Процедура отказа от ребенка инвалида

Как отказаться от ребенка-инвалида по закону?

site-descr1

ВНИМАНИЕ: Позвоните по телефонам 21-43-25, 214-326. Мы проконсультируем Вас бесплатно!

К сожалению, даже современное оборудование не всегда спасает от случаев рождения детей с синдромом Дауна. В такой ситуации родители становятся перед довольно жестоким выбором – оставить ребенка у себя и мучиться всю жизнь, или же отказаться от него, отдав в руки работников специальных медицинских учреждений. Ситуация осложняется еще и тем, что мать узнает о проблеме только после рождения малыша, и сразу же ей дается шанс сделать свой выбор. Так что же необходимо знать о законных особенностях процедуры отказа от инвалида?

Если у ребенка выявился синдром Дауна, то для того, чтобы принять взвешенное решение, достаточно написать заявление с просьбой переместить малыша в специальный Психоневрологический дом ребенка. В такой ситуации у родителей будет шанс все взвесить, проконсультироваться с родными, близкими и юристом. Если выбор сделан в пользу отказа от ребенка-инвалида, то необходимо четко понимать, как действовать, и знать собственные права.

Здесь очень важно помнить, что в Семейном кодексе четко прописано – «родительские права неотчуждаемы». Это значит, что прямой обязанностью родителей является воспитание ребенка до его совершеннолетия, независимо от того, инвалид он или нет. Отказ от родительских обязанностей возможен, но делать это необходимо только через суд. Если у ребенка синдром Дауна, то процедура будет аналогичной. Кроме этого, ребенок-инвалид по желанию матери и отца может быть временно перемещен в специализированное учреждение, где ему окажут должный уход.

Что касается передачи ребенка в медучреждение, то здесь возникают определенные проблемы. В частности, на территории России все подобные заведения для совсем маленьких детей (до четырех лет) – сиротсткие. А это значит, что у малыша должен быть соответствующий статус, подтверждающий, что он остался без родительского попечения. Следовательно, отдать свое чадо в такое заведение можно только в случае отказа от него.

Как правильно отказываться в пользу Дома ребенка? Если у пары родился малыш с синдромом Дауна, то родители должны ответить на вопрос, будут ли они хоть иногда приходить к ребенку, оказывать ему материальную помощь. Или же лучше совсем забыть о таком ребенке навсегда? От выбранного решения зависит очень многое. Когда мать и отец пишут заявление на отказ от инвалида, то они своими подписями дают фактически свое добро на дальнейшее усыновление чада. При этом родители обязуются хотя бы один раз в полгода приходить к ребенку, приносить ему передачи (фрукты, памперсы, игрушки и так далее).

Если же пишется заявление на лишение родительских прав, тогда навещать ребенка не нужно. В некоторых случаях нет необходимости тратить время на судебные разбирательства – все решается без участия родителей. Но снова-таки, даже лишение родительских прав оставляется за матерью и отцом обязательства содержать ребенка до совершеннолетия, поэтому выплата алиментов в размере 25% от заработка будет обязательной.

В ситуации, когда родители дали свое добро на усыновления ребенка, но сами его не посещали и не оказывали материальную поддержку, сиротское учреждение может смело подавать на нерадивых родителей в суд. В этом случае последние будут лишены родительских прав.

Существует ли возможность отказаться от ребенка, если тот уже в интернате? Здесь нужно помнить, что администрация сиротских заведений итак жалеет родителей и относится к ним лояльно. Как только малышу-инвалиду исполняется четыре года, его переводят в специализированный интернат, где уже более строгие правила к малышу и его родителям. При этом последние обязаны покупать необходимые лекарства, приносить питание, навещать и так далее. В противном случае лишение родительских прав неизбежно.

Таким образом, если еще в Доме малютки родители в течение четырех лет не приходили к ребенку, то лучше подойти заранее в заведении и уточнить, в какой интернат будет переведено чадо. После этого необходимо ехать к администрации заведения и решать возникшие вопросы. Чаще всего проще добровольно написать отказ от родительских прав.

Как отказаться от ребенка-инвалида по закону?

site-descr1

[2]

ВНИМАНИЕ: Позвоните по телефону 8-929-847-97-48 . Мы проконсультируем Вас бесплатно!

[3]

К сожалению, даже современное оборудование не всегда спасает от случаев рождения детей с синдромом Дауна. В такой ситуации родители становятся перед довольно жестоким выбором – оставить ребенка у себя и мучиться всю жизнь, или же отказаться от него, отдав в руки работников специальных медицинских учреждений. Ситуация осложняется еще и тем, что мать узнает о проблеме только после рождения малыша, и сразу же ей дается шанс сделать свой выбор. Так что же необходимо знать о законных особенностях процедуры отказа от инвалида?

Если у ребенка выявился синдром Дауна, то для того, чтобы принять взвешенное решение, достаточно написать заявление с просьбой переместить малыша в специальный Психоневрологический дом ребенка. В такой ситуации у родителей будет шанс все взвесить, проконсультироваться с родными, близкими и юристом. Если выбор сделан в пользу отказа от ребенка-инвалида, то необходимо четко понимать, как действовать, и знать собственные права.

Здесь очень важно помнить, что в Семейном кодексе четко прописано – «родительские права неотчуждаемы». Это значит, что прямой обязанностью родителей является воспитание ребенка до его совершеннолетия, независимо от того, инвалид он или нет. Отказ от родительских обязанностей возможен, но делать это необходимо только через суд. Если у ребенка синдром Дауна, то процедура будет аналогичной. Кроме этого, ребенок-инвалид по желанию матери и отца может быть временно перемещен в специализированное учреждение, где ему окажут должный уход.

Что касается передачи ребенка в медучреждение, то здесь возникают определенные проблемы. В частности, на территории России все подобные заведения для совсем маленьких детей (до четырех лет) – сиротсткие. А это значит, что у малыша должен быть соответствующий статус, подтверждающий, что он остался без родительского попечения. Следовательно, отдать свое чадо в такое заведение можно только в случае отказа от него.

Как правильно отказываться в пользу Дома ребенка? Если у пары родился малыш с синдромом Дауна, то родители должны ответить на вопрос, будут ли они хоть иногда приходить к ребенку, оказывать ему материальную помощь. Или же лучше совсем забыть о таком ребенке навсегда? От выбранного решения зависит очень многое. Когда мать и отец пишут заявление на отказ от инвалида, то они своими подписями дают фактически свое добро на дальнейшее усыновление чада. При этом родители обязуются хотя бы один раз в полгода приходить к ребенку, приносить ему передачи (фрукты, памперсы, игрушки и так далее).

Если же пишется заявление на лишение родительских прав, тогда навещать ребенка не нужно. В некоторых случаях нет необходимости тратить время на судебные разбирательства – все решается без участия родителей. Но снова-таки, даже лишение родительских прав оставляется за матерью и отцом обязательства содержать ребенка до совершеннолетия, поэтому выплата алиментов в размере 25% от заработка будет обязательной.

В ситуации, когда родители дали свое добро на усыновления ребенка, но сами его не посещали и не оказывали материальную поддержку, сиротское учреждение может смело подавать на нерадивых родителей в суд. В этом случае последние будут лишены родительских прав.

Читайте так же:  Установление отцовства заявление в загс форма

Существует ли возможность отказаться от ребенка, если тот уже в интернате? Здесь нужно помнить, что администрация сиротских заведений итак жалеет родителей и относится к ним лояльно. Как только малышу-инвалиду исполняется четыре года, его переводят в специализированный интернат, где уже более строгие правила к малышу и его родителям. При этом последние обязаны покупать необходимые лекарства, приносить питание, навещать и так далее. В противном случае лишение родительских прав неизбежно.

Таким образом, если еще в Доме малютки родители в течение четырех лет не приходили к ребенку, то лучше подойти заранее в заведении и уточнить, в какой интернат будет переведено чадо. После этого необходимо ехать к администрации заведения и решать возникшие вопросы. Чаще всего проще добровольно написать отказ от родительских прав.

Как отказаться от ребенка-инвалида по закону?

site-descr1

ВНИМАНИЕ: Позвоните по телефону 8 929 847 97 48 . Мы проконсультируем Вас бесплатно!

К сожалению, даже современное оборудование не всегда спасает от случаев рождения детей с синдромом Дауна. В такой ситуации родители становятся перед довольно жестоким выбором – оставить ребенка у себя и мучиться всю жизнь, или же отказаться от него, отдав в руки работников специальных медицинских учреждений. Ситуация осложняется еще и тем, что мать узнает о проблеме только после рождения малыша, и сразу же ей дается шанс сделать свой выбор. Так что же необходимо знать о законных особенностях процедуры отказа от инвалида?

Если у ребенка выявился синдром Дауна, то для того, чтобы принять взвешенное решение, достаточно написать заявление с просьбой переместить малыша в специальный Психоневрологический дом ребенка. В такой ситуации у родителей будет шанс все взвесить, проконсультироваться с родными, близкими и юристом. Если выбор сделан в пользу отказа от ребенка-инвалида, то необходимо четко понимать, как действовать, и знать собственные права.

Здесь очень важно помнить, что в Семейном кодексе четко прописано – «родительские права неотчуждаемы». Это значит, что прямой обязанностью родителей является воспитание ребенка до его совершеннолетия, независимо от того, инвалид он или нет. Отказ от родительских обязанностей возможен, но делать это необходимо только через суд. Если у ребенка синдром Дауна, то процедура будет аналогичной. Кроме этого, ребенок-инвалид по желанию матери и отца может быть временно перемещен в специализированное учреждение, где ему окажут должный уход.

Что касается передачи ребенка в медучреждение, то здесь возникают определенные проблемы. В частности, на территории России все подобные заведения для совсем маленьких детей (до четырех лет) – сиротсткие. А это значит, что у малыша должен быть соответствующий статус, подтверждающий, что он остался без родительского попечения. Следовательно, отдать свое чадо в такое заведение можно только в случае отказа от него.

Как правильно отказываться в пользу Дома ребенка? Если у пары родился малыш с синдромом Дауна, то родители должны ответить на вопрос, будут ли они хоть иногда приходить к ребенку, оказывать ему материальную помощь. Или же лучше совсем забыть о таком ребенке навсегда? От выбранного решения зависит очень многое. Когда мать и отец пишут заявление на отказ от инвалида, то они своими подписями дают фактически свое добро на дальнейшее усыновление чада. При этом родители обязуются хотя бы один раз в полгода приходить к ребенку, приносить ему передачи (фрукты, памперсы, игрушки и так далее).

Если же пишется заявление на лишение родительских прав, тогда навещать ребенка не нужно. В некоторых случаях нет необходимости тратить время на судебные разбирательства – все решается без участия родителей. Но снова-таки, даже лишение родительских прав оставляется за матерью и отцом обязательства содержать ребенка до совершеннолетия, поэтому выплата алиментов в размере 25% от заработка будет обязательной.

В ситуации, когда родители дали свое добро на усыновления ребенка, но сами его не посещали и не оказывали материальную поддержку, сиротское учреждение может смело подавать на нерадивых родителей в суд. В этом случае последние будут лишены родительских прав.

Существует ли возможность отказаться от ребенка, если тот уже в интернате? Здесь нужно помнить, что администрация сиротских заведений итак жалеет родителей и относится к ним лояльно. Как только малышу-инвалиду исполняется четыре года, его переводят в специализированный интернат, где уже более строгие правила к малышу и его родителям. При этом последние обязаны покупать необходимые лекарства, приносить питание, навещать и так далее. В противном случае лишение родительских прав неизбежно.

Таким образом, если еще в Доме малютки родители в течение четырех лет не приходили к ребенку, то лучше подойти заранее в заведении и уточнить, в какой интернат будет переведено чадо. После этого необходимо ехать к администрации заведения и решать возникшие вопросы. Чаще всего проще добровольно написать отказ от родительских прав.

Отказ от ребенка инвалида (с синдромом Дауна)

По статистике, несмотря на наличие в медицинских учреждениях современного оборудования для перинатальной диагностики, подавляющий процент женщин узнает о диагнозе своего ребенка лишь после его рождения. Зачастую врачи предлагают матери, находящейся в шоковом состоянии, сделать молниеносный выбор: забрать ребенка домой, или отказаться от него.

Некоторые права родителей ребенка – инвалида

Как гласит Семейный кодекс РФ, родительские права — неотчуждаемы. То есть, родители ребенка обязаны воспитывать и содержать его до совершеннолетия, вне зависимости от того, является он инвалидом с рождения, или нет. Отказаться от своих родительских прав возможно только через суд, в том числе и от прав на ребенка с синдромом Дауна.

Однако, в соответствии со ст. 9 Закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» № 122-ФЗ от 02.08.1995 г., по желанию родителей, ребенок — инвалид может быть помещён на постоянное проживание в специализированное медицинское учреждение.

Но всё дело в том, что в нашей стране такие учреждения для детей до четырех лет все без исключения являются сиротскими. Поэтому ребенок должен иметь статус оставшегося без родительского попечения, а это возможно только в том случае, если родители откажутся от него.

Отказ в Доме ребенка

Самый важный вопрос, на который должны себе ответить родители ребенка с синдромом Дауна, решившие отдать его на воспитание в сиротское учреждение – готовы ли они хотя бы изредка навещать там ребенка и оказывать помощь в его содержании, или же предпочитают ничего не знать о ребенке и забыть о его существовании. В зависимости от этой позиции, возможны два варианта дальнейшего развития событий:

  1. Родители пишут отказ от ребенка — инвалида, который, фактически, является согласием на его усыновление. Поскольку, это согласие не отменяет обязанностей родителей по содержанию и воспитанию своего ребенка, они должны будут минимум один раз в 6 месяцев навещать его в Доме ребенка и изредка приносить передачи в виде памперсов, лекарств или фруктов.
  2. Родители пишут добровольное согласие на лишение их родительских прав. В этом случае, они могут не навещать ребенка ни разу в жизни. Мало того, им даже не придется идти в суд – решение будет принято без их присутствия. Однако лишение родительских прав вовсе не освобождает от содержания своего ребенка до его совершеннолетия (ст. 71 СК РФ), поэтому судом в обязательном порядке будут взысканы алименты в размере 25% всех доходов родителя.

Если же мать или отец, дав согласие на усыновление ребенка, не посещали его и не оказывали материальную поддержку Дому ребенка в его лечении и содержании– сиротское учреждение может подать иск в суд, и родители будут лишены прав со всеми вытекающими из этого последствиями.

Читайте так же:  Сон усыновление ребенка

Отказ в интернате

Надо заметить, что администрация Дома ребенка, жалея родителей, зачастую лояльно относится к редкому посещению ими детей с синдромом Дауна, поскольку заявление о согласии на усыновление является допустимым документом для нахождения в их стенах ребенка-инвалида. Достигнув 4-х летного возраста, ребенок с синдромом Дауна переводится в Психоневрологический интернат для детей-инвалидов.

В отличие от дома ребенка, здесь более строгие правила, регламентирующие условия законного пребывания детей: либо родители регулярно навещают ребенка, покупают лекарства, необходимое дополнительное питание и т.п., либо они в обязательном порядке будут лишены судом родительских прав.

Самым правильным решением будет, даже если вы не навещали ребенка ранее и не были лишены родительских прав, по прошествии 4 лет с момента рождения, позвонить или придти в Дом малютки, что бы узнать, в какой именно интернат его переведут.

После этого можно съездить туда, что бы спокойно обсудить с администрацией все вопросы, которые вас волнуют. Возможно, целесообразнее будет написать добровольное согласие на лишение родительских прав, так как в большинстве случаев, оно неизбежно. Так, по крайней мере, вы сможете избежать необходимости присутствия в суде.

Многие родители, ссылаясь на то, что они написали отказ от ребенка — дауна, искренне удивляются и противятся тому, что спустя 4 года им начинают звонить, присылать письма с просьбой явиться в интернат или судебные повестки. Поэтому, что бы подобный поворот событий не оказался психологической травмой, еще раз оцените важность грамотного и спокойного отношения к ситуации, насколько бы трагичной она не казалось.

отказалась от ребенка инвалида, хочу всё исправить

Уважаемая Елена. Вашей сестре вместе с мужем следует обратиться (либо одной) следует обратиться с официальным заявлением в медицинское учреждение за документами, подтверждающими её материнство. При их отсутствии, либо невыдачи в порядке ст.264 ГПК РФ обратитесь в суд за установлением факта родственных отношений, при котором будут рассматриваться любые доказательства, в т.ч. экспертиза ДНК. Но, отказавшись от ребёнка, сестра, вероятно, лишена родительских прав. Эту информацию также могут дать в медицинском учреждении. Если она лишена, то после процедуры признания родственных отношений, сестре необходимо в судебном порядке восстновить свои родительские права на ребёнка.

Это статья Семейного кодекса РФ.

Статья 48. Установление происхождения ребенка
1. Происхождение ребенка от матери (материнство) устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинском учреждении, а в случае рождения ребенка вне медицинского учреждения на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств.

Вашей сестре предстоит пройти этот путь. При положительном решении разрешатся и другие вопросы (материальное положение, возможность видеться и т.д.). Во всех учреждениях будет видно её искреннее раскаивание, что обязательно поможет.

Удачи и здоровья мальчику. Сергей. Мой ответ — Ваш отзыв.

Добрый день, Елена!

В соответствии со ст.72 Семейного кодекса РФ восстановление в родительских правах допускается, если родитель изменил:

— отношение к воспитанию ребенка.

Для восстановления родительских прав суду необходимо удостовериться в наличии всех трех перечисленных обстоятельств.

Рассмотрение дел данной категории проходит при участии органов опеки и попечительства и прокурора.

Можно восстановить родительские права, а также выдвинуть требование о возрате ребенка Вашей сестре. Если она понимает, что с материальной точки зрения не сможет дать должного лечения своему мальчику и хочет оставить его в лечебном учреждении,но общаться и навещать его, то в данном случае препятствий нет и все будет на усмотрение суда с учетом Вашей конкретной ситуации.

В деле восстановления родительских прав огромное значение имеет отношение к этому самого ребенка. Ему уже 13 лет и, как я понимаю, позитивный диалог с мамой он уже выстраивает,то желание сына с ней общаться сыграет значительную роль в вынесении решения в Вашу пользу.

Так как восстановить родительские права в отношении детей старше 10 лет можно только с их согласия.

Самое главное — выстроить отношения с сыном,а с учетом этого и покаяния Вашей сестры суд и прочие органы не будут чинить преград в воссоединению семьи.

«Отдала ребенка, и живи своей жизнью, работай, рожай других»

Давно уже для многих не новость, что в современной России семья находится под постоянной угрозой отрицательно мотивированного и разрушительного вмешательства государственных структур. Беспредел, творимый органами опеки и попечительства, якобы проявляющими заботу о детях, стал темой не только отдельных разговоров или публикаций в прессе – в защиту семьи проводятся конференции, на которых делаются попытки, как минимум, прояснить ситуацию. На одном из таких мероприятий, прошедшем недавно в Санкт-Петербурге в помещении ИТАР-ТАСС, конференции под названием «Семья — презумпция невиновности» среди прочих была поднята и довольно новая тема: оказывается, у семей, где есть так называемые «особые» дети, и в этой связи тоже есть свои особые проблемы.

Весь этот непонятный «цирк»

Одна из них – это настоятельные попытки врачей сразу после рождения ребенка с явными признаками инвалидности склонить его родителей к отказу от него. Вот один из типичных рассказов женщин, подвергшихся такому давлению. О том, что случилось с ней и с ее ребенком в больнице, куда их перевели после роддома, рассказывает Надежда Пирогова:

— Речь шла о какой форме отказа? Вам предлагали временно или навсегда отказаться от ребенка?

Видео (кликните для воспроизведения).

— Н. П.: Она предлагала на выбор. Говорила, что мы можем отдать ребенка, но приходить, чтобы за ним ухаживать.

— Когда закончилось давление на вас?

— Н. П.: Как только мы ушли из больницы. Уходя из больницы, мы написали расписку, что забираем ребенка под свою ответственность, что понимаем тяжесть его состояния, что мы не медицинские работники, что если что-то с ребенком случится, то мы понесем ответственность. Нам сказали, что нас будут проверять вплоть до прокуратуры. По их словам, мы не можем обеспечить ребенку необходимый медицинский уход, а в Доме малютки этот уход за ним будет. Но единственное, чему мне пришлось научиться – это пользоваться зондом для кормления Макара, потому что он не может глотать. И все, больше никакого специального ухода за ним не нужно. А так – он может заболеть, простудиться, как и любой ребенок. И более вероятно, что он заболел бы в Доме малютки. Сейчас Макару два года и девять месяцев.

Эта врач так относилась ко всем мамам, даже к тем, у чьих детей не такие серьезные проблемы – просто обычные недоношенные детки. Она говорила этим мамам: «У вас ребенок глубоко недоношенный». И как артистка… (изображает наигранный драматизм в голосе – И. Л.). Употребляла свое любимое выражение «глубоко недоношенный» и сразу начинала рассказывать, что якобы ждет маму в будущем.

— На вашей памяти были случаи отказов от детей?

— Н. П.: Был один случай временного отказа – именно под ее давлением.

Интересно, что лет 15 назад были нередки случаи, когда медперсонал больницы намеренно скрывал степень тяжести диагноза новорожденного, чтобы не напугать родителей и не вызвать у них желание отказаться от ребенка, пока они еще не успели к нему привыкнуть. Нынче мы можем видеть полностью противоположную позицию врачей. Рассуждения типа «родишь другого, здорового» можно было услышать и раньше, но речь идет именно о систематических попытках заставить родителей оставить больного ребенка на попечение государства. Возможно, мы имеем дело всего лишь с распространенными частными случаями, с неким ненормальным поведением отдельных врачей. Но, к сожалению, тут, как и с неправомерными действиями органов опеки и попечительства, в отношении, например, малообеспеченных семей есть опасность, что это может перерасти в тенденцию. То, что история Надежды Пироговой и ее сына – далеко не единственная подобная, подтверждает Светлана Гусева, председатель общественного объединения матерей-сиделок «Матери мира», сама являющаяся матерью особого ребенка:

Читайте так же:  Через сколько можно подавать на развод

— На вас тоже оказывали давление, убеждая отказаться от ребенка?

— С. Г.: Когда моему сыну был поставлен точный диагноз, мне сразу сказали: «Хотите сдать? Вперед!» Очень легко. Первая позиция врача в такой ситуации – предложить отказ от ребенка. Когда потом я пошла в роддом поднимать документы, там даже удивились: «А что, этот ребенок дома?» И часто слышу такое от медиков по поводу других детей. Якобы такие дети не могут находиться дома по состоянию здоровья. Мне кажется, врачи поступают так, будто дети-инвалиды опасны и находиться в обществе не могут.

— Как вы думаете, зачем врачам нужно, чтобы дети с тяжелыми диагнозами непременно попадали в государственные учреждения, а не оставались в семьях?

— Могут ли попытаться оказать такое же давление на мать позже, когда ребенок уже будет жить дома? Могут ли тут вмешаться органы опеки и попечительства и попытаться забрать ребенка в специальное учреждение?

— С. Г.: Конечно, могут. Если врач из поликлиники решит, что мать как-то не так ухаживает за ребенком или что у них не очень чисто дома, он может сообщить в органы опеки. И никто не учитывает, что у матери депрессия, нехватка денег, личные трагедии. Никто не будет об этом думать, просто заберут ребенка и все. Надо сказать еще вот о чем: не так давно были приняты странные законы. Во-первых, когда инвалиду исполняет 18 лет, его мать становится опекуном. А опекуну государство поддержку не оказывает. Во-вторых, теперь родители должны брать разрешение в органах опеки и попечительства на получение пенсии своего ребенка-инвалида. В-третьих, надо брать в тех же органах опеки разрешение на то, чтобы снять со счета ребенка сумму, потраченную родителями на приобретение технических средств. Это говорит о том, что ребенок-инвалид не твой, а государственный, а тебе разрешают о нем заботиться. Получается, ребенок как бы уже изначально принадлежит учреждению. То есть ребенок-инвалид перестает быть свободным гражданином, имеющим право на семью. Наши органы опеки и попечительства – это чисто юридическая структура, которая занимается выдачей документов. От опеки, как таковой, там ничего нет.

«Не каждый хочет иметь дома инвалида»

Организаторы конференции «Семья – презумпция невиновности» пытались позвать на встречу и некоторых врачей: приглашения для них были переданы уполномоченному по правам детей в Санкт-Петербурге Светлане Агапитовой. Однако никто из троих них в ИТАР-ТАСС не присутствовал. Справедливости ради я встретился с заведующей отделением неврологии новорожденных и недоношенных детей одной из детских городских больниц в ее рабочем кабинете и задал несколько вопросов по интересующей нас теме.

— Часто ли отказываются от хронически больных детей социально устроенные женщины?

— Иногда чаще, иногда реже – не каждый год бывает много детей с тяжелыми неврологическими проблемами. Но если такие дети появляются, их редко забирают домой. Не каждый хочет иметь дома инвалида. В том числе вполне социально устроенные женщины. Отказываются, например, от детей с синдромом Дауна. А дети с синдромом Дауна – такие же дети, как и любые другие, просто к ним нужен другой подход. У меня на отделении на сегодняшний день лежит один такой ребенок – он даже без порока сердца, и все равно от него отказались.

— Вы или ваши коллеги в каком-либо случае можете порекомендовать женщине отказаться от ребенка?

— Никогда. Мало того, я категорический противник любых отказов. Ребенок должен жить в семье. Даже если он тяжело болен, уход за ним должна осуществлять его семья.

— Часто те, кто советует женщине отказаться от ребенка, говорят ей: «Родишь другого, здорового». Как вы это прокомментируете?

— А где гарантия, что следующий ребенок будет здоровым?

— Если отказываются, то чаще временно или навсегда?

— Есть очень приличные люди, которые переживают психологические травмы и не сразу принимают ситуацию. Если люди уже приняли решение отказаться от ребенка, я предлагаю им написать отказ на шесть месяцев. Надо же дать родителям шанс что-то переосмыслить. Больной ребенок живет в Доме малютки, а родители его живут дома. Я считаю, что это неправильно, но это мое мнение, я никому его не навязываю.

— Часто ли родители забирают детей из Дома малютки после временного отказа?

— Забирают нечасто. Но я знаю очень многих людей, которые, написав временный, а затем и полный отказ от своего ребенка все равно участвовали в его жизни.

Дети-инвалиды и их родители – одни из самых слабозащищенных членов нашего общества, а значит, обращать на них пристальное внимание должны не только государственные структуры, но и само общество, то есть обычные граждане. Данный материал – не журналистское расследование, а повод поразмыслить над явно существующей проблемой. Предоставим читателю самому решать, чьи заявления здесь заслуживают большего доверия. Надо сказать, что само предложение родителям отказаться от ребенка (сколь бы навязчиво оно ни делалось) не наказуемо ни уголовно, ни административно, так что материальную заинтересованность родителей можно смело исключить.

Процедура отказа от ребенка инвалида

Отказ от ребенка — это не всегда добровольное решение матери. В нашей стране это часто вынужденный выбор женщины, на который она идет из-за комплекса причин — экономических, социальных и психологических. Нехватка денег, давление партнера или родителей, и только очень редко — сознательный выбор.

Смотрите также статьи:
О профилактике:

Диана Зевина

« Моя задача — не отговорить от отказа, а помочь принять осознанное решение. В первые дни после родов организм женщины в стрессе, а ей нужно трезво оценить ситуацию, из-за которой она решила отдать ребенка. Она может не знать о вариантах поддержки: про материнский капитал, про благотворительные фонды. С мамой надо обсудить приют, материальную поддержку, помощь волонтеров. Мы занимаемся поддержкой «сложных» мам после выписки, это важнее всего. Психологи уверены, что отказ от новорожденного гораздо опаснее для его здоровья и дальнейшей жизни, чем изъятие из семьи в более взрослом возрасте, даже если оно все-таки произойдет. Первые два-три года — самый важный этап в жизни человека, тогда темпы развития наиболее высоки. Большинство детей, от которых мамы передумывают отказаться в роддоме, остаются в своих кровных семьях насовсем. Привязанность мамы и ребенка может сформироваться даже в самых сложных условиях.

Обычно у меня есть час, чтобы поговорить с женщиной. Я спрашиваю, видела ли она ребенка? На кого он похож? Выбрала ли имя? Если да, то скорее всего не откажется — она уже подумала о ребенке, как о человеке, которому есть место в ее жизни. »

Как показывает практика благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», в результате часового разговора с психологом предотвращаются до 40% отказов. Но беседа с психологом в роддомах не является обязательной процедурой, она может состояться только по приглашению медперсонала, который принимает это решение самостоятельно. По словам президента фонда Елены Альшанской, в регионах профилактика отказов в роддомах ведется изредка, по отдельному госзаданию городским службам психологической помощи населению. Постоянная работа не налажена нигде.

Читайте так же:  Закон о профилактике домашнего насилия в россии

Формально в родильных отделениях есть ставка медицинского психолога. Но, по словам Альшанской, в должностных обязанностях психолога в роддоме просто нет профилактики отказов — во всем мире ею занимается социальный или семейный, а не медицинский, психолог.

Справка:

В течение 6 месяцев женщина, отказавшаяся от ребенка в роддоме, может изменить свое решение и забрать ребенка. Если она этого не сделала, то ребенка могут отдать в другую семью на воспитание или усыновление. Любой из членов семьи биологической матери может оформить опекунство над отказным новорожденным ребенком.

Типичные причины и ситуации
отказа от ребенка*:

Примерно половина всех матерей, отказывающихся от детей — трудовые мигрантки

Это не обязательно женщины из Средней Азии. Их процент совсем невелик. Много внутренних мигранток— из регионов России. Например, женщина приехала из Костромы, работает в Москве пять лет, официально трудоустроена и платит налоги, которые идут в московский бюджет какой-то частью. Но в случае сложной жизненной ситуации в государственный приют ее с ребенком здесь не поместят, потому что у нее нет регистрации. Такие женщины не знают о вариантах поддержки, о благотворительных фондах. Многие из них приехали в Москву на заработки, чтобы прокормить старших детей, оставшихся дома на попечении родственников. Они боятся, сохранив младшего ребенка, оставить старших без средств к существованию.

Больше половины отказов этой категории — это отказы от второго и последующих детей.

Около 20% — выпускницы детских домов

Это девушки разных возрастов, но они не представляют себя в роли матери и решают, что ребенку будет лучше в приюте. Психолог должен рассказать о том, что ребенку будет лучше с ней, сообщить о вариантах поддержки, попытаться убедить в том, что она не одинока, и ей помогут.

[1]

Примерно 15% — женщины с зависимостью

Наркомания, алкоголизм. Как правило, приюты и центры временного проживания не берут таких мам. Хотя среди них есть те, кто готов лечиться и реабилитироваться, но государство этим не занимается.

7-8% — забеременевшие в результате изнасилования

Женщина не всегда говорит о том, как забеременела, так что трудно быть точными в подсчете. В такой ситуации психологу важнее всего разрушить миф об изначальной материнской любви и привязанности к ребенку. У любой мамы это процесс, который формируется постепенно. У социально неблагополучных мам он очень сложный.

Другие причины отказа:

«Мама сказала»

Истории, когда отказаться от ребенка девушку просят ее родители, случаются очень часто. Тут психолог говорит с девушкой о том, что это — не отказ от ребенка, а отказ семьи от нее самой. Последствие распада семейных связей. В Европе роль большой семьи могут играть социальные службы. У нас социальные службы тоже есть, но они слабы, и их поддержки может быть недостаточно.

Женщины, которые психологически никак не настроены на материнство

Это может быть следствием серьезных психологических проблем. При этом женщина может быть социально благополучной и успешной, но ребенок ей не нужен. Такие отказы предотвратить чаще всего не удается. Тут важно «проверить» бабушек и других родственников — они могут взять ребенка.

Особый отказ.
Почему отказываются от детей-инвалидов?

Для психики мамы рождение ребенка-инвалида сравнимо со смертью ребенка. Вместе с постановкой тяжелого диагноза умирают естественные ожидания женщины, касающиеся ее будущей жизни. Мать немедленно представляет, что ее дочь в день своего выпускного бала не вертится перед зеркалом в платье, а лежит парализованная и несчастная; что они вместе никогда не пойдут в парк, в кино и по магазинам; что такое материнство сломает ее — матери — женскую судьбу. Тут должен появиться специалист с рассказом о том, что картинки эти — стереотипны. А любые стереотипы можно и нужно разрушать. Но пока еще стереотипы побеждают.

Статистика:

родителей детей-инвалидов в России услышали
предложение отказаться от ребенка в роддоме

по данным Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере. Российские врачи усиленно «защищают» маму от ее ребенка-инвалида, обрекая малыша на детдом.

Экспертное мнение:

Наталья Баранова

« Многое зависит от того, какими словами маме в первый раз сообщают о диагнозе ребенка. В девяностые, когда мы с коллегами начинали работать, 95 % мам в Петербурге отказывались от детей с синдромом Дауна. Мы анкетировали мам в разных городах. Помню, что мне казалось, будто отвечает все время одна и та же мама, побывавшая у одного доктора. «Он никогда не будет ходить, говорить и вас узнавать» — стандартная фраза, не имеющая никакого отношения к симптоматике синдрома. Ведь все дети с синдромом Дауна ходят и разговаривают.

Мы начали проводить ролевые тренинги для врачей из роддомов. Потом вывезли этих же врачей в наши детские дома-интернаты для инвалидов. Я помню ужас этих людей. Они увидели, на что обрекали детей. На этот совершеннейший ад, о существовании которого сейчас, слава богу, хотя бы заговорили. А потом мы повезли их в Финляндию — посмотреть на взрослых людей с синдромом Дауна, которые там нормально работают и вступают в браки. Комплекс мер всегда работает. Сейчас от детей с синдромом отказываются только 40% мам. »

Алена Синкевич

« В моей практике был такой случай: в социально крепкой семье родился ребенок с волчьей пастью и заячьей губой. Это выглядит очень страшно. Мама, увидев ребенка, пугается и рисует себе картинку, как она выходит из роддома, а на руках у нее не симпатичный розовый младенец, а ребенок с такими пороками. Мы всего-то сказали им, что будем оплачивать этапы операции и оплатили первый этап, а дальше им уже ничего не понадобилось — они попали в обойму, все узнали, сами получили бесплатное лечение. Людям просто нужно было помочь на первом этапе, потому что они были в шоке. В цивилизованном обществе к таким родителям приходит профессионал, не только психолог, но и эрготерапевт, который скажет: «Не волнуйтесь, когда вам будет шесть месяцев, вы сделаете одну операцию, в 20 месяцев другую, а потом еще третью, к 18 годам у вас будет ребенок без всяких последствий». Нужно, чтобы кто-то помог родителям вычертить этот путь. »

Что делать?*

Все начинается в роддоме

Сообщать о диагнозе надо не только маме, но всей семье. Ведь женщина с этой информацией и в шоковом состоянии идет к мужу, к родственникам. А у тех свои мифы — например, популярная теория о том, что это мать всегда виновата, если родился ребенок-инвалид.

Врачи в роддоме не могут и не должны давать никаких прогнозов и жестких рекомендаций

Нужна только адекватная информация о нарушениях или диагнозе. Потому что никто никогда не знает заранее, как и до какого уровня может развиться ребенок.

Главный вопрос — что делать после выписки из роддома?

Как быть маме с особыми потребностями ребенка-инвалида?

Маму и ребенка нужно сразу включать в систему раннего вмешательства. Это кабинет или несколько кабинетов в поликлинике, в каждом районе города. Междисциплинарная команда, состоящая из педиатра, психолога, логопеда и физического терапевта, должна «вести» их с первых дней после выписки из роддома. Так мама никогда не останется наедине с проблемой.

Без участия служб раннего вмешательства государство вспомнит о ребенке-инвалиде только через три года, когда можно будет говорить о коррекционном детсаде, а до этого маме предлагается только один «способ помощи» — «сдать» ребенка в детский дом. Пока что службы раннего вмешательства в стране существуют фрагментарно, в некоторых регионах. На федеральном уровне система не выстроена.

Читайте так же:  Содержание детей при разводе родителей

Профилактика отказа от детей как атака на женские права. Часть 2

Часть вторая.

Теперь рассмотрим вариант, встречающийся столь же часто: беременность была желанная, однако либо на этапе скриннингов, либо сразу после родов у плода-новорожденного были обнаружены грубые ВПР, однозначно приводящие к инвалидности ребенка.

Ни для кого не секрет, что антиабортная пропаганда призывает к отказу от аборта по медпоказаниям, вплоть до убеждения женщин, что аборт при обнаружении у плода синдрома Дауна есть геноцид. Инфосфера полна рассказов об ужасах учреждений призрения для инвалидов, как детей, так и взрослых, шансы же на приемную семью для ребенка-инвалида призрачны. Ряд организаций, таких как Даунсайд Ап, спешат профилактировать отказ, рассказывая о возможностях реабилитации и обещая помощь*. В отличие от женщины, планировавшей отказ от ребенка на этапе беременности, женщина исходно оказывается под куда более сильным принуждением оставить ребенка в семье, нежели родив здорового новорожденного.

Родители детей-инвалидов с гневом описывают предложения отказаться от ребенка и оставить его в учреждении и даже требуют запрета на информирование родильниц о самой такой возможности. Практика предлагать отказаться от ребенка с ВПР прямо в роддоме широко распространена начиная с 70х годов прошлого века. Однако ознакомление женщины с возможностью оставить ребенка-инвалида на попечение государства имеет целью профилактику инфантицида, а вовсе не издевательство над чувствами матери. Почему это делают в роддоме? До формирования привязанности к ребенку женщина в среднем легче перенесет потерю ребенка. Даже у самой вовлеченной беременной на момент родов есть образ ребенка, а не сам ребенок. Так что при отказе это будет отказ от образа, а не от конкретного ребенка с его личными особенностями и привычками.

Что происходит дальше?

В случае, если женщина приняла решение отказаться от ребенка, она точно так же попадает на алименты, информирование родственников и работодателя о своем поступке. Она оказывается в чем-то в еще более жестких условиях, чем Маша из первого примера: алименты ребенку-инвалиду выплачиваются и после его совершеннолетия. Так же у Маши есть хотя бы теоретическая возможность дождаться, пока ребенку исполнится 18, продать квартиру и забыть о нем и его виртуальном присутствии в своей жизни уже навсегда. Выписка выросшего ребенка станет головной болью нового собственника. Жилье, закрепленное за человеком, ушедшим после ДДИ в ПНИ, да еще с признанием его недееспособным, продать без согласия органов опеки будет нельзя никогда. Это, типа, защита его прав за счет прав его матери.

Если женщина не стала отказываться от ребенка и забрала его домой, то

1. Она оказывается полностью привязана к ребенку.

Если Маша из первого примера, решившая таки ребенка забрать, теоретически может отдать его в ясли в возрасте полутора лет, когда выплата по уходу за ребенком станет совсем смешной, мать ребенка-инвалида такой возможности лишена: детских учреждений временного пребывания, куда бы взяли ребенка в вегетативном состоянии, с тяжелыми поражениями опорно-двигательного аппарата, тяжелыми формами умственной отсталости практически нет.Таким образом, женщина лишается возможности полноценно работать, вести активную социальную жизнь. Не на год, не на два года — навсегда, пока жив ребенок.

2. Она оказывается в полной финансовой зависимости от своего окружения: мужа либо родителей.

Федеральная выплата неработающей матери за уход за ребенком-инвалидом составляет около 5500 рублей, региональные же выплаты, типа той, что добилась в Санкт-Петербурге Светлана Гусева, есть далеко не везде. В случае тяжелой инвалидности лицо, ухаживающее за ребенком, полноценно работать не сможет никогда. Следовательно, в старости эта женщина получит пенсию, близкую к минимальной.

Не секрет, что в большинстве случаев отцы уходят из семей с ребенком-инвалидом, брак распадается и женщина остается одна с больным ребенком на руках. Фактически не имея возможности работать, живя на социальное пособие женщина оказывается за чертой бедности. Одним из вариантов заработка для женщины, осуществляющей уход за ребенком-инвалидом остается сбор средств в социальных сетях. Однако, как и другие формы нищенства, он требует готовности к нарушению как своих личных границ, так и границ ребенка: не каждый человек готов в подробностях рассказывать о своей помощи процессу дефекации своего ребенка, описывать его физические страдания, фотографировать его во время приступов ради подстегивания сбора.

Таким образом, у женщины остается только один способ социальной реализации, в качестве матери «особого ребенка», героически преодолевающей трудности и фактически жертвующей своей жизнью ради ребенка. Так же этой цели подчиняется жизнь других членов семьи, в частности, сиблингов больного ребенка. Более того, именно полного отказа от себя и своей прежней жизни социум ждет от «настоящей матери». Это блистательно проиллюстрировал скандал вокруг статьи Катерины Мурашовой «Кинолог для особого ребенка», героиня которой максимально встроила сына в свою привычную жизнь, а не закрутила свою реальность вокруг него и его болезни.

Если со здоровым ребенком можно сказать, что женщина несет издержки ради пресловутого «стакана воды», то есть дополнительной помощи и содержания в старости, в ситуации с ребенком-инвалидом и эта опция закрыта: итогом жертв матери станет ПНИ для ребенка в тот момент, когда в силу возраста она потеряет возможность полноценно обеспечивать как его безопасность, так и безопасность окружающих, и Дом Престарелых для нее самой. В случае, если речь идет о физически сохранном, однако ментально недостаточном мужчине, женщина подвергается риску сексуальной агрессии со стороны своего выросшего ребенка. При этом применение медицинских способов снятия сексуальной агрессии у УО у нас в стране запрещено.

В случае, если в семье есть другие дети, подразумевается, что уход за особенным ребенком после смерти родителей ляжет на них. Однако эти обязанности так же чаще достаются «в наследство» сестрам, а не братьям инвалида со всеми вытекающими социальными последствиями. В случае, если речь идет о тяжелых формах умственной отсталости, сиблинги больного ребенка так же находятся под угрозой сексуального насилия с его стороны (как, впрочем, и он с их).

* В случае с Даунсайд Ап фактическая помощь оказывается до 7 лет ребенка, матерям приводят в пример людей с мозаичной формой синдрома Дауна либо с транслокацией (человек сам здоров, но вероятность рождения ребенка с СД 50%)

Видео (кликните для воспроизведения).

Иллюстрация раз, О лишении родительских прав и взыскании алиментов, читать с осторожностью
Иллюстрация два, Лишение родителей ребенка-отказника с синдромом Дауна родительских прав, консультация юриста
Иллюстрация три, просьба о помощи. С историями подобного плана можно ознакомиться на сайтах любого благотворительного фонда. И да, семейный статус благополучателей они проверяют, истории об отцах, ушедших от матери, но продолжающих заботиться о ребенке-инвалиде рассказывают с оттенком благоговейного восхищения, настолько они редки.

Источники

Литература


  1. Майринк, Густав Кабинет восковых фигур / Густав Майринк. — М.: Terra Incognita, 2015. — 304 c.

  2. Профессиональная этика и служебный этикет. Учебник. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2014. — 560 c.

  3. Василенко, А. И. Теория государства и права / А.И. Василенко, М.В. Максимов, Н.М. Чистяков. — М.: Книжный мир, 2007. — 384 c.
  4. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебное пособие / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2014. — 240 c.
  5. Жалинский, А. Э. Введение в специальность «Юриспруденция». Профессиональная деятельность юриста. Учебник / А.Э. Жалинский. — М.: Проспект, 2015. — 362 c.
Процедура отказа от ребенка инвалида
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here