Организации помощи жертвам домашнего насилия

Организации помощи жертвам домашнего насилия

ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ
8 499 901 0201

[2]

КРИЗИСНАЯ ПОЧТА
[email protected]

Название: Региональная общественная организация «Независимый Благотворительный Центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры»

[1]

Для писем: 109125, Москва-125, а/я 139, Сёстры.

e-mail : [email protected]

Независимый благотворительный Центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» был создан в 1994 году. Это один из первых кризисных центров на территории бывшего СССР.

Первую инициативу по созданию Центра «Сёстры» проявили сотрудники фонда «Душа человека»: была создана специальная программа психологической поддержки для переживших сексуальное насилие. Реализовала программу психолог Наталья Гайдаренко. Три года анонимно и бесплатно она оказывала помощь обращавшимся к ней по телефону; ответила на тысячу писем; лично встретилась более чем с сотней пострадавших.

В ноябре 1992 года на втором Независимом женском Форуме Наталья Гайдаренко нашла единомышленников, которые понимали, что необходимо создать в Москве специализированный Центр помощи пережившим сексуальное насилие. В октябре 1993 года члены «команды единомышленниц» провели семинар «Женщины. Молодежь. Насилие», спонсированный Канадским Посольством.

В апреле 1994 года в Центре «Сестры» начал работать телефон доверия для переживших сексуальное насилие.

В 1996 году Центр начал самостоятельно проводить тренинги для консультантов линии телефона доверия.

Подробнее историю создания Центра «Сёстры» вы можете узнать в статье Татьяны Забелиной, опубликованной в 1995 году в журнале «Насилие в отношении женщин» (Violence Against Women).

В настоящее время деятельность Центра осуществляется по следующим направлениям:

1. Кризисное консультирование, информирование и поддержка переживших сексуальное насилие и их близких по телефону доверия +7 499 9010201 или по кризисной почте [email protected]

2. Очные консультации психологов (запись на консультации через телефон доверия или кризисную почту)

3. Просветительская деятельность, лекции, тренинги и мастерклассы

Информацию о нашей работе, новости и важные материалы вы также найдёте на наших страницах в фейсбуке , вконтакте и инстаграме

Все обращения в Центр «Сёстры» бесплатны и финансируются за счёт благотворительных программ:

«Психологическое консультирование граждан по проблемам сексуального насилия и торговли людьми»

Цели и задачи программы – бесплатное и анонимное кризисное консультирование переживших сексуальное насилие, пострадавших от торговли людьми, а также свидетелей насилия, родственников, друзей и знакомых, испытывающих психологические трудности в связи со случившимся, через телефон доверия без ограничения количества звонков, через оказание очной психологической помощи пережившим сексуальное насилие, а также пострадавшим от торговли людьми (3 бесплатные встречи с психологами в Москве) .

«Кризисное консультирование граждан по проблемам сексуального насилия через интернет»

Цели и задачи программы – бесплатное и анонимное кризисное консультирование переживших сексуальное насилие, пострадавших от торговли людьми, а также свидетелей насилия, родственников, друзей и знакомых, испытывающих психологические трудности в связи со случившимся, через электронную почту (кризисную почту Центра «Сёстры») без ограничения количества обращений, через оказание дистанционной психологической помощи пережившим сексуальное насилие, а также пострадавшим от торговли людьми (3 встречи с психологом в Skype).

«Просветительская деятельность по проблеме сексуального насилия и торговли людьми»

Цели и задачи программы – широкое распространение информации о проблеме сексуального насилия, торговли людьми, насилия вообще через социальные сети, медиа, просветительские события и сотрудничество; содействие формированию в обществе культуры ненасилия, культуры поддержки пострадавших от нaсилия и нетерпимости к проявлениям насилия.

http://sisters-help.ru/about.html

Инструкция: как помочь жертве домашнего насилия, если вы не специалист

В России активно обсуждается законопроект о домашнем насилии – подобные уже давно приняты в большинстве стран Европы и бывшего СССР, но в нашей Госдуме у него много противников. Пока депутаты обсуждают, навредит ли закон статусу мужчины как «главы семьи», многочисленные жертвы домашнего насилия остаются наедине с проблемой – и помочь им могут только некоммерческие организации или близкие. По просьбе «Собака.ru» руководительница петербургского Кризисного центра для женщин Елена Болюбах рассказала, что делать, если пострадал кто-то из ваших знакомых или друзей.

Что такое насилие?

Насилие – это причинение вреда другому человеку с использованием власти и контроля. Насилие почти всегда циклично – это действия, которые повторяются и, как правило, утяжеляются. Оно отличается от конфликта тем, что в нем есть иерархия, запугивание, страх одного перед другим. Конфликт – это когда два равных партнера не могут достигнуть соглашения (и это совершенно нормально), а насилие – это подавление воли партнера и подрыв его самооценки. Если женщина говорит: «Я не могу ему противостоять, иначе будет только хуже», «Я без него ничего не стою», «Я никому не буду нужна, от меня все отвернутся», если она не верит в свои силы, компетенции, то, вполне вероятно, она регулярно подвергается психологическому и физическому насилию. Часто женщина не хочет рассказывать, что с ней происходит, даже близким подругам, потому что в нашем обществе принято считать, что хорошие отношения – это критерий успешности женщины.

Что важно знать о людях, которые переживают насилие?

Есть множество стереотипов о том, как должны выглядеть насильник и жертва. Например, есть миф, что женщины могут сами тянуться к агрессорам, его часто транслируют наши клиентки. Они говорят: «Вылечите меня, потому что меня бьют». Мы стараемся уводить их от подобных взглядов, потому что ответственность за насилие всегда несет тот человек, который его совершает, вины пострадавшей в этом нет. Также есть мифы о провоцирующем поведении или материальной выгоде жертвы – их тоже нужно подвергать сомнению, потому что чаще всего женщины не уходят в первую очередь из-за страхов. Есть миф, что это у людей такая страсть – но это не имеет отношения к реальности, это попытка рационализации насильственных действий. Такие отношения ухудшают качество жизни, здоровье и самооценку, в отличие от здоровых.

Что делать до того, как пострадавшая попросила о помощи

Самое важное в помощи – это наличие запроса того человека, который подвергается насилию. Если вам кажется, что человек в опасности, необходимо сверить ваше представление о ситуации и то, что говорит он сам. Не стоит помогать тому, кто об этом не просит, даже если очень хочется – иначе самые благие намерения могут вызывать жесткое сопротивление, пострадавшая от вас отвернется и останется одна.

Читайте так же:  Признание отцовства в судебном порядке

Пока запроса нет, стоит действовать максимально мягко. Для начала нужно спросить у человека, как он себя чувствует – задать вопрос, который не будет обязывать признаться. Можно прислать ссылку на материалы о том, как распознать насилие, написав «возможно, тебе будет интересно», или бросить буклет кризисного центра в почтовый ящик. Но у женщины всегда должна оставаться возможность сказать, что с ней все в порядке и ничего плохого не происходит.

Как помогать в ситуации насилия

От неспециалистов мы ожидаем помощи прежде всего в информировании и поддержке. Хорошо, если у вас получится создавать комфортное пространство для пострадавшей, свободное от осуждений, нареканий и принуждений. Стоит регулярно говорить, что вы готовы выслушать, поддержать. Можно дать ей книгу «Зачем он это делает» Ланди Банкрофта, ссылки на кризисные центры, например crisiscenter.ru (Петербург), sisters-help.ru (Москва). Здесь есть карта центров социальной и психологической помощи по всей стране. А здесь подробно расписаны законы, принципы и динамика домашнего насилия.

У нашего кризисного центра есть онлайн-приемная, в которую можно обратиться с любым вопросом – например, если женщина не понимает, совершается над ней насилие или нет. Психологи отвечают ежедневно по будням с 11 до 18, юристы – по субботам. Также есть телефон доверия 8-812-327-30-00.

Если у вас есть опасения за безопасность или здоровье женщины, стоит сопроводить ее в полицию или больницу – сотрудники могут вести себя некорректно и ей понадобится поддержка. У нас есть правовой сервис, на котором размещены шаблоны заявлений для разных случаев: сексуального или физического насилия, угроз убийством, расторжения брака или спорах о детях.

Можно вызвать скорую или полицию, уточнить, есть ли близкие люди, которым стоит позвонить. Увести в безопасное место – хотя бы в ближайшее кафе. Самую большую помощь оказывают те, кто просто не отворачивается, слушает и дает информацию.

Чего не нужно делать

Нельзя говорить «ничего страшного не случилось» – если речь идет о насилии, то это страшно. Не стоит пытаться переключить ее внимание, отвлечь, развеселить – это плохо работает. Не нужно срочно успокаивать пострадавшую, если она плачет, просить взять себя в руки и предлагать принять успокоительное – все реакции совершенно нормальны, это нужно человеку показать. Слезы, ненормативная лексика, обзывательства – это все уместно в таких обстоятельствах и нужно пережить. Ваша задача – давать воду, платки, слушать и не внушать вину.

Не стоит рассказывать о пострадавшей в соцсетях без ее согласия – даже если вы знаете вторую сторону. Это токсичная практика, из-за которой женщина может закрыться от любой помощи. Нельзя осуждать женщину за то, что она остается в этих отношениях, хотя все уже понимают, что они насильственные. Не стоит спрашивать «когда же ты наконец от него уйдешь», говорить «если ты завтра не уйдешь от него, не жалуйся мне». Уйти от насильника бывает очень тяжело и, испугавшись порицания, женщина может перестать общаться с вами и останется наедине с проблемой.

Как позаботиться о себе, помогая

Обычный человек не может и не должен работать как кризисный психолог, главное – не потерять контакт и оставаться для пострадавшей доброжелательным собеседником. Нужно договориться с собой на берегу, что вы готовы делать для этой конкретной женщины: возможно, ваших ресурсов хватит только на то, чтобы проинформировать – и это нормально. Возможно, вы сможете приютить ее у себя на время или оказать материальную помощь. А, возможно, в ваших силах только вызвать полицию. Стоит помнить, что если вы сказали человеку, что он может рассчитывать на вашу поддержку, это не значит, что вы несете ответственность за всю его жизнь. Если вы готовы слушать об избиениях, задавайте вопросы, а если нет – не надо, просто будьте рядом.

Как понять, что партнер потенциально опасен?

Часто женщины не распознают насильников на ранних стадиях, потому что многие характерные для них действия принято считать романтичными. Например, ревность – это не признак большой любви, а первый звоночек. Стоит насторожиться, если мужчина плохо отзывается обо всех предыдущих партнершах – вполне вероятно, спустя некоторое время девушка станет такой же ужасной, как и предшественницы. Также плохой знак, если молодой человек стремится декларативно принимать решения за возлюбленную: сначала это касается совместного досуга, потом – работы, ее друзей и родственников. Желание контролировать ее личное время, установка «мне можно – тебе нельзя» (это может касаться курения, алкоголя) – тоже ранние маячки, на которые стоит обратить внимание.

http://www.sobaka.ru/city/society/98728

Центр защиты пострадавших от домашнего насилия

«Центр защиты пострадавших от домашнего насилия» создан для оказания юридической помощи населению на всей территории России.

Предыстория

В 2010 году «Консорциум женских НКО» проводил тренинги для полицейских. Представителей правоохранительных органов знакомили с международным опытом решения проблемы насилия над женщинами, рассказывали об особенностях данного вида преступлений, анализировали реальные дела. В 2012 году при «Консорциуме» была создана юридическая служба, где пострадавших женщин консультировали по телефону и по электронной почте. Тогда же стали брать первые дела с сопровождением потерпевших в судах. Помощь оказывали бесплатно благодаря небольшим грантам. Территориально проект охватывал Центр и Северо-Запад России.

В 2018 году проект расширился, получил название «Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия» (далее по тексту — «Центр»), работает на всей территории страны и имеет четыре филиала. Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов (президентскиегранты.рф).

Филиалы «Центра»

Московский офис обслуживает Центральный Федеральный округ и осуществляет общую координацию деятельности. В Санкт-Петербурге работают с заявителями из Северо-Западного Федерального округа, деятельность осуществляется на базе РОО «ИНГО. Кризисный центр для женщин». В Екатеринбурге филиал «Центра» работает с заявителями из Уральского, Сибирского и Дальневосточного Федеральных округов на базе РОО «Кризисный центр «Екатерина», Коалиции кризисных центров Урала и Западной Сибири и СРОО «Женский юрист». В Ростове-на-Дону филиал работает с заявителями из Южного, Северо-Кавказского и Приволжского Федеральных округов на базе АНО «Региональный ресурсный центр по профилактике насилия». Юристы, занятые в проекте, имеют опыт сотрудничества с женскими кризисными центрами и ведения дел, связанных с разными формами насилия над женщинами.

Виды оказываемой юридической помощи:

  • консультирование адвокатом
  • представление пострадавших в органах полиции
  • возбуждение уголовного дела
  • возбуждение административного дела
  • представление интересов пострадавших в суде по делам частного обвинения
  • взыскание в пользу пострадавшего компенсации материального и морального вреда
  • взыскание алиментов с агрессора на содержание совместных детей в пользу жертвы домашнего насилия
  • (экономическое насилие) расторжение брака, раздел имущества в ситуации, когда проживание с агрессором одной семьей далее невозможно
  • иное, необходимое для разрешения ситуации
Читайте так же:  Можно ли написать отказ от ребенка отцу

Обратиться за помощью

Кратко опишите причину обращения, указав:

  • регион и населенный пункт фактического проживания;
  • дату, кем совершено деяние, какие действия были им совершены, имеются ли телесные повреждения (если да, то какие), если насилие повторяется регулярно на протяжении определенного времени, укажите, когда оно началось;
  • наличие несовершеннолетних детей, а также других иждивенцев, их возраст;
  • обращались ли вы ранее за медицинской помощью в связи с указанными событиями;
  • обращались ли ранее в полицию или другие правоохранительные органы, суды (приложите ответы, если есть);
  • находитесь ли вы в данный момент в опасности,а также любую иную информацию, которую вы считаете важной.

http://wcons.net/uridicheskaya-pomochs/

Электронный журнал о благотворительности

Филантроп

«Никто не в праве контролировать жизнь другого человека»: адвокат о помощи жертвам насилия

Елена Соловьева, адвокат, работает по теме домашнего насилия, сотрудничает с общественными организациями и кризисными центрами, в том числе с Дальневосточным центром развития гражданских инициатив и социального партнерства, в спецпроекте «Кто и как в России помогает женщинам» рассказала «Филантропу» о главных стереотипах, резонансных делах и эффективной помощи.

Елена Соловьева, фото с сайта http://fe-centre.org

— Когда и за какой помощью к вам обращаются женщины?

Чаще всего — когда идти некуда, когда прямо сейчас существует прямая угроза, экстренная ситуация. Обращаются, когда нет никакого убежища, когда надо срочно что-то предпринимать, когда на руках маленькие дети и нет других родственников и друзей. Это самые распространенные случаи, когда звонят и просят о помощи. В таких случаях приходится консультировать, как пойти в полицию, как составить заявление, куда можно обратиться, чтобы получить временное убежище, на что имеются права. Бывает, что у женщины есть все права на жилое помещение, но на то, чтобы выставить оттуда агрессора, у нее нет моральных сил. Тогда я объясняю, что она имеет полное право сменить замки и находиться в своем помещении.

— Часто ли доходит до возбуждения уголовных дел? Какое наказание может ждать агрессора?

— Уголовные дела возбуждаются не так часто, у нас ведь прошла декриминализация побоев. Но даже когда соответствующая статья была в уголовном кодексе, очень многие дела просто не доходили до приговора, потому что их рассматривали мировые суды, которые содействовали примирению сторон. Такие заявления принимали, но уголовные дела прекращали.

Телесные повреждения еще остались в составе уголовного кодекса, а побои считаются физической болью, не влекущей вреда здоровью, и находятся в юрисдикции административного кодекса. В случае побоев наказания в виде ограничения или лишения свободы для агрессора нет. Может быть только административный арест, штраф.

Буквально позавчера у меня был случай: бывший супруг избил женщину, повредил имущество. Она пошла в полицию писать заявление, с горем пополам его подала, его зарегистрировали, но потом пригласили ее и уговаривали всем отделом, чтобы она это заявление забрала. Убеждали, говорили: «Мужу все равно ничего не будет!». Теперь мы готовим жалобу в прокуратуру на бездействие сотрудников полиции.

— А если речь идет о телесных повреждениях?

— Телесные повреждения разделяются на легкой, средней степени тяжести и тяжкие — это разные статьи и разные санкции. К сожалению, в моей практике было возбуждено только одно уголовное дело по телесным повреждениям средней степени тяжести. У девушки была сломана челюсть, сломан нос, множественные гематомы. Агрессору-обвиняемому дали один год ограничения свободы — не лишения, а ограничения. Это значит, что всего лишь-навсего ограничивается его пребывание в общественных местах, запрещено посещать какие-то увеселительные мероприятия. И это было единственное наказание.

Когда надо восстанавливать здоровье потерпевшей, возникает также имущественная ответственность. В таких случаях обвиняемые должны оплачивать расходы на восстановление здоровья и возмещать моральный ущерб.

Семинар Елены Соловьевой

— Происходит ли хоть какой-то прогресс в общественной реакции и в реакции правоохранительных органов на домашнее насилие?

— Иногда в информационное поле выходят громкие дела, например, дело Маргариты Грачевой, которую муж отвез в лес и отрубил ей руки. Тогда начинается очередная волна общественного резонанса. Появляются инициативные группы, на обсуждение ставится законопроект о домашнем насилии, который не принимают уже более десяти лет.

Я веду дело Галины Каторовой, которое тоже вышло в информационное поле. Женщина семь лет состояла в отношениях, были побои с эскалацией насилия. И вот когда уже муж не просто дал ей пару пощечин и толкнул, а наносил удары ногами по телу, бил в живот, бил кулаками по голове и душил, что подтверждается экспертизами, она нанесла ему ножевые удары, в результате которых он скончался.

Несмотря на то, что установили противоправное поведение со стороны потерпевшего (и с этим согласился прокурор), несмотря на хорошие характеристики Галины, наличие у нее трехлетнего ребенка, несмотря на явку с повинной, прокурор запросил для нее семь лет лишения свободы. Пошла волна возмущения, петиция в защиту Галины собрала более 50 тысяч подписей ( сегодня — уже больше 120 тысяч, — прим. ред.

). И тогда снова стали поднимать эту тему, говорить, что нужен закон, что женщины не получают защиты в правоохранительных органах и вынуждены прибегать к самозащите.

— Галина тоже обращалась в полицию?

— Да, но в дежурной части заявление не регистрировали, направляли к участковому. Там заявление лежит без регистрации сообщения о преступлении, а участковый выжидает, когда супруги помирятся, уговаривает их. Обстановка в семье меняется, и муж с женой заявление вместе забирают. Официально заявление Галины не проходило книгу учета, и доказать, что она обращалась, теперь нереально. И побои она ходила снимать, но то же самое — никакого движения заявлениям никто не дал. После того, как она прибегла к самозащите, ситуация длящегося домашнего насилия не учитывается. Галина не получает никакого снисхождения со стороны обвинения – обвинитель запросил у суда 7 лет лишения свободы , как для обычной преступницы, которая совершила умышленное убийство. Галину приговорили к трем годам лишения свободы, ее доводы о вынужденной необходимости защищать свою жизнь суд не учел. Это совершенно несправедливо, и это последствия той самой тяжелой ситуации, которая у нас сложилась по вопросу бытового насилия.

Читайте так же:  Мать одиночка узбекистан
Видео (кликните для воспроизведения).

— Откуда такое равнодушие к насилию и такая жестокость к женщинам, которые его пережили?

— Существуют общественные стереотипы: раз женщины выбрали себе таких партнеров, то это полностью их ответственность.

Правоохранительные органы тоже этой точки зрения придерживаются, начинают воспитательные беседы вести, говорить: «А зачем замуж выходили? А зачем детей рожали?» Женщина приходит получить помощь, а получает проповедь, отповедь. У нее и так подавленное состояние, и оно становится еще хуже. Есть и гендерные стереотипы: «Все в семье идет от женщины, нет дыма без огня». Это отбивает у женщин все желание бороться. Они не видят поддержки абсолютно нигде — ни со стороны общества, ни со стороны соседей, ни со стороны правоохранительных органов, которые должны защищать их интересы. Плюс давайте не будем забывать, что есть еще психологический фактор: личность агрессора жертве представляется всемогущей, а собственное положение — безнадежным.

Стереотипы, равнодушие правоохранителей, тот факт, что с жертвами никто не работает в психологическом поле — все это ведет к тому, что подобные дела не выплывают в существенную статистику, которую государство использовало бы для борьбы с этим явлением, для профилактики бытового насилия.

— Как часто к вам обращаются?

— Количество обращений ко мне, или в кризисный центр, или даже статистика УВД не отражают проблем. Проблему, пожалуй, больше отражает тот факт, что каждая вторая женщина, которая обращается ко мне по семейному спору, рассказывает, что муж ей палец сломал или синяк поставил или вообще бил смертным боем в течение супружеской жизни.

Зачастую сами пострадавшие не осознают, что они пострадавшие, и приходят не с просьбой о возбуждении уголовного дела, а, например, с просьбой «Помогите выселить человека — бьет-убивает смертным боем». Они могут осознать проблему выселения, но проблему насилия не осознают. Начинаешь спрашивать: «Обращались в полицию?». Отвечают: «Не то слово! Уже просто закидали их заявлениями, но никакой реакции!»

В последнее время очень часто бьют пожилых людей, стало очень много таких обращений. И у меня было дело — пришла пожилая женщина, у которой молодая дочь — наркопотребительница. Они живут в квартире вместе с ребенком — это их сын и внук, его опекуном является бабушка. Прямо у него на глазах мама бабушку бьет. Последней каплей, после которой ребенок попал в психоневрологический диспансер, был случай, когда его мать пыталась выбросить бабушку с балкона. Эта пенсионерка пришла ко мне и просила выселить свою дочку. Ситуация, когда к адвокату обращаются за решением жилищных и имущественных вопросов, обходя тему домашнего насилия, очень распространена. Та женщина говорила, что ее дочь прямо дома употребляет наркотики, что сама она обращалась, куда только можно, звонила на телефон доверия — никакой реакции.

Семинар Елены Соловьевой

— Почему не так много юристов занимается проблемами домашнего насилия?

— Женщины, которые находятся в кризисных ситуациях, зачастую лишены средств на оплату юриста. Востребованность специалистов по этой проблеме низкая, потому что клиенткам платить нечем, а адвокатская помощь оказывается на основе договора — адвокатам не платят зарплату, они работают за гонорары, которые им дают клиенты. А какие тут гонорары? Иногда привлекаешь помощь НКО, иногда просто активисты берут и устраивают краудфандинг — через социальные сети, через разные платформы собирают деньги на услуги адвоката.

Вот так, всем миром, собирали на оплату юридической помощи, чтобы защищать Галину Каторову, привлекали НКО – Консорциум женских неправительственных организаций.

Каков удар судьбы для бедных женщин — преступникам полагается адвокат бесплатно, а потерпевшим он не полагается! У НКО тоже средств не всегда достаточно, чтобы поддерживать каждую обратившуюся. НКО делают все, что могут в этом поле, но берут самые тяжелые случаи, когда дело резонансное, фигурируют маленькие дети и так далее.

Сейчас, благодаря резонансным делам, у нас во Владивостоке и вообще в Приморском крае образовалось огромное количество активистов. Люди сами на меня выходят и говорят: «Давайте создадим методичку! Напишите книгу!» Я сама подвергалась насилию, для меня это тема не посторонняя. Надо хотя бы начать раскачивать стереотипы, чтобы к ней повернулись правоохранители, повернулось общество. Если благодаря активистам начнет формироваться новое информационное поле, будет продвигаться убеждение, что домашнее насилие недопустимо, что существует физическая неприкосновенность, что никто не в праве твою жизнь контролировать, подчинять тебя себе, пренебрегать твоим достоинством, может, что-то и будет в обществе сдвигаться. На это мы и надеемся.

http://philanthropy.ru/intervyu/2018/03/10/61653/

Электронный журнал о благотворительности

Филантроп

Я не боюсь сделать: как помочь жертвам насилия

Тысячи людей со всего мира поделились своими историями в рамках флешмоба #янебоюсьсказать. Сотрудницы российских кризисных центров рассказали Филантропу о том, почему так важно говорить о проблеме и куда обращаться в случае беды.

«У нас считается, что проблемы нет»

Анна Межова, президент фонда «Сохраняя жизни», Оренбург.

Наш фонд занимается реабилитацией детей, переживших насилие. Такие случаи остаются вообще за гранью понимания. Практически все рассказы детей о том, что с ними творили родители начинаются с того, что отец пил или мать употребляла наркотики. Но есть и исключение — это семейные тираны.

Проблема насилия многогранна. Конечно, однозначно сказать в чем именно корень зла — нельзя, но, на мой взгляд, основные проблемы, которые порождают насилие у нас в обществе – это низкий культурный уровень и пьянство. К сожалению, большая часть таких случаев происходит, когда мужчина в состоянии алкогольного опьянения позволяет себе распускать руки и т.п.

Об этом не принято говорить, это очень закрытая тема. Когда мы только начали заниматься этой проблемой, все к кому мы обращались и рассказывали истории детей, просто обрывали нас в начале повествования со словами «замолчите, я не хочу ничего про это знать». Мы смогли найти поддержку только среди коллег по благотворительному сектору. Благодаря их вниманию о нас узнали по всей России. И в прошлом году мы провели первый федеральный реабилитационный лагерь. И работа в нем показала, что проблема жестокого обращения с детьми не областная проблема, а проблема в масштабах страны.

НКО и центры, которые занимаются помощью жертвам насилия. Всем им нужна помощь — денежная или волонтерская.

Читайте так же:  Процедурные вопросы взыскания алиментов

Центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры»

Неправительственная и некоммерческая организация, которая работает в Москве с 1994 года. Центр помогает пострадавшим от сексуального насилия. Центр оказывает свою помощь бесплатно, соблюдая принцип анонимности для всех обратившихся независимо от пола, идентичности, места жительства и каких-либо других условий.
Телефон доверия центра «Сёстры» — 8 499 901 0201 работает с 1994 года и предоставляет помощь уникальных специалистов всем обращающимся вне зависимости от пола, идентичности и места регистрации. Телефон доверия работает по будням с 10 до 20 часов по московскому времени.

Центр проводит тренинги для специалистов, а также образовательные курсы для молодежи.

Национальный центр по предотвращению насилия «Анна»

Центр занимается профилактикой разных форм насилия в отношении женщин на всех уровнях. Информационная сеть центра включает в себя более 150 российских общественных и государственных организаций, работающих с проблемой насилия в отношении женщин.

Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия: 8 (800) 7000-600.

ИНГО «Кризисный центр для женщин»

«Институт недискриминационных гендерных отношений Кризисный Центр для женщин» работает в Санкт-Петербурге, помогает жертвам насилия, в том числе сексуального, проводит семинары, конференции, посвященные проблеме насилия.

Телефон доверия с 11-00 до 18-00: 8812 327 30 00

Региональная общественная организация «Екатерина»

Кризисный центр для женщин «Екатерина» основала команда из 4 женщин в 1996 году. Центр cтал инициатором программы борьбы с насилием в семье в Екатеринбурге.

Сейчас «Екатерина» занимается социальной, психологической, юридической помощью и поддержкой женщинам, пострадавшим от домашнего насилия, а также просвещением населения по проблемам насилия в семье и незаконного вывоза из России женщин и девушек.

Нижегородский женский кризисный центр

Специализируется на проблеме домашнего насилия и его последствиях, оказывает психологическую, юридическую помощь его жертвам. А также занимается темой профилактики насилия в семье и обществе. За 7 с лишним лет работы сотрудниками Центра была оказана психологическая и юридическая помощь свыше 10000 человек г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области.

http://www.woman-nnov.ru/

«Cохраняя жизни»

Волонтерское движение «Сохраняя жизнь» было основано в Оренбурге 2008 году. В 2013 году был зарегистрирован фонд. Он занимается развитием института усыновления в Оренбургской области, помощь женщинам и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, профилактика социального сиротства, помощью в адаптации выпускникам интернатных учреждений. Кроме того, фонд ведет программу по реабилитации детей, перенесших насилие или психологическую травму.

Флешмоб #янебоюсьсказать, который буквально захлестнул социальные сети, показал, что печальных историй гораздо больше, чем мы могли подумать. И тому, на мой взгляд, есть несколько причин.

Мне кажется, что насилие распространяется вирусно. Изначально у большинства из нас нет желания унизить кого-то. Но оно может появиться, когда унизили или изнасиловали тебя. Если разобраться, то у каждого «плохого парня» в этих историях тоже есть свой багаж унижения. Как правило, это или жестокое обращение с ребенком или его подавление в семье. Вырастая, дети часто перенимают поведение тирана, выбирая в качестве жертвы тех, кто слабее.

Еще одна проблема — это шовинизм по отношению к женщине. Если ребенок растет в семье, где нет уважения к слабому полу, то не стоит ждать от него уважительного отношения к женщинам в дальнейшем. Это вопросы воспитания.

Поэтому, преодоление сложившейся ситуации мне видится в двух направлениях: повышение родительской компетенции, воспитание в обществе уважения к женщине и, безусловно, реабилитация жертв насилия и жестокого обращения. Сейчас национальной идеей является воспитание патриотизма, но мне кажется не менее важным воспитывать почтительное отношение к женщине, к материнству. Правда, результаты изменения мы увидим только в следующем поколении. А сейчас остается только развивать систему помощи жертвам насилия.

Самое страшное, что жертвы насилия не могут получить квалифицированной помощи и реабилитации. У нас считается, что проблемы нет, соответственно нет и системы помощи.

А, как показывает флешмоб, проблема-то есть. Типичная история: семья взяла приемного ребенка, через какое-то время выяснилось, что его поведение отличается от нормы: он пытается «играть в секс» с другими детьми, или проявляет агрессию. Вместо того, чтобы бежать к специалистам и помочь ребенку, семья сдает его обратно, как «бракованного». А вы просто представьте, что ребенка в 5-10 лет систематически растляли и насиловали и для него это уже стало «нормой». Конечно, нужно приложить немало усилий, чтобы ребенок смог справиться с тем адом, который творится у него в душе. И уж совершенно точно он не виноват в том, что с ним такое сотворили.

У нас в фонде с детьми занимаются психологи и арт-терапевты. они помогают как ребенку справиться с переживаниями. Также, мы занимаемся обучением родителей: объясняем, что происходит с ребенком, как ему помочь и как себя с ним вести. Раз в год мы проводим реабилитационный лагерь — это выезд на в санаторий мамы с ребенком. Там интенсивная программа — работа в группах, индивидуальная работа, постоянное взаимодействие мамы с ребенком. Как показывает практика, такой вид реабилитации дает очень хороший результат и большой скачок в динамике.

«По значимости, это уже не флешмоб, а социальное движение»

фото Александр Корякин

Анастасия Ходырева, ИНГО «Кризисный центр для женщин», СанктПетербург

Безусловно, очень важно говорить о проблеме насилия. Это необходимо обществу, заинтересованному в преодолении этой проблемы, снижении ксенофобии, даже если сегодня ее подпитывает политическая воля, и, самое главное — это важно тем, кто настроен на процесс ухода от милитаризации России. На современном постсоветском пространстве #янебоюсьсказать — первый случай личного высказывания о пережитом насилии в таком масштабе, который бы позволил почувствовать солидарность и поддержку. По значимости это уже никакой не флешмоб, а социальное движение. Из последних событий сравнить его можно только с инициативой «Дети 404», которая стала реакцией на законодательное ограничение прав несовершеннолетних к доступу к информации. Реакция на эти два события похожа: люди во власти, не важно — политики, блоггеры или другие крупные общественные деятели, — почувствовали угрозу. Возможность указывать на то, какая информация должна проходить в эфир, а какая подлежит цензуре, испаряется по мере того, как все больше людей открыто рассказывают о своем опыте.

У меня не было шока от количества историй, и вряд ли у кого-то из тех, кто работает в сфере помощи пострадавшим от насилия он был.

Сейчас, когда тысячи женщин и мужчин рассказали о пережитом насилии, необходимо проанализировать причины по которым общество продолжает обвинять пострадавших: отсутствие сексуального просвещения для детей и взрослых, законодательные пробелы в помощи пострадавшим от насилия и защите свидетелей, перераспределение бюджета от социальных нужд в пользу военных — и начать стратегическую работу по изменению это ситуации на уровне общества. Есть множество стран, где опыт таких изменений есть и если мы хотим сильное и здоровое общество, то стоит постепенно начать перенимать его, а не держаться за наш мифический «особый путь».

Читайте так же:  Может ли ребенок отказаться от алиментов

Мы в Кризисном центре для женщин принимаем 3-4 тысячи обращений ежегодно, которые касаются насилия в партнерских отношениях, экономического, психологического, сексуального насилия, домогательств на работе, которые не позволяют женщине продолжать заниматься своей карьерой и участвовать в конкуренции на рынке труда.

«Решение должно быть на государственном уровне»

Лариса Понарина, заместитель директора центра «Анна», Москва.

Фото Вадима Проскурина

Замалчивание проблемы насилия приводит к попустительству безнаказанности обидчиков. Поэтому об этой проблеме можно и нужно говорить. И то, что этот вопрос обсуждают открыто, — это, на мой взгляд, шаг вперед, который должен привести к решению этого вопроса на государственном уровне. Флешмоб #янебоюсьсказать — словно сошедшая лавина. Безусловно, такой большой отклик показывает, что государство и специалисты не уделяют должного внимания этому вопросу, а общество не готово воспринимать этих людей, как пострадавших.

Конечно, сейчас ситуация намного лучше, чем 20 лет назад, когда наш центр только начинал свою деятельность, и все же в отношении общества к этой проблеме много стереотипов — пострадавших от насилия, как правило, обвиняют в произошедшем, а они испытывают чувство стыда и вины.

Справиться с такой проблемой в одиночку нелегко, да и не нужно. Сейчас существует огромное количество центров социальной помощи семье и детям, они есть почти во всех городах России. Также существует телефон доверия для женщин при нашем центре — звонок на него бесплатный и анонимный. Есть телефон доверия для детей и подростков и различные телефоны психологической помощи. В любом случае, в эпоху развития соцсетей всегда можно найти того, кто выслушает и поможет. И на примере этой акции мы смогли это увидеть.

[3]

Основная цель нашего центра — заниматься проблемой предотвращения насилия. Мы готовим региональных специалистов, проводим просветительские мероприятия и кампании для всех заинтересованных. Кроме того, мы обучаем консультантов, которые работают на нашем телефоне доверия. Также нашим центром был подготовлен законопроект о предотвращении домашнего насилия. Сейчас он проходит различные инстанции и мы надеемся — он будет принят в ближайшее время.

http://philanthropy.ru/analysis/2016/07/13/39448/

В Москве открылся центр помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия

Офис центра «Насилию.нет» открылся по адресу Земляной вал, 7. Это первое место в Москве, куда пострадавшие смогут прийти и получить в первую очередь психологическую помощь, рассказала руководитель проекта Анна Ривина на открытии. По ее словам, у обратившихся не будут спрашивать документы или требовать столичную прописку.

В центре ежедневно будут работать штатный психолог и юрист. Один из проектов посвятят психологической помощи мужчинам-агрессорам, желающим измениться.

«Мы готовы потратить силы, чтобы страшные последствия ситуаций насилия не могли наступить. Планируем работать с супружескими парами, конечно, не одновременно, с каждым индивидуально. Другое дело, сколько и дойдут ли вообще до центра мужчины», – призналась Анна Ривина.

Еще одно направление психологической поддержки в центре — группа самопомощи. Раз в неделю пострадавшие смогут встречаться, делиться опытом, советами, помогать друг другу. В центре также планируют обучать обратившихся SMM и разработке сайтов на базе платформы Tilda.

«Это не та профессия, которой надо учиться пять лет. Она подойдет для женщин с детьми и тех, кто лишний раз боится показать, что готов бороться за независимость. Надеюсь, в процессе мы лучше поймем потребности самих жертв насилия и сможем договариваться с другими компаниями и структурами о новых курсах», – отметила Ривина.

Проект «Насилию.нет» собирается готовить юристов и психологов для работы с жертвами кризисных ситуаций. Волонтеров обучат работе с пострадавшими, сопровождению жертв насилия в травмпунктах и полиции. Одно из помещений центра станет большим лекторием для женщин и про женщин.

По словам Ривиной, офис центра – это безопасное пространство, куда может прийти любая женщина, которая боится оставаться дома. Пока что находиться в нем можно будет только до конца рабочего дня. Международные стандарты предписывают скрывать адреса убежищ, чтобы гарантировать безопасность пострадавших, однако центр не будет этого делать.

«Если мы будем скрывать свой адрес, наше существование теряет всякий смысл, ради которого мы его создаем, — заметила Ривина. – Надеемся, работа психологов будет направлена на спокойную и мирную обстановку в центре. Но нам все-таки повезло, на нашем этаже «живет» ЧОП. Если что, у нас есть охрана».

«Наша задача, чтобы женщины и девочки, которые оказались в ситуации сестер Хачатурян, имели возможность прийти в центр и услышать, что они не виноваты в том, что с ними происходит дома. Им помогут найти убежище, окажут юридическую и психологическую поддержку, реабилитацию», — заявила она.

Центр «Насилию.нет» начал работу в 2015 году. Специалисты центра создали карту помощи с адресами и телефонами кризисных центров по всей стране, мобильное приложение «Насилию.нет», видеоинструкции для пострадавших от насилия, запустили спецпроект «Мужчины против насилия». Эксперты привлекают к обсуждению проблемы известных людей, выступают на различных площадках с просветительскими лекциями, а также помогают пострадавшим, которые обращаются за помощью.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.pravmir.ru/v-moskve-otkrylsya-czentr-pomoshhi-zhenshhinam-postradavshim-ot-domashnego-nasiliya/

Литература


  1. Волкова Т. В., Гребенников А. И., Королев С. Ю., Чмыхало Е. Ю. Земельное право; Ай Пи Эр Медиа — Москва, 2010. — 328 c.

  2. Мельник, В. В. Искусство речи в суде присяжных. Учебно-практическое пособие / В.В. Мельник, И.Л. Трунов. — М.: Юрайт, 2015. — 672 c.

  3. Ведихин, А. Forex от первого лица. Валютные рынки для начинающих и профессионалов / А. Ведихин. — М.: Омега-Л, 2005. — 428 c.
  4. Астахов, Павел Земельный участок. Юридическая помощь по оформлению и защите прав на землю с вершины адвокатского профессионализма / Павел Астахов. — М.: Эксмо, 2015. — 256 c.
  5. Сю, Эжен Жертва судебной ошибки / Эжен Сю. — М.: Новелла, 2016. — 416 c.
Организации помощи жертвам домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here