Новости ювенальной юстиции в россии

ИА REGNUM — сюжет «Проникновение ювенальных технологий в Россию»

Свидетельства о регистрации СМИ:

Эл № от 14 августа 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор),
ИА № от 23 ноября 2012 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Настоящий ресурс содержит материалы 18+.

При цитировании информации гиперссылка на ИА REGNUM обязательна.
Использование материалов ИА REGNUM в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

тег: ювенальная юстиция в России

Отобрали детей? Молодцы. Ошиблись? Ну ничего, бывает.

Как обезопасить детей, не натравливая полицию и опеку на родителей, врачей и педагогов

Онлайн эфир

Главная новость

«Нет»: Глава МЭР отрицает возможность дефолта по сценарию 1998 года

Глава Минэкономразвития Максим Решетников исключил вероятность дефолта в России, подобного тому, что объявили власти РФ в 1998 году. Об этом он заявил в программе «Познер» на Первом канале.

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Средство массовой информации сетевое издание «Царьград/Tsargrad» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 — 63691 от «10» ноября 2015.

Главный редактор — Токарева Д.И.
Учредитель — НАО «Царьград медиа»
Адрес редакции — 125375, Москва, ул. Тверская, д.7, этаж 5, помещение I, комната 37

Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт tsargrad.tv. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал tsargrad.tv. Редакция не несет ответственности за информацию и мнения, высказанные в комментариях читателей и новостных материалах, составленных на основе сообщений читателей.

© 2020, все права защищены. НАО «Царьград медиа».

Кто продвигает Ювенальную юстицию и киднепинг в России? Расследование, разоблачение преступной схемы

Перечислим несколько фактов, которые простому человеку необходимо знать о ювенальной юстиции.

Факт первый. Самый известный в мире «защитник прав детей», автор инструкции по имплементации конвенции по правам ребенка ООН, эксперт ЮНИСЕФ 77-летний Питер Ньюэлл оказался педерастом и педофилом. Британский суд приговорил его к 6 годам и 8 месяцам тюрьмы, что для Туманного Альбиона — довольно большой срок.

Факт второй. В Британии городской совет Брайтон-энд-Хов направил в местные школы рекомендации по детям, сомневающимся в своей гендерной принадлежности. Согласно им, школа сможет обратиться с социальные службы в тех случаях, когда родители, например, не позволяют своему сыну ходить в школу в юбке. Также в документе говорится, что во всех случаях трансгендерным школьникам следует разрешать пользоваться той раздевалкой, которая соответствует их гендерной идентичности, а не биологическом полу.

Факт третий. Образ отца чаще всего ущербен и обладает кратно более низким статусом в сравнении со статусом матери. Это не совпадение, это тенденция. В отечественных мультиках, снятых по произведениям авторов разных времён и стран, сплошь и рядом растёт безотцовщина. В мультике про Карлсона папа (спящий, к слову, отдельно от мамы) перманентно занят, и его основные функции – делать выговоры, ставить в угол, невнятно что-то бурчать в ответ на просьбы, курить и хвататься за голову. Соответственно Малыш находит себе заменитель папы, другого носителя мужского начала – толстого и несуразного Карлсона. Единственный мультфильм, который нам удалось найти, где образ отца достоин подражания — это Детство Ратибора.

Факт четвёртый. Ювенальная юстиция действует в таких западных странах как Германия, Франция, Англия, Италия, Америка и т.д. В России вводится ювенальная юстиция западного образца. За прошедшие 5 лет в России были приняты 16 ювенальных законов, имеющих четкую антисемейную направленность.

Ювенальная юстиция базируется на принципе что у ребенка те же права, что и у взрослого. А про его обязанности ничего не говорится. Ребенок имеет право самостоятельно обращаться в органы за защитой своих прав. Это включает жалобы на родителей в полицию или суд, которые обязаны незамедлительно проверить, как родители исполняют свои обязанности. А главное, что ребенка сразу отбирают у «ненадлежащих» родителей и отдают в приют или приемным родителям до проверки фактов. Обязательно организуется специальная база данных о детях. Школьников и малышей в детсадах обязывают вести специальные дневники с оценкой поведения родителей. Дневники проверяются органами соцнадзора.

Один из важнейших постулатов ювенальных технологий — сексуальное воспитание детей. Вместо понятия «пол» вводится понятие «гендер». За введение ювенальной юстиции в нашей стране активно радеют такие организации как «Фонд поддержки детей в трудной жизненной ситуации», «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения», Санкт-Петербургский Институт раннего вмешательства. Данные организации тесно взаимодействуют между собой и связаны с USAID — Американским агентством по международному развитию, которое занимается продвижением интересов США в других странах мира. Среди партнеров «Национального фонда защиты детей от жестокого обращения» официально называются: ЮНИСЕФ; Американский союз профессионалов против жестокого обращения с детьми (APSAC); Институт социальных услуг (IHS), штат Огайо, США.

Факт пятый. Приведём яркий пример того, как в России можно отмывать деньги и продавать детей, причём организаторам преступной схемы ничего за это не будет. В нашей стране эти занимается Фонд профилактики социального сиротства и движение STOPкиднеппинг. Губернатор Андрей Воробьев, почему в Подмосковье продают детей?

  • 1681 просмотр

Материалы по теме

САМЫЙ ЖУТКИЙ ЗАГОВОР нашего мира

Оставшаяся без мирового тура Мадонна переделала специально для соцсетей свой хит из девяностых «Вог» и спела его для самых преданных поклонников.

В новой версии «Вог» у Мадонны появилась фраза о том, что она готова убить за пасту. Кто-то увидел в этом исключительно намек на пустые полки в американских продуктовых магазинах и закрытие ресторанов и общепитов. Но кто-то отметил, что словом «паста» педофилы обозначают убийство маленького мальчика, в соответствии с подобным словарём. К слову, совсем недавно, с начала эпидемии ковид-19, Гугл разблокировал информацию по ключевым словам Адренохром, “Пицца-гейт” и “Педо-гейт”. Только по официальной статистике в США пропадает примерно 460 000 детей каждый год. За последние три года в США насчитывается 148 тысяч закрытых дел, хотя до этого средние показатели были несколько тысяч за год.

Читайте так же:  Доверенность на медицинское обследование ребенка бабушке

Вот ещё один факт.

Совсем не давно, 31 марта этого года, на сайте интерпола появилась новость о том, что была раскрыта глобальная сеть торговли и надругательства над детьми. Операция проводилась в 40 странах. А это — свежий твит Трампа от 10 апреля 20 года с ретвитом голливудского актёра Джеймса Вудса — “Невидимый враг скоро отступит.” А Вудс прокомментировал это словами “он имеет в виду не только вирус”. и оставил хеш-тег, который можно перевести как “уничтожить глубинное государство”.

Согласно этой теории заговора, Харви Вайнштейн, обвиняемый за сексуальные домогательства, пошел на сделку со следствием и выдал всех мировых педофилов в обмен на сокращение срока отсидки с 55 лет до 23.

В своё время Харви признался, что 8 лет был главным киномехаником в Белом доме. А в связи с последними событиями версия такова — Харви дал показания о тех, кого десятилетия привозил в качестве гостей на тайный остров Джеффри Эпштейн. Для тех, кому не знакомо это имя, краткая справка по Эпштейну.

Миллиардер ранее входил в совет Фонда Рокфеллера, был членом авторитетного Совета по международным отношениям и Трёхсторонней комиссии. Эта Комиссия была создана в 1973 году по инициативе Бильдербергского клуба, в том числе Дэвида Рокфеллера, Генри Киссинджера и Збигнева Бжезинского. Также покойный был крупным спонсором Гарвардского университета. Судебные разбирательства с Эпштейном должны были начаться в июне 2020 г. За сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних и торговлю ими ему светило 45 лет. Но до суда Джеффри не дожил. 10 августа его нашли повешенным на простыне в одиночной камере Особого блока Манхэттенской федеральной тюрьмы. Неподалеку от штаб-квартиры могущественной ФБР.

Джеффри не только сам «пользовал» девочек, но и делился ими с могущественными друзьями. Сексзабавы снимались на скрытые камеры для возможного шантажа высокопоставленных педофилов. В его резиденции был найден огромный видео и фотоархив. Оргии проходили не только в манхэттенской резиденции, особняке в Палм-Бич, на ранчо «Зорро», но и на личном острове Грейт-Сейнт-Джеймс в Карибском море. Злые языки прозвали его «островом педофилов». Посмотрите на эти кадры, предполагается, что в подземелье этого храма проводились определённые ритуалы.

Гостей и девушек на остров доставляли либо на яхте, либо на личном самолете, оборудованном роскошными кроватями. Лайнер имел свое прозвище — «Лолита Экспресс». Судя по бортовым журналам, 26 раз пассажиром «Лолиты» был бывший президент США Билл Клинтон. К слову, вот такую странную картину нашли в особняке Эпштейна.

Много шума наделала «черная телефонная книжка» Эпштейна. В ней сотни контактов — Бывшие премьеры Англии, Испании, Израиля, наследные саудовские принцы, звёзды и актёры, члены кланов Рокфеллеров и Ротшильдов, миллиардеры, политики, ученые, послы. Только телефонов сына английской королевы принца Эндрю, герцога Йоркского целых 15 номеров. Его личных и его помощников. В этой книжке был контакт и персонажа из нашего прошлого выпуска — Билла Гейтса.

В России началась ювенальная эпоха

Закон «о шлепках», вызвавший огромный общественный резонанс, 4 июля 2016 года был окончательно принят. Официально закон называется «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и предполагает декриминализацию, т.е. отмену уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести.

Закон был подготовлен в ответ на просьбу Президента России, высказанную им в послании Федеральному собранию в декабре 2015 года, поддержать инициативу Верховного суда о декриминализации уголовного законодательства.

В первом чтении законопроект № 953369-6, действительно, содержал позиции «экономии уголовной репрессии», но уже ко второму чтению с ним стали происходить странные изменения, в результате которых в статье 116 внезапно возник диаметрально противоположный смысл, появилось абсурдное и нелогичное наказание: за большее преступление – максимально мягкое, за малое преступление – чрезвычайно суровое, и, самое главное, образовался новый, никогда ранее не существовавший, субъект преступности – «близкое лицо»,

Содержание этого понятия раскрывается там же:

«Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство»

Впервые в Уголовном кодексе появился новый, специальный состав преступлений, приравненный к преступлениям, совершённым «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды» — это преступления в отношении членов семьи, близких родственников и свойственников.

И впервые за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (а степень выраженности и интенсивность боли законом не оговаривается), но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц», законом установлено весьма серьёзное наказание.

Итак, за причинение физической боли без последствий, в том числе за шлепок или наказание ребёнка ремнём, родителя будут ожидать «обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет».

Это прямо указывает на репрессивный характер законопроекта по отношению к социальной группе под названием «родители»; такая норма позволяет лишать свободы тех из родителей, кто посмеет наказать ребёнка «без вреда его здоровью», что может подразумевать символическое наказание ремнём или даже банальный шлепок.

Ещё одна чрезвычайно важная поправка в тексте закона – в ст. 20 УПК – переводит побои из дел частного обвинения в дела частно-публичного обвинения. Это означает, что у правоохранительных органов, обязанных прекращать дела о побоях между родственниками в связи с примирением сторон, после принятия поправок такой обязанности не будет, и любое подобное дело, даже будучи начатым по заявлению постороннего лица, ни под каким предлогом прекращено не будет. Другими словами, попал по любому, даже ложному, доносу под прицел, заявила скандальная соседка, что ты жену избиваешь или над ребёнком измываешься – маховик запускается, и суд неизбежен, даже если в итоге ни у кого никаких претензий к тебе нет.

Антисемейные поправки законопроекта уничтожают конституционное право родителей на воспитание детей (ст. 38), нарушают ст. 63 Семейного кодекса РФ, которая гласит, что «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей; родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей», нарушают раздел III Концепции государственной семейной политики в РФ на период до 2025 года (утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. №1618-р), которая требует «создания условий для повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи».

Читайте так же:  Официальные алименты на ребенка при разводе

Новая редакция указанных статей закона также вступает в грубое противоречие с п. 76, 78 Стратегии национальной безопасности (Указ Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно которым защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

В национальной традиции нашего народа есть право родителей на ограниченное, с любовью, физическое наказание ребёнка в случае его упорного непослушания и хамства, что определяется свидетельствами Священного Писания и подтверждается накопленным педагогическим опытом.

Принятие указанных поправок в ст. 116 УК и ст.20 УПК – громадная трагическая ошибка для государства, для общества, для нации.

Когда-то уже было сказано, что «у каждой ошибки есть имя, фамилия и отчество», и значит, для её исправления есть смысл назвать имена лиц, к ней причастных.

Список открывает председатель Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников , который и внёс во второе чтение законопроекта № 953369-6 скандальные поправки.

Это решение для него вовсе не было случайным: ещё в далёком 2007 году депутат Крашенинников единолично внёс в Государственную Думу самый настоящий ювенальный законопроект N 485737-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части уточнения порядка отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью)» и два года добивался его принятия.

Законопроект предусматривал введение ускоренного порядка отобрания ребёнка у родителей – в трёхдневный срок, в закрытом судебном заседании, и только огромным напряжением сил неравнодушной общественности и даже ряда думских депутатов удалось остановить его принятие.

Нынешние поправки, внесённые Крашенинниковым – это элементы всё того же пресловутого закона «О семейно-бытовом насилии», который лоббисты ювенальной юстиции организованно и массово продавливали в течение последних нескольких лет. Среди особо активных лоббистов закона о насилии в семье в первую очередь следует отметить председателя Общественного Совета по правам человека Михаила Федотова и его соратников, в частности, Светлану Айвазову, а также думского депутата Салию Мурзабаеву и её рабочую группу по разработке закона: юриста Мари Давтян, эксперта Светлану Айвазову (всё ту же) и др., при активной поддержке сенатора Валентины Петренко.

Голосование по законопроекту № 953369-6 в Совете Федерации 29 июня 2016 г. обозначило новых «игроков» на ювенальном поле: представлял законопроект сенатор Андрей Клишас, который горячо защищал правильность антиродительских поправок и утверждал, что «это – важный закон, направленный на защиту традиционных ценностей»; сенатор Ольга Ковитиди предложила «сначала посмотреть правоприменительную практику» (то есть, отправить десяток-другой родителей в тюрьму в порядке эксперимента), поскольку, по её мнению, «закон своевременный и правильный»; не осталась в стороне и сенатор Валентина Петренко, которая призвала «не допустить того, чтобы избивались дети», и «не опуститься до первобытного строя, когда можно было ещё и съесть человека или там ребёнка»; сенатор Лилия Гумерова, уже отметившаяся ранее защитой т.н. беби-боксов, призвала срочно ввести «правосудие, дружественное к детям», и обвинила общественность, выступающую против обсуждаемого законопроекта, в том, что в отличие от неё самой, «они (общественники) ничего общего с защитой детства не имеют»; сенатор Людмила Косткина, утверждала, что «насилие в семье – огромная проблема для Российской Федерации», и поэтому закон нужно срочно принимать.

Сенаторы, выступавшие за ювенальные поправки, демонстрировали удивительную неосведомлённость в данном вопросе. Так, нелишней для них будет информация, что «правосудие, дружественное ребёнку» — понятие, которое ювенальные лоббисты во всём мире употребляют именно для обозначения ювенальной юстиции, с целью придания ей подобия некоего благообразия; это понятие – безошибочный ювенальный маркер, и такие вещи сенаторам, обсуждающим ювенальные законы, знать необходимо, а не знать – стыдно.

Также ни одному политику не делают чести ходульные фразы типа «может, ещё позволим есть детей» или ювенальные штампы «семья – это место насилия» и «ужасающая статистика насилия в российских семьях».

Неосведомлённость, некомпетентность, отсутствие достоверной информации и «каша в голове» из хаотичных представлений о предмете разговора характерна и для других сенаторов. Так, Антон Беляков, неожиданно выступивший против скандальных поправок, заявил, что хотя сам и является одним из авторов закона о семейно-бытовом насилии, разработанного вместе с Общественным Советом по правам человека, но в данных поправках он как раз видит признаки ювенальной юстиции и поэтому выступает против них. Понять, что обсуждаемые ювенальные поправки – всего лишь часть разработанного им же самим ювенального закона о семейно-бытовом насилии, для сенатора оказалось сложно.

О своём несогласии с законопроектом с разной степенью эмоциональности на заседании заявили сенаторы Светлана Горячева, Вячеслав Мархаев, Елена Мизулина, и их выступления стали причиной раздражения и даже гнева сенаторов Клишаса и Петренко.

Обсуждение носило бурный характер, и, подводя его итоги, спикер Валентина Матвиенко предложила закон срочно принять, а по указанным статьям создать согласительную комиссию (предложение С. Горячевой) и включить в неё для работы сенаторов А. Клишаса и Е. Мизулину, чтобы обсудить противоречия и подготовить поправки в ст. 116 УК и 20 УПК, «конечно, если в ходе работы комиссии выяснится, что они всё-таки нужны».

Итак, в России впервые принят самый настоящий и неприкрытый ювенальный закон, и нужно признать, что общественность не смогла отразить этот удар.

[1]

Видео (кликните для воспроизведения).

Российское общество вошло в новую стадию развития; на пороге – время отмены презумпции невиновности, массовая дискриминация социальной группы под названием «родители», официальное огосударствление детей.

Началась ювенальная эпоха, и отныне родителям будет запрещено самим воспитывать своих детей, самим выбирать способы воспитательного воздействия в зависимости от ситуации и необходимости, и самим решать, что хорошо, а что плохо для их ребёнка. Всё это им теперь расскажут суровые и властные тётеньки из органов опеки, которые потребуют беспрекословного исполнения родителями каждой буквы из их новых инструкций и будут зорко выискивать самые маленькие намёки на синяки у непоседливых детишек.

Читайте так же:  Внебрачные дети брежнева леонида ильича

Институт семьи в России ждёт уничтожение воспитательной традиции, разрыв эмоциональных связей, потеря контроля над детьми, разрушение иерархии отношений, вынужденный детоцентризм, прагматизм и узаконенное потребительство.

В стране будет создан механизм жёсткого репрессивного контроля над семьёй, станет расширяться институт социального сиротства. Как следствие, государство неизбежно встретится с атомизацией общества и враждебностью населения.

«Ювенальные технологии уже частично внедрены в России»

О последствиях принятия законопроекта «О семейно-бытовом насилии»

«Что такое ювенальная юстиция? Это система специальных законов, смысл которых прост и страшен одновременно: путём вмешательства в дела семьи добиться разрушения этого важнейшего института общества. Как и всегда зло рядится в одежды добра. Ювенальные технологии и ювенальное законодательство продвигают под соусом «защиты прав ребенка» или «противодействие насилию в семье». Права ребенка противопоставляются правам родителей, семья искусственно раскалывается. Среди детей ведётся активная пропаганда доносительства на родителей. Главной задачей врачей и педагогов становится «дать сигнал». Работает эта схема так: синяк на попе ребенка, «сигнал», что дома «недостаточно чисто» или «мало продуктов», – в дом приходят ювенальщики и БЕЗ РЕШЕНИЯ СУДА (!) забирают детей», — пишет в статье «Что такое ювенальная юстиция» на своем сайте писатель и историк, лидер общественного движения «Патриоты великого Отечества» Николай Викторович Стариков.

Писатель отмечает, что сейчас лоббисты антисемейных законов на время забыли о «защите детей от родителей» и начали активно «защищать» одного супруга от другого, стараясь протащить через Думу законопроект «О семейно-бытовом насилии».

«Так вот понять, КАК БУДЕТ РАБОТАТЬ эти антисемейные законодательные акты, мы можем понять на примере тех, что уже удалось лоббистам втащить в юридическое поле России. Ведь самый неприятный факт состоит в том, что ювенальные технологии уже частично внедрены в России. Как это работает? А вот так», — пишет Стариков.

[3]

Далее писатель приводит письмо активиста движения «Патриоты Великого Отечества», который, живя в Петербурге, на своей семье испытал всю прелесть новой ювенальной реальности.

«Скажу честно, сомневался, стоит ли поддержать соратников своим присутствием на митинге против ювенальных законов. Но в свете кошмарных событий, которые пережила моя семья, краешком проехавшись по ювенальным нормам, я пересмотрел свое решение.

Дело было так. В выходной день жена занималась домашними делами с ребенком (дочка 9 месяцев). Дочь проснулась, упала с кроватки. Жена, увидев, что ребенок на полу плачет, первым делом вызвала скорую помощь. После разобралась в ситуации. Дочка, как и полагается нормальному ребенку, поплакала 5 минут и вернулась к своим обычным занятиям. Жена, убедившись, что ребенку ничего не угрожает, позвонила в скорую ещё раз, чтобы отменить вызов.

И тут оказалось, что в нашей стране нельзя отменить вызов скорой, если была заявлена причастность несовершеннолетнего! Экипаж скорой помощи сообщил, что так просто уехать не могут, потому что ОБЯЗАНЫ доставить ребенка в медучреждение для обследования головы. Там жену направили ещё на два дополнительных обследования (невролог и педиатр). В итоге большую часть дня жена с дочкой вопреки своей воле потратили на исполнение предписаний «непонятных медицинских чиновников».

К сожалению, это не конец истории. Через несколько дней супруге позвонил инспектор детской комнаты полиции с требованием, чтобы она явилась для написания объяснительной, приложила все справки. Доказывая работнику полиции, что все предписания врачей исполнены. Я привлек к делу юриста, жена компетентно изложила объяснение, предусмотрел дополнительные меры безопасности, и надеюсь, что для нас лично, кошмар подходит к концу.

Интересную информацию сообщила инспектор детской комнаты полиции.

· Врачи и скорая помощь ОБЯЗАНЫ сообщать в полицию по месту прописки обо всех инцидентах с ребенком, от царапины и т.д.

· Инспектор ОБЯЗАНА лично навестить семью по такому эпизоду и составить протокол о жилищных условиях семьи.

· По каждому эпизоду составляется дело и, если в течении месяца органы опеки и попечительства не возбуждают преследование семьи, дело уходит в архив.

· Инспектор угадала наш адрес, так как мы живем в единственной новостройке в микрорайоне. Конечно, в новостройке повышена концентрация молодых мам с детьми. Поэтому инспектор полиции уже успела познакомиться со многими нашими соседями, кто имел неосторожность обратиться в мед. учреждение со своим ребенком.

Выводы, которые я сделал.

· Надо исключительно осторожно пользоваться сферой гос. мед. услуг.

· Надо исключать риски для своих детей попасть в жернова ювенальной юстиции.

· Западная страшилка про изъятие детей из семьи уже наша реальность. Пока такие эпизоды встречаются в порядке исключения, но, очевидно, если ничего не делать, то скоро это станет обыденностью.

· Сквозь призму ювенальной юстиции, наша Родина нам (гражданам) — не мать, а мачеха.

После таких «приключений», перестраховываясь от возможных неопределенных последствий, мои домочадцы сейчас не проживают по месту прописки матери. Мы с супругой в шоке, и я решил, что так будет лучше. Я лишен в настоящем возможности после работы общаться с ребенком по этой причине.

Я понимаю, что 99% вероятность того, что в рамках существующего механизма это дело уйдет в архив и история на том закончится. Но, в то же время, я вижу неадекватность настоящих стандартов работы исполнительной власти, которая обязывает всех людей по каждой царапине ребенка бегать в полицию и оправдываться.

По меньшей мере, сумма таких протоколов полиции будет использована для статистики, когда ювенальное лобби с пеной у рта будет доказывать, что в стране все родители некомпетентны, потенциально опасны для своих детей.

Сильно сомневаюсь, что какой бы то ни было медбрат в карете скорой помощи может дать оценку состоянию ребенка лучше, чем Родная Мать. Считаю ситуацию, при которой врач или телефонный оператор экстренной службы может любому родителю выдвинуть обязательные требования, неправильной. Формируется ощущение, что наши дети — больше не наши, а некая госсобственность.

Очевидно, что при такой системе пострадает на порядок больше нормальных традиционных семей, чем будет выявлено реальных угроз.

Во всех этих новшествах в работе служб исполнительной власти и медицинской системы вижу признаки постепенного разворачивания в России системы ювенальной тирании. Я бы очень хотел, чтобы данные мысли остались только плодом моей фантазии. Но не могу так считать на фоне описанных эпизодов, на фоне того, что мы с супругой ЛИЧНО пережили несколько дней кошмарного стресса из-за того, что имели неосторожность обратиться в службу скорой помощи».

К приведенному письму Н.Стариков добавляет следующее:

[2]

«Если вы хотите помогать семье и демографии, то, приходя в семью с шестью детьми, представитель государства должен спросить, «чем помочь», и выдать продуктов, денег и т.д. и т.п. Если вы хотите бороться с семьей и демографией, то работник ювенальной юстиции приходит в дом без спроса, лезет в холодильник семьи с шестью детьми, и, найдя там малое количество продуктов или малое количество квадратных метров в квартире, изымает детей от родителей».

Читайте так же:  Раздел имущества при недействительном браке

«В этом вся разница и вся суть», — заключил Николай Стариков

[Видео] Ювенальной юстиции в России не будет

Такой вывод сделал политолог Виталий Третьяков после просмотра репортажа программы «Время»

«Ювенальной юстиции в России не будет», – пишет в своем блоге известный тележурналист и политолог Виталий Третьяков. Такой вывод, пишет он, можно сделать по недавнему репортажу в программе «Время». «Текст, контекст, видеоряд и лейтмотив – против ювенальной юстиции и социального патроната по европейскому образцу. Такое случайно не бывает», — уверен политолог.

Как рассказывается в сюжете, вышедшем на «Первом канале» 5 февраля, в Москве «эксперты горячо спорили о ювенальной юстиции». «Речь об ужесточении контроля за правами детей в семье, когда социальный работник решает, можно ли поместить ребёнка в приют, если эти права были нарушены. Противники считают: если Россия перейдет к новой европейской практике надзора, злоупотреблений не избежать», — отмечалось в программе.

Далее следует сюжет о мальчике Тимофее, которого социальные работники отобрали несколько месяцев назад у матери. «Условий для ребенка не было в квартире, — передает слова работника соцслужбы мать мальчика Ирина Русакова. – Опасные для жизни ребенка! Это обои не поклеены, квартира без ремонта. Я его не видела месяца два, только в окошко несколько раз. Весь бледный, насморк, кашель, мешки под глазами. Жутко было смотреть. Мне тяжело его узнать было». Своего сына Ирина Русакова через несколько месяцев все-таки смогла вернуть домой из приюта. Говорит, когда-то она мечтала о втором, а, может быть, и о третьем ребенке, но после случившегося о пополнении в семье не может быть и речи – страшно. А вдруг кому-то ремонт не понравится и детей заберут…

Аргументы Ирины, что она мать-одиночка, и доход семьи не позволяет сделать ремонт, чиновника не остановили. Мальчика забрали из дома. «В Европе это называется ювенальной юстицией – система законов, которая охраняет ребенка. И неважно, что ему угрожает нападение бандитов или родительский шлепок за плохое поведение. Ювенальная юстиция – термин для России новый, но европейским странам знаком до боли», — отмечает «Первый канал».

В программе также рассказали о судьбе пятилетнего Ивана Биткина, мальчика из Норвегии, которого отобрали у мамы за то, что он подрался в детском саду. «Социальные работники решили: его неправильно воспитывают дома. Теперь Ивана ждет новая семья, возможно, интернат. А чиновника – премия за то, что во время вырвал гражданина страны из рук нерадивых родителей», — отмечает «Первый канал».

«Органы опеки будут отчитываться отобранными детьми и за это получать большие деньги, премии и так далее. На Западе это так, и здесь это будет так. Во Франции, в Голландии, везде, где это существует, родители в ужасе просто. Я ни от одного ни разу не слышала, что это хорошая практика, которая приносит пользу и помогает детям. Это практика разрушения семьи», — отметила в интервью каналу член правления Российского детского фонда Ирина Медведева.

Как было отмечено в программе «Время», «доводы против кажутся бесспорными, но только не тем, кто за ювенальную юстицию». В качестве защитника ювенальщины в программе выступил член общественного совета г.Москвы Нодари Хананашвили. «Психика ребенка такова, что требуются спецсудьи, — заявил он. — Действия в интересах детей это международные обязательства России. Есть правосудие, дружественное к ребенку, или здравоохранение, дружественное ребенку, или детствосбережения. Я вообще не понимаю, против чего тут можно возмущаться».

Однако, как отметил вслед за ним председатель межрегионального общественного движения в поддержку православных образовательных и социальных инициатив Николай Бондаренко, «сторонники ювенальной юстиции утверждают, они пытаются внедрить в российское законодательство такую идеологически неверную конструкцию, как приоритет прав детей по отношению к правам родителей. И мы задаемся вопросом, а как можно защищать права детей, не разрушая семью».

«На рассмотрении Госдумы есть несколько законопроектов, в котором эксперты усмотрели так называемые ювенальные технологии. Один из них о соцальном патронате. В случае принятия документа детей будут забирать, когда родители своими действиями или бездействием препятствуют его нормальному воспитанию или развитию. Формулировки закона эксперты называют размытыми. В документе, например, нет ни слова о том, что считать нормальным воспитанием и развитием. А значит, российским семьям стоит готовиться к тому, что со своим уставом их будут навещать социальные работники. Они и решат, что такое хорошо и что такое плохо для вашего ребенка», — говорится в комментарии программы «Время».

«Приходят органы опеки и соцработники в дом, они не находят апельсинов в холодильнике — это реальная история, и забирают детей из семьи. Вторая история, когда приходят люди, говорят: у вас чистенько, но бедненько. Видят крошки на столе и говорят: вы не способны воспитывать детей — и изымают детей из этой семьи», — рассказала в программе член совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Яна Лантратова.

Не в пользу ювенальной юстиции и статистика. Фактов насилия в семье немало, но и их и не так много, чтобы ужесточать контроль. По данным МВД, только 8% случаев, связанных с насильственными действиями в отношении детей случались именно в семьях. «Я считаю, что это ложная абсолютно теория, которая довлеет, в том числе над системой ювенальной юстиции. Когда считается, что лишили родительских прав родных родителей, а ничего страшного, следующие возьмут. Здесь не приживется, дальше пойдет. Вот такой конвейер. И ребенок становится каким-то, знаете, не членом семьи, а неким общественным достоянием. И все общество, то есть никто, по сути, за него отвечает», — заявил уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Павел Астахов.

Ювенальная юстиция: Смертельный приговор детям, которых забирают из семей

А вот ещё:

Чиновники так рьяно взялись за черное дело, что не все это могут пережить

Тринадцатилетний Роман С. (имя изменено) из Каменска-Шахтинского, что в Ростовской области, уже никогда не станет взрослым, не увидит весну и лето. Его жизненный путь оборвала самая страшная трагедия, которая только может быть — подросток сам наложил на себя руки. А произошло это в больнице, где мальчик проходил обследование — органы опеки и попечительства, изъявшие его из семьи, собирались поместить Романа в социально-реабилитационный центр. ЧП произошло в Каменске-Шахтинском еще 2 марта, но лишь сейчас о нем сообщили прессе. Сейчас дело взял под личный контроль руководитель Следственного комитета. Возбуждено уголовное дело против инспектора по делам несовершеннолетних, который и принял решение изымать

Читайте так же:  Процедура смены фамилии ребенку

Детей забирают из притонов, но они бегут обратно

О пресловутой «ювенальной юстиции» в России пишут и говорят очень много. На самом деле, никакой ювенальной юстиции в стране нет, а есть карательная деятельность органов опеки и попечительства по «отобранию детей». Этим неприглядным термином законодательство называет процедуру изъятия несовершеннолетних из семей в тех случаях, если их жизни и здоровью угрожает опасность.

Очень часто изъятие из семей является единственным способом вернуть ребенку нормальную жизнь, пусть и без мамы и папы. И речь не только и не столько о материальных аспектах, но и о том, что во многих семьях дети действительно подвергаются издевательствам, избиениям, становятся постоянными наблюдателями самых диких пьянок и оргий родителей.

«Красный директор» — это не только памятник Сталину у проходной

Ариадна Степанян работает в социально-реабилитационном центре три года. За это время она насмотрелась на несчастных детей и их неадекватных родителей. Педагог никогда не забудет горькие глаза семилетнего мальчика, которого забирали в приют. Согласие подписали родители — люди пьющие, которым не было до мальчишки никакого дела. Таких историй полно в любом социально-реабилитационном центре. Дети, не нужные собственным родителям — а нужны ли они самим себе?

Самое удивительное, что многие дети из неблагополучных семей, тем не менее, отнюдь не хотят находиться в приюте, где с ними занимаются педагоги, дают вполне сносное питание, проводят культурно-досуговые мероприятия. Дети рвутся на волю и сбегают — к мамам и папам, в привычную прокуренную атмосферу «малосемеек» и разваливающихся домиков, трущоб и депрессивных рабочих поселков.

Но иногда случается и самое непоправимое. Как в Каменске-Шахтинском. Тело 13-летнего Ромы с признаками суицида, как сообщила помощник руководителя следственного управления по взаимодействию со СМИ СУ СК РФ по Ростовской области Галина Гагалаева, было найдено на территории больницы.

Несчастного мальчика похоронят, в прокуратуре и органах опеки напишут заявления и объяснения, а проблема — останется. Самое страшное, что иногда детей забирают у нормальных родителей. А это уже «разбойный разор семьи», как назвал происходящее писатель Сергей Шаргунов. Кстати, и в случае с несчастным мальчиком говорят, что воспитывала его родная тетя — нормальная женщина, но его все равно решили забрать из семьи.

Право на изъятие декларирует Семейный кодекс

О том, как регулируется изъятие детей из семей в современной России, «Свободной прессе» рассказал известный адвокат Тамерлан Барзиев.

СП: — Тамерлан, какими законодательными актами регулируется процедура изъятия детей органами опеки?

— Прежде всего, изъятие детей регулируется Семейным кодексом РФ. Там есть специальная статья 77 — «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью». Собственно, под нее и подводят все многочисленные случаи изъятия детей из неблагополучного семейного окружения. Может быть, угрозу жизни доказать и сложно, но с угрозой здоровью все гораздо проще — недостаточный уровень питания, плохое качество продуктов, отсутствие отопления зимой, курение родителей в квартире — вот уже вполне внушительный перечень оснований для того, чтобы задуматься о применении процедуры изъятия.

Но взамен подарят кое-кому возможность разжиться очередным коттеджиком в заповеднике

СП: — Как проходит процедура изъятия, может ли опека провести ее без согласия родителей?

— Эта процедура также довольно четко регламентирована в российском семейном законодательстве. Процедура немедленного отобрания ребенка, а именно так называется изъятие в нормативном документе, возлагается на орган опеки и попечительства, который выполняет соответствующий акт органа исполнительной власти субъекта РФ или главы муниципального образования. Когда органы опеки и попечительства изымают ребенка, они обязаны немедленно уведомить об этом прокуратуру, а также в течение 7 дней после акта об отобрании обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав родителей отобранного ребенка. Сейчас широко практикуется временное изъятие детей в социально-реабилитационные центры, в которых ребенок содержится несколько месяцев, а затем либо возвращается в семью, либо отправляется дальше — в детский дом.

Видео (кликните для воспроизведения).

СП: — К сожалению, иногда с детьми, изъятыми из семей, происходят неприятные истории и даже настоящие трагедии. Кто отвечает за детей? Кто в данном случае может понести наказание за жизнь ребенка?

— Если несчастье происходит на территории социально-реабилитационного центра, то отвечают, соответственно, его сотрудники. Кто именно — устанавливает следствие. Это может быть и руководство центра (чаще всего, оно отвечает в любом случае), и дежурные воспитатели или их помощники. Если трагедия происходит в медицинском учреждении, то здесь сложнее, но, опять же, все зависит от конкретики. Также сложно говорить и о том, какую ответственность могут понести виновные — ведь, если речь идет об уголовной ответственности, то статьи УК РФ могут варьировать от статьи 293 «Халатность» до статьи 110 «Доведение до самоубийства». Но вряд ли эти статьи применимы в той ситуации, о которой мы сегодня говорим.

Источники

Литература


  1. Мазарчук, Д. В. Общая теория государства и права. Ответы на экзаменационные вопросы / Д.В. Мазарчук, Н.А. Глыбовская. — М.: ТетраСистемс, 2011. — 144 c.

  2. Малько, А. В. Теория государства и права. В вопросах и ответах / А.В. Малько. — М.: ЮРИСТЪ, 1999. — 272 c.

  3. Матвиенко, Л.О.; Соколов, А.Н. Как оформить земельный участок в собственность; М.: Инфра-М, 2013. — 425 c.
  4. Широкунова, О. В. Как открыть свое дело. Создание юридического лица / О.В. Широкунова. — М.: Феникс, 2005. — 384 c.
  5. Матузов, Н. И. Теория государства и права / Н.И. Матузов, А.В. Малько. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2011. — 528 c.
Новости ювенальной юстиции в россии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here