Невзоров о законе о домашнем насилии

РПЦ предупредила о серьезных последствиях закона о домашнем насилии

Москва. 29 ноября. INTERFAX.RU — Закон о домашнем насилии в случае принятия чреват серьезными негативными последствиями для России, заявил глава Патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов.

«Когда начнется практическое выполнение этого закона, будут стрелять. Государству это надо?» — заявил священник РПЦ в эфире радио «Радонеж» в пятницу. Он пояснил, что борьба с домашним насилием, которую декларируют авторы законопроекта, — «просто флаг», на самом деле цель закона, по мнению Смирнова, — облегчить изъятие детей из семей и «передачу их на воспитание гомосексуалистам», как в Америке, где это произошло после принятия аналогичного закона.

Священник утверждал, что законопроект, по сути, предлагает заместить суды неправительственной организацией, которая «вешается на плечи налогоплательщиков, а результатом будет уничтожение остатков наших семей» при том, что в России и так распадается половина заключенных браков. «И если мы все вместе, всем народом не поднимемся, то тогда это может пройти, потому что, видать, есть какие-то средства у этих лоббистов», — заявил представитель РПЦ.

По его мнению, реально помочь борьбе с домашним насилием могло бы прямое указание главы государства министру внутренних дел о том, чтобы полиция реагировала на жалобы женщин на побои от мужа. «Чтобы приходили сотрудники (МВД — ИФ) и вмешивались, как было в моей юности, тут же арестовывали (домашнего тирана — ИФ), 15 суток минимум, и человек охлаждал свой пыл», — сказал отец Димитрий.

Ранее в ноябре на тему упомянутого законопроекта также высказался замглавы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. Он назвал сомнительными те меры по борьбе с семейным насилием, которые предлагаются в документе. По его словам, эти меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

Резонансный законопроект

В последнее время в России после нескольких резонансных случаев домашнего насилия вновь заговорили о необходимости усиления борьбы с этой проблемой. В то же время защитники «традиционных духовно-нравственных ценностей» опасаются, что подобные инициативы могут повредить «традиционной семье».

На днях зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия должен быть подготовлен до декабря. «На следующей неделе собирается рабочая группа по поправкам. Сейчас собираем (мнения — ИФ) со всех министерств, ведомств. Думаю, к концу следующей недели, срок до 1 декабря, будем понимать про текст все», — сказала Пушкина, отвечая на вопрос «Интерфакса» 23 ноября.

На вопрос о том, когда можно ждать принятия законопроекта, Пушкина ответила: «Это будет война миров. Тут кто кого. Если мы живем в прогрессивном обществе, мы должны победить».

Она сообщила, что пока в тексте законопроекта остаются охранные ордера (запрет на приближение к преследуемым лицам), укрытия для женщин, алгоритм работы полиции в случае обращения жертвы насилия и другое. «Наверно, законопроект будет усечен, но отступать нельзя. Если будет вариант законопроекта от Совета Федерации усеченный, мы подадим свой. Могут под давлением общественного мнения (тех, кто против принятия — ИФ) пойти на поводу», — сказала депутат. По ее данным, сенаторы предлагают принять не закон, а поправки в существующие акты. «Условно говоря, криминализировать побои, определить термин преследование, из частного в публичное вывести побои. Это не вариант», — заявила Пушкина.

25 ноября председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что парламентарии не будут медлить с внесением в Госдуму законопроекта о борьбе с домашним насилием, его доработают до конца ноября. «Сегодня и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения, что нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. И здесь противоречий нет. Сам закон о профилактике насилия — это выражение в государственной политике необходимости бороться с этим злом, с этими, я бы сказала, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия вообще любых форм насилия, это понимание того, что это постыдное явление недопустимо в нашем государстве», — говорила Матвиенко.

При этом она высказала мнение о беспочвенности опасений относительно того, что закон открывает двери к избыточному вмешательству в дела семьи. «Это не так, этого ничего нет», — заявила Матвиенко.

В пятницу на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. В течение двух недель он будет предметом открытого общественного обсуждения.

Новости Общество

Москва. Другие новости 19.01.17

Мигалка и ж*па как атрибуты власти. Ответ «Роснефти» на вопрос о спецсигналах Сечина стал символом взаимодействия власти и общества. / В Москве задержан криминальный авторитет Ахмед Сутулый. / Жители Симферополя возмущены уплотнительной застройкой. Власти уверяют: «По-другому не будет!». Читать дальше

«Самое страшное — молчать»

Десятки женщин собрались в центре Москвы, чтобы публично рассказать о пережитом семейном насилии

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

  • Видео: Светлана Виданова, Александр Лавренов / «Новая газета»

    Вечером морозного ноябрьского понедельника, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на площадь Яузских ворот вышли активистки, чтобы потребовать принятия закона о домашнем насилии. Вместе с ними вышли поддерживающие их мужчины. Городские власти впервые согласовали массовые пикеты в центре столицы в поддержку закона, правда, организаторы сообщали, что число участников пытались снизить с двухсот до пятидесяти.

    Несколько десятков человек окружили памятник пограничникам Отечества, другие стояли напротив них. Почти все — с плакатами: «Плохо сопротивлялась — смерть, хорошо сопротивлялась — тюрьма», «В России быть замужем опасно», «Бьет — значит статьи 111, 112, 115 УК РФ», «Если этого не происходило с тобой, это не значит, что этого не существует», «Домашнее насилие — преступление, а не традиция», «91% против 3%».

    Читайте так же:  Улучшение жилья матерям одиночкам

    Акция в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Последние цифры — из исследования «Медиазоны» и «Новой газеты» о домашнем насилии. По данным исследования, 91% женщин, севших по 108-й статье УК («Превышение пределов необходимой обороны»), защищались от своих партнеров. Мужчин, превысивших оборону при защите от партнерш, только 3%. Четыре из пяти осужденных за убийство (статья 105 УК) женщин защищались от домашнего насилия. При этом Минюст считает проблему домашнего насилия в России «преувеличенной», а сторонники «традиционных ценностей» собирают митинг против закона о профилактике семейно-бытового насилия в Сокольниках.

    Московская мэрия пусть и согласовала массовые пикеты, но звукоусилительной техникой пользоваться не разрешила. Вместо этого на площади был «открытый микрофон»: выступить могла каждая желающая или желающий (в первую очередь, женщины). Остальные повторяли то, что произносили с импровизированной сцены — помоста обелиска.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Получился удивительный перформанс: на зимнем холоде больше двух часов десятки девушек и женщин рассказывают о своем или чужом опыте пережитого дома насилия. Им вторят другие. Требуют свободу: сестрам Хачатурян, Юлии Цветковой, вспоминают убитую Анастасию Ещенко и Татьяну Страхову или Маргариту Грачеву, которой муж отрубил руки.

    Кроме стандартных кричалок («Нам нужен закон!», «Кризисные центры — в каждый район!», «Самооборона — не преступление!», «Жертва невиновна!»), после каждой личной истории женщину поддерживали: «Мы с тобой!»

    Мы публикуем несколько историй из десятков рассказанных за этот вечер.

    Читайте также

    Сколько нужно молчания. Внимание к убийству аспирантки в Петербурге должно привести к общенациональной дискуссии о борьбе с домашним насилием

    Меня зовут Маша, мне 21 год. Я выросла в многодетной семье. Меня били столько, сколько я себя помню. А помню я себя с двух лет. Не били только старшего брата. Били за все. По воскресеньям поднимали избиениями с кровати, чтобы отвести нас в церковь.

    Папа бил перед сном. Папа бил, когда болела. За то, что заболела. Папа бил за кашель.

    Родители очень много работали, поэтому не следили за нами. Били тогда, когда вздумается. В 17 лет я переехала к своей старшей сестре. Я жила у нее два года. Она тоже била своих двоих детей на моих глазах. И угрожала мне. Через полгода после того, как я съехала от нее, она избила другую мою сестру. Той было больше 20 лет.

    Если бы был закон о домашнем насилии, мы обратились бы в полицию. Но мы не хотели попасть в детдом. А без этого закона выход только такой. Поэтому мне и таким детям, как я, нужен закон о домашнем насилии. Чтобы у них был выбор. Не побои или детдом, а помощь взрослых или молчание.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Екатерина

    Здесь холодно, но внутри нас холода гораздо больше. Мне холодно. Потому что в любой момент меня может не стать. Мне страшно. Потому что в нашей стране семья — это сакрально. Но насилие не может быть сакральным. Насилие должно быть наказуемым. Я приехала из Питера только для того, чтобы сказать: мне необходим закон о домашнем насилии. Каждому в стране необходим закон о домашнем насилии.

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я не знала, что сегодня можно выступить, но расскажу свою историю. Она распространена статистически, но ненормальна в этическом смысле. Агрессором в нашей семье был отец. Он направлял все виды насилия на мою мать. Нам тоже доставалось. В семье не было любви и чувства защищенности.

    Отец бил маму и меня. Он гонялся за мамой с ножом. Он унижал нас. Из-за него никто не заметил сексуального насилия в мою сторону от других членов семьи. Я говорила маме, что нужно уходить. Но она боялась. Я с детства защищала свою мать. Ей до сих пор снятся кошмары. Когда мама ушла от него, отец нашел ее и чуть не убил. Прямо в подъезде дома. В полиции ничего не сделали, несмотря на снятые побои. Из-за этого всего я заработала ментальное расстройство и череду абьюзивных отношений.

    Семьи разрушает безнаказанность и жестокость, а не закон о домашнем насилии. Насилие плодит насилие. Я вышла сюда за себя и свою мать. Я хочу остановить насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Меня зовут Вера, мне 20 лет. Когда мне было семь, по дороге в школу меня пытались изнасиловать. На мне были джинсы и куртка. Мне повезло: моя мама меня спасла от насильника. Но мой отец обвинил меня из-за бабочки на кармане на попе — я завлекала насильника.

    Так быть не должно. До последних лет я верила в свою вину. Я боюсь носить джинсы. Но виноват насильник. Жертву нужно защищать. Что бы на ней ни было надето. Даже если она голая и пьяная. Виноват насильник. Нет — значит нет.

    У меня нет отца, он умер, когда мне был один год. С пяти лет у меня отчим. Мама работала допоздна. Когда я не успевала уснуть за определенное время, отчим лупил меня ремнем. Мне было пять лет (девушка прерывается и плачет, а потом в течение всего выступления слезы мешают ей говорить).

    Мама работала постоянно. Иногда на двух работах. Он все время сидел дома. Иногда я не знала, что мне поесть. За каждый съеденный лишний кусок он меня бил. Мне было семь.

    Однажды я не вышла вовремя погулять с собакой. Он вытащил плечики из кладовки и лупил меня до тех пор, пока они не сломались. Мне было восемь.

    Мой младший брат — его сын. Однажды он сломал телевизор. Отчим узнал об этом и лупил меня детской деревянной клюшкой. Он запугал меня до такой степени, что я не могла пожаловаться маме. Я терпела это до тех пор, пока не закончила школу и колледж. Я уехала в Москву из Екатеринбурга и всеми силами просила маму, чтобы она оставила его. Но всю жизнь мама говорила, что боится уйти от него. Боится, что сын будет осуждать ее за то, что мать выгнала отца.

    На мое семнадцатилетие он накинулся на маму. Я хотела защитить ее. Набросилась на отчима. Он чуть не вытолкнул меня в окно с шестого этажа. Мы вызвали полицию — он убежал. Когда полиция приехала через час, никто не стал его искать. Мы просидели всю ночь в отделении. Через пару дней полиция приехала к нам с визитом. Он был дома, мама была на работе. И полиция настояла на том, чтобы я забрала заявление.

    Читайте так же:  Когда родитель может подать на алименты

    Моя мать все еще живет с ним. Она говорит, что я занимаюсь ерундой. Спрашивает, зачем я борюсь за этот закон: «Неужели у тебя в семье было насилие?» А я говорю: «Да. Оно было. И оно есть сейчас. Психологическое. И физическое». Нам нужен этот закон!

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Виктория

    Я хочу напомнить случай с Татьяной Страховой. В январе прошлого года девушка Татьяна Страхова была убита своим бывшим парнем Артемом Исхаковым. Все начали ее обвинять в том, что она была откровенно одета. Я хочу сказать, что неважно, во что жертва была одета. Это не повод убивать.

    Мне почти 19 лет, как и Тане было на тот момент. И я боюсь, что со мной может произойти то же самое.

    Наташа

    Меня зовут Наташа, и в пять лет мой отец впервые меня ударил. Это продолжалось до моих восемнадцати. И это бы не остановилось, если бы я не ушла из дома. Мои друзья говорят, что я глупая, потому что живу с человеком, который меня не любит. А я говорю, что моя сестра ушла из дома в свои двенадцать, потому что ее заявления не принимали. Побоев нет, а потому и дела нет.

    Мой отец запретил делать аборт моей матери. И теперь моя третья сестра тоже подвергается ежедневному насилию. Однажды, когда мне было тринадцать лет, я пыталась остановить своего отца. Моя мать сказала мне, что это не мое дело. Но это мое дело! Мне нужен этот закон.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной — об Анастасии Ещенко

    Убийца остается убийцей, даже если имеет два высших образования. Убийца остается убийцей, даже если лил крокодильи слезы и просил прощения. Убийца остается убийцей, даже если это белый мужчина с историческим образованием. Убийца остается убийцей, даже если есть защитники, желающие его оправдать. Убийца остается убийцей. Убийство — это убийство.

    Его убийство жестоко и бесчеловечно. Его убийству нет оправдания. Его убийство — это преступление. Его убийство — это жизнь, которую не вернуть. Его убийство — это горе родственников и друзей Анастасии Ещенко.

    Убийцы должны быть за решеткой.

    19.01.2017

    Новости , Кратко , Популярное

    Архив
    Невзоров предложил ритуально раз в год бить Мизулину . тому, кто на ней женится

    Журналист и политик Александр Невзоров в ответ на принятие Госдумой в первом чтении законопроекта о декриминализации семейного насилия решил, что будет справедливо испытать его положения на тех, кто составлял эти правки УК. Сенатор Елена Мизулина считается инициатором законопроекта. Потому Невзоров в эфире «Эха Москвы» предложил политологу Белковскому жениться на ней и поколачивать раз в год, выкладывая фото процесса в интернет.

    В программе «Персонально ваш» на радио «Эхо Москвы» Александр Невзоров припомнил другому оппозиционеру – политологу Станиславу Белковскому – его поддержку законопроекта о декриминализации семейных побоев, на днях принятого Госдумой в первом чтении. Законопроект был подписан 17 сенаторами и депутатами, но считается «проектом Елены Мизулиной», так как она наиболее часто и последовательно выступала в пользу его положений.

    «О чем я хотел сказать про Белковского – что он меня огорчил. Это было связано с принятием известного закона о домашнем насилии, о декриминализации этого домашнего насилия» – рассказал Невзоров.

    В эфире «Дождя» я говорю: «Белковский, а можете мне оказать маленькую любезность?» Белковский тут же говорит: «Конечно, могу». Я говорю: «Белковский вы не могли бы жениться на Мизулиной? Вы же сможете каждый день безнаказанно ее бить и выкладывать фоточки в интернет. Вы станете императором интернета». Но Белковский как-то скис, и мы не увидим того, как закон о декриминализации семейного насилия может красиво работать в эфире и в обществе.

    Ведущие программы поправили оратора, что реализовать его идею не получится: только один случай избиения в год может повлечь административное наказание. При повторном нападении последует уголовное дело (правда, в виде дела частного обвинения).

    На это Невзоров предложил упорядочить процесс, сделав его ежегодным праздником:

    Видео (кликните для воспроизведения).

    – Я думаю, что раз в год тоже это бы стало национальным праздником, и этого бы ждали, к этому бы готовились, и если бы это еще происходило в прямом эфире, это было бы совсем прекрасно.

    Напомним, на прошлой неделе группа сенаторов и депутатов Госдумы добились принятия в первом чтении поправок в статью 116 УК РФ «Побои». Поправки заключаются в изъятии четырех слов «в отношении близких лиц» из строки о квалификации побоев или насильственных действий, причинивших физическую боль, но не подпадающих под действие статьи 115 УК «умышленное причинение легкого вреда здоровью». В результате семейное насилие (по статистике, в основном, в отношении женщин и детей), стало административным правонарушением с максимальным наказанием в виде ареста на 15 суток. Факт насилия и вину напавшего жертва должна доказывать самостоятельно. Только в случае, если в течение года после административного наказания побои будут нанесены вторично, это будет уголовно наказуемым деянием. Причем – делом частно-публичного обвинения, при котором жертве снова придется самостоятельно, без помощи государства, доказывать вину того, кто ее избил.

    Сенатор Елена Мизулина, вошедшая в состав авторов законопроекта, на своем сайте публично обрадовалась тому, что государство больше не сможет оперативно защищать женщин и детей, пострадавших от семейного насилия. Она заявляла, что ее возмущает легкость, с которой при пока действующей норме УК можно возбудить уголовное дело против родственника, избившего близкого ему человека: «Опасность . нормы статьи 116 УК РФ состоит в той легкости, с которой можно возбуждать такие дела».

    Юристы отмечают, что такие статьи, как 116 УК РФ, даже в нынешнем виде крайне полезны для профилактики совершения более тяжких преступлений. Специалисты статьи такого рода называют превентивными. Это означает, что своевременное выявление этих преступлений и наказание за них предотвращают совершение более тяжких преступлений, например, таких, как убийство (ст. 105 УК РФ), причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ).

    Читайте так же:  Рассмотрение судами дел о взыскании алиментов

    Отметим, что президент Владимир Путин в прошлом году публично осудил попытки декриминализировать семейное насилие. Но вопрос «о шлепках» он ответил, что детей в принципе не нужно бить и тем более не стоит ссылаться при этом на какие-то традиции.

    Москва, Алексей Усов

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу рассказать свою историю. Мне восемнадцать. На протяжении двух лет я была в абьюзивных отношениях. В первый раз нож был у моего горла за то, что на меня посмотрел другой парень. Я подумала, что я виновата сама. Мне было страшно. Он попросил прощения. Потом я получила удар по щеке из-за ревности. Это продолжалось очень долго. Он стал нападать на меня сверху. Толкать и избивать. Я боялась раздеться при маме, чтобы она не увидела синяков на теле.

    Каждый раз я думала, что я виновата. Его главным аргументом была… его любовь. Насилие — это не любовь! И жаль, что я поняла это поздно. Каждый раз, рассматривая свои синяки, я боялась, что в один день он меня убьет.

    Мне понадобилось очень много смелости, чтобы прервать эти отношения. И понять, что любовь — это не насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу признаться. Меня изнасиловали, когда мне было восемь. Я молчала 16 лет до этого дня. Мы живем в стране, где виноват даже ребенок. Давайте изменим эту логику!

    Самое страшное — это тишина. Расскажите всем, кого вы знаете, о том, как важно говорить. Спасите друг друга. Спасите слабых. Давайте спасем нашу страну вместе. Сила — в смелости. Мы вместе. Мы вместе! Хватит молчать!

    Матвиенко заявила, что работа над законом о домашнем насилии отложена до конца пандемии

    Сенаторы намерены вернуться к работе над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия после того, как будет побежден коронавирус. Об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, сообщает «Интерфакс».

    По ее мнению, в условиях карантинных и других ограничительных мер не будет всплеска домашнего насилия, так как «семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Сейчас эксперты собирают сведения по этому вопросу. Матвиенко отметила, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия нуждаются в проверке. И добавила, что «тема никуда не ушла», к ней вернутся после того, «как позволят обстоятельства».

    К слову, о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми после начала карантина ранее сообщала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Как отметила депутат, в любой стране во время продолжительных выходных число жертв домашнего насилия увеличивается в разы. «Но ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка 15. В Швеции, к слову, 200», — отметила Пушкина.

    Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

    29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

    В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

    За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

    Невзоров предложил ритуально раз в год бить Мизулину

    Журналист и политик Александр Невзоров в ответ на принятие Госдумой в первом чтении законопроекта о декриминализации семейного насилия решил, что будет справедливо испытать его положения на тех, кто составлял эти правки УК. Сенатор Елена Мизулина считается инициатором законопроекта. Потому Невзоров в эфире «Эха Москвы» предложил политологу Белковскому жениться на ней и поколачивать раз в год, выкладывая фото процесса в интернет.

    В программе «Персонально ваш» на радио «Эхо Москвы» Александр Невзоров припомнил другому оппозиционеру – политологу Станиславу Белковскому – его поддержку законопроекта о декриминализации семейных побоев, на днях принятого Госдумой в первом чтении. Законопроект был подписан 17 сенаторами и депутатами, но считается «проектом Елены Мизулиной», так как она наиболее часто и последовательно выступала в пользу его положений.

    «О чем я хотел сказать про Белковского – что он меня огорчил. Это было связано с принятием известного закона о домашнем насилии, о декриминализации этого домашнего насилия» – рассказал Невзоров.

    В эфире «Дождя» я говорю: «Белковский, а можете мне оказать маленькую любезность?» Белковский тут же говорит: «Конечно, могу». Я говорю: «Белковский вы не могли бы жениться на Мизулиной? Вы же сможете каждый день безнаказанно ее бить и выкладывать фоточки в интернет. Вы станете императором интернета». Но Белковский как-то скис, и мы не увидим того, как закон о декриминализации семейного насилия может красиво работать в эфире и в обществе.

    Ведущие программы поправили оратора, что реализовать его идею не получится: только один случай избиения в год может повлечь административное наказание. При повторном нападении последует уголовное дело (правда, в виде дела частного обвинения).

    На это Невзоров предложил упорядочить процесс, сделав его ежегодным праздником:

    – Я думаю, что раз в год тоже это бы стало национальным праздником, и этого бы ждали, к этому бы готовились, и если бы это еще происходило в прямом эфире, это было бы совсем прекрасно.

    Напомним, на прошлой неделе группа сенаторов и депутатов Госдумы добились принятия в первом чтении поправок в статью 116 УК РФ «Побои». Поправки заключаются в изъятии четырех слов «в отношении близких лиц» из строки о квалификации побоев или насильственных действий, причинивших физическую боль, но не подпадающих под действие статьи 115 УК «умышленное причинение легкого вреда здоровью». В результате семейное насилие (по статистике, в основном, в отношении женщин и детей), стало административным правонарушением с максимальным наказанием в виде ареста на 15 суток. Факт насилия и вину напавшего жертва должна доказывать самостоятельно. Только в случае, если в течение года после административного наказания побои будут нанесены вторично, это будет уголовно наказуемым деянием. Причем – делом частно-публичного обвинения, при котором жертве снова придется самостоятельно, без помощи государства, доказывать вину того, кто ее избил.

    Читайте так же:  Пропущен срок раздела имущества

    Сенатор Елена Мизулина, вошедшая в состав авторов законопроекта, на своем сайте публично обрадовалась тому, что государство больше не сможет оперативно защищать женщин и детей, пострадавших от семейного насилия. Она заявляла, что ее возмущает легкость, с которой при пока действующей норме УК можно возбудить уголовное дело против родственника, избившего близкого ему человека: «Опасность . нормы статьи 116 УК РФ состоит в той легкости, с которой можно возбуждать такие дела».

    Юристы отмечают, что такие статьи, как 116 УК РФ, даже в нынешнем виде крайне полезны для профилактики совершения более тяжких преступлений. Специалисты статьи такого рода называют превентивными. Это означает, что своевременное выявление этих преступлений и наказание за них предотвращают совершение более тяжких преступлений, например, таких, как убийство (ст. 105 УК РФ), причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ).

    [2]

    Отметим, что президент Владимир Путин в прошлом году публично осудил попытки декриминализировать семейное насилие. Но вопрос «о шлепках» он ответил, что детей в принципе не нужно бить и тем более не стоит ссылаться при этом на какие-то традиции.

    [3]

    Почему закон о домашнем насилии до сих пор не принят в России

    Как вышло, что побои не считаются преступлением, а общество защищает тиранов

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе. Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия. Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

    Что такое семейно-бытовое насилие?

    В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать. В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

    По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

    Агрессора могут выгнать из собственного дома?

    Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой. Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

    Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

    Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист. В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

    Зачем нужен еще один неработающий закон?

    Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

    Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта. «Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

    Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов. Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

    Читайте так же:  Можно ли написать отказ от ребенка отцу

    Пушкина и Роднина предложили расширить круг защищаемых от насилия в семье

    Депутаты Госдумы и правозащитники подготовили поправки (есть у РБК) к пока не внесенному законопроекту о домашнем насилии, подготовленному группой парламентариев. В них, в частности, прописано расстояние 50 м, на которое виновнику насилия должно быть запрещено приближаться к жертве, а также уточняется определение преследования как одной из наиболее часто встречающихся форм семейно-бытового насилия.

    Действие закона о домашнем насилии должно быть распространено не только на его жертв, но и на их иждивенцев, а также посторонних лиц, если есть основания опасаться, что виновник насилия может причинить им вред или помешать их законной деятельности, отмечают авторы документа.

    Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых переговорах, в том числе через интернет, в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы, лечения пострадавшего.

    Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ольга Савастьянова, Ирина Роднина, Татьяна Касаева, Елена Вторыгина, адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и правозащитник Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной версии законопроекта.

    Обсуждение законопроекта депутатами и сенаторами продолжается, «понимание есть», сказала РБК соавтор законопроекта, депутат Оксана Пушкина. «С каждым днем становится ясно, что кричащих против немного, — уточнила она. — Людей, которые выступают за здравый смысл, за понимание проблемы, за желание ее решить, гораздо больше». Собеседник РБК в Совфеде сообщил, что поправки депутатов к первому чтению планируется внести в законопроект.

    Что еще предлагается изменить

    Новые поправки также предлагают отнести к домашнему насилию деяния, которые попадают под административные и уголовные статьи: побои и причинение вреда. В нынешнем варианте они выведены из-под действия предлагаемого закона. Эта норма необходима, чтобы защитные предписания могли получить пострадавшие от побоев, которые в них больше всего нуждаются, считает адвокат Ольга Гнездилова. «Нынешняя норма [законопроекта] плоха, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления, — уточнила она. — Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема».

    Защитный ордер или предписание, говорится в поправках, должен выдаваться немедленно на месте совершения домашнего насилия. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

    В документе также предлагается заменить штраф на один год лишения свободы в качестве наказания за повторное нарушение предписания. Штрафы ударят по материальному благополучию семьи, считают авторы поправок, поэтому они могут только усугубить ситуацию. В качестве иных видов наказания предлагается использовать исправительные и обязательные работы.

    В конце ноября Совет Федерации опубликовал проект закона о домашнем насилии. Его разработали сенаторы, депутаты, правозащитники и члены президентского Совета по правам человека. Предполагается, что он будет внесен в Госдуму через две недели. Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что до внесения с законопроектом могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ.

    К 6 декабря к размещенному на сайте Совфеда законопроекту поступило более 5 тыс. комментариев, сообщила зампредседателя верхней палаты Галина Карелова. По ее словам, замечания будут приниматься и обсуждаться до 15 декабря.

    Изначально обсуждались разные версии законопроекта: из последней, как писал РБК, были исключены гражданские браки, в ней не уточнялось расстояние, на которое преследователю запрещено приближаться к жертве. Также в законопроекте прописали обязанность общественных организаций содействовать примирению жертвы с виновником насилия.

    Противники и сторонники закона

    Поручение разработать законопроект о домашнем насилии сенаторам дала спикер Совфеда Валентина Матвиенко. Мнения общества об этой инициативе разделились. О поддержке законопроекта заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков признавал, что в России существует проблема домашнего насилия.

    Патриарх Кирилл, комментируя инициативу парламентариев, призвал с «большой осторожностью относиться к любым попыткам вторжения в семейную жизнь». Он подчеркнул, что церковь считает насилие в семье великим грехом и преступлением, но, выступая против такого насилия, вынуждена «возвысить голос» в защиту семейного пространства «от всякого вторжения извне под любыми предлогами». Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства назвала принятие законопроекта недопустимым и попросила парламент отказаться от него.

    [1]

    Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что думская фракция партии будет голосовать против законопроекта из-за несогласия с внедрением через него принципов ювенальной юстиции.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Премьер-министр Дмитрий Медведев на своей пресс-конференции сказал, что «если люди жалуются, значит, домашнее насилие есть», эта проблема не придумана журналистами и «не инспирирована врагами». Он, однако, увидел в законопроекте риск манипулирования и заметил, что проблема может быть решена с новой версией Кодекса об административных правонарушениях.

    Источники

    Литература


    1. Правоведение для сельскохозяйственных и ветеринарных вузов. Учебник. — М.: Юрайт, 2015. — 524 c.

    2. Васильева, Вера Как судили Алексея Пичугина. Судебный репортаж / Вера Васильева. — М.: Human Rights Publishers, 2013. — 621 c.

    3. Берус, Виталий А.С. Лаппо-Данилевский. История. Философия. Методология / Виталий Берус. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2014. — 160 c.
    4. Скуратовский, М. Л. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде первой инстанции / М.Л. Скуратовский. — М.: Wolters Kluwer, 2018. — 200 c.
    5. Шумега, С.С Технология столярно- мебельного производства; М.: Лесная промышленность, 2012. — 288 c.
    Невзоров о законе о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here