Похищение ребенка линдберга

Дело сына Линдберга

«Дело сына Линдберга»

В этом процессе пострадавшей стороной выступил американский летчик, впервые в одиночку перелетевший на одномоторном моноплане в 1927 г Атлантику по маршруту Нью-Йорк—Париж — капитан Чарльз Огастес Линдберг (1902—1974).
Перелет принес Линдбергу мировую славу, какую имел в XX в., пожалуй, еще только Юрий Гагарин. В Штатах пилота называли «гордостью Америки». Удостоенный журналом «Тайм» звания «Человек года», Линдберг, награжденный орденами 50 государств, открыл список звезд мировой политики, науки, искусства, в который позднее вошли Ф. Рузвельт, У. Черчилль, И. Сталин, А. Эйнштейн и т.д.

Надо ли говорить, какой общественный резонанс и внимание СМИ вызвал судебный процесс по делу о похищении 20-месячного сына авиатора — Чарльза Линдберга-младшего?
По мнению судэксперта Д. Роуланда, «во всех странах найдется немного уголовных преступлений, которые бы так встревожили общественность. В Великобритании таким было дело Джека Потрошителя, в России — дело Андрея Чикатило. Если бы в США провели опрос, какое преступление можно назвать самым гнусным, то, несомненно, им бы оказалось «Дело сына Линдберга», как назвала его пресса» (http://rockzlodej88.blogspot.fi/).

Дело стало основанием для принятия Конгрессом США «Закона Линдберга», по которому киднеппинг (похищение детей с целью выкупа) перешел в разряд федеральных преступлений.
О процессе написана масса статей (А.И. Ракитин http://www.murders.ru/ и др.), в которых можно найти самые различные трактовки случившегося. По сей день неясно, настигла кара киднепера или пострадал невинный человек.
Младенец был похищен из дома Линдбергов 1 марта 1932 г. неизвестным, проникшим в детскую комнату (на втором этаже) по самодельной лестнице, брошенной им затем невдалеке от места преступления.

Дознание определило, что похититель уронил ребенка на землю, возможно, причинив ему этим смертельную рану. В детской отец малыша нашел письмо с требованием выкупа в 50 тыс. долл. Позднее преступники подняли сумму до 70 тыс.
Следствием занялась полиция штата во главе с Н. Шварцкопфом. 3 марта по указанию президента к расследованию подключился и шеф ФБР Э. Гувер.

Вопреки здравому смыслу, ФБР и полиция, а следом кинокомпании и газетчики из расследования устроили шоу, чем привлекли внимание проходимцев всех мастей, от шантажистов до мафии (вплоть до Аль-Капоне), усердно навязывавшим родителям свои услуги по поиску ребенка. Семейная чета сама немало посодействовала шумихе, дав объявления в газеты крупных городов страны и прибегнув к помощи частных агентов.
Свою помощь Чарльзу предложил 71-летний пенсионер Дж. Кондон, сумевший связаться с похитителями. Через него Линдберг втайне от полиции заплатил выкуп. В момент передачи денег летчик сидел в машине и слышал голос преступника, окликнувшего Кондона. Все номера банкнот ходивших тогда т.н. «золотых сертификатов» (векселей) Чарльз заблаговременно переписал и передал полиции. Та разослала 250 тыс. экз. списка по банкам и кассам страны.

Но малыша так и не вернули. 12 мая его труп случайно обнаружил в лесу водитель грузовика. У ребенка была пробита голова.
Несмотря на то, что были затронуты амбиции многих влиятельных лиц (включая министра юстиции штата Нью-Джерси Д. Виленца), из-за непрофессионализма полицейских, толком не обследовавших даже место преступления и не нашедших ни одной улики для установления личности убийцы, поиски преступников затянулись на 2 года.

Адвокат семьи предлагал Шваркопфу пригласить нью-йоркских полицейских — асов расследования, но тот отказался. Местным же полицейским «для поддержания собственной репутации… было просто необходимо продемонстрировать некий зримый результат своей работы».
15 сентября 1934 г. в Нью-Йорке задержали немецкого эмигранта, по профессии плотника, промышлявшего перепродажей акций, Бруно (Рихарда) Гауптмана (1899—1936), который расчитался на бензоколонке отмеченной купюрой.

При обыске у него обнаружили еще несколько зафиксированных Линдбергом банкнот, 14 тыс. долл — по мнению следствия добытых незаконным путем, номер телефона Кондона, записанный на створке шкафа и чертеж лестницы, похожей на оставленную возле дома. Полиция установила, что Гауптман уже однажды был осужден в 1919 г. в Германии за попытку грабежа, но смог из-под стражи сбежать в Америку.

11 октября 1934 г. задержанному предъявили обвинение в убийстве и в вымогательстве.
Судебный процесс, начавшийся 2 января 1935 г. в Нью-Йорке, затем был перенесен в городок Флемингтон (столицу округа Хантердон штата Нью-Джерси), где он длился до 11 февраля.
Группу обвинителей из 5 человек возглавлял Д. Виленц, которому нужна была «чистая» победа, поскольку он собирался баллотироваться в губернаторы штата. Главным защитником был модный адвокат Э. Рейлли, услуги которого (25 тыс. долл) в целях рекламы оплатил журнал «Нью-Йорк джорнэл».

Графологическая экспертиза установила идентичность почерка и грамматических ошибок обвиняемого и автора писем. В качестве вещественного доказательства была предъявлена лестница, изготовленная, по мнению эксперта, подсудимым. Несколько свидетелей прямо указали на причастность Гауптмана к похищению ребенка.
Однако обвиняемый ни в чем не признался. Он утверждал (была соответствующая запись в его приходно-расходной книге), что деньги оставил на хранение его должник — некто И.С. Фиш из Бронкса, поехавший в Германию и там внезапно скончавшийся.

Подсудимый «настаивал на дополнительном, более объективном расследовании», однако он оказался по сути преданным своими адвокатами, пассивно наблюдавшими, как «топят» их подопечного. По мнению специалистов, спасти Линдберга было не сложно, поскольку почти все пункты обвинения были высосаны из пальца либо сфабрикованы полицией. Это было видно даже неискушенным зрителям.
Скажем, результаты аутопсии (вскрытие и исследование тела) были настолько противоречивы, что вызвали массу вопросов, оставшихся риторическими, об аутентичности обследования. Не было никаких доказательств (даже фотографий), что труп принадлежал именно сыну Линдберга, поскольку его тут же сожгли в крематории. Т.е. не был доказан даже факт убийства ребенка!

По ходу процесса «лопнуло несколько мифов прокуратуры» — о том, что Гауптман разбогател после получения выкупа, что у него нет alibi на дни, связанные с похищением ребенка и т.п.
Поставили под сомнение и ряд «опознаний» и показаний свидетелей обвинения, «отрепетированных до суда»; качество выводов экспертов-почерковедов; непринятие к рассмотрению альтернативных версий — о причастности к похищению итальянской мафии, Кондона, домашних и даже самого Линдберга, якобы хотевшего избавиться от умственно неполноценного ребенка.

[2]

Существует версия и о том, что Линдберг собирался в 1933 г. баллотироваться в президенты США и представлял реальную угрозу двум главным претендентам на этот пост — действовавшему президенту Г.К. Гуверу и губернатору штата Нью-Йорк Ф.Д. Рузвельту. Соперникам Линдберга было на руку хотя бы на время отвлечь от политики знаменитого и непогрешимого соперника.

Читайте так же:  Может ли муж отобрать ребенка при разводе

Альтернативные версии разработал по своей инициативе главный детектив округа Бёрлингтон (шт. Нью-Джерси) Э. Паркер, «ни на минуту не усомнившийся в полной невиновности Гауптмана». Паркер сформулировал 35 вопросов, на которые не ответил суд.
Сыщик доказал, что полиция сфабриковала дело, «пристегнув» к нему Гауптмана. Арестовав без санкции прокурора адвоката П. Венделя, письменно признавшегося в похищении ребенка, Паркер тут же был арестован за превышение полномочий и окончил свои дни в тюрьме. Венделя же из-под стражи освободили.
Виленц предложил «не добиваться вынесения обвиняемому смертного приговора в обмен на признание им своей вины в похищении «ребенка Линдберга», но «Гауптман с негодованием отверг предложение обвинителя». В этой попытке сговора явно проступило полное фиаско обвинения.
Заключительная речь Рейлли «была сумбурна и малопонятна».
Присяжные семью голосами против пяти признали Гауптмана виновным в похищении и преднамеренном убийстве. Судья Т. Тренчард вынес вердикт — казнь на электрическом стуле.

СМИ взорвались обличениями суда, но дело было сделано. Заключенный подал несколько официальных апелляций, рассмотрение которых губернатором Х. Хоффманом отсрочило казнь, которая, тем не менее, состоялась в тюрьме города Трентон (шт. Нью-Джерси) 3 апреля 1936 г.
«Палачом, исполнявшим приговор, оказался Р. Эллиот, казнивший несколькими годами ранее Сакко и Ванцетти».

Вдова Анна Гауптман 60 лет безуспешно билась за пересмотр уголовного дела ее супруга и «во всех интервью… твердила о полной невиновности ее мужа».
Американские историки намерены инициировать пересмотр дела с использованием технологии проверки общности ДНК, выделенной из слюны, оставшейся в клее конвертов писем вымогателей.

После просьбы Путина Германии выдали имена офицеров СССР, похитивших ребенка

Немецкая полиция спустя 23 года вышла на подозреваемых по делу о громком похищении в тогда еще социалистическом Дрездене 5-месячного младенца Феликса Чёка (Felix Tschök). Ими оказались четверо офицеров Советской армии, проходивших в 1984 году службу в ГДР.

Имена подозреваемых после настойчивых просьб выдали саксонским следователям российские правоохранительные органы. Расследование этого уголовного дела в 2006 году получило новый импульс: тогда родителям ребенка удалось лично попросить о помощи Владимира Путина, прибывшего в Германию с официальным визитом.

Российский президент не мог не знать о громком похищении, получившем название “Операция “Феликс”, — с 1985-ого года он курировал резидентуру КГБ как раз в Дрездене. И когда Путин в октябре 2006 года приехал в Дрезден, супруги Чёк вышли на улицу с плакатом: «Господин Путин, помогите нам, пожалуйста! Где наш сын Феликс?».

Респектабельная немецкая чета прорвалась к президенту сквозь кольцо охраны. “Помогите найти нашего сына, — проговорила женщина. — Мы уверены, что вот уже много лет он живет в России, под чужим именем и фамилией”. Супруги считали, что Путин мог им помочь как никто другой. И, по сообщениям СМИ, это возымело действие.

История Феликса, украденного 28 декабря 1984 года, несколько месяцев не сходила со страниц восточногерманских газет. Супруги Эберхард и Леноре Чёк оставили своего пятимесячного сына Феликса в коляске у входа в один из дрезденских универмагов. В то время это была обычная практика в ГДР, где преступность была относительно низкой, а подобных похищений практически никогда не случалось. Однако во возвращении из магазина супруги Чёк обнаружили, что ребенок украден.

Полиция не смогла выйти на след младенца, но через несколько дней — 6 января 1985 года — в Дрездене был обнаружен годовалый ребенок весом около 9 кг. Его нашли в коробке из-под обуви московской фабрики “Красная звезда”, следы которой терялись в казарме советских вооруженных сил. У мальчика были шрамы от операции; выяснилось, что он тяжело болен. Тем не менее, его усыновила семья из ГДР, и теперь, по некоторым данным, он живет в Саксонии. Ему дали имя Мартин и фамилию Зоннтаг, что значит — воскресенье.

Когда следствие напало на советский след, командование Западной группы войск наотрез отказалось сотрудничать. Дело было сдано в архив. Несколько лет назад расследование похищения Феликса Чёка было возобновлено по повторному ходатайству его родителей. После безуспешной попытки, предпринятой в 2003 году, весной 2007 года прокуратура Дрездена с целью установления местонахождения ребенка направила в Россию и Белоруссию два новых ходатайства об оказании правовой помощи, пишет Der Spiegel.

По сообщениям СМИ, недавно президент Путин велел возобновить поиски теперь уже взрослого Феликса. Московская военная прокуратура, по неофициальной информации «Московского комсомольца», подняла военные архивы и тайно проверяла всех ровесников исчезнувшего немецкого мальчика, родившихся в ГДР в тот год в семьях русских офицеров. «Да, такая работа ведется, но это слишком кропотливо и долго, поэтому — без комментариев», — анонимно подтвердили «МК» данную информацию.

И вот сейчас российские правоохранительные органы сообщили немецким следователям имена четверых подозреваемых. В интересах следствия их не предают огласке в СМИ, однако известно, что все четверо в 1984 году вместе со своими женами проживали в Дрездене, там же у них родились дети. Предполагается, что одного из них, предположительно больного мальчика, тогда могли обменять на здорового ребенка. По данным прокуратуры Дрездена, сегодня подозреваемые проживают в странах, бывших когда-то советскими республиками, отмечает немецкое издание.

В 1984 году маме похищенного младенца было 24 года, она училась в вузе. Ее мужу было 28, и он работал инженером. «По прошествии всего этого времени мы знаем, что уже не можем вернуть его в семью, — приводит ВВС Russian слова фрау Чёк. — Мы просто хотим знать, что с ним случилось, наладить связь или даже пригласить его к нам домой. Это должно произойти. Иначе быть не может».

Примечательно, что на теле найденного Мартина Зоннтага были обнаружены шрамы от уколов, не типичные для ГДР. Кроме того, врачи установили: мальчик вообще не был привит. Они пытались заговорить с мальчиком, но он не реагировал. И только услышав русскую речь, он оживился, восстанавливает ход событий Frankfurter Rundschau.

В то время в Дрездене были расквартированы военные из танковой дивизии Красной армии. Постепенно в умы криминалистов закралось страшное подозрение. А не подменили ли русские своего больного ребенка на здорового малыша Феликса? Когда криминалисты начали копать в этом направлении, они поняли, что идут по верному следу: всплыла свидетельница, которая прогуливалась 28 декабря около торгового центра в центре Дрездена. Ей в глаза бросилась 40-летняя женщина, одетая в старомодное пальто и странную вязаную шапку, выдававшие в ней советскую женщину. Женщина склонилась над колясками.

Еще одно указание: на коробке, в которой лежал Мартин Зоннтаг, сохранилась наклейка с адресом. Посылка была доставлена в Дрезден на Магацинштрасе, а там располагалась торговая точка танковой дивизии. Платок, в который был завернут Мартин, был сделан из материала, который использовался в педиатрических отделениях больниц СССР. Еще один свидетель утверждал, что видел советский военный джип у подъезда того дома, где был найден Мартин.

Читайте так же:  Голосовать против закона о домашнем насилии

Другие видели мужчину, который вез на тележке коробку. Полиция воссоздала со слов очевидцев внешность подозреваемого в сером пальто и фетровой шляпе. Все это привело к конкретному человеку: Ризадтину Султанову, главному бухгалтеру на предприятии государственной торговли Советской армии.

Для полиции Дрездена все стало ясно: Феликса обменяли и отправили в СССР. Все сходится. 6 января, за полчаса до того, как был найден Мартин Зоннтаг, Дрезден покинул скорый поезд 994, направлявшийся в Советский Союз. К составу были прицеплены вагоны с советскими военнослужащими. Пограничники из ГДР не имели права в них входить.

Полиция Дрездена так и не смогла завершить дела. Шансы были равны нулю. Военнослужащий доблестной Красной армии просто не мог украсть маленького мальчика из ГДР. Генеральная прокуратура СССР на все просьбы об оказании правовой помощи отвечала категорически: причастность советского гражданина к этому делу не может быть установлена. В конце 1985 года полиция Дрездена сдала дело в архив.

«Тогда мы думали, что мальчик никогда не вернется, — рассказывает Эбергард Чёк. — Нужно смириться с этим, иначе боль может испепелить изнутри». Эбергард и Леонора научились молчать. Они никому не рассказывали об украденном сыне. Даже своим детям, Фабиану, который родился в 1986 году, и его сестренке Наде, появившейся на свет в 1988. «Мы избегали разговоров на эту тему». Коллеги по работе, соседи, знакомые — никто не знал страшной тайны нашей семьи. Оба смирились, молчали, чтобы не дать горю разорвать их.

И только в 1998 году, через 9 лет после того, как произошло объединение Германии, в ночь перед Рождеством они рассказали своим детям о том, что где-то в России живет их старший брат. Три года спустя родители обратились в полицию с заявлением о пропаже ребенка. «Полицейские сначала ничего не могли понять, — рассказывает Элеонора. — Они думали, что ребенка у нас украли только что. А когда мы объяснили, что это случилось почти 17 лет назад, они вначале ничего не хотели предпринимать».

Однако в конце концов и полиция, и прокуратура взялись за дело. В 2003 году они отправили в Москву запрос. Русские оказали помощь, и в результате был найден Ризадтин Султанов. Он жил в Уфе, в Башкирии. Его допрашивали в течение трех часов, брали анализы на генетический тест. Однако не было найдено связи со следами в Дрездене. «Но мы продолжаем считать, что этот человек был замешан в похищении», — утверждает главный прокурор Дрездена Кристиан Авенариус.

Похищение ребенка линдберга

Отец Чарльза, выходец из Швеции, был конгрессменом, пацифистом, протестовавшим против участия США в Первой мировой войне. Мать преподавала в колледже. Родители разошлись, когда их сыну было три года. Чарльз остался с матерью, переезжал с ней из города в город. В детстве он увлекался техникой, поэтому его поступление в университет на факультет инженерной механики казалось вполне логичным. Но, проучившись 2 года, он бросил учёбу и стал курсантом школы воздушного резерва США.

Первое время он работал акробатом – стоя на крыле летящего самолёта, также прыгал с парашютом, выполняя головокружительные трюки. Его выступления пользовались успехом. Затем он служил пилотом почтовой службы. Работа была крайне опасной, трое из четырёх пилотов разбивались. Но Чарльзу чудом удалось избежать гибели, за что он получил прозвище «счастливчик Линди». Несколько раз его самолёт терял управление, но он выбирался на крыло и спрыгивал с парашютом. Судьба берегла Линдберга, ведь именно ему предстояло совершить то, что не удавалось ещё никому.

Трансатлантический перелёт

В 1919 году владелец сети отелей Реймонд Ортейг объявил о награде в 25 000 долларов тому, кто первым совершит беспосадочный полёт из Нью-Йорка в Париж. Линдберг считал себя опытным лётчиком и принял предложение. Свой самолёт он назвал «Дух Сент-Луиса» в честь города, где жили спонсоры, финансировавшие его полёт. Это был одномоторный моноплан. В отличие от соперников, Линдберг решил лететь один. Такой план казался абсурдным, но, как оказалось, лётчик рассчитал всё точно. Решив сэкономить на весе, он отказался от радиопередатчика и парашюта, но взял лишний топливный бак.

На календаре 20 мая 1927 года. Перед полётом лётчику не удалось выспаться, а ведь ему предстояло провести в воздухе не смыкая глаз более тридцати часов. Но он решил не терять времени, и его полностью заправленный горючим самолёт оторвался от земли и, едва не задев линию электропередач, устремился ввысь. Впереди Линдберга ждали серьёзные испытания. Дополнительный бак с топливом сместил центр тяжести моноплана, он плохо поддавался управлению и в любой момент норовил сорваться в штопор.

Пилот уже несколько часов летел над Атлантикой и вдруг заметил, что самолёт обледенел, а значит, под тяжестью льда, может рухнуть в океан. Тогда Линдберг совершил манёвр и вошёл в более тёплые слои атмосферы. Кажется, опасность позади, но силы оставляли его, и он начал засыпать. Самолёт сорвался в пике, и это привело пилота в чувство. Полёт продолжился, впереди показалась земля, это Ирландия. Ещё несколько часов полёта – и лётчик приземлился в Париже. Линдберга встретила многотысячная толпа, чудом не затоптавшая его. В одночасье он стал самым знаменитым человеком планеты.

Назад лётчик вернулся на линкоре, который выслало за ним правительство США. Он отправился в трёхмесячный тур по стране, и около 30 миллионов американцев смогли увидеть своего кумира вживую. Но бремя славы начало тяготить его, а назойливость газетчиков раздражать. Круг интересов Линдберга не ограничивался только авиацией. Неожиданно лётчик увлёкся медициной и вместе с лауреатом Нобелевской премии Алексисом Каррелем (Alexis Carrel) участвовал в разработке аппарата искусственного кровообращения.

В 1929 году Линдберг женился на Энн Морроу (Anne Morrow), дочери посла США в Мексике. В качестве второго пилота и штурмана она вместе с мужем освоила многие воздушные маршруты. Через год у них родился сын, которого тоже назвали Чарльзом. Супруги хотели сохранить рождение ребёнка в тайне, но ничего не получилось. Журналисты вынесли это событие на первые полосы газет. Пытаясь укрыться от репортёров, супруги переехали в отдалённое поместье в штате Нью-Джерси. Однако и здесь не смогли избежать неотступного внимания зевак. Наступил 1932 год, самый трагичный в жизни семьи Линдбергов.

Похищение Чарльза Линдберга-младшего

Читайте так же:  Алименты после развода на содержание ребенка

1 марта 1932 года поздно вечером гувернантка Линдбергов зашла в детскую комнату, чтобы включить отопление. Кроватка ребёнка была пуста, мальчик, которому ещё не исполнилось двух лет, исчез. Рядом с приоткрытым окном на подоконнике лежал конверт. В нём оказалось письмо с требованием выкупа в размере 50 тысяч долларов – по тем временам целое состояние.

Вскоре на месте происшествия появилась группа детективов, а за ними вездесущие репортёры. Полицейские осмотрели комнату, но отпечатков пальцев не обнаружили. Зато возле дома нашли лестницу со сломанной перекладиной. Лестницу, видимо, приставляли к стене дома под окном детской, находившейся на втором этаже. Похититель с ребёнком, наверное, упал с неё.

Письмо с требованием выкупа выглядело странно. Оно было написано неуверенным почерком на плохом английском. Предполагали, что похитителем был иностранец: немец или скандинав. Во второй раз Линдберг оказался в центре внимания всего мира. Он сам – неофициально – руководил следствием. Дом превратился в полицейский участок с телефонным коммутатором и залом для совещаний. Президент США предложил семье помощь ФБР, разведки и ВВС. В Конгрессе на повестку дня был поставлен законопроект, предусматривавший смертную казнь за киднеппинг – он был назван «законом Линдберга». Но, несмотря на все усилия, следствие буксовало.

Через некоторое время бывшему учителю Джону Кондону (John Condon) с помощью письма, опубликованного в газете, удалось связаться с похитителями. Он предложил им свои услуги в качестве посредника для передачи выкупа. Встреча состоялась на кладбище. Там, среди памятников, Кондона ждал человек, лицо которого было закрыто полями шляпы и платком. Говорил он с немецким акцентом. Получив деньги (номера купюр были заранее переписаны), преступник сообщил, что мальчик находится на корабле «Нелли» – маленьком судне у острова Елизаветы. Полиция ничего не знала об этой встрече и не могла задержать преступника. Линдберг сразу же вылетел на остров, но корабля нигде не было.

Его сына случайно нашли через 73 дня после похищения. Он лежал всего в нескольких километрах от своего дома в лесу. Труп уже разложился. Но причину смерти установить удалось – перелом черепа. Вероятно, ребёнок погиб при падении с лестницы сразу после похищения. Тело мальчика кремировали. Линдберг с самолёта развеял прах над морем. Он, как потом написала Энн, за всё это время ни разу не заплакал. (Позже у супругов родилось ещё пятеро детей – три сына и две дочери. Но страх остался, поэтому их второго сына Джона постоянно сопровождала охрана.)

Прошло два года, и полиция вышла на след человека, расплатившегося помеченной купюрой. Им оказался 35-летний эмигрант из Германии Бруно Хауптман (Bruno Hauptmann), который нелегально прибыл в Америку, а на родине был осуждён за вооружённое ограбление. Он был женат, работал столяром. Улик против него было достаточно. Но, как говаривал незабвенный Шерлок Холмс, «это обилие и бесспорность улик как раз и смущают меня». Во время обыска была обнаружена часть денег, полученных как выкуп. Хауптман заявил, что деньги принадлежат не ему, а его партнёру по бизнесу Исидору Фишу, который просил сохранить их, но, вернувшись в Германию, умер там от туберкулёза. Жена Хауптмана и его работодатель утверждали, что на момент убийства Бруно находился в Нью-Йорке. Тогда провели экспертизу почерка подозреваемого, и оказалось, что он совпал с почерком человека, писавшего требования о выкупе. Но как мог Бруно сам узнать расположение помещений внутри дома Линдбергов? И мог ли он с помощью приставной лестницы совершить похищение ребёнка в одиночку? Эти вопросы так и остались без ответа.

Однако присяжные признали Хауптмана виновным в похищении и преднамеренном убийстве. Бруно подал апелляцию, но безрезультатно. 3 апреля 1936 года он был казнён на электрическом стуле. Большинство современных историков и криминалистов считают этот вердикт ошибкой.

Награда Геринга

В 1936 году по поручению правительства США Линдберг отправился в Германию, чтобы дать оценку немецкой авиационной промышленности. Нацисты встретили прославленного лётчика с невиданным размахом. Он объехал многие заводы, испытал современные истребители, собрал огромный объём информации и был в восторге от Германии и её военно-воздушных сил. Его завораживали сцены, когда тысячи человек в униформе вскидывают руки, приветствуя вождя. Он совершил ещё несколько поездок в Германию, и рейхсмаршал Герман Геринг (Hermann Göring) лично вручил Линдбергу крест Ордена германского орла со звездой – высшая немецкая награда того времени для иностранных граждан.

В Соединённых Штатах это вызвало негативную реакцию: авиатора обвинили в принятии идей нацизма. Линдберг считал, что гитлеровская Германия непобедима. Он говорил, что белые люди не должны воевать друг с другом, иначе победят азиаты, к которым он причислял и русских. В предвоенные годы Линдберг был ярым сторонником «изоляционизма» США, то есть политики невмешательства в европейские конфликты. Он жёстко высказывался по отношению к американским евреям и требовал от них «не втягивать народ в войну». Линдберг бросил вызов президенту Фраклину Рузвельту (Franklin Roosevelt), раскритиковал его внешнюю политику. Он назвал СССР самым большим злом и призвал создать «западный вал» против «монголов, персов и мавров».

Эта позиция дорого стоила Линдбергу. После нападения японцев на Пёрл-Харбор в 1941 году Линдберг рвался на фронт, но получил отказ. Ему всё же удалось повоевать и совершить 50 боевых вылетов, но его былая слава померкла.

В 1929 году Бертольт Брехт (Bertolt Brecht) написал пьесу «Полёт Линдберга» (Der Lindberghflug). Однако после войны, из-за нацистских симпатий Линдберга, Брехт убрал все ссылки на него и переименовал пьесу в «Перелёт через океан» (Der Ozeanflug).

Спустя несколько лет репутация Линдберга вновь пострадала, когда всплыли некоторые подробности его личной жизни.

Видео (кликните для воспроизведения).

Тайные маршруты знаменитого лётчика

Линдберг всегда пытался создать образ любящего отца и мужа, и только после его смерти выяснилось, что это не так. Оказалось, что в Мюнхене у него есть ещё одна семья и трое детей, с которыми он общался на протяжении многих лет. Чтобы развеять сомнения, провели экспертизу ДНК, в которой принял участие внук Линдберга. Выяснилось, что у них всех один предок – Чарльз Линдберг. Кроме того, у его внебрачного сына Дирка Гессхаймера (Dyrk Hesshaimeer) сохранилось более сотни писем, которые написал ему отец.

А потом нашлись ещё две семьи Линдберга, одна в Баден-Бадене, другая в Швейцарии. В них росли четверо детей.

[1]

Будучи консультантом американских ВВС, Линдберг 3-4 раза в году бывал в Германии. Летел по уже хорошо знакомому маршруту, посещал свои три тайные семьи, проводя в каждой по несколько дней. Он хотел дать миру как можно больше Линдбергов, и это ему удалось.

Читайте так же:  Использование материнского капитала на улучшение жилищных условий

Он любил путешествовать и выступал в защиту окружающей среды. В одной книге написал, что самолёту предпочитает птицу. Перед смертью Линдберг открыл всем своим детям банковские счета. А последний год своей жизни он прожил на отдалённом гавайском острове Мауи, где умер от рака в 1974 году. Церемония прощания была скромной, одного из самых известных людей Америке в последний путь проводили лишь несколько человек.
Александр Островский

Загадки «дела Линдберга». Кто убил сына национального героя США?

15 сентября 1934 года был арестован Бруно Ричард Гауптман, единственный обвиняемый по делу о похищении и убийстве Чарльза Линдберга-младшего.

Фото: commons.wikimedia.org

12 мая 1932 года водитель грузовика Уильям Аллен остановил машину на обочине дороги в 10 километрах от небольшого городка Хайт-Филдз. Шофер остановился, говоря простым языком, по нужде.

Неподалеку, возле телеграфного столба, Аллен увидел нечто, сперва показавшееся ему муравейником. Но, приглядевшись повнимательнее, он с ужасом понял, что перед ним останки ребенка.

Находка Уильяма Аллена дала новый импульс расследованию одного из самых громких и загадочных преступлений XX века — похищению ребенка летчика Чарльза Линдберга.

Герой нации и его семья

Уроженец Детройта Чарльз Линдберг в мае 1927 года на самолете «Дух Сент-Луиса» первым в мире совершил трансатлантический перелет из Нью-Йорка в Париж.

После этого полета Линдберг превратился в мировую звезду и кумира Америки. По просьбе правительства США он совершал полеты доброй воли в страны Латинской Америки. Во время визита в Мексику Чарльз познакомился с Энн Спенсер Морроу, дочерью американского посла Дуайта Морроу. В 1929 году Энн стала женой Линдберга.

[3]

Чарльз и Энн Морроу Линдберг. Фото: commons.wikimedia.org

В 1930 году у пары родился сын, которого в честь отца назвали Чарльзом.

Семья Линдбергов купалась в популярности и не имела проблем с деньгами. У них был собственный дом в городке Инглвуд, а также поместье площадью в 390 акров, расположенное близ Хоупвелла, штат Нью-Джерси.

В поместье Линдберги проводили выходные, а в остальное время жили в Инглвуде. Но в конце февраля 1932 года семья осталась в поместье из-за болезни Чарльза-младшего.

У Чарльза и Энн был достаточной большой штат прислуги. За сыном наблюдала медсестра Бетти Гоув. Около восьми вечера 1 марта 1932 года Бетти уложила мальчика спать и погасила в его комнате свет.

Две смерти на одно дело

После обнаружения тела ребенка на расстоянии нескольких миль от места его исчезновения полиция выразила уверенность, что данные останки принадлежат сыну Чарльза Линдберга. Согласился с этим и безутешный отец.

При этом внешне опознать тело было невозможно из-за крайней степени разложения тканей. Ориентировались на количество зубов.

Судебно-медицинская экспертиза проводилась с целым рядом нарушений, однако даже при этом обнаружились несостыковки. Погибший был примерно на 10 см выше роста пропавшего Чарльза Линдберга-младшего. На суде следствие, дабы избежать лишних вопросов, просто изменит данные в документах.

По мнению экспертов, ребенок погиб сразу — скорее всего, похититель уронил его в тот момент, когда вылезал с малышом из окна. Бросив труп, бандиты, тем не менее, решили все-таки получить выкуп и реализовали свои намерения.

Небезосновательно выдвигалась версия о том, что преступники не могли бы действовать в доме без помощи домашних. Регулярные допросы лиц, живших в доме Линдберга, привели к тому, что одна из девушек — Виолет Шарп — из-за подозрений свела счеты с жизнью. Лишь потом стало ясно, что девушка скрывала не подельников, а роман с женатым мужчиной.

Доказательства и сомнения

Процесс над Гауптманом стартовал в январе 1935 года. Обвиняемый настаивал, что ничего не знает о преступлении, а деньги ему в декабре 1933 года передал на хранение владелец лавки в Бронксе Изадор Сруль Фиш.

Фиш на некоторое время отправился в Германию, собираясь скоро вернуться, однако внезапно скончался. Факт смерти был подтвержден немецкими властями.

Гауптман настаивал, что тратить деньги стал, поскольку Фиш остался должен ему. В подтверждение плотник предоставил свои приходно-расходные журналы.

Купюры оставались единственной уликой, признававшейся самим обвиняемым. Все остальное вызывало серьезные сомнения. Показания свидетелей, включая самого Линдберга, выглядели крайне неубедительно. Почерковедческая экспертиза следствия, доказывавшая, что Гауптман якобы написал письма с требованием выкупа, была опровергнута экспертом защиты. Некоторые улики вообще выглядели как попытка подставить обвиняемого. Например, в его квартире на стене была обнаружена надпись — домашний номер телефона Джона Ф. Кондона, выступавшего посредником при передаче выкупа. Проблема в том, что похитители никогда не звонили Кондону домой. Да и с какой стати Гауптман не стер компрометирующую его надпись, находившуюся на самом виду.

Обвинитель пытался доказать, что семья Гауптмана стала жить на широкую ногу после получения выкупа. Но факты говорили об обратном — к 1930 году на счету Гауптмана в банке лежало более 4500 долларов сбережений, его еженедельные доходы в пять раз превосходили расходы. В начале 1931 года Гауптманы приобрели машину и отправились на ней в путешествие по стране.

Гауптман не признал вину даже на электрическом стуле

Есть еще один момент, косвенно свидетельствующий в пользу Гауптмана, — в ходе процесса обвинение предлагало ему сделку. В случае, если бы он признал вину, Гауптман избежал бы смертного приговора, который, с учетом общественного мнения, был весьма вероятен.

Но Бруно Ричард Гауптман категорически отказался.

Бруно Ричард Гауптман. Фото: commons.wikimedia.org

13 февраля 1935 года присяжные 7 голосами против 5 признали его виновным в похищении Чарльза Линдберга-младшего. Основываясь на этом вердикте, судья приговорил Гауптмана к казни на электрическом стуле.

После этого одно из американских изданий предложило приговоренному за 90 000 долларов написать рассказ от первого лица о том, как произошло преступление. Самому Гауптману теперь все равно, зато он сможет обеспечить безбедную жизнь семье при помощи абсолютного честного заработка. Но смертник категорически отказался, снова заявив, что ни в чем не виноват.

Из-за неоднозначности дела приведение приговора в исполнение отложили на несколько месяцев. Последним шансом Бруно Гауптмана оставалось прошение о помиловании на имя губернатора. Но он его так и не подал, поскольку оно предполагало признание вины, а немецкий эмигрант настаивал, что к преступлению непричастен.

3 апреля 1936 года Бруно Ричард Гауптман был казнен. Но вопрос о том, свершилось ли правосудие, открыт до сих пор.

Похищение

Примерно в десять вечера медсестра снова зашла в комнату, чтобы посмотреть, все ли в порядке с малышом. Буквально через минуту она вбежала в гостиную и сообщила, что ребенок пропал.

Читайте так же:  Разводы на зубах у ребенка

Первоначально Чарльза-младшего искали в детской, а затем в других комнатах, но вскоре стало понятно, что его нет в доме.

Спустя двадцать минут Чарльз Линдберг-старший обнаружил под окнами комнаты сына, расположенной на втором этаже, лестницу.

Все говорило о том, что ребенок был похищен. Обезумевший от горя отец схватив ружье, бросился к ближайшему лесу, полагая, что именно там скрылись преступники. Прислуга вызвала полицию.

При осмотре комнаты, из которой был похищен ребенок, на подоконнике нашли конверт со следующим обращением к Линдбергу: «Уважаемый сэр! Имейте 50 000 $, из них 2000 $ — в 20 $ банкнотах, 1500 $ — в 10 $, 1000 $ — в 5 $ банкнотах. Через 2−4 дня мы сообщим, где Вы должны будете оставить деньги. Мы предупреждаем, чтобы Вы ничего не сообщали публике и не ставили в известность полицию. Ребенок содержится в заботе».

Фото: commons.wikimedia.org

Оставить дело в тайне, как того требовали злоумышленники, не получилось. Наоборот, на всю Америку прогремела сенсация — у любимца нации похитили дитя!

Вскоре Линдберг получил новое письмо, в котором преступники высказывали свое недовольство и увеличивали сумму выкупа до 70 000 долларов.

Выкуп

Авиатор был готов заплатить требуемую сумму. Посредником в переговорах стал Джон Ф. Кондон, опубликовавший в газете обращение к похитителям — он был готов заплатить еще 1000 долларов, если преступники не причинят вреда мальчику.

Вскоре Кондон получил письмо от похитителей, где они выражали готовность использовать его как посредника.

В ходе встреч с неизвестным на кладбище, избранном преступниками местом общения, Кондон получил от них ночную рубашку и поясок, используемый для страховки малышей. Медсестра Бетти Гоув заявила, что именно эти вещи были на Чарльзе-младшем в день исчезновения.

Тогда Линдберг и Кондон договорились с преступниками о передаче денег. Когда она состоялась, авиатор получил конверт с местом, где якобы находился его сын. Но это оказалось обманом.

Фото: commons.wikimedia.org

Выкуп был передан 2 апреля 1932 года, то есть через месяц после исчезновения ребенка. Еще через полтора месяца Уильям Аллен сделал свою страшную находку.

«Делу Линдберга» без малого 90 лет, но никакой ясности в нем нет по сию пору. Безобразная работа полиции в самом начале расследования, большое число мошенников, пытавшихся нажиться на деле, противоречивые показания свидетелей — кажется, что кто-то намеренно запутывал следы.

«Это хорошие деньги!»

Единственной зацепкой следствия стали так называемые «золотые сертификаты», ходившие в США в условиях Великой депрессии. Именно ими Линдберг заплатил выкуп похитителям, предварительно переписав номера купюр.

Купюры из выкупа вскоре стали появляться в банках, однако поначалу их не удавалось отследить. Но в 1934 году владелец бензоколонки обратил внимание на водителя, купившего бензина менее чем на доллар, но при этом расплатившегося «золотым сертификатом» на 10 долларов.

Заметив напряжение хозяина, покупатель бросил: «Это хорошие деньги!» Полиция вычислила мужчину — им оказался житель Нью-Йорка Бруно Ричард Гауптман.

В доме немца, нелегально перебравшегося из Германии в США, обнаружили «золотые сертификаты» более чем на 14 000 долларов — все они были из списка купюр, которыми был выплачен выкуп.

Казалось бы, улика убийственная. Кроме того, следователи обратили внимание, что лестница была необычной, составленной из нескольких видов деревьев и весьма искусно сделанной. Гауптман же по профессии являлся плотником.

Мог ли отец убить сына?

В ходе следствия не раз говорилось о том, что похищение не мог осуществить один человек. Окно в спальне ребенка открывалось вверх и при этом имело дефект, который не позволял его зафиксировать. В ходе следственных экспериментов было установлено — взрослый мужчина теоретически мог влезть в комнату через окно. Но успешно выбраться с похищенным ребенком и спуститься по лестнице без подельника или даже подельников было невозможно.

Но никаких сообщников у Гауптмана следствие не выявило. Как такое возможно? Как он решился на похищение в тот момент, когда домочадцы Линдберга еще не спали — он определенно должен был видеть горящие окна на первом этаже. Да и сам Линдберг должен был заметить в окно приставленную лестницу. Откуда Гауптман знал, что в спальне ребенка не будет медсестры, которая вообще-то должна была находиться с ним рядом?

Это только малая часть вопросов, связанных с данным делом.

Но кто мог расправиться с маленьким Чарльзом, если не казненный Гауптман? Версий существует немало. И по одной из них убийцей мог стать… Чарльз Линдберг-старший.

Сторонники этой гипотезы указывают на то, что конверт с письмом от похитителей на подоконнике увидел именно Линдберг, а не его жена и не медсестра, обыскивавшие комнату в поисках ребенка. К тому же посторонний похититель не оставил бы конверт на подоконнике, откуда его могло банально сдуть ветром. Непонятна и история с погоней за похитителями — Линдберг бросился в лес в темное время суток, без фонаря и блуждал довольно долгое время. Был ли это нервный срыв или имитация?

Но почему отец мог совершить преступление? По одной версии, мальчик в действительности погиб в результате несчастного случая во время конной прогулки, причем по вине Чарльза Линдберга-старшего. Спасая репутацию героя нации, члены семьи и прислуга инсценировали историю с похищением. По второй версии, сын страдал слабоумием, причем в тяжелой форме. Семья хранила эту тайну, но психологически измученный отец решил одним махом прекратить и свои страдания, и муки малыша.

Впоследствии в семье Линдбергов родились еще четверо детей. Когда они выросли, брак Чарльза и Энн распался. Имела ли к этому отношение загадка смерти первенца, сейчас уже никто не скажет.

Видео (кликните для воспроизведения).

Спустя почти 90 лет надежд установить истину в этой истории практически не осталось.

Источники

Литература


  1. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия; СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2011. — 142 c.

  2. Сырых, В. М. Теория государства и права / В.М. Сырых. — М.: Юстицинформ, 2011. — 704 c.

  3. Пучинский, В. К. Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора в советском гражданском процессе: моногр. / В.К. Пучинский. — М.: Юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, 2015. — 192 c.
  4. Грудцына, Л.Ю. Наследственное право: справочник для населения в вопросах и ответах; Ростов н/Д: Феникс, 2012. — 224 c.
  5. Гурвич, М.А. Советский гражданский процесс; М.: Высшая школа; Издание 2-е, испр. и доп., 2011. — 399 c.
Похищение ребенка линдберга
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here