Половое насилие в семье

Сексуальное насилие детей в семьях

Эта статья предназначена для тех, кто услышал от своих детей шокирующую новость. Для тех, кто еще не услышал, но вскоре, возможно, услышит. Вероятно, вы просто не хотите об этом знать, и поэтому я пишу эту статью для вас. Для того чтобы вы все же обратили свое внимание на то, что происходит в ваших семьях. Эта новость о том, что ваш ребенок переживает сексуальное насилие со стороны близких родственников или отчима.

Страшно звучит, но процент изнасилованных детей в семьях слишком высок. И в большинстве случаев матери и бабушки таких детей предпочитают не замечать того, что происходит. Я не ошиблась.

В БОЛЬШИНСТВЕ СЛУЧАЕВ ПРЕДПОЧИТАЮТ НЕ ЗАМЕЧАТЬ ПРОИСХОДЯЩЕГО

Судебных разбирательств на эту тему избегают, поэтому о масштабе трагедии знают только психологи или психотерапевты. Ибо по роду своей деятельности работают с травмами. И это только те, кто нашел в себе силы говорить об этом со специалистом. А сколько людей закрыли и похоронили в себе эту страшную историю, носят боль в себе и молчат?! Жертва сексуальных домогательств и насилия, которой удалось с помощью судебного механизма наказать своего обидчика, гораздо лучше восстанавливается после травмы, потому что приобретает чувство большей защищенности. Чаще всего к нам обращаются уже совершеннолетние девушки или женщины, которые понимают, что самостоятельно справиться с этой болью не могут. У родственников не находят ни поддержки, ни понимания. Чаще всего их отвергают, им не верят даже тогда, когда они рассказывают об этом будучи взрослыми!

Истории жертв сексуального насилия

«Когда я рассказала маме, что меня насиловал отец, пока она была в роддоме, мама была в шоке и смогла сказать только одно: «И что теперь нам разводиться?». Она долго сидела, потом ушла куда-то и ночью пришла пьяная, хотя она вообще не пьет. Они ругались с отцом, а я ругала себя – что же я натворила».

«В 10 лет моя дочь рассказала, что когда ей было где-то 4-5 лет, а она часто гостила у бабушки, муж моей матери совершал с ней ужасные вещи. Не буду описывать подробности, но по ее рассказам поняла, что он совершал развратные действия сексуального характера. Еще она сказала: «Мама, мне было не страшно». Я была в шоке! Я рассказала матери, но она не хотела в это верить и его оправдывала!»

Существует замечательный проект. Анастасия Мельниченко запустила его на Facebook под хештегами #ЯНеБоюсьСказати и #ЯНеБоюсьСказать пользователи рассказывают о пережитом насилии. Одна из историй этого проекта:

Сексуальная ориентация далеко не всегда врожденная. Иногда она следствие приобретенной травмы.

Если ребенок почувствует в вас силу, то он справится со своей травмой быстрее. Детям необходимо опереться на взрослых. Лишая его этой опоры, вы предаете его. Вы предаете его, когда выбираете не слышать и не знать, что с ним происходит. Если вам важнее собственный мир и сохранность отношений с родственником или мужем, то вы будете «сохранять мир» в семье, но ценой предательства собственных детей. И это ваша ответственность.

Я считаю, что необходимо привлекать к уголовной ответственности родителей, умалчивающих о фактах сексуальных преступлений над собственными детьми. Потому что именно благодаря замалчиванию количество зла в мире увеличивается.

Сексуальное насилие в семье: как избавиться от детской травмы

Мало кто знает, что по статистике в России ежедневно 57 детей становятся жертвами сексуальных домогательств. Самое невообразимое в том, что 68% из них переживают сексуальное насилие в семье. Нам трудно в это поверить, поскольку очень редкий ребенок способен рассказать кому-либо о происходящем. Дети, пережившие подобное в своей семье, как правило, остаются с этой тайной один на один.

Сексуальное насилие в семье — и тишина

Почему? Потому что ребенок, подвергающийся сексуальному насилию в семье, молчит,запуганный насильником: «Ты же не хочешь, чтобы вы с мамой остались на улице, без еды и денег? Тебе никто не поверит, все будут над тобой смеяться». Молчит, переживая эмоциональное давление со стороны взрослого: «Я ведь любя, в этом нет ничего плохого. Давай не будем говорить маме, а то она обидится. Это будет нашей тайной, ведь ты любишь меня?»

Молчит, чтобы уберечь младших детей от сексуального насилия, переживая при этом чувство стыда и собственной вины. Молчит, боясь, что вместо помощи от матери получит осуждение и наказание от нее. А ведь именно от матери ребенок должен получать чувство безопасности и защищенности.

Однако все перечисленные причины молчания ребенка свидетельствуют о том, что он лишен этого чувства в своей семье. Уже став взрослыми, некоторые объясняют свое молчание тем, что со стороны насильника была хоть такая «любовь».

Как правило, достоянием гласности становятся случаи сексуального насилия над детьми, произошедшие в семьях, где у детей с родителями доверительные отношения. В этих случаях дети чувствуют защиту и поддержку матери или обоих родителей. Это помогает легче перенести последствия пережитого насилия, без разрушения психики.

Конечно, в семьях со здоровым психологическим климатом подобные потрясения большая редкость, поэтому такие преступления и кажутся нам исключительно редкими.

Реакция матери на сексуальное насилие над ребенком

Если ребенок найдет в себе силы признаться в происходящем над ним насилии, возможны лишь два вида реакции матери: «верю» и «не верю». К сожалению, чаще развитие ситуации идет по второму сценарию.

Мать обвиняет дочь во лжи, в том, что девочка сама соблазняет ее мужчину (мужа, брата, любовника), или же делает вид, что ничего не происходит. При этом ребенок, помимо сексуального насилия со стороны родственника, переживает тяжелейшее эмоциональное, а порой и физическое, насилие со стороны матери. Женщина продолжает отношения с насильником вместо того, чтобы выяснить, что произошло, взять ребенка под свою защиту, разделить груз ответственности за произошедшее с мужчиной и прекратить с ним отношения.

Объясняется это чаще всего психологической, эмоциональной зависимостью женщины от мужчины, страхом перед материальными и другими жизненными трудностями, с которыми она боится не справиться, если останется одна.

Поскольку психологическое состояние ребенка зависит от психологического состояния матери, он также подвержен страхам и переживаниям. К сожалению, страх пахнет, и его феромоны притягивают к человеку насильника. Получается, женщина, не реализовавшая по каким-то причинам свои врожденные желания и возможности, сама открывает двери насильнику, скрывающемуся под личиной добропорядочного семьянина.

Составляем фоторобот насильника

Истории о сексуальном насилии в семье, ставшие достоянием гласности, позволяют сделать неутешительные выводы: в роли насильников выступают близкие люди, родственники, вполне положительные снаружи, заботливые, любящие проводить время с детьми. Это могут быть дяди и деды, отчимы и родные отцы, братья. Далеко не всегда это опустившиеся асоциальные элементы.

Кстати, это является одной из причин, что ребенку не верят, даже если он решается рассказать о недопустимом поведении кого-то из родственников. Человека, пользующегося уважением, трудно представить в роли насильника, тем более в своей семье.

Читайте так же:  Развод без раздела имущества заявление

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет это шокирующее несоответствие между видимым и скрытым наличием фрустраций у человека, наделенного свойствами самого ответственного семьянина, лучшего родителя и воспитателя. Именно такой мужчина, в силу неправильного развития или нереализованности заданных природой свойств, может испытывать к мальчику-подростку или девочке непреодолимое сексуальное влечение.

Наша психика — это возрастающее желание, стремление к получению удовольствия. Напряжение между «хочу» и «запрещено», к сожалению,может закончиться сексуальным насилием в отношении ребенка.

Что такое сексуальное насилие в семье

Заблуждаются те, кто думает, что сексуальное насилие — это только изнасилование.

На самом деле психологи выделяют три вида сексуального насилия:

  • с физическим контактом;
  • без физического контакта;
  • эмоциональное сексуальное насилие.

[1]

Некоторые даже не догадываются, что и в их семье присутствуют элементы такого насилия, ведь на первый взгляд это достаточно невинные вещи. А между тем к сексуальному насилию, помимо понятного всем физического контакта с гениталиями ребенка, относятся стимуляции любых его участков тела, например такие, как поцелуи в губы, «милые» шлепки по попе подростка, принуждение ребенка мыть взрослого человека, сон взрослого в одной постели с ребенком, когда тот уже не младенец.

К видам насилия без физического контакта относятся:

  • раздевание и хождение обнаженным при ребенке;
  • подглядывание за ребенком в ванной или при переодевании;
  • просмотр или обсуждение с ребенком эротических сцен;
  • посвящение ребенка в интимные отношения родителей.

К эмоциональному насилию относят уже то, что ребенок слышит и понимает происходящее в спальне родителей. Сексуальное поведение родителей при ребенке делает его невольным косвенным участником заигрываний, что противно его природе. Обсуждение при ребенке чужих приключений на стороне тоже относится к эмоциональному насилию по отношению к нему.

Даже замечания об отдельных частях тела ребенка с целью подчеркивания их соблазнительного вида и тем более употребление ненормативной лексики калечат психологическое здоровье ребенка.

Когда ребенку неприятны физические прикосновения кого-то из родственников, но взрослые делают вид, что ничего не происходит, ребенок испытывает двойное насилие — и физическое, и эмоциональное. Это ведет к полной потере ребенком ощущения защищенности и безопасности, которое должны давать родители (в первую очередь мама), остановке развития. А это в дальнейшем может привести к его неспособности реализоваться в жизни и получать от нее удовольствие.

Тайна, разрушающая жизнь

Цена этой тайны — невероятная сложность для человека, столкнувшегося с таким видом насилия в детстве, построить нормальные, жизнеспособные отношения в будущем. В каждом потенциальном претенденте на роль спутника жизни пережившая насилие женщина видит насильника. Она боится расслабиться, боится довериться, не может получать оргазм, переживает за своих детей. Постоянные оглядки на прошлые события отпугивают достойных мужчин, но притягивают насильников и садистов.

Благодаря вездесущему интернету люди, пережившие в детстве сексуальное насилие в семье, получили возможность вынести произошедшее наружу, озвучить его. Таким образом, социальные сети выполняют роль своеобразного общества анонимных жертв подобного насилия, где люди пытаются получить поддержку таких же пострадавших и рекомендации психологов.

Именно подобные чаты, в которые взрослые уже люди выплескивают свою боль, страхи перед будущим, обиды на близких, не желающих услышать правду о своих родственниках или даже, узнав ее, начинающих обвинять жертву насилия в разрушении спокойствия семьи, дают более правдоподобную масштабную картину происходящего в семьях сексуального насилия.

Как правило, остается в тайне истинное количество насильственных действий в отношении мальчиков-подростков. В отличие от девочек они не признаются в произошедшем. Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет это тем, что мужчины в подавляющем большинстве (кроме кожно-зрительных) имеют видовую роль и при этом осознают табу на сексуальные отношения с другими мужчинами. Нарушение этого природного табу приводит к тому, что мальчик, перенесший сексуальное насилие, испытывает такой невыносимый социальный стыд, что это может привести к самоубийству.

Куда обращаться жертвам сексуального насилия

Жертвы сексуального насилия в семье замалчивают происходящее, тем самым создают благоприятные условия для распространения насилия на других детей в семье. Став взрослыми, они иногда продолжают общаться с насильником, делая вид, что ничего не произошло в детстве.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана предупреждает, что такое нахождение в роли жертвы может привести к тому, чего эти люди опасаются больше всего: их дети могут подвергнуться такому же сексуальному насилию и так же будут молчать. Ведь психическое состояние ребенка — это отражение переживаний его матери.

Конечно, ребенок вряд ли пойдет за помощью в службы, призванные защищать его интересы, или к психологам. В идеале это обязаны сделать родители.

[3]

Узнав о насилии от ребенка или заметив неладное по его изменившемуся поведению, взрослые родственники обязаны прибегнуть к помощи законодательства для прекращения распространения сексуального насилия. Замалчивание проблемы лишь усугубляет переживаемый ребенком стресс. Осознание, что зло, свершенное в отношении его остается безнаказанным, разрушает детскую психику.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана прямо указывает на ответственность родителей за все, что происходит с ребенком, за то, каким он станет в жизни. Ребенок должен ощущать заботу и любовь со стороны родителей, чтобы произошедшее не отразилось на его будущем.

Как пережить насилие

Предлагаю отдельно рассмотреть проблему насилия в детстве, его последствий во взрослой жизни и насилия в контексте супружеских отношений.

Насилие в детстве

Воспитание в условиях жестокости деформирует структуру личности ребенка: снижается самооценка, исчезает ощущение самоценности, формируется установка «я плохой». Дети растут с убеждением в собственной несостоятельности. Ребенок оказывается заложником треугольника Карпмана.

Став взрослыми, такие дети:

  • не способны решать жизненные трудности;
  • не умеют просить о помощи и принимать поддержку других людей;
  • страдают от повышенного или пониженного контроля над своими действиями, мыслями, эмоциями;
  • отличаются повышенным или пониженным уровнем тревожности.

Насилие – это травма, требующая проработки. Но не каждый человек может самостоятельно справиться с этим. О непроработанной психотравме свидетельствуют следующие особенности личности и семьи, которую строят люди, подвергшиеся в детстве насилию:

  • хаотичность и дезорганизованность семьи;
  • жестокость и насилие;
  • неспособность заботиться о себе и о других;
  • проблемы в отношениях со своими детьми, непринятие ребенка;
  • трудности и барьеры в общении;
  • саморазрушающее поведение.

Трудность самостоятельной коррекции состояния в том, что посттравматический синдром (ПТСР) может иметь отсроченный характер, а сама травма может не осознаваться человеком. Случается, что о травме люди вспоминают только во время сеанса психотерапии.

Кроме избавления от психотравмы на сеансах предстоит решить характерные для таких случаев проблемы:

  • чувство вины за произошедшее насилие;
  • повышенное возбуждение;
  • постоянное переживание утраты (агрессия родителя и воспоминания об этом заставляют снова и снова терять близкого человека);
  • неосознаваемая противоречивость;
  • страх одиночества, с которым часто сопряжены зависимые отношения;
  • беспокойство о будущем;
  • потребность во внимании;
  • неспособность радоваться, получать удовольствие.

Жертвы насилия, как правило, не воспринимают себя как часть общества, всего человечества. Они считают себя нежизнеспособными.

У людей с ПТСР наблюдается склонность к аутоагрессии, депрессиям. Чувство беспомощности компенсируется агрессией, алкоголизмом, пищевой зависимостью. Отталкивающее поведение – подсознательное стремление отгородить себя от новой боли.

Чтобы пережить насилие, нужно принять опыт и устранить последствия травмы. Самостоятельно это сделать невозможно.

Насилие во взрослой жизни

Как и в случае с детьми, справиться самостоятельно с насилием во взрослой жизни трудно. Нужно обязательно обратиться к психологу, а возможно, и психотерапевту. Для жертв насилия характерны следующие изменения, с которыми предстоит бороться:

  • снижение чувства собственного достоинства, самоценности, самоуважения;
  • чувство вины и стыда;
  • искаженный образ «Я»;
  • патологический страх, ощущение опасности;
  • синдром выученной беспомощности;
  • неспособность выстраивать личные границы, поддерживать их, определять допустимое и недопустимое в отношениях;
  • стойкая депривация базовых потребностей (в любви, внимании, безопасности, принадлежности, принятии);
  • склонность к зависимым и созависимым отношениям;
  • подавление и обесценивание чувств жертвы;
  • недоверие к людям;
  • упрощение системы ценностей (чувство безопасности становится первичным);
  • эмоциональная заторможенность, «онемение»;
  • отвращение к своему телу, изменения во внешности и поведении (при сексуальном насилии).
Читайте так же:  Как подать документы на алименты от государства

Особое внимание уделяется проработке амбивалентных чувств: одновременная любовь и ненависть к насильнику. Вместе с этим предстоит избавиться от мышления жертвы, установки «любовь неразрывно связана со страданиями, жертвой и болью».

Одно из худших и опасных последствий насилия как во взрослой жизни, так и в детстве – диссоциативное расстройство личности. Вместе с этим формируется ощущение нереальности происходящего, нередко возникает частичная амнезия. На сеансах психотерапии предстоит пересмотреть проблемную ситуацию, изменить отношение к ней, снять вину с себя и принять случившееся как часть опыта.

Кроме того, реабилитация предполагает следующее:

  1. Восстановление картины мира. У жертв формируется мышление, направленное на обособление от себя, мира, других людей. Вся их активность направлена на самозащиту.
  2. Проживание случившегося, детальное описание. Нужно проговорить все детали случившегося, чтобы они не мучили жертву, не вызывали чувство вины и стыда. Это важно и для избавления от отвращения клиента к самому себе. Проговаривая случившееся, нужно акцентировать внимание на чувствах, а не на действиях, событиях. Именно это подразумевается под выяснением деталей. В противном случае жертва испытает повторное насилие (психологическое) со стороны консультанта.

На сеансах психотерапевт и клиент вместе определяют проблему и цель консультирования, стратегию и план действий. Задача психотерапевта – раскрыть потенциал клиента, задействовать внутренние ресурсы личности.

Если пока нет возможности обратиться к психологу, то найдите группу поддержки, возможно, анонимный форум. Боль нужно проговорить и разделить с другими людьми. Желание мести нужно превратить в энергию, направленную на саморазвитие. Нельзя позволять насильнику отнимать всю жизнь, он уже и так забрал многое.

Нет единой схемы, помогающей пережить насилие. Стратегия зависит от особенностей личности, ситуации и условий среды. Поэтому и важно обратиться лично к психотерапевту: он поможет определить актуальные чувства, принять их, проанализировать случившееся.


Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Что такое домашнее насилие

Домашние насилие называют по-разному – домашнее, семейное, партнерское. Но у всех этих словосочетаний одно значение – насилие происходит между людьми, которые находятся в личных отношениях. В основном это супруги, партнеры или бывшие супруги.

Важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие, регулярно повторяющееся.

Конфликт переходит в понятие «домашние насилие», когда он происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. По мнению психологов, оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Причины насилия

Семейное насилие базируется на комбинации негативных факторов. Влияние оказывают и внешние стрессы, и характер отношений внутри семьи, и личностные особенности родителей и ребенка.

Видео (кликните для воспроизведения).

В целом можно выделить следующие факторы, помещающие семью в группу риска по насилию:

  • низкий уровень дохода, бедность;
  • потеря работы, безработица или временные подработки;
  • юный и молодой возраст родителей;
  • низкий социальный статус родителей;
  • неполная или многодетная семья;
  • недостаток социальной и государственной поддержки;
  • усыновление детей, появление отчима или мачехи;
  • конфликтные отношения между супругами, непонимание;
  • воспитание родителей в условиях насилия;
  • изоляция семьи.

Насилие и агрессия как паттерн поведения передается из поколения в поколение. Дети, ставшие жертвами насилия, чаще становятся насильниками во взрослой жизни. Однако мальчики чаще, чем девочки, осваивают роль тирана. Девочки, подвергшиеся насилию в семье, чаще становятся жертвами насилия повторно, но уже со стороны супруга или других родственников.

Однако можно выделить личностные качества, которые не зависят от пола и служат предпосылками к использованию насилия как характерного для человек поведения:

  • ригидность;
  • низкая самооценка;
  • раздражительность;
  • низкая способность к саморегуляции;
  • импульсивность;
  • низкий уровень эмпатии и эмоционального интеллекта;
  • низкая стрессоустойчивость;
  • подозрительность;
  • замкнутость;
  • непринятия себя, проблемы с самоидентификацией;
  • неадекватные, завышенные требования к окружающим;
  • низкий уровень социальных навыков, неумение решать конфликты методом переговоров.

Зависимости типа алкоголизма, наличие неврозов, депрессий и других расстройств – дополнительный негативный фактор. Кроме того, причиной домашнего насилия может стать нежеланная беременность, ребенок с патологиями развития или расстройствами поведения.

Последствия насилия

Любое насилие пагубно отражается на психике человека, но особый вред причиняет домашнее насилие в отношении ребенка. Паттерны поведения агрессора воспринимаются как специфика, образец человеческих взаимоотношений. Психика ребенка находится в стадии формирования, насилие воздействует на неокрепшую психику. Насилие во взрослой жизни пагубно влияет на самовосприятие и самопринятие жертвы, отношение и доверие к миру.

Виды домашнего насилия

Физическое насилие

Физическое насилие — это прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, страха, боли, травм, других физических страданий или телесных повреждений. Иными словами – это контроль над жертвой, оно же рукоприкладство.

Этот вид считается самым распространенным в семьях – по статистике каждую третью женщину бьет супруг или партнер. К этому виду относятся не только побои, но и удушение, причинение боли в виде ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства, а также уклонение от оказания первой медицинской помощи, депривация сна, принудительное употребление наркотиков или алкоголя. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

Самым смертоносным форм физического насилие признано удушение. В основном это скрытая проблема, потому что отсутствуют внешние травмы. Многие штаты США даже приняли конкретные законы против удушения.

Сексуальное насилие

К сексуальному насилию относят тот момент, когда партнер принуждает свою «жертву» к сексу и иным видам сексуальных действий посредством силы, шантажа или угроз. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания. В семьях, где есть сексуальное насилие – женщина «дает», а мужчина – «берет». Принуждение к сексу под видом супружеского долга – тоже сексуальное насилие, так как никакого супружеского долга не существует. Секс в здоровых отношениях всегда происходит по обоюдному, выраженному обоими людьми, согласию, приносит удовольствие, наслаждение и радость от близости с партнером.

Самой жестокой формой сексуального насилия считается изнасилование. К последствиям относятся нежелательная беременность, заболевания, передающиеся половым путем, и психологическая травмы. У женщин, которые пережили изнасилование, в будущем возникают проблемы в постели с новым, адекватным партнером.

Согласно статистическим данным, лишь 10-12% жертв сексуального насилия в России обращаются в полицию. Об этом умалчивается, не приятно и стыдно говорить, тем более, если изнасилование произошло дома партнером.

Читайте так же:  Сколько ждать ребенка на усыновление

К формам сексуального насилия относятся также демонстрация гениталий, демонстрация порнографии, сексуальный контакт, физический контакт с гениталиями, рассматривание гениталий без физического контакта, использование партнера для производства порнографии.

Психологическое насилие

Психологическое насилие – это угрозы, шантаж, манипулирование и оскорбления. Этот вид насилия происходит в основном с участием детей. Изверг использует их как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет ему подчиняться.

Психологическое насилие трудно диагностировать и практически невозможно доказать в суде. Признаки психологического воздействия редко видны, а последствия при этом могут быть чрезвычайно тяжелыми. Поначалу это обидные замечания (которые часто называют критикой), едкие шутки особенно и часто публичные, любые действия и высказывания, либо наоборот бездействие унижающее достоинство жертвы.

Если партнер запрещает встречаться с друзьями, родственниками, посещать какие-то места, работать или учиться – это тоже психологическое насилие и, значит, вы живете с абьюзером.

Тот, кто занимается психологическим насилием, часто манипулирует, угрожает, внушает чувства вины. Б

Сюда же относятся унижения и принижение значимости, обесценивание достижений партнера.

Подобная форма общения распространена не только среди супругов и партнеров, но и между родителями и детьми. Почти во всех случаях это приводит жертву к серьезным психологическим и эмоциональным проблемам, и без помощи психолога нельзя обойтись.

Экономическое насилие

Экономическое – тот случай, когда один партнер лишает другого финансовой свободы. Начинается все просто – один из партнеров/супругов полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

В дальнейшем это контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Зачастую к этому виду насилия относят даже запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки. Если мужчина дает деньги только на определенные товары или покупает их сам, не пускает на работу или учебу – это тоже насилие.

Когда один из партнеров сам отказывается работать – это тоже форма экономического насилия. В таком случае он заставляет другого работать за двоих или мешает его работе из-за собственных комплексов.

Как пережить сексуальное насилие

Сексуальное насилие произошло в детстве, а что делать человеку, ставшему взрослым, как избавиться от детской травмы?

Любому, пережившему сексуальное насилие в своей семье, в какой бы форме и как давно оно ни произошло, важно понять, что в случившемся не было его вины. Ответственность за произошедшее лежала и лежит на взрослых, не сумевших или не захотевших обеспечить ребенку защиту и безопасность. Ребенок оказался игрушкой в руках манипулятора, сыгравшего на его чувствах доверия, привязанности, ложного стыда, страха.

Если жертва не находит в себе силы признаться родным в произошедшем над ним насилии, значит, в семье не созданы эмоциональные связи между ее членами. Чтобы двигаться вперед по жизни без чувства вины, страхов и стремления заслужить чью-либо любовь, необходимо осознать глубинные причины произошедшего. Сделать это поможет тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. С его помощью каждый из нас может понять устройство психики другого человека, от чего зависят его поступки,на что он способен, то есть буквально заглянуть в его душу и мысли. Понимание себя и других позволяет избавиться от роли жертвы.

Огромное количество жертв сексуального насилия в семье сумели во время прохождения тренинга Юрия Бурлана освободиться от якорей прошлого. Их отзывы являются действенной поддержкой на пути избавления от последствий пережитого насилия со стороны близких.

«… В 12 лет я пережила изнасилование мужем своей старшей сестры. Сейчас мне 36. Всю жизнь жила с ощущением вины и внутренней неприязни самой себя, и никому не могла рассказать об этом позоре. Уже в процессе тренинга переосмыслила полностью эту ситуация, приняла ее, поняв, что я ни в чем не виновата. Очень помогло общение на форуме с группой, выписки, их поддержка. Если бы не тренинг, то точно сошла бы с ума…»

«…Здесь все ответы, бальзам на мою израненную душу. Прошла тренинг с 37 группой. Страхи, фобии, суицидные мысли ушли в самом начале тренинга. Ушла и обида на родителей, снялись все якоречки сексуального домогательства со стороны отчима. Мама я тебя очень люблю! Осознала природу отношений женщины и мужчины. Ушло то чувство вины, которое не давало покоя, полное понимание, что ребенок без папы вырастет вполне реализованным человеком и зависит от мамы.

Впервые появилось желание выйти замуж, перестала бояться мужчин и строить отношения…»

Екатерина А., экономист-менеджер, Москва
Читать полностью.

«…Я прошла два уровня СВП. Ушел многолетний стресс — мне было 4 года, когда меня пытался изнасиловать фрустрированный анальник. Приходит понимание людей и принятие их без оценок, попыток переделать. Ребята-девчата, идите на тренинг. »

Не хотите быть заложником плохого опыта, мечтаете научиться разбираться в людях, чтобы оградить себя и своих близких от страшной встречи с возможным насильником,— это в ваших силах.

Чтобы получить пожизненный навык по фразам и жестам понимать психику человека, регистрируйтесь и приходите на ближайший бесплатный онлайн-тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Автор публикации Земфира Туктамышева
Корректор Ирина Чебоксарова
Оформление Ольга Большунова

Как преодолеть и пережить насилие над собой в семье, в детстве или взрослости — помощь психолога

Около 70 % случаев насилия приходится на тиранию внутри семьи. Бытовое, или семейное насилие – проблема, о которой не принято говорить вслух. Жертвы не решаются попросить помощи или просто не могут сделать этого. В результате этого более 16 тыс. детей и женщин ежегодно гибнут от домашнего насилия. Сегодня мы с вами поговорим о том, как пережить и преодолеть семейное насилие, где искать помощь и поддержку.

Закон о домашнем насилии в России

К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Мужчины, взятые под стражу за избиение жены, обычно проходят по нескольким статьям УК РФ: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 105 «Убийство». Ни в одной из статей нет такого пункта – как преступление, совершенное в отношении супруги/партнерши.

Как комментирует правозащитница, руководитель проекта «Насилию нет» Анна Ривина, дела, возбужденные по уголовной статье «легкий вред здоровью» и «побои», — это дела частного обвинения.

— После таких заявлений мужчину чаще всего отправляют под подписку о невыезде, статья-то не тяжелая. И он продолжает жить со своей жертвой в одних и тех же стенах. Давит. Требует, чтобы та забрала заявление, — отмечает специалист.

Проблема зачастую еще в том, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера. Женщинам все еще кажется, что «нельзя выносить сор из избы», «семью можно сохранить» и «сами разберемся», «это больше не повторится».

— Часто жертва домашнего насилия недооценивает уровень опасности. И даже если ее, например, регулярно бьют, не всегда осознает себя жертвой — это осознание серьезно бьёт по самоценности и идентичности. Осознавать это стыдно и неприятно. Обычно психика к этому не готова, и она пытается скомпенсироваться, оправдывая насильника и приписывая себе агрессивное и провоцирующее поведение. Я часто слышу от клиенток, переживших насилие: «Это я его довела», «Это я его спровоцировала», но, разобравшись, мы приходим к выводу, что это защитный механизм и в реальности всё было не так, — говорит практикующий психолог Елена Садыкова.

Читайте так же:  Можно ли отказаться от установления отцовства

Если взять 115 и 116 статьи, то они относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна снять побои, найти свидетелей, а потом выступить в качестве обвинения. Это тормозит женщин, и они отказываются от возбуждения дела.

29 ноября 2019 года был опубликован законопроект подготовленный сенаторами и депутатами. Законопроект «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подготовлен в одном пакете с проектами федеральных законов «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия».

«Мое тело испачкал отец». Истории пострадавших от сексуального насилия в семье

В 2017 году в России 4245 детей (из них около 1800 детей в возрасте до 10 лет) пострадали от сексуального насилия. Согласно мировой статистике, сексуальному насилию подвергается каждая пятая девочка и каждый тринадцатый мальчик. При этом в каждом третьем случае ребенка совращает его родственник. Люди, пострадавшие в детстве от сексуального насилия в семье, рассказали «Снобу» о том, как справлялись с психическими травмами

27 апреля 2018 10:10

«Мать не поверила мне и продолжает встречаться с этим человеком»

Диана, 16 лет

Мне было около девяти лет. Моя мать встречалась с мужчиной, вместе мы не жили, но он периодически приезжал к нам домой. Иногда он задерживался в нашей квартире на неделю-две. Он был очень дружелюбен ко мне, приветлив, уделял мне много внимания и относился чуть ли не как к собственной дочери (своих детей у него не было).

Не помню, в какой момент это началось. Каждый из эпизодов домогательств потерялся для меня во времени, и я не могу с уверенностью сказать, какой из них был первым. Однажды он просто запустил руки мне в трусы и стал щупать. Это произошло дома, где я привыкла чувствовать себя в безопасности. Я понимала, что произошло что-то из ряда вон выходящее и неправильное. Я в слезах сразу же побежала рассказывать обо всем матери, она мгновенно отреагировала и закатила скандал. В тот момент мать была на моей стороне. Но ее мужчина начал уверять нас в своей невиновности, и тему просто замяли. Потребовалось совсем немного времени, чтобы этот человек снова начал спокойно приезжать к нам. Теперь дом не был для меня безопасным местом. Доверие к матери было навсегда подорвано тем, что она после первого случая не разорвала отношения с этим мужчиной.

Когда домогательства повторились, я вновь рассказала обо всем матери. Кажется, скандал повторился, но он вновь заявлял, что ничего не делал, а я просто из ревности пытаюсь разрушить его отношения с моей матерью. Мама тоже решила, что мне все показалось или приснилось, хотя я продолжала настаивать на том, что уверена в своих словах. Кажется, в тот день (а точнее, ночь) мать все же заставила его уйти. Утром я пошла в школу в ужасном состоянии. Меня трясло, слезы наворачивались на глаза, домой возвращаться мне совершенно не хотелось. С тех пор улица и школа стали для меня более предпочтительны, чем собственный дом. Я каждый день надеялась, что приду домой и услышу от матери, что этого человека убили или он где-то трагически погиб, но этого не случалось.

Больше всего я ненавидела свою грудь и мечтала сменить пол. Мне казалось, что всего этого не произошло бы, будь я мальчиком

В дальнейшем домогательства повторялись по ночам на протяжении года. Я ничего не предпринимала и притворялась спящей из-за сковывающего страха, не решалась даже открыть глаза.

Из-за всего этого у меня развилось неприятие собственного тела. Больше всего я ненавидела свою грудь и мечтала сменить пол. На подсознательном уровне мне казалось, что всего этого не произошло бы, будь я мальчиком. Домогательства повлияли и на отношения с противоположным полом. Любое, даже случайное, прикосновение вызывало во мне тревогу и всегда обретало в моем сознании сексуальный подтекст. Я боялась находиться с мужчинами в одном помещении.

Мысль обратиться в полицию появилась у меня лет в 13–14. Но уже тогда я знала, что, скорее всего, мне никто не поможет, потому что никаких доказательств у меня нет и не было. Чтобы поверили жертве сексуального насилия, ей нужно полностью описать травмирующие события и предоставить доказательства. Чтобы поверили растлителю или насильнику, ему достаточно сказать, что он не делал того, в чем его обвиняют.

Сначала мне казалось, что все можно просто забыть, но эти эпизоды то и дело всплывают в моей памяти. Самое ранящее во всем этом — равнодушие моей матери. Возможно, ей просто не хотелось верить в то, что близкий человек способен на такое. Однако я склоняюсь к версии, что она верит, но просто закрывает глаза на происходящее.

Прошло уже лет семь, а моя мать по-прежнему время от времени встречается с этим человеком. Последний раз я видела его, кажется, год назад. Он дружелюбно поприветствовал меня, а я спокойно, с улыбкой ответила, мысленно пожелав ему смерти. Мы с матерью никогда не говорим о тех домогательствах. Порой мне кажется, что она даже забыла об этом. Мать часто упоминает его в разговорах как ни в чем не бывало, а во мне с каждым годом растет обида.

«Мне приходится общаться с отцом ради матери»

Екатерина, 23 года

Мне было лет 10–11 лет. Когда по субботам мама уходила на дежурство, я оставалась дома с отцом. Я приходила к нему в комнату, мы просто лежали и общались на разные темы. Потом он стал проявлять ко мне сексуальный интерес. Сначала это были просто прикосновения, но однажды он взял мою руку, сунул под одеяло и стал онанировать моей рукой. Я тогда не понимала, что происходит. Кажется, я вообще ничего по этому поводу не думала. Продолжалось это около полугода. Постепенно домогательства сошли на нет, на какое-то время я даже о них забыла.

Лет в 17 я где-то наткнулась на рассказ девушки о домогательствах отца, вспомнила свою историю — и меня накрыло. Мне стало так мерзко: я не понимала, как мне жить со своим телом, если оно уже испачкано отцом. Долго не могла решиться на первый интимный контакт, мне казалось, что к моему телу никому нельзя прикасаться, оно испорчено. Да и сам секс мне казался грязным. Я стала избегать отца, старалась не общаться с ним напрямую и никому не могла рассказать об этом эпизоде из прошлого.

Я не могла обратиться в полицию, потому что отец тогда там работал и у него был большой авторитет. Мне бы просто никто не поверил.

Я смогла рассказать о домогательствах только в 20 лет. Своей девушке. Она спросила, не стала ли я лесбиянкой из-за своего отца, но симпатию к девочкам я начала испытывать еще до этих эпизодов. Спасибо моей девушке, что она приняла меня и не принуждала к сексу. Постепенно все пришло в норму. Сейчас о моем отце знает еще одна близкая подруга. Маме я до сих пор не хочу рассказывать — боюсь за ее здоровье.

Читайте так же:  Раздел совместно нажитой квартиры

К счастью, сейчас я живу и работаю в другом городе. Домой приезжаю только раз в месяц на пару дней, в основном ради встречи с мамой. Знаю, как она скучает. При этом созваниваюсь с родителями я каждый день, в том числе и с отцом. На время общения я заставляю себя не думать о том, что было. Общаюсь с ним ради спокойствия мамы и никогда его не прощу. Я презираю его. Если у меня будут дети, я никогда не оставлю их наедине с ним, не хочу рисковать их здоровьем и психикой.

Сейчас детская травма не кажется мне очень тяжелой, наверное, потому что был период, когда я не помнила о домогательствах. То есть сначала я не понимала, что это плохо, а когда поняла, все осталось позади и ничего изменить уже было нельзя. Оставалось только не допустить повторения. Но теперь я понимаю, что любой, с виду идеальный мужчина и любящий отец может оказаться педофилом.

«Ночью дед зашел в комнату и начал меня щупать»

Надежда, 43 года

[2]

Я родилась и прожила все детство в частном секторе провинциального городка. Мой отец был садистом, психически нездоровым человеком — весь в деда. Он сильно избивал меня и мать и часто говорил мне: «Я тебя породил, я тебя и убью». Бил меня просто так, мое существование его страшно раздражало. Если я шумно пила воду, он мог ударить меня наотмашь. Однажды я порезала гранат, и его сок потек на стол. Я стала слизывать сок, и отец ударил меня головой об стол. От деда мне тоже доставалось. Моего брата не били, поскольку он был «продолжателем рода». Его любили, насколько вообще могли любить эти люди.

Мать жила в позиции жертвы, все время говорила, какая она несчастная. Она снимала побои, грозилась, что подаст заявление, и отец не избивал ее так жестоко, как меня. Мать не питала ко мне теплых чувств, относилась ко мне брезгливо, как к какой-то неприятной зверушке, навязанной ей по непонятной причине. Я росла забитой и угрюмой.

Единственным близким мне человеком стал мой двоюродный брат. Он был старше меня на три с половиной года. Мы росли вместе, жили в одном дворе. Он из баптистской семьи, его никуда не пускали, и он играл со мной, потому что не мог играть с кем-то другим. Он знал, где лежат порножурналы моего отца, и проявлял к ним нездоровый интерес с раннего возраста. Когда мне было шесть лет, двоюродный брат рассказал мне, откуда берутся дети, а еще через два-три года он начал меня совращать. Я была ребенком и очень любила его: фантазировала, что мы поженимся, но мне не нравилось, что он со мной делал. Мне некому было рассказать о том, что происходило между мной и двоюродным братом, да и он был единственным человеком, который относился ко мне нормально.

Год назад умер мой муж, а вскоре и моя мать. Я почувствовала облегчение

Лет в 12, когда у меня начала расти грудь, меня стал домогаться дед. Он часто бил меня, кидал на кровать и больно щипал. Однажды он пригласил меня и моего родного брата ночевать. Это было нетипичное для него поведение. Отец воспринял этот поступок как проявление любви деда к внукам. Ночью дед зашел в комнату и начал меня щупать. Мне было ужасно страшно, я сказала, что мне надо в туалет, и убежала. Просидела в сарае всю ночь. Не знаю, трогал ли дед моего брата после того, как я ушла.

В 13 лет меня сильно избил отец. Он бил по голове, чтобы не оставалось следов. Я не выдержала и сбежала к бабушке (матери моей матери), которая жила на другом конце города. Но мама пришла за мной и уговорила вернуться: «Сделай это ради меня! Отец тебя больше не тронет!» Ну, конечно, я ведь была еще и бесплатной рабочей силой: у нас хозяйство, огород, скотина.

В 15 лет я сбежала к бабушке окончательно. Я рассказывала ей только о побоях. Бабушка меня жалела и заботилась, как могла. А что она еще могла сделать? Она сирота, муж изнасиловал ее во время войны. Бабушка прожила с ним всю жизнь, родила четверых детей. Понимаете, у нее тоже была искалечена психика.

Чтобы выжить, я вытесняла из памяти весь негатив. Я не чувствовала и не понимала границ своего тела, обладала миловидной внешностью и поэтому была излюбленной жертвой абьюзеров и подвергалась насилию довольно часто, сама того не осознавая. Когда мне было 17 лет, из армии вернулся мой двоюродный брат. Я была рада его видеть, потому что любила, несмотря на все. Обняла его, а он: «Ну что, сеструха, может трахнемся?» Для меня это стало шоком.

Вскоре я уехала учиться в другой город. Я постоянно убегала от насилия, искала безопасное место. Но травмы и насилие никуда не уходили. Я вышла замуж за алкоголика с серьезными психическими проблемами, родила от него ребенка. После этого я с головой ушла в православие, искала там спасения — я думаю, это была такая защитная реакция психики. Когда сыну было полтора года, я обратилась за помощью к психотерапевту, но это был не очень удачный опыт. Да и общение с психологами и терапевтами не давало стойкого эффекта. Сейчас я ищу хорошего психоаналитика и вот уже несколько лет сижу на антидепрессантах.

Видео (кликните для воспроизведения).

С отцом я не общаюсь. С родным братом тоже: он не хочет говорить о детстве и избегает меня. Знаю, что летом он собирается приехать к отцу с детьми. Мне страшно за них. Год назад умер мой муж, а вскоре и моя мать. Я в некотором смысле почувствовала облегчение, но мои травмы так никуда и не ушли.

Источники

Литература


  1. Малько, А.В. Теория государства и права. Гриф УМО МО РФ / А.В. Малько. — М.: Норма, 2015. — 203 c.

  2. Воробьева, Ольга Составление договора. Техника и приемы / Ольга Воробьева. — М.: Юрайт, 2015. — 192 c.

  3. Данилов, Е.П. Жилищные споры: Комментарий законодательства. Адвокатская и судебная практика. Образцы исковых заявлений и жалоб. Справочные материалы / Е.П. Данилов. — М.: Право и Закон, 2016. — 352 c.
  4. Лазарев, В.В. Теория государства и права 5-е изд., испр. и доп. учебник для академического бакалавриата / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Юрайт, 2016. — 521 c.
  5. Грудцына, Л. Ю. Адвокатское право / Л.Ю. Грудцына. — М.: Деловой двор, 2014. — 320 c.
Половое насилие в семье
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here