Домашнее насилие в современной россии

Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Что такое домашнее насилие

Домашние насилие называют по-разному – домашнее, семейное, партнерское. Но у всех этих словосочетаний одно значение – насилие происходит между людьми, которые находятся в личных отношениях. В основном это супруги, партнеры или бывшие супруги.

Важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие, регулярно повторяющееся.

Конфликт переходит в понятие «домашние насилие», когда он происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. По мнению психологов, оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Эффективные меры по противодействию домашнему насилию

Защитные ордера — это юридический инструмент предотвращения внутрисемейного насилия. Обычно они бывают двух видов: временный чрезвычайный ограничительный ордер и судебный охранный ордер.

По сути оба вида ордеров запрещают агрессору причинять вред пострадавшим и их родственникам, вынуждают его покинуть дом, ограничивают доступ к жертве на работе и в общественных местах, к детям, ограничивают единоличное использование совместного имущества. Выдаются эти ордера по просьбе пострадавшего, родственников или социальных органов. Временный ордер выдает полиция, суд или органы юстиции после акта насилия, его нарушение грозит арестом или уголовным наказанием. Судебный охранный ордер выдает судья, который и определяет срок его действия.

В Швеции в случае необходимости пострадавшим выделяют телохранителей и электронные средства защиты и помогают им получать новые документы, жилье. В Турции выдают электронные браслеты, которые позволяют связаться с центром помощи, и приложение для экстренной связи с полицией. В Нидерландах и Австралии могут запретить агрессору находиться не только в жилище семьи, но и вблизи дома.

Но если наказание за нарушение условий ордера не определено, эта мера становится менее эффективной. Например, в Молдове в 2018 году 60% агрессоров нарушили условия ордеров. Хотя полиция обязана контролировать их и привлекать к уголовной ответственности за нарушение, она реагирует, только если об этом заявит пострадавший.

Шелтеры и бесплатная горячая линия, по мнению экспертов, тоже эффективны. Когда жертве некуда идти, увеличивается риск для жизни и здоровья — как самой пострадавшей, так и ее детей. Убежища должны быть легкодоступны, в них должна предоставляться психологическая и юридическая помощь. Например, государственные шелтеры в Грузии предлагают программы развития знаний и навыков для женщин. Цель этих программ — дать им возможность найти работу и жить самостоятельно после того, как они покинут убежище. Кроме того, важно, что при наличии убежища пострадавшие не остаются в безвыходном положении, когда они, пытаясь прервать насилие, в итоге могут убить агрессора.

Координация. Необходимы законы или практики, которые позволяют наладить сотрудничество между разными учреждениями. Но даже в тех юрисдикциях, где подобные практики были успешны, не обошлось без проблем. Например, в Кыргызстане, где суды, прокуратура, полиция, НКО и работники образования скоординированы, их усилия эффективны только в крупных городах. Проблемы с координацией были отмечены почти во всех исследованных странах. Необходим единый координирующий госорган, делают вывод в «Правовой инициативе».

В Молдове в 2015 году НКО «Женский правовой центр» вместе с МВД разработала «Руководство по эффективным мерам вмешательства полицейских по делам о домашнем насилии», которое широко распространили среди полицейских. Помимо этого, Генпрокуратура составила инструкции, чтобы помочь прокурорам и следователям в квалификации актов домашнего насилия и их расследовании.

Виды домашнего насилия

Физическое насилие

Физическое насилие — это прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, страха, боли, травм, других физических страданий или телесных повреждений. Иными словами – это контроль над жертвой, оно же рукоприкладство.

Этот вид считается самым распространенным в семьях – по статистике каждую третью женщину бьет супруг или партнер. К этому виду относятся не только побои, но и удушение, причинение боли в виде ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства, а также уклонение от оказания первой медицинской помощи, депривация сна, принудительное употребление наркотиков или алкоголя. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

Самым смертоносным форм физического насилие признано удушение. В основном это скрытая проблема, потому что отсутствуют внешние травмы. Многие штаты США даже приняли конкретные законы против удушения.

Сексуальное насилие

К сексуальному насилию относят тот момент, когда партнер принуждает свою «жертву» к сексу и иным видам сексуальных действий посредством силы, шантажа или угроз. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания. В семьях, где есть сексуальное насилие – женщина «дает», а мужчина – «берет». Принуждение к сексу под видом супружеского долга – тоже сексуальное насилие, так как никакого супружеского долга не существует. Секс в здоровых отношениях всегда происходит по обоюдному, выраженному обоими людьми, согласию, приносит удовольствие, наслаждение и радость от близости с партнером.

Самой жестокой формой сексуального насилия считается изнасилование. К последствиям относятся нежелательная беременность, заболевания, передающиеся половым путем, и психологическая травмы. У женщин, которые пережили изнасилование, в будущем возникают проблемы в постели с новым, адекватным партнером.

Согласно статистическим данным, лишь 10-12% жертв сексуального насилия в России обращаются в полицию. Об этом умалчивается, не приятно и стыдно говорить, тем более, если изнасилование произошло дома партнером.

К формам сексуального насилия относятся также демонстрация гениталий, демонстрация порнографии, сексуальный контакт, физический контакт с гениталиями, рассматривание гениталий без физического контакта, использование партнера для производства порнографии.

Психологическое насилие

Психологическое насилие – это угрозы, шантаж, манипулирование и оскорбления. Этот вид насилия происходит в основном с участием детей. Изверг использует их как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет ему подчиняться.

[2]

Психологическое насилие трудно диагностировать и практически невозможно доказать в суде. Признаки психологического воздействия редко видны, а последствия при этом могут быть чрезвычайно тяжелыми. Поначалу это обидные замечания (которые часто называют критикой), едкие шутки особенно и часто публичные, любые действия и высказывания, либо наоборот бездействие унижающее достоинство жертвы.

Если партнер запрещает встречаться с друзьями, родственниками, посещать какие-то места, работать или учиться – это тоже психологическое насилие и, значит, вы живете с абьюзером.

Тот, кто занимается психологическим насилием, часто манипулирует, угрожает, внушает чувства вины. Б

Сюда же относятся унижения и принижение значимости, обесценивание достижений партнера.

Подобная форма общения распространена не только среди супругов и партнеров, но и между родителями и детьми. Почти во всех случаях это приводит жертву к серьезным психологическим и эмоциональным проблемам, и без помощи психолога нельзя обойтись.

Читайте так же:  Госпошлина в суд при разделе имущества супругов

Экономическое насилие

Экономическое – тот случай, когда один партнер лишает другого финансовой свободы. Начинается все просто – один из партнеров/супругов полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

В дальнейшем это контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Зачастую к этому виду насилия относят даже запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки. Если мужчина дает деньги только на определенные товары или покупает их сам, не пускает на работу или учебу – это тоже насилие.

Когда один из партнеров сам отказывается работать – это тоже форма экономического насилия. В таком случае он заставляет другого работать за двоих или мешает его работе из-за собственных комплексов.

Меры по борьбе с домашним насилием, которые встретили сопротивление

Самый сильный фактор, осложняющий борьбу с домашним насилием — культурные нормы, которые могут перевешивать в сознании общества нормы права.

«Насилие против женщин — это ментальность. Изменить ментальность может оказаться сложнее, чем найти деньги на дорогостоящие услуги. Никакие законы тут не помогут. Нужно время на обучение».

Адвокат Тамар Деканосидзе, Грузия

Практика исследованных стран показала, что наличие решительной политической воли помогает справиться с тем, что культурные нормы и стереотипы способствуют несерьезному отношению к домашнему насилию, в том числе со стороны полиции, следователей, прокуроров и судей.

Охранные ордера и требование к агрессору покинуть жилище встретило яростное непонимание и неприятие у украинских законодателей. Они воспринимали эту меру как посягательство на собственность. Однако разъяснительная работа в конце концов дала результат.

Во Франции судьи сопротивляются попыткам ограничить права агрессоров на встречи со своими детьми. Их гендерные стереотипы и практика, в которой они видели много малолетних правонарушителей, выросших без отцов, способствуют тому, что судьи часто отказываются ограничить подобные контакты, даже когда это опасно для самих детей и их матерей.

Неэффективные меры

Штрафы — это наказание и для потерпевших, так как они выплачиваются из семейного бюджета.

«Например, соседи вызвали полицию, их привозят и отправляют к дознавателю. Он говорит, надо написать заявление. И агрессору будет большой штраф. Конечно, женщина не станет писать заявление. Это развязывает насильнику руки».

Исполнительный директор Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова, Кыргызстан

Если ввести высокие штрафы, это приведет к тому, что пострадавшие будут всеми силами скрывать факт насилия.

Коррекционные программы для агрессоров. Эта мера, несмотря на свою высокую стоимость, не имеет выраженного эффекта. По мнению опрошенных экспертов, такие программы могут быть эффективными, только если сам агрессор всерьез готов изменить себя. Кроме того, программы могут научить агрессора, как обойти закон, продолжая насилие. Суды в Шотландии, например, больше не посылают агрессоров на курсы управления гневом, потому что источник домашнего насилия — не гнев, а желание контролировать своих партнеров и близких.

Защитные ордера и профилактические беседы. Что предлагают авторы законопроекта о домашнем насилии

Медиация. Все виды медиации показали низкую эффективность в процессах по семейным делам. Медиация скорее стирает историю, чем решает проблему. Участникам приходится соглашаться, что «все будет хорошо» и сотрудничать ради детей. Но насилие будет продолжаться, пока агрессор не видит для себя никаких последствий. Оно будет нарастать по тяжести, как показала практика исследованных стран.

Различные институты примирения. В Украине все еще применяется старая практика примирения жертвы и преступника. В таких случаях дело закрывается под давлением судьи и прокуроров, которые зачастую стремятся «сохранить семью». 50% дел о домашнем насилии в Украине заканчивается мировым соглашением. Полицейские могут пугать жертву тем, что «у детей будет судимый отец», их матери — рассказывать, что их тоже всегда били, и женщины поддаются уговорам. Насилие по большей части не будет уменьшаться либо будет принимать все более жестокие формы. Положительный пример — США, где примирение в таких делах запрещено.

Закон о домашнем насилии в России

К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Мужчины, взятые под стражу за избиение жены, обычно проходят по нескольким статьям УК РФ: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 105 «Убийство». Ни в одной из статей нет такого пункта – как преступление, совершенное в отношении супруги/партнерши.

Как комментирует правозащитница, руководитель проекта «Насилию нет» Анна Ривина, дела, возбужденные по уголовной статье «легкий вред здоровью» и «побои», — это дела частного обвинения.

— После таких заявлений мужчину чаще всего отправляют под подписку о невыезде, статья-то не тяжелая. И он продолжает жить со своей жертвой в одних и тех же стенах. Давит. Требует, чтобы та забрала заявление, — отмечает специалист.

Проблема зачастую еще в том, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера. Женщинам все еще кажется, что «нельзя выносить сор из избы», «семью можно сохранить» и «сами разберемся», «это больше не повторится».

— Часто жертва домашнего насилия недооценивает уровень опасности. И даже если ее, например, регулярно бьют, не всегда осознает себя жертвой — это осознание серьезно бьёт по самоценности и идентичности. Осознавать это стыдно и неприятно. Обычно психика к этому не готова, и она пытается скомпенсироваться, оправдывая насильника и приписывая себе агрессивное и провоцирующее поведение. Я часто слышу от клиенток, переживших насилие: «Это я его довела», «Это я его спровоцировала», но, разобравшись, мы приходим к выводу, что это защитный механизм и в реальности всё было не так, — говорит практикующий психолог Елена Садыкова.

Если взять 115 и 116 статьи, то они относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна снять побои, найти свидетелей, а потом выступить в качестве обвинения. Это тормозит женщин, и они отказываются от возбуждения дела.

29 ноября 2019 года был опубликован законопроект подготовленный сенаторами и депутатами. Законопроект «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подготовлен в одном пакете с проектами федеральных законов «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия».

Домашнее насилие в России. Самые громкие случаи за год

В понедельник, 21 октября, в Госдуме прошли парламентские слушания законопроекта о домашнем насилии. Будущий закон должен защитить не только людей, состоящих в официальном браке, но и сожителей, а также детей и родителей — всех, кто может подвергаться насилию дома. «Полит.ру» собрал самые громкие случаи за год.

  • В 2017 году правительство России декриминализовало домашнее насилие. Закон перевел побои, которые наносят близким родственникам, из разряда уголовных преступлений в административные.
  • Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин рекомендовал России криминализировать домашнее насилие, расследовать все жалобы и наказывать виновных, а также ввести судебные охранные ордера, ограничивающие действия виновников.
Читайте так же:  Защита лишение и ограничение родительских прав

Самый громкий случай, связанный с домашним насилием произошел с сестрами Хачатурян. Мария, Ангелина и Кристина Хачатурян задержаны в конце июля 2018 года в Москве за убийство своего 57-летнего отца. Они рассказали, что отец годами издевался над ними и применял насилие, в том числе сексуальное. На момент задержания им было 17, 18 и 19 лет. В сентябре прошлого года их отпустили из СИЗО. Тогда же десятки правозащитных организаций и благотворительных фондов написали открытое письмо с требованием принять в России закон о домашнем насилии. Сестрам грозит от 8 до 20 лет тюрьмы по статье об убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ) . Сестер арестовали 2 августа 2018 года, а 27 сентября изменили меру пресечения на запрет определенных действий. С тех пор и, как минимум до 28 декабря, они не могут покидать свои дома без разрешения следователя.

В марте 2019 года в Нижегородской области участкового обвинили в халатности, повлекшей смерть человека ( ч. 2 ст. 293 УК РФ ), из-за того, что он отказался завести дело о домашнем насилии, сообщил Следственный комитет России. Спусти две недели женщина скончалась от побоев мужа. Мужчину осудили за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть ( ч. 4 ст. 111 УК РФ ). Против полицейского возбудили дело, когда мать погибшей написала заявление к руководителю областного управления СК.

Первое дело о домашнем насилии в России ЕСПЧ рассмотрел в июле этого года. Женщина пожаловалась на то, что российские власти не смогли защитить ее «от повторного насилия в семье, включая нападения, похищения, преследования и угрозы». Европейский суд встал на сторону россиянки и присудил ей 20 тысяч евро. Страсбургский суд выявил нарушение статьи 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) и статьи 14 (запрещение дискриминации) Европейской конвенции о правах человека.

Также в июле жителя Чувашии, 45-летнего Александра Ануфриева отправили в тюрьму на 15 лет за убийство ( ч.1 ст.105 УК РФ ) жены. Следствие выяснило, что вечером 8 сентября 2018 года Ануфриев задушил веревкой 37-летнюю Анну Овчинникову. После этого он вывез ее тело в сумке на такси и закопал, сообщает «Медуза».

Анна Овчинникова обращалась в полицию за месяц до убийства, поскольку супруг ей угрожал. Он уже пытался ее задушить, а в конце 1990-х его судили за двойное убийство. Полиция отказалась завести дело. Сотрудников, которые приняли такое решение, не стали судить по статье о халатности.

Также в июле бывшую участковую Наталью Башкатову на два года отправили в колонию-поселение за халатность ( 293 УК РФ ) после гибели 36-летней жительницы Орла Яны Савчук. Когда 17 ноября 2016 года Савчук вызвала полицию из-за конфликта с бывшим сожителем, 37-летним Андреем Бочковым, Башкатова заявила ей: «Если вас убьют, обязательно выедем, труп опишем, не переживайте». Она отказалась заводить дело по статье «угроза убийством» ( 119 УК РФ ). Бочков избил Савчук до смерти в тот же день.

В июле жительнице Забайкалья, которая передвигается с помощью протезов ног, дали полтора года ограничения свободы за убийство ( ч.1 ст.108 УК РФ ) мужа, который избивал ее и детей. Такое решение принял краевой суд после апелляции. Сначала районный суд признал женщину виновной в убийстве и назначил ей 8,5 лет колонии.

В середине сентября избранный от России судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов рассказал, что в суд поступило около ста жалоб от россиянок на домашнее насилие. ЕСПЧ подчеркнул, что российские власти не «признают серьезность и масштабность проблемы домашнего насилия и дискриминационный эффект, которое оно оказывает на женщин».

23 октября Европейский суд по правам человека присудил жительнице Воронежа 7,5 тысяч евро компенсации морального вреда за побои от мужа. Женщина добивалась этого 13 лет — первый раз она написала заявление в полицию в 2006 году.

Женщину избивал муж-милиционер, от которого она полностью зависела, так как не могла устроиться на работу из-за частых болезней ребенка. Женщина рассказала, что муж часто выпивал, бил ее на глазах у ребенка, выворачивал руки, заставлял извиняться. Она постоянно жила в страхе и под психологическим давлением.

Также в октябре Следственный комитет передал в суд уголовное дело в отношении 20-летнего жителя Киселевска Кемеровской области, который избивал свою 17-летнюю жену. Мужчину обвинили в истязании в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ). Обвиняемый признал вину.

Еще в октябре районный суд в Удмуртии приговорил к трем годам колонии строгого режима местного жителя, который истязал жену, четырехлетнюю дочь и восьмилетнюю падчерицу. В течение года он избивал их кулаками, ремнем и другими предметами, вырывал им волосы, не давал спать по ночам. Дело рассматривалось в особом порядке, поскольку подсудимый полностью признал вину. Наказание назначено по п. п. «а», «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание, то есть причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 УК РФ, совершенное в отношении двух или более лиц, а также в отношении несовершеннолетнего).

В России в марте резко выросло количество жалоб женщин на домашнее насилие и конфликты

Количество звонков, поступивших на всероссийский телефон доверия для женщин, в марте 2020 года выросло почти на 24% по отношению к февралю. Об этом «Таким делам» рассказала Марина Писклакова-Паркер — директор центра «Анна», на базе которого работает телефон доверия. Количество аналогичных обращений в женский кризисный центр «Китеж» выросло примерно на 15%, сообщила ТД глава центра Алена Ельцова. Правозащитники связывают статистику с введением из-за коронавируса режима самоизоляции, когда агрессор и жертва оказались в замкнутом пространстве.

Экономическая эффективность борьбы с домашним насилием

Все опрошенные эксперты считают, что вмешательство в насилие на ранней стадии экономически эффективнее. Обеспечение защиты и социальной поддержки жертв домашнего насилия стоит больших денег, но разбираться с последствиями насилия еще дороже. Помещение в шелтер и охранный ордер обойдутся дешевле, чем расследование уголовного дела об убийстве, судебное разбирательство, заключение в тюрьму на несколько лет и содержание осиротевших детей.

По оценкам Джеймса Фирона из Стенфордского университета и Анке Хеффлер из Оксфордского университета, ежегодные затраты, связанные с домашним насилием, на международном уровне составляют 4,3 трлн долларов.

Всемирный Банк в своем отчете «Женщины, бизнес и законы» за 2019 год констатирует, что наличие законодательства против домашнего насилия способствует экономическому росту в стране.

«Самое экономически эффективное — это проводить кампании по предотвращению домашнего насилия… Если государство хочет решить проблему домашнего насилия, нужно выделить на это деньги».

Врио иcполнительного директора центра Domestic Violence Victoria Элисон Макдональд, Австралия

Наименее экономически эффективными мерами по борьбе с домашним насилием названы коррекционные программы для агрессоров — они дороги и имеют положительный эффект, только если сам агрессор серьезно настроен на изменения.

Не каждая может позвонить

«Мы были сами удивлены, хотя и ожидали, что будет всплеск обращений, — отметила Писклакова-Паркер. — В феврале было 2050 звонков, в марте — 2537, рост составил 23,75%. Но следует понимать, что это далеко не полная картина: насилие всегда остается в тени и большинство звонков связано с бытовыми конфликтами. Когда женщина постоянно находится рядом с агрессором, ей сложно бывает даже позвонить, потому что насилие — это всегда контроль. Поэтому те звонки, которые нам все-таки поступают, чаще всего касаются серьезных последствий — например, когда женщина попала [в результате избиения] в травмпункт».

Читайте так же:  Ребенок обижает детей в садике советы психолога

В условиях изоляции цикл домашнего насилия будет сокращаться, а каждый следующий насильственный эпизод будет более серьезным по форме, чем предыдущий, предупреждают в центре «Анна». Это происходит на фоне того, что многие убежища для пострадавших закрываются, отсутствует законодательное регулирование начальных стадий домашнего насилия. В результате, подчеркивает Писклакова-Паркер, жертвы остаются абсолютно без защиты.

В «Анне» предполагают, что после окончания режима самоизоляции ситуация не улучшится.

«Многие “тлеющие” отношения очень быстро перейдут в зону риска, поэтому мы ожидаем новых случаев насилия, будет несколько волн, это точно. Это связано с тем, что женщины начнут звонить, когда окажутся вдали от агрессора и смогут “переварить” случившееся. Жалобы на бытовые конфликты также будут. Когда люди находятся в замкнутом помещении в условиях стресса, риска потери работы и дохода, это вызывает социальное напряжение. Но бытовые конфликты работают иначе: вспышка произошла, помирились и забыли, даже если все переругались и, не дай бог, подрались. Домашнее насилие всегда работает как цикл, это повторяющееся поведение. Поэтому волна, которая сейчас запустится, будет иметь последствия. Знаете, после землетрясения происходят after- шоки , здесь примерно так же», — пояснила Писклакова-Паркер.

[1]

Требуется помощь государства

Российские адвокаты и правозащитницы уже обратились к правительству с требованием принять срочные меры для защиты от домашнего насилия, которое усилилось в период самоизоляции. Среди обратившихся соавтор законопроекта о профилактике домашнего насилия Алена Попова, адвокат Мари Давтян, адвокат «Зоны права» Валентина Фролова, адвокат Ольга Гнездилова, а также председатель правления центра «Анна» Марина Писклакова-Паркер.

Видео (кликните для воспроизведения).

Девять общественных организаций опубликовали петицию на сайте «Российской общественной инициативы», в которой призвали защитить пострадавших от домашнего насилия в условиях изоляции из-за коронавируса.

В конце марта депутат Госдумы Оксана Пушкина рассказала, что с введением карантина соавторы закона о профилактике домашнего насилия стали получать больше жалоб на издевательства над пожилыми людьми. По словам Пушкиной, пожилые люди становятся жертвами собственных детей, для которых насилие — способ разрядки. У людей старшего поколения отбирают пенсии, вымещают свою неудовлетворенность жизнью. При стандартном образе жизни агрессор переключает внимание на повседневные заботы.

Больше текстов, фотографий и новостей — в нашем Телеграме.

Пришлите нам свою новость в чат-бот в Телеграме.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 1 от 20.01.2020 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
ИНН: 9710001171
КПП: 770401001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ПАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Домашнее насилие в современной россии

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

​В конце ноября Совет Федерации представил на обсуждение законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, который встретил резкую критику экспертов. Проект «Правовая инициатива» подготовил доклад о международном опыте борьбы с домашним насилием на законодательном уровне. В нем рассказывается как о мерах, доказавших свою эффективность, так и о неудачах. «Медиазона» приводит ключевые тезисы доклада.

Исследование затрагивает опыт 15 стран — Австралии, Австрии, Албании, Болгарии, Великобритании, Грузии, Кыргызстана, Молдовы, Нидерландов, Португалии, Сальвадора, США, Украины, Франции и Швеции. У каждой из них есть законодательные акты против внутрисемейного насилия. Проинтервьюирован 21 эксперт — практикующие юристы, разработчики законов, лидеры борьбы против домашнего насилия, авторы передовых концепций в этой области и исследователи.

Хотя жертвой домашнего насилия может стать человек любого пола, законодателям стоит учитывать, что оно связано с гендерным неравенством и представляет собой злоупотребление властью. Домашнее насилие происходит во всех социальных группах и может включать в себя физическое, сексуальное, экономические и эмоциональное насилие. Совершать такие преступления могут как действующие, так и бывшие партнеры.

Россия отстает от других развитых государств во всех аспектах борьбы с домашним насилием. В стране даже нет официальной статистики пострадавших от домашнего насилия.

«Впервые насильник не выходит из дома»

Как рассказала директор женского кризисного центра «Китеж» Алена Ельцова, количество обращений по поводу домашнего насилия увеличилось примерно на 15%. На 40% выросло число обращений от женщин с детьми, которые остались без жилья: люди потеряли работу и больше не могут снимать арендованное жилье. Она подчеркнула, что ожидается рост количества жалоб на насилие.

«К нам не могут обратиться женщины, у которых раньше партнер уходил на работу, а сейчас он рядом, — отметила Ельцова. — У многих женщин просто отобрали телефон мужья и не дают позвонить. Поэтому я ожидаю, что количество обращений должно значительно увеличиться. Мы в первый раз оказались в такой ситуации, когда насильник не выходит из дома и не дает женщине обратиться к нам. По России уже отмечено несколько случаев, когда во время самоизоляции сожитель выбросил девушку из окна, и другие убийства. Как я понимаю, эти женщины просто не успели обратиться за помощью».

Читайте так же:  Процедура развода в беларуси через суд

За последние недели стало известно о нескольких случаях домашнего насилия из-за самоизоляции. В Белгородской области мужчина руками и ногами до смерти избил сожительницу из-за того, что она курила и отказывалась готовить еду. В Красноярском крае количество бытовых преступлений выросло на 19%. В частности, в Красноярске мужчина вызвал сожительнице бригаду скорой помощи, в присутствии врачей напал на нее, а затем избил медсестру. Житель Воронежа, будучи пьяным, поссорился с женой и забил ее кулаками по голове до смерти.

Криминализации домашнего насилия

Опрошенные «Правовой инициативой» эксперты считают, что для решения проблемы домашнего насилия необходим комплекс мер, а не отдельный закон. Работать эти меры будут только при наличии политической воли и на первых этапах могут встретить сопротивление — так было в большинстве постсоветских стран. Для этого руководство на всех уровнях — от министров до начальников отделов полиции — должно давать подчиненным понять, что меры против домашнего насилия должны исполняться, а неисполнение грозит негативными последствиями.

В большинстве исследованных стран криминализация домашнего насилия была связана с теми или иными трудностями. Так, в обществе семейное насилие считают частным делом, а чиновники не всегда понимают необходимость его криминализации.

В Литве в 2013 году внесли поправки об обязательном возбуждении предварительного расследования во всех случаях, когда обнаружены признаки такого насилия, даже если жертва не подавала заявление. До этого дела о домашнем насилии попадали под категорию частно-публичного обвинения . Эксперты считают эффективной мерой борьбы с таким насилием перевод подобных преступлений в категорию именно публичного обвинения, когда доказательства собирает государство.

В Молдове в нынешнем виде статья о домашнем насилии (201.1 УК Республики Молдова) подразумевает и физическое, и психологическое насилие, в том числе изоляцию и унижение, а также лишение средств к существованию. Понятие «члена семьи» расширили: оно включает бывших мужей или жен, сожителей, а также бабушек, дедушек, братьев, сестер и внуков, даже если они не живут вместе с агрессором.

Проблемы преследования семейных агрессоров

Поведение судей, прокуроров и полиции часто дискриминационное. Эксперт из Швеции называет самой большой проблемой их стереотипы и убеждения. Например, при рассмотрении дел об изнасиловании судьи спрашивают, во что была одета потерпевшая. Сама система уголовного преследования и так способствует вторичной травматизации женщин интенсивными допросами.

[3]

«Вы можете иметь прекрасные законы, но если уголовное правосудие осуществляется человеком, который говорит, что домашнее насилие — это частное дело и государство не должно вмешиваться в это, закон не будет работать».

Профессор криминологии Николь Уэстмарланд, Великобритания

Хороший пример практики, позволяющей избежать вторичной травматизации пострадавших, дает Грузия: если поступил звонок о домашнем насилии, среди полицейских, выезжающих на вызов, обязательно должна быть женщина. Полиция, прокуроры и судьи проводят обширные тренинги по предотвращению вторичной травматизации и распространению гендерной чувствительности.

При рассмотрении дел о домашнем насилии судьи часто обвиняют пострадавших. По словам эксперта из Франции Изабель Тьелью, из-за предубеждений судьи освобождают от ответственности состоятельных и образованных агрессоров, так как идентифицируют себя с ними и обычно не верят, что те могли совершить насилие. Судьи редко готовы учиться, а в некоторых юрисдикциях, например, в Австрии требовать от них обязательного прохождения обучения невозможно — это будет расценено как посягательство на независимость суда.

Серьезная проблема и источник фрустрации для сотрудников правоохранительной системы — отказ самих пострадавших сотрудничать со следствием. Часто женщины не хотят, чтобы их партнеров посадили в тюрьму. Система должна быть подготовлена к этому — необходимы тренинги, протоколы работы с пострадавшими, основанные на терпении и отсутствии осуждения.

Выводы

Решение задач по борьбе с домашним насилием зависит только от политической воли, без которой невозможно справиться с культурными стереотипами и контекстом. Если учесть опыт и уроки других стран, Россия окажется в выгодном положении — ей не придется самой прокладывать эту дорогу.

Предотвращение домашнего насилия невозможно без масштабной реформы образования, повышения осведомленности общества о гендерном насилии и кампаний, направленных на изменение норм поведения.

По мнению опрошенных экспертов, для эффективного реформирования необходимо искать союзников на руководящих должностях в профильных органах власти, которые понимают проблему и ясно дадут понять своим подчиненным, что домашнее насилие — это сфера ответственности государства.

Полный текст доклада «Самое опасное место: обзор мер по противодействию домашнему насилию. Международный опыт» можно прочитать на сайте проекта «Правовая инициатива»

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Как спастись от домашнего насилия в условиях карантина? Отвечают правозащитницы

Эксперты говорят о возможном росте случаев домашнего насилия во время карантина. Многие жертвы могут оказаться в ловушке, выбраться из которой будет непросто: у агрессоров появится возможность контролировать каждый их шаг. «Афиша Daily» спросила у правозащитниц, как себя обезопасить в таких условиях, и привела номера телефонов кризисных центров.

Ольга Гнездилова

Юристка «Правовой инициативы»

Домашнее насилие связано в первую очередь с тем, что агрессор не готов решать свои проблемы, а просто вымещает злобу на близких. Во время карантина все может быть усугублено потерей работы. Не все официально оформлены и имеют право на денежное возмещение. Для тиранов же до сих пор нет никаких наказаний. Все, кроме органов власти, понимают, что если применяется насилие — это не ответственность пострадавшего .

Люди преклонного возраста тоже становятся жертвами — избивают и отбирают пенсии и у мужчин-пенсионеров. Но, хоть полиция и встает на сторону пострадавшего, у пенсионера очень мало ресурсов на защиту. Нужно много сил, чтобы пройти все инстанции. Как вариант, можно найти бесплатного юриста и подать иск вместе с ним.

Сейчас полиция занята карантинными мерами и выпиской протоколов. Работы стало больше, а штат сотрудников и законодательство по отношению к жертвам домашнего насилия не изменились. Если нанесены побои, то в теории полицейские могут произвести арест, но только после решения суда. Практика показывает, что большинство наказаний — штраф в 5000 рублей, который вызывает еще большую злобу.

Если позволяют финансы, то лучше всего собрать вещи и переехать. Нельзя ждать, что агрессор исправится. В Москве есть один государственный приют, но туда тяжело попасть: требуют очень много документов и московскую прописку, которой нет у большинства жителей.

С другой стороны, и среди полицейских бывают люди, понимающие опасность. Кто‑то старается помочь из личных соображений, действуя как ответственный гражданин. В любом случае вызов будет зафиксирован. Если произойдет тяжелое преступление, то пойдет речь о бездействии полиции и компенсации со стороны государства. Обращение нужно как минимум для того, чтобы правоохранительные органы разделяли ответственность за последующее насилие вместе с тем, кто его применяет .

Читайте так же:  Как оформить развод при наличии ребенка

Алена Ельцова

Директор кризисного центра «Китеж»

Карантин — серьезное испытание для отношений. Обстановка дома во время самоизоляции вызывает стресс в парах со здоровыми отношениями, не говоря уже о семьях со случаями домашнего насилия. Сейчас можно увидеть, что по всему миру увеличилось количество разводов. Особенно там, где карантин введен давно. Дополнительная угроза — экономические последствия, что тоже вызывает конфликты и недопонимания. Пока мы не знаем, к чему готовиться, но сфера социальной помощи должна будет измениться. Сейчас собираем продуктовый запас и вводим строгий учет продуктов, будет уменьшение трат, но очень не хотелось бы урезать пайки пострадавшим.

Поступает очень много звонков не только от жертв домашнего насилия, но и от людей, оставшихся без квартиры. Для каждого мы ищем место в приютах по месту жительства. Но кризисные центры всегда работают в рамках государственного финансирования, и средств не хватает. Работаем на пределе, а сотрудники получают зарплаты по 20 тыс. рублей. К увеличению потока пострадавших наша система не готова. В Испании правительство выкупило дешевые апартаменты для размещения жертв домашнего насилия. В России же благотворителей становится все меньше, а центрам помощи сложно выжить .

Домашнее насилие не получится разрядить своими силами, рано или поздно произойдет «взрыв». Если под удар попадает ребенок, то в данном случае на защиту семьи должны вступить правоохранительные органы и социальная защита. Если агрессор угрожает тем, что заберет детей, то не стоит бояться, а нужно всеми силами обеспечивать безопасность своей семьи.

Если полиция приезжает по звонку соседей, то не может проникнуть в жилье без разрешения хозяев. Есть случаи, когда в квартире совершается убийство, а полиция не имеет права взломать дверь . Именно поэтому активисты добиваются принятия закона о домашнем насилии: чтобы полиция стала инструментом спасения.

Сейчас большинство приютов Москвы и области работают, но «Мамин домик» объявил карантин. Это зависит от распоряжения руководителей. Полное закрытие приютов возможно после приказов сверху, либо когда они станут переполнены.

Анна Ривина

Директор центра «Насилию.нет»

Очевидно, что в режиме карантина можно ожидать роста домашнего насилия. Здесь сталкиваются два права на жизнь — [нужно выбирать] не умереть от болезни, соблюдая самоизоляцию, или не умереть от домашнего насилия.

Насилие может не только усугубиться, но и произойти в семьях, где его не было . Даже в мирное время окружающие часто отказываются помогать посторонним или даже близким людям. Сейчас из‑за карантина, когда все ограничивают контакты и коммуникации усложнились, есть возможность отгородится от проблем еще больше.

Радует, что Департамент социальной защиты Москвы видит проблему и уже готовит материал с разделом о домашнем насилии в условиях карантина. Если совершается преступление, должны работать правоохранительные органы. Центр помощи не сможет попасть в квартиру и забрать агрессора в отделение. Но желающий помочь может повесить на дверь дома информацию о кризисных центрах и телефонах. Есть шанс, что такие меры подействуют.

Пока что мы работаем в штатном режиме и не было ситуаций, которые были бы не по зубам. Мы перевели фонд «Насилию.нет» в онлайн-режим и закрыли офис, но, к сожалению, часть девушек приходят под закрытую дверь.

Диана Зевина

Руководитель программы «Не разлей вода»

В связи с вынужденной изоляцией агрессор может раздражаться сильнее, чем обычно. Жизнь в современной семье устроена так, что люди проводят вместе мало времени. Супруги уходят на работу, а дети — в образовательные учреждения. Но в семьях, где уже было насилие, внешние факторы не являются первопричиной. Пик обращений в службы помощи — праздничные дни, когда вся семья находится дома.

Будет здорово, если полиция подготовит рекомендации к таким ситуациям. Чаще всего они не реагируют на случаи домашнего насилия: звонки поступают от родных, которые мирятся и забирают заявление.

Полиция не всегда реагирует на обращения должным образом: выезжают, принимают заявления, но не имеют четких протоколов по действиям. Они или не могут зайти в дом, или не знают, как разговаривать с агрессором и пострадавшими . Далеко не во всех городах работают кризисные центры, нет охранных ордеров, нет закона о домашнем насилии. С одной стороны, полицейские по-человечески не хотят связываться, с другой — не знают, что делать.

Идеология кризисных центров такова, что они работают при любых обстоятельствах. Пострадавшие могут обратиться в профильные центры и организации в любое время.

Татьяна Белова

Юристка «Консорциума женских неправительственных объединений»

Неоднократно фиксировалось, что ситуация с домашним насилием усугубляется во время длительных праздников не только в России, но и в других странах. Сложно определить, сколько времени в России будут действовать карантинные меры, но быстро ситуация не решится. К сожалению, жилищные условия у большинства семей не позволяют быть изолированными друг от друга, особенно если речь идет о многодетных семьях.

В условиях длительного домашнего карантина необходимо постараться не поддаваться паническим настроениям и депрессии. Если началось психологическое давление на вас или вашего ребенка, которое может закончиться физическим насилием, продумайте план безопасности . Постарайтесь не находиться наедине с агрессором в закрытых пространствах и с опасными предметами, которые могут быть применены против вас.

Не привлекая внимания агрессора, соберите сумку со всем необходимым: документами, деньгами, запасным телефоном и лекарствами. Постарайтесь заранее проговорить возможную ситуацию с семьей или друзьями, которым можете доверять.

Если вы решили помочь соседям, то должны оценить свои силы. Если вы уверены, что готовы вмешаться, — постарайтесь подняться к своим соседям в сопровождении, заранее узнайте мобильный телефон участкового и обязательно сообщите ему о происходящем. В любом случае только в полномочиях полиции пройти в квартиру и выявить, что происходит. Да, полиция не всегда реагирует на подобные сигналы. Но другой полиции у нас нет. Если ситуация опасная и критическая, звоните по номеру 112 с мобильного.

Номера телефонов, куда можно обратиться в случае домашнего насилия:

Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия +7 800 7 000 600

Телефон доверия центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» +7 (499) 901 02 01

Видео (кликните для воспроизведения).

Телефон доверия Московского кризисного центра помощи женщинам и детям +7 (499) 977 20 10

Источники

Литература


  1. Червонюк, В. И. Теория государства и права / В.И. Червонюк. — М.: ИНФРА-М, 2007. — 704 c.

  2. Гусов, К.Н. Комментарий к трудовому кодексу Российской федерации (вводный); М.: ВИТРЭМ, 2013. — 240 c.

  3. Комаров, С. А. Общая теория государства и права / С.А. Комаров. — М.: Издательство Юридического института, 2012. — 608 c.
  4. Брауде Илья Записки адвоката; Советская Россия — М., 2010. — 224 c.
  5. Ивакина, Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов) / Н.Н. Ивакина. — М.: ЮРИСТЪ, 2018. — 384 c.
Домашнее насилие в современной россии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here