяч россиян заразились коронавирусом. За последние сутки еще +3448 человек

    Можно ли заразиться коронавирусом в такси? Изучаем, как дезинфицируют машины

    «Предавались празднеству и утехам»: кого еще наказали за нарушение карантина — перепись оштрафованных

    10 самых популярных постов в нашем Instagram (мы влюблены в эти кадры)

    Новосибирским школам предложили сроки завершения учебного года — дольше всех будут учиться десятиклассники

    Запретные булочки: как новосибирцы будут отмечать Пасху в самоизоляции

    Самоизоляция в тренде: гипермаркеты, где продают все, что может понадобиться дома

    Как новосибирцы готовятся к Пасхе: фоторепортаж из пекарни

    Новосибирских супругов оштрафовали на 30 тысяч за поход в отдел полиции на карантине

    Анатолий Локоть рассказал, что известно о проведении Парада Победы в Новосибирске

    В магазины Новосибирска завезли необычные куличи и пасхи

    «Выручки нет 2 месяца»: новосибирские компании появились на карте бизнеса, который терпит бедствие

    «Плохая идея держать 200 человек взаперти»: новосибирец рассказал, как эвакуировался из опустевшего Египта

    В Новосибирске ещё 11 случаев коронавируса: 7 больных заразились в городе непонятно от кого

    Второй человек умер от коронавируса в Новосибирске

    Авто: Эксклюзив по цене Lada Vesta: самые дикие автомобили, которые продаются в России

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Читайте так же:  Закон об образовании защита прав ребенка

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Ссора в избе: 25% россиян считают домашнее насилие семейным делом

    Четверть россиян считают домашнее насилие внутрисемейным конфликтом, в который не стоит вмешиваться посторонним, в том числе государству. Такого мнения придерживается каждый третий мужчина и каждая пятая женщина, показал опрос аналитического центра НАФИ. 27% респондентов согласны с утверждением, что семейные конфликты должны расследоваться с послаблениями. Опрошенные «Известиями» эксперты отметили, что в условиях самоизоляции число конфликтов в семье вырастет, а из-за введения электронных пропусков их жертвы даже не смогут сбежать от обидчиков.

    Некуда бежать

    25% россиян расценивают домашнее насилие как сор, который не стоит выносить из избы. Таковы итоги опроса аналитического центра НАФИ. Правда, среди мужчин такого мнения придерживается каждый третий (31%), а среди женщин — лишь каждая пятая (20%).

    29% опрошенных считают, что с женщиной что-то не так, если она подвергается насилию в семье. При этом мужчины в полтора раза чаще женщин соглашались с этим утверждением (38% и 21% соответственно).

    В целом большую терпимость к домашнему насилию в своих оценках проявляют мужчины, люди старшего поколения и респонденты с низким уровнем образования, отмечается в исследовании.

    Опрошенные «Известиями» эксперты считают, что количество семейных конфликтов и домашнего насилия в России может возрасти в период изоляции в рамках мер по борьбе с коронавирусом.

    — О насилии в семье говорить не принято и даже стыдно, и это свойственно не только России, — сказала «Известиям» директор направления социально-экономических исследований НАФИ Елена Никишова. — Изоляция в замкнутом пространстве приводит к повышению агрессии, прежде всего в отношении женщин и детей. И если у женщин есть правовые рычаги, которыми они могут воспользоваться, чтобы защитить себя, то у детей таких рычагов нет.

    По словам эксперта, за последний месяц в Китае на 30% возросло число поданных заявлений о разводе. А во Франции и Испании зафиксирован рост числа заявлений о насилии, поданных в полицию. Властям пришлось даже придумать специальную схему для жертв насилия: в любой аптеке, назвав специальное кодовое слово, можно получить защиту.

    В изоляции жертвы домашнего насилия ограничены в возможностях получения и психологической помощи, подчеркнула преподаватель факультета социальных наук департамента психологии Высшей школы экономики (ВШЭ) Анна Иванова.

    — Решить проблему с домашним насилием сложнее, когда не работают кризисные центры и нет места возможного убежища. Психологическая консультация в режиме онлайн не оказывает должного эффекта. Кроме того, чаще всего пострадавшие звонят, когда обидчика рядом нет, а в изоляции нет возможности куда-то убежать или уехать, особенно сейчас, когда для этого нужно получить электронный пропуск, — сказала она «Известиям».

    Лояльное отношение мужчин к домашнему насилию психологи объяснили тем, что они просто не знают, как выстраивать отношения, если муж не главный в семье.

    — Прежде всего, нужно отметить, что до патриархата семьи не было. При патриархате женщины были поставлены под контроль мужчин. Сейчас человечество переживает постпатриархат. Женщины пошли учиться, стали руководителями, депутатами, чиновниками, главами государств, — сказал «Известиям» психолог Павел Волженков. — Семей, в которых мужчина главный, сейчас всё меньше. Исключение — пары, где доходы мужа значительно превышают доходы жены. А если супруги зарабатывают одинаково, то почему женщина должна подчиняться мужчине?

    По словам психолога, мужчины не понимают, как строить отношения в условиях, если ты не можешь оказать ни моральное, ни физическое давление на женщину.

    — Поэтому они начинают хвататься за семейные конструкции предыдущих поколений. С привычными формулировками «бьет — значит любит», «стерпится — слюбится» и т.д. Это чистой воды манипуляция женщинами. И это объясняет, почему мужчины толерантнее относятся к домашнему насилию, — пояснил Павел Волженков.

    Преступление без свидетелей

    Проведенный НАФИ опрос также показал, что 27% россиян считают насилие в семье особым преступлением, которое нужно расследовать с поблажками. Работающие с такими делами адвокаты отметили, что до судов и так доходит очень низкий их процент и рассматриваются они в основном формально.

    — Большую сложность в работе с жертвами домашнего насилия представляет невозможность физической защиты женщины. Правоохранительные органы неохотно берутся за расследование таких дел ввиду отсутствия эффективных правовых мер защиты и сложности в изоляции женщины, а чаще всего женщины с ребенком, от насильника, — рассказала «Известиям» руководитель проекта «Женское право» Федерального союза адвокатов России Татьяна Сустина.

    Также расследование подобных дел осложняется и отсутствием очевидцев преступления, считает советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) России Нвер Гаспарян.

    — Когда семейный конфликт происходит один на один, возникают сложности с доказыванием. Другая частая проблема заключается в том, что жертва домашнего насилия после обращения в полицию и возбуждения уголовного дела сама пытается смягчить ответственность своего законного или гражданского супруга. Например, изменяет показания, прощает его, — сказал «Известиям» адвокат.

    Хотя, по его словам, с точки зрения скорости расследования и рассмотрения таких дел проблем возникать не должно, так как не требуется производить большой объем следственных и иных действий. Достаточно допросить потерпевшую, обвиняемого, получить заключение судебно-медицинской экспертизы.

    Наказание за домашнее насилие зависит от степени тяжести причиненных телесных повреждений. По словам адвокатов, за побои положен штраф или арест до 15 суток. При систематических побоях может наступить ответственность за истязание (ст. 117 УК РФ), что при наличии квалифицирующих признаков может повлечь наказание от трех до семи лет лишения свободы.

    При легком вреде здоровью (ст. 115 УК РФ) присуждают административный штраф либо исправительные работы. При средней тяжести (ст. 112 УК РФ), например переломах, — принудительные работы либо лишение свободы условно. При нанесении тяжкого вреда с применением предметов, используемых в качестве оружия (ст. 111 ч. 2 УК РФ), почти всегда наказывают лишением свободы до десяти лет.

    Матвиенко заявила, что работа над законом о домашнем насилии отложена до конца пандемии

    Сенаторы намерены вернуться к работе над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия после того, как будет побежден коронавирус. Об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, сообщает «Интерфакс».

    Читайте так же:  Какое имущество супругов подлежит разделу

    По ее мнению, в условиях карантинных и других ограничительных мер не будет всплеска домашнего насилия, так как «семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Сейчас эксперты собирают сведения по этому вопросу. Матвиенко отметила, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия нуждаются в проверке. И добавила, что «тема никуда не ушла», к ней вернутся после того, «как позволят обстоятельства».

    Видео (кликните для воспроизведения).

    К слову, о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми после начала карантина ранее сообщала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Как отметила депутат, в любой стране во время продолжительных выходных число жертв домашнего насилия увеличивается в разы. «Но ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка 15. В Швеции, к слову, 200», — отметила Пушкина.

    Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

    29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

    В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

    За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

    Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

    Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

    «Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

    Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

    «Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

    Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

    В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

    Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

    «Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

    Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

    [3]

    «Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

    — заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

    С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

    «Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

    Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

    Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

    Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

    Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

    «Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

    Читайте так же:  Как подать заявление об оспаривании отцовства

    «Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

    С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

    «Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

    Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

    Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

    Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

    Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

    Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

    Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

    Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

    «Негативные последствия для общества и государства»

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

    Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

    Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

    Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

    «С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

    В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

    К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

    Уведомления

    У фото дня и видео дня появилась ссылка на статью

    НГС рекомендует, что почитать

    Голосование за статьи (есть кое-что новое)

    «Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

    Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

    Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

    Фото: Александра Савельева / 76.RU

    [1]

    Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

    Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

    О чем этот закон?

    Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

    — вводит понятие семейно-бытового насилия;
    — обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
    — обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
    — обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
    — вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
    — включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
    — разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

    [2]

    Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

    Читайте так же:  Закон о профилактике домашнего насилия текст

    — Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

    По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

    Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

    В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

    Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

    Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

    Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

    — Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

    Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

    Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

    — Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

    Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

    — Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

    Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

    Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

    Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

    — Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

    Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

    Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

    — Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

    Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы не обоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    — Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

    Источники

    Литература


    1. Сомов, В.П. Латинско-русский юридический словарь: моногр. / В.П. Сомов. — М.: ГИТИС, 2014. — 104 c.

    2. Домашняя юридическая энциклопедия. Женщинам. — М.: Олимп, 2015. — 576 c.

    3. Кофанов, Л.Л. Древнее право. Ivs antiovvm; М.: Спарк, 2012. — 313 c.
    4. Прокопович, С.С. Итальянско-русский юридический словарь / С.С. Прокопович. — М.: РУССО, 2017. — 392 c.
    5. Губина, И.Ю. Латинский словарь юридических терминов и выражений / ред. В.А. Минасова, И.Ю. Губина. — М.: Ростов н/Д: Феникс, 2017. — 320 c.
    Разбор закона о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here