Кто лоббирует законопроект о домашнем насилии

Сорос лоббирует закон «о семейном насилии»

Human Rights Watch просит Валентину Матвиенко ввести уголовную ответственность за т. н. «домашнее насилие»

Директор Отделения Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch) по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон направил открытое письмо председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой скорректировать проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия» «в интересах приведения его в соответствие со стандартами Совета Европы и другими международными стандартами в области борьбы с домашним насилием». Обращение опубликовано на сайте международной организации.

«Мы приветствуем предпринятые Советом Федерации шаги по разработке проекта закона с привлечением независимых экспертов в области права и юриспруденции. Мы также признательны Совету Федерации за вынесение проекта закона на обсуждение профильных экспертов и общественности и, пользуясь предоставленной возможностью, вносим свои предложения», — пишут в Human Rights Watch.

«Как отмечается в недавнем исследовании, опубликованном Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), собственный дом оказывается «самым опасным местом для женщин»: большинство убийств женщин во всем мире совершается партнерами или родственниками. В прошлом году в мире было убито около 87 тыс. женщин, из них порядка 50 тыс., или 58%, — партнером или членами семьи. Таким образом, каждый час от рук близких лиц погибает где-то шесть женщин. Оценка масштаба проблемы домашнего насилия в России затруднена ввиду отсутствия профильной статистики», — сокрушается Хью Уильямсон.

[1]

Он сообщил, что в 2018 году организация по итогам собственного исследования опубликовала аналитический доклад «Я могу убить тебя, и никто меня не остановит», «обозначив основные проблемные аспекты российского законодательства и правоприменительной практики, а также судопроизводства и системы социальной поддержки, которые не позволяют властям обеспечивать защиту и помощь пережившим домашнее насилие. Доклад основан на интервью с пострадавшими, адвокатами, активистами за права женщин, должностными лицами, учеными и сотрудниками правоохранительных органов, и в нем детально анализируются факторы, мешающие пережившим насилие заявлять о нарушениях и получать помощь. К числу таких факторов относятся социальная стигматизация, неосведомленность о проблеме как таковой и о существовании служб по оказанию помощи, а также недоверие к полиции».

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

«Результаты нашего исследования свидетельствуют о негативных последствиях отмены в 2017 г. уголовной ответственности за первые побои в отношении близких лиц, поскольку при этом не были учтены фундаментальные отличия между насилием со стороны посторонних и домашним насилием: в последнем случае насилие часто имеет тенденцию к повторению, а пострадавшие, как правило, живут вместе с агрессором и находятся в финансовой или иной зависимости от него. При смешении этих двух ситуаций насилия также не учитываются психологические, эмоциональные и словесные издевательства и манипулирование жертвой, которые обычно сопровождают физическое насилие в семье. Профильные адвокаты и группы за права женщин отмечают, что агрессоры и до поправок 2016 и 2017 гг. нередко оставались безнаказанными, поэтому перевод первых побоев в отношении близких лиц в категорию административных правонарушений лишь добавляет им ощущения вседозволенности», — полагают в Human Rights Watch.

«В июле 2019 г. Европейский суд по правам человека в постановлении по делу Володина против России неоднократно ссылался на наш доклад и соглашался с нашими выводами, — напоминает международная организация. — Суд, среди прочего, признал общее «нежелание российских властей признавать серьезность и масштаб проблемы домашнего насилия в России и его дискриминационные последствия для женщин». Четверо судей сопроводили постановление своим особым мнением. Например, судья Пинто де Альбукерке высказался за то, чтобы суд делал больше «для искоренения гендерного неравенства , а вместе с ним и абсолютно позорных проявлений домашнего насилия»».

«Мы предложили российским властям ряд рекомендаций, включая необходимость принятия парламентом закона, в котором домашнее насилие было бы обозначено как отдельный состав преступления, подлежащий уголовному преследованию в порядке публичного/частно-публичного, а не частного обвинения. Мы также отметили необходимость введения в законодательство института охранных ордеров и рекомендовали правительству обеспечить доступность служб помощи для переживших домашнее насилие и обязать профильные правоохранительные органы систематически вести всеобъемлющую статистику», — говорится в обращении.

Международная организация призывает В. Матвиенко «включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие ».

«Статья 2 текущего проекта закона содержит перечень лиц, которые могут считаться подвергшимися домашнему насилию. Это супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством. Однако отношения зависимости, которые образуют контекст домашнего насилия, также распространяются на партнеров, не состоящих в официальном браке , и на бывших партнеров, которые больше не живут вместе и не ведут совместное хозяйство. Во многих задокументированных нами случаях женщины подвергались существенному насилию со стороны партнера/бывшего партнера, которое в полиции не принимали всерьез в связи с наличием истории отношений между агрессором и пострадавшей. В силу этого действие закона также должно распространяться на бывших супругов и партнеров вне зависимости от факта совместного проживания и ведения общего хозяйства (как в упоминавшейся выше статье 3 Стамбульской конвенции)», — заявляют в Human Rights Watch.

Международная организация предлагает ввести в России «систематизированный порядок статистического учета домашнего насилия с разбивкой по возрасту, региону, виду насилия и степени родства/свойства между пострадавшей стороной и агрессором; обеспечить открытость и общедоступность всей информации; сделать сбор таких данных обязательным для профильных правоохранительных органов, таких как МВД, Генеральная прокуратура и СКР.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки».

Human Rights Watch напоминает, что Россия и Азербайджан остаются единственными из 47 государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию.

Хью Уильямсон убеждает Валентину Матвиенко в том, что Human Rights Watch является некоммерческой неправительственной правозащитной организацией.

Читайте так же:  Суд невского района подать на развод

Из открытых источников известно, что основным источником финансирования организации являются частные пожертвования, преимущественно американские. Например, 3 миллиарда рублей выделил известный спекулянт миллиардер Джордж Сорос.

Этот деятель не впервые обращает свое внимание на Россию. В 2017 году Сорос передал $18 млрд. фонду Open Society Foundations («Открытое общество») якобы на благотворительные цели. Православная общественность тогда предположила, что в действительности американский спекулянт выделил столь большую сумму не для благотворительности, а для финансирования майдана в России.

http://ruskline.ru/news_rl/2019/12/11/soros_lobbiruet_zakon_o_semeinom_nasilii

Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

« России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

  • ощущение безнаказанности агрессора,
  • уменьшение санкций,
  • проблемы процессуального характера.

По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

http://www.kommersant.ru/doc/4038476

«Это приведет к геноциду семьи»: как в Госдуме обсуждали законопроект о домашнем насилии

В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Они были организованы Комитетом по контролю и регламенту и Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. «Афиша Daily» рассказывает, о чем говорили на заседании и какие перспективы у законопроекта против домашнего насилия.

Какие изменения предлагает законопроект

В 2017 году был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный Еленой Мизулиной. До этого момента семейно-бытовые конфликты попадали под статью 116 УК РФ о побоях. Теперь же человека, бьющего своих родственников или близких, можно привлечь только к административной ответственности в случае, если это случилось в первый раз.

Спустя год председатель СК Александр Бастрыкин заявил об участившихся случаях домашнего насилия из‑за декриминализации, а ЕСПЧ сообщил, что получил от россиянок около ста жалоб о преследованиях и побоях со стороны близких родственников. « Нужно в принципе менять российское законодательство, так как эффективной защиты сейчас нет . И так называемая декриминализация послужила сигналом к тому, чтобы ослабить и без того неразвитые гарантии защиты», — сказал судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов.

В 2016 году депутат Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков уже пытались внести законопроект против семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение.

Новый законопроект, который обсуждался на слушаниях, направлен в первую очередь на профилактику — именно этот аспект законодатели и правозащитники считают наиболее важным. Алена Попова, одна из соавторов законопроекта, рассказывала в видео на Change.org о главных нововведениях (официально документ пока нигде не опубликован. — Прим. ред.).

Определение термина «домашнее насилие». Сейчас в законодательстве РФ он не утвержден, а значит, нет понимания того, что именно можно считать домашним насилием.

Создатели закона выделяют четыре вида насилия: сексуальное, психологическое, экономическое и физическое.

Читайте так же:  Обзор судебной практики об усыновлении установлении отцовства

Введение охранных ордеров — судебных и полицейских. Это профилактическая мера, которая предусматривает запрет на угрозы, приближение, преследование, коммуникацию с жертвой и ее родственниками. В пояснении подчеркивается, что сейчас у сотрудников полиции нет полномочий для воздействия на потенциального преступника, который, например, регулярно угрожает близким. А после введения охранных ордеров ситуация изменится.

Обязательное посещение специальных курсов по работе с гневом для насильника.

Все дела о домашнем насилии должны стать частно-публичными. Это значит, что вне зависимости от того, пишет ли жертва заявление на насильника, государство обязано ее защитить.

Кто поддержал законопроект

На обсуждениях в Госдуме в поддержку проекта выступили активисты и сторонники законопроекта. Политолог Екатерина Шульман ссылалась на опыт Казахстана, где после принятия законодательства о профилактике домашнего насилия в 2009–2010 годах число насильственных преступлений в семьях снизилось на 35% за 5 лет. Адвокат по правам женщин Мари Давтян сообщила, что в год получает более тысячи обращений от переживших домашнее насилие: «Соцопросы показывают, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи . Сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим». Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», сказала:

Первый замглавы комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко также высказалась за профилактику семейных конфликтов. Но отметила, что «необходимо прописать механизмы, которые могли бы развести на время противоборствующие стороны, чтобы накал страстей остыл».

На обсуждениях выступил профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков, который представил статистику преступлений на почве семейно-бытовых конфликтов. Он отметил, что жертвами рукоприкладства в семье в 75% случаев становятся женщины. «Если за 100% принять тех, кто обратился в правоохранительные органы, заявление регистрируется только в 56% случаев, остальные теряются на этапе от обращения в полицию до регистрации заявления», — сказал Щепельков.

Кто выступил против

Оппоненты активистов в основном обращались к вопросу о сохранении семьи и традиционных ценностей, а также, как сообщают авторы законопроекта, не раз оскорбляли их и называли агентами Госдепа .

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что главная проблема в том, что мужчина теряет статус «главы семьи»: «Это понятие у нас исчезло. Если мужчина на работе никто, дома никто, это прорывается в издевательствах над самыми близкими». По его мнению, сегодня общество не оберегает семью.

Андрей Цыганов, руководитель совета Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге, сказал, что закон может стать причиной уничтожения семьи: «На сегодняшний день наше законодательство имеет огромное количество возможностей для предотвращения таких ужасных ситуаций [домашнего насилия]. Какую Россию пытаются построить товарищи, которые лоббируют этот законопроект? Мы, представили многодетных семей, категорически против него».

Адвокат Анна Швабауэр заявила, что законопроект превращает семейные отношения в отношения бизнес-партнеров: «У нас сейчас вообще-то есть все определения насилия: включая «побои, клевета, оскорбления». А получается, что вы хотите сделать насилием любые действия, которые кому‑то не нравятся. По новому закону отнять у ребенка планшет — это тоже насилие».

Андрей Комухин, представитель православного движения «Сорок сороков», считает, что общество должно культивировать идею многодетной семьи, а люди, которые разрабатывали этот закон, «не совсем многодетные»: « У меня бы не было девяти детей, если бы этот закон был принят . Потому что многодетность при этом законе не норма. Это чудовищный закон, который приведет к геноциду семьи».

http://daily.afisha.ru/relationship/13315-eto-privedet-k-genocidu-semi-kak-v-gosdume-obsuzhdali-zakonoproekt-o-domashnem-nasilii/

Против лоббирования законопроекта о семейно-бытовом насилии (СБН)

Акция в Новосибирске 30.09.2019

Погода, прямо скажу, не подходящая для пикета — пронзительный холодный ветер и даже снежинки пролетали. Обратил на меня внимание чиновник министерства регионального развития, сфотографировал, поинтересовался о причине моей акции, пригласил к себе, угостил горячим чаем. Спасибо ему, добрый человек.

Я ему сказал, что лоббируют этот закон содомиты и феминистки (как показал список подписантов письма в поддержку закона о профилактике семейно-бытового насилия, подробности здесь https://cont.ws/@ruspole-org/1.

Сразу понятно кому это выгодно. Плюс к этому они же извратили статистику: как Вам такое «80% всех преступления происходит в семье»? Ну и про 14 тыс убиенных в семье женщин — Геббельс отдыхает.

Чиновник попросил у меня листовку для ознакомления. Свои действия он пояснил следующим образом — проект этого закона могут спустить в регионы, поэтому нужно знать как к нему относятся люди.

Отношение, скажу честно, резко отрицательное — нельзя всех мужчин выставлять агрессорами и деспотами-мещанинами, а с другой стороны, нельзя так беззастенчиво уничтожать иерархию в семье.

И так количество разводов скоро сравняется с количеством заключенных браков, а так вообще никто женится не станет. Вспоминается история столетней давности, тогда тоже боролись с «буржуазными пережитками» — уничтожали семью, обобществляли женщин и детей. Чем это кончилось — известно. Так зачем наступать на те же грабли?

[3]

Этот закон не только античеловеческий, он ещё и богоборческий.

В евангелии от Матфея в 19 главе сказано следующее:
Мф.19:5. И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью,
Мф.19:6. так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.

В России агрессивно лоббируется опасный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» (СБН).

1) Законопроект позволит полиции или суду запрещать гражданам общение с членами своей семьи и доступ к своему жилью по охранному ордеру (предписанию) при наличии «данных» об имевшем место факте (угрозе) насилия в семье. «Насилие» определено в законопроекте безразмерно широко, включает в себя т.н. «психологическое и экономическое» насилие, которое охватывает собой обычные житейские ситуации и традиционные воспитательные меры. Охранный ордер может быть выдан по сигналу любых лиц без суда и следствия в т.ч. против воли пострадавшего. Нарушение ордера грозит арестом. Т.е., желание супруга помириться с супругой может обернуться тюрьмой. При этом ордер может быть вынесен в отношении фактов «насилия», которые имели место в течение двух последних лет. Законопроект дает всего три дня на обжалование ордера, и обжалование не отменяет действия ордера. Законопроект фактически уничтожает неприкосновенность частной жизни и жилища, частной собственности, свободу передвижения, право родителей на воспитание детей. Он направлен на дискриминацию мужчин и разрушение семьи.

2) Законопроект публично поддержали организации, отстаивающие интересы гомосексуалистов и лесбиянок (“Российская ЛГБТ-сеть”, Ресурсный центр для ЛГБТ, ЛГБТ-кинофестиваль “Бок о Бок”), радикальных феминистских структур (проект “Школа феминизма”, Инициативные группы “Феминистки поясняют”, “Феминитив” и др.) и организации, являющиеся инагентами (ООД «За права человека», Кризисный центр для женщин «Анна»). Во многих странах мира лоббированием законов о СБН занимается «Открытое общество» Сороса (запрещен в России), ключевым приоритетом которых является создание «мира без границ и без дискриминации», где права всех меньшинств, прежде всего сексуальных, будут законодательно закреплены и получат приоритет над интересами большинства. С этой целью активно поддерживается т.н. «гендерная идеология» (по которой каждый выбирает себе пол из множества возможных), феминизм, программы «секспросвета» для детей и т.п.

Читайте так же:  Исковое заявление об ограничении родительских прав отца

3) Лоббисты законопроекта о СБН используют ложные данные о якобы зашкаливающих цифрах «семейной» преступности для введения граждан и чиновников в заблуждение. Тиражируется информация о «14 тыс. ежегодно убиваемых мужьями жен», хотя в реальности по данным МВД их не 14 тыс., а 300.

4) Лоббисты законопроекта используют ложную аргументацию о якобы отсутствии в России юридической защиты у жертв «семейных» преступлений. На самом деле и УК, и КоАП защищают всех граждан от любых преступлений и правонарушений, включая побои, не причиняющие вреда здоровью, и оскорбления. Действует также масса иных законов, обеспечивающих меры защиты от правонарушений и преступлений, как до так и после возбуждения уголовного дела (ФЗ «О полиции», ФЗ «О гос. защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», «Об административном надзоре за лицами, освобожденными их мест лишения свободы», «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», ГК, УПК и др.).

Подробный разбор этого законопроекта можно посмотреть здесь: https://cont.ws/@ruspole-org/1.

Видео (кликните для воспроизведения).

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

http://ruskline.ru/opp/2019/10/08/protiv_lobbirovaniya_zakonoproekta_o_semeinobytovom_nasilii_sbn

Лоббисты антироссийского закона о домашнем насилии испугались родительского возмущения

В социальных сетях нарастает волна возмущения попытками «пятой колонны» пропихнуть написанный западными ЛГБТ фондами и феминистками антисемейный законопроект о «домашнем насилии». Родительские организации завалили Думу и администрацию Президента письмами с требованием защитить суверенитет семьи, а также запустили флэшмоб в поддержку семьи. И это только начало: волна протестов разрастается, в Москве, Петербурге и других городах уже завтра продут пикеты, а затем и митинги. Лоббисты законопроекта, в лице депутата ГД Оксаны Пушкиной, уже дрогнули, и пытаются выявить лидеров протестов, угрожая нам преследованиями

Об антинародной и антисемейной сути законопроекта с лукавым названием «О профилактике семейно-бытового насилия» (лукавого хотя бы потому что никакой профилактикой тут не пахнет–закон не про предупреждение пъянства и прочих причин семейных конфликтов, а про то, как влезть в любую семью и разрушить ее с помощью поражения в правах одного из членов в семьи) РИА Катюша неоднократно и подробно рассказывала. Рассказывали мы и о тех, кто продвигает эту бредовую инициативу по заказу ПАСЕ, Госдепа США, а также ЛГБТ и феминистских организаций . Продвигает при активном участии скупленных или просто одураченных СМИ и заказных кампаний в соц.сетях–что особенно заметно на фоне откровенного замалчивания СМИ позиции родительских организаций, т.е. консервативного большинства россиян.

Однако, не все коту Масленица. Социальные сети, активность патриотов и такие издания как наше делают свое дело: все больше россиян узнают о той свинье, которую им пытаются подложить феминистки. Наряду с серьезной юридической аналитикой (которую можно почитать у нас на сайте и на сайте Общественного уполномоченного по защите семьи ouzs.ru, краткую справку по законопроекту можно скачать тут , сам законопроект в его наиболее актуальной версии тут ), в сетях набирают популярность картинки, наглядно иллюстрирующие к чему приведет возможное принятие закона о домашнем насилии

Например, вот такие

Призываем всех наших читателей скачивать эти картинки, размещать в своих группах с 2 хештегами #заСемью и #рукипрочьотСемьи, на сайтах, вести разъяснительную работу со своими знакомыми . Инструкции тут и на сайте ОУЗС, картинки можно скачать отсюда: ссылка№1, ссылка№2, ссылка№3.

Также нужно подписывать петицию против принятия законопроекта о домашнем насилии при подписании автоматически идет обращение от Вашего имени в три инстанции: Администрация Президента, Совет Федерации, Государственная Дума.

Кроме того, ряд организаций, в частности, движения «Сорок сороков» и «За жизнь» запустили в соц.сетях Всероссийский флешмоб #ЗаСемью❗, призвав визуализировать свой протест против вторжения в семью, опубликовав фотографию своей семьи как разительное отличие этих фотографий от аватарок лиц, поддерживающих инициативу Пушкиной-Поповой и К!

Наконец, ряд организаций организуют в своих регионах пикеты против принятия антисемейного закона. В частности, завтра, 1 ноября Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) проведет такой пикет (массовый и официально согласованный с властями – приглашаются все желающие) в московском парке Сокольники с 16.30 до 18.30

А 23-24 ноября в Москве и в Санкт-Петербурге запланированы масштабные митинги против вторжения в семью (о точной дате и месте сообщим после получения согласования).

Эта народная активность уже вызвала панику у лоббистов разрушения семьи. Так, депутат Оксана Пушкина уже опубликовала у себя на странице следующую картинку.

И это только начало! Следите за нашими публикациями и присоединяйтесь к родительскому протесту против разрушения последнего бастиона традиционных ценностей–семьи. Вместе, с Божьей помощью, победим!

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B1%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B-%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BE-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%8C-%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%BC%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/

Социолог Пол Камерон про закон о домашнем насилии, который лоббирует ЛГБТ

В Общественной Палате РФ состоялся круглый стол по защите традиционных и религиозных ценностей, на котором присутствовал известный американский ученый Пол Камерон.

Пол Кэмерон — американский социолог и психолог, создатель Института исследований семьи , доктор философии, много лет посвятивший анализу анти-демографических явлений в мире, в том числе связи гомосексуальности и склонности к педофилии. Несмотря на нападки у себя в стране, Пол Кэмерон последовательно отстаивает традиционные представления о семье.

На вопрос, заданный Элиной Жгутовой ,членом Общественной Палаты РФ , знает ли он ,что такое Стамбульская конвенция и на что она направлена, Пол Камерон ответил, что Стамбульская конвенция прежде всего направлена на защиту ЛГБТ-сообщества, и он не советует России ее подписывать.

Читайте так же:  Что происходит с ипотекой при разводе

Одним из лоббистов закона о профилактике семейно-бытового насилия выступила адвокат, относящая себя к Ордену Тамплиеров (масонов), Людмила Айвар. Она и ее муж, тамплиер , юрист Трунов открыто заявляют, что в основании закона о профилактике семейно-бытового насилия лежит Стамбульская конвенция.

Открыв п.4.3 этой конвенции, мы видим, что она направлена на защиту от дискриминации «по признакам сексуальной ориентации, гендерной идентичности»

Итак: Закон о профилактике семейно-бытового насилия — это вариант Стамбульской конвенции, которая защищает права гомосексуалистов. Следовательно Закон призван защищать права гомосексуалистов. И это подтверждает американский ученый с большим опытом. В Стамбульской конвенции о защите гомосексуализма сказано прямо, в законе пока фигурирует «сексуальное насилие» и «ограничение половой свободы». Далее, дело времени.

Если мы позволим принять этот закон, то легализация прав гомосексуалистов — не за горами.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

http://ruskline.ru/video/2019/11/27/sociolog_pol_kameron_pro_zakon_o_domashnem_nasilii_kotoryi_lobbiruet_lgbt_

Родительские организации сорвали блицкриг лоббистов антисемейного закона о домашнем насилии

В понедельник, 21 октября, в Госдуме было жарко. Лоббисты антисемейного законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия» решили воспользоваться парламентскими слушаниями, организованными комитетом Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, чтобы показать масштабный спектакль, имитирующий общественную поддержку своих планов. Примечательно, что лоббисты до сих пор не удосужились опубликовать рабочую версию своего законопроекта (хотя текст законопроекта «удивительным образом» уже попал в руки журналистов РБК), не определились с самим понятием насилия (в розданной участникам слушаний справке речь шла не только о физическом насилии или угрозе его причинения, но и о «психологическом» и «экономическом» насилии). Слушаниям предшествовала массированная артподготовка в СМИ и в соцсетях с бесчисленным передергиванием и подтасовкой фактов. Однако фокус не удался: в Госдуму прорвались несколько десятков активистов родительских организаций, которые испортили либералам сценарий, наглядно показав депутатам реальное отношение народа к этой инициативе западных ЛГБТ– и феминистских фондов, а равно и к самим лоббистам.

Подготовка к слушаниям началась задолго до самого мероприятия. Едва узнав о предстоящем событии, ряд общественных организаций направили заявки на участие и получили весьма двусмысленные ответы из аппарата комитета, из которых можно было сделать вывод о том, что противникам законопроекта могут не дать слова в связи с нехваткой времени (либеральные лоббисты нередко прибегают к такому приему). Чтобы не допустить такого развития событий, активисты родительских организаций, в частности, сторонники Общественного уполномоченного по защите семьи, завалили комитет требованиями дать слово эксперту ОУЗС к.ю.н. Анне Швабауэр, так что организаторы обвинили родителей чуть ли не в телефонном терроризме.

В сам день слушаний вокруг Думы провели не менее десятка одиночных пикетов возмущенных граждан, причем против «профилактики насилия» вышли женщины – те самые «потенциальные жертвы», которых Пушкина сотоварищи обещались защитить. Им должно быть интересно узнать мнение московских мам, в том числе многодетных.

[2]

«Принятие этого закона позволит вмешиваться в семью, причем не только правоохранительным органам, но и любым сторонним организациям. Жестокое отношение к женам или мужьям в семьях регламентирует Уголовный кодекс. В него никакие поправки так и не будут внесены. Все, что связано с охранным ордером, – это просто возможность одной стороне задавить другую. Все, что относится к сложностям совместной жизни, которые люди должны преодолевать вместе, – все это в итоге сводится к судебной тяжбе с членом семьи. Таким образом семьи будут разрушаться, а дети просто-напросто отдаваться в платные, «замещающие» сообщества «профессиональных родителей»», – рассказала корреспонденту «Катюши» молодая мама Карина Силакова.

У второго входа в парламент, куда обычно подъезжают депутаты, участников парламентских слушаний встречала глава Национального комитета экологической безопасности Любовь Лоскутова.

«Фактически этот законопроект скопирован со Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием – прим. ред.). После его принятия ЛГБТ войдет в нашу страну на законных основаниях – будет развязана война полов, война между мужчиной и женщиной внутри семьи. Закон явно работает на разрушение семьи и государственности – охранный ордер выписывается при одном только подозрении на возможность применения насилия в семье. Выдача охранных предписаний создаст благоприятные условия для шантажа родителей третьими лицами, родственниками… И – самое важное – потом уже нельзя будет примириться даже по инициативе пострадавшего! Принятие этого закона нельзя допустить, это инструмент навязывания совершенно чуждых нашей стране западных «ценностей»», – поделилась мнением Любовь Лоскутова.

Слушания в Малом зале собрали более сотни участников. Судя по всему, феминистки рассчитывали, что им удастся показать спектакль с промывкой мозгов собравшихся ужасными сценами и рассказами о пытках, избиениях и мучениях семье. Модератор дискуссии во вступительном слове заявила: «Насилие есть в нашей традиции», – дав понять, что итогом прений должно стать «конкретное законодательное воплощение». Собравшимся показали один за другим несколько пропагандистских видеороликов с агитацией за криминализацию семьи от таких маститых «экспертов», как открытый гомосек Антон Красовский и русофоб Николай Сванидзе, а также с фотографиями избитых женщина от авторов феминистского проекта «Я не хотела умирать» – очевидно, для закрепления в сознании зрителей страха и ужаса семейной жизни.

Но затем слово взял лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который, пусть и в своей манере «и нашим, и вашим», напомнил собравшимся, что неплохо бы заняться причинами семейных конфликтов, в частности, лечением алкоголизма и пересмотром политики СМИ. «Ну давайте на всю страну озвучим, в каких семьях было насилие в последнее время. Половина из них распадется», – отметил Жириновский.

Читайте так же:  Потеря сертификата на материнский капитал

Затем начали выступать одна за другой лоббисты криминализации семьи – соавторы данного законопроекта. Белоленточница, активистка Болотной площади в 2011-2013 гг., основательница фонда «Насилию.нет» Анна Ривина (идейная последовательница Марии Писклаковой-Паркер – главы центра «Анна», признанного Минюстом иностранным агентом еще три года назад; подробнее о деятельности этой структуры – например, здесь ), проходившая стажировку в лагере для «демократических революционеров» в Прибалтике, соавтор законопроекта о профилактике сембытнасилия Мари Давтян, заявившая, что «у полицейских просто нет механизма, чтобы помочь жертвам насилия» (о 20 статьях в УК, в частности, ст. 117 «Истязания», и составах КоАП лоббисты разрушения семьи обычно «забывают» – другое дело, что прокуратуру и полицию нужно принуждать выполнять свою работу – об этом говорили и оппоненты законопроекта, а именно представитель Мосгордумы Людмила Тропина), вышеназванная Алена Попова, представительница президентского совета по правам человека Шульман, чиновник-лоббист ювенальной юстиции из Минтруда Алексей Вовченко и др.

Откровенных лоббистов иногда разбавляли руководители кризисных центров для женщин из различных регионов, которые в силу специфики своей работы продолжали сгущать краски, а также представитель МВД Станислав Колесник, который подтвердил, что 90% криминала в семье связан с употреблением алкоголя, но при этом заявил, что у полицейских в арсенале сейчас нет никаких профилактических мер к ранее не судимым дебоширам, кроме профбеседы (правда, недавно был принят закон, дающий полиции право выдавать предостережения).

Подобные выступления продолжались более двух часов из трех, отведенных на слушания, и в зале начал нарастать гул недовольных представителей родительского большинства, многие из которых приехали из других регионов. По факту, за первые два с половиной часа слушаний слово дали только двум явным противникам законопроекта – представителю Общественной палаты Элине Жгутовой и депутату Мосгордумы Людмиле Тропиной.

И тут для лоббистов дискриминации мужчин и криминализации семьи наступила черная полоса. Представлявший Координационный совет патриотических сил Санкт-Петербурга Андрей Цыганов вызвал бурю эмоций, рассказав о силах, ратующих за законопроект:

«Недавно «Новая газета» опубликовала список из 70 организаций, которые поддерживают этот законопроект, а патриотические издания представили обращения от 180 организаций, которые выступают против него. С нашей стороны речь идет о родительских, патриотических организациях, о многодетных семьях. Наши оппоненты – это НКО, получающие западные гранты, и структуры, защищающие права гомосексуалистов. Это очень характерно. Этот законопроект, который продвигается уже более 15 лет, действительно инициирован международными фондами, продвигающими педерастию.

В частности, в деле «Володина против России», которое рассматривалось ЕСПЧ, основным консультантом был западный фонд «Равноправие», который реализует многочисленные ЛГБТ-проекты, а среди поддержавших инициативу по криминализации семейно-бытового насилия у нас числятся Российская ЛГБТ-сеть, Ресурсный ЛГБТ-центр Екатеринбурга, ЛГБТ-фестиваль «Бок о бок» и так далее. Даже аудитория радио «Эхо Москвы», когда там проводилось обсуждение данной темы, высказалась против законопроекта, даже эти радиослушатели прекрасно понимают, что речь в нем идет о создании возможности для уничтожения семьи.

На сегодняшний момент российское законодательство содержит огромное количество возможностей для противодействия всем тем ужасам, о которых здесь говорилось. Этот законопроект – настоящее окно Овертона. Даже в розданных нам справках звучат такие слова, как «экономическое насилие», «психологическое насилие». Кто-нибудь знает, что это такое? Это абсолютно произвольное, расширительное толкование. Согласно планам лоббистов, о насилии может заявить любой человек, а не только пострадавший, причем сделать это он может в течение двух лет. Вы понимаете, какой ящик Пандоры открывается и какую Россию хотят построить нам вот эти товарищи, лоббирующие данный законопроект? Мы, представители многодетных семей и патриотических кругов, категорически против принятия данного закона»,

– заявил эксперт под аплодисменты зала и недовольные реплики модераторов, призывающих уважать все мнения.

Одним из самых содержательных, хотя и незаслуженно коротких, выступлений стал доклад представителя ОУЗС Анны Швабаэур:

Если сейчас не учитывать все уже прописанные в УК и КоАП меры ответственности за побои, угрозы, издевательства и т.д., то получится, что под определение о семейно-бытовом насилии попадет все, что кому-то не нравится».

Далее модераторы начали выпускать на трибуну представителей родительских организаций: АРКС, «Сорок сороков», «Родительский отпор» и др. – которые называли законопроект не просто антидемографической мерой, а элементом геноцида, справедливо говоря, что принятие законопроекта приведет к тому, что люди просто перестанут создавать семьи. В выступлениях прозвучали требования снять данный законопроект с рассмотрения и вместо этого заставить полицию работать (в частности, с помощью прокуратуры и частных определений судов), вернуться к практике принудительного лечения алкоголизма и психических расстройств, не говоря уж о пересмотре информационной политики с помощью нравственной цензуры.

Лоббисты законопроекта так и не смогли вернуть себе инициативу. Их домашняя заготовка в виде странного вида девицы – помощницы Алены Поповой, обожающей публиковать свои лесбийские фото и заявившей, что она не собирается рожать детей, пока не принят закон о профилактике семейно-бытового насилия, – вызвал откровенный смех в зале.

В итоге финал слушаний получился совсем не таким, каким он виделся агрессивным феминисткам. Автор законопроекта Оксана Пушкина не смогла скрыть своего разочарования от того, что «первый блин был комом», и расстройства от того, что ее, по сути, признали агентом Госдепа, манипулятивно заявив, что ее закон нужен, чтобы не ратифицировать Стамбульскую конвенцию (на самом деле, это примерно одно и то же). А председатель комитета по семье Тамара Плетнева слегка ободрила собравшихся, заявив, что материалы слушаний будут изучаться на заседании комитета: «Мы будем думать. И никто не говорит, что закон должен быть таким, с охранными ордерами». Представители родительских организаций будут добиваться включения наших представителей в состав рабочей группы и дальнейшего блокирования данного законопроекта.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://xn—-ctbbwlldibd3aei7k.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%BE%D1%80%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%B3-%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B1%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BE-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8/

Литература


  1. Краткий юридический справочник для профактива. — М.: Профиздат, 2012. — 432 c.

  2. Смирнов; Петренко Политология; М.: Велби, 2011. — 336 c.

  3. Омельченко, О.А. Всеобщая история государства и права; Остожье; Издание 255-е, 2013. — 576 c.
  4. Тихомиров, М. Ю. Незаконное увольнение. Практическое пособие / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2015. — 673 c.
  5. ред. Карпунин, М.Г. Экономический эксперимент и право; М.: Юридическая литература, 2011. — 160 c.
Кто лоббирует законопроект о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here