Андрей ткачев о законе о домашнем насилии

«Хотим превратить жизнь российских семей в ад?»: Отец Андрей Ткачёв «препарировал» закон о семейном насилии

Протоиерей Андрей Ткачёв в деталях объяснил странности с законом о семейном насилии фактически. Как отметили в общественном движении «Сорок сороков», отец Андрей буквально «препарировал» этот закон. «Если мы хотим превратить жизнь российских семей в ад, то «закон СБН» — это прямой билет туда», — уверены активисты.

Общественное движение «Сорок сороков» у себя в телеграм-канале опубликовало одну из видеобесед протоиерея Андрея Ткачёва. Тема, поднятая отцом Андреем, касалась вызвавшего широкий общественный резонанс закона о семейном насилии, который предложили ввести в России.

Напомним, активисты выступают резко против принятия этого документа, считая, что он может нанести больше вреда, чем пользы, и окончательно разрушить институт семьи.

«Отец Андрей Ткачёв «препарировал» антисемейный «закон СБН» и разложил его по полочкам, — отмечают авторы телеграм-канала движения «Сорок сороков». — Если мы хотим превратить жизнь российских семей в ад, то «закон СБН» — это прямой билет туда».

На видео, которое опубликовали активисты, отец Андрей чётко и понятно пояснил слушателям о том, что содержится в представленном законопроекте, уточнив, что «рассматривались четыре позиции домашнего насилия». Это физическое, психологическое, экономическое и сексуальное насилие. И в каждом случае привёл понятный и простой пример, о чём конкретно каждый пункт.

«Дурдом такой», — вынес свой вердикт отец Андрей, поинтересовавшись: как можно принимать подобные законы женщинам, не побывавшим замужем, не рожавшим ни разу?

Он отметил, что сейчас часто требуют от людей, попытавшихся взбунтоваться против той или иной инициативы: «Тихо будь, сиди, не высовывайся».

[1]

«Что значит «не высовывайся»? Нас затягивают в эти жернова, в эти мельницы: образование, военная служба, медицина, пенсионный возраст — это вроде политические вопросы, но это наша жизнь, — особо подчеркнул спикер. — Мы что, не имеем права по ним высказываться? Мы кто — иммигранты? Нас никто не избавил от участия в жизни общества. Аборты — вроде медицинская проблема. Ничего подобного. Это наша духовная проблема».

Количество разводов по стране, по мнению протоиерея Андрея Ткачёва, тоже не просто статистика. Это тоже проблема, требующая для своего решения участия общества. «Безбожники не могут жить нормальной семьёй, — обратил внимание отец Андрей. — Бабы осатанели, а мужик стал хлипким, мужик стал слабым. Его мало, мужика, вообще. Кто в этом виноват? Не вы ли? Не я ли? Печально всё».

Ткачёв об авторе закона «О семейно-бытовом насилии»: Не все имеют право говорить о семье

По вопросам семьи стоит слушать тех, кто может предъявить личный пример образцовой семьи. Про Оксану Пушкину в этом плане мало что известно, поэтому её слово – малоценно. А её попытки сближать традиционалистов и экстремистов – всего лишь обычные либеральные мантры. Такое мнение Общественной службе новостей высказал проповедник и телеведущий, митрофорный протоиерей отец Андрей Ткачёв.

20 ноября ИА ОСН проводило в своём пресс-центре встречу «Как защититься женщине от домашнего тирана и выжить». На ней присутствовала одна из авторов законопроекта «О семейно-бытовом насилии» депутат Госдумы Оксана Пушкина. Обсуждая противников готовящегося закона, она вспомнила слова Ахмад-Хаджи Кадырова, которые слышала лично: «От традиционалистов до экстремистов — один шаг. От монархистов до фашистов — один шаг».

Шельмовать традиционалистов – общелиберальный тренд

Мы обратились к Андрею Ткачёву, как ведущему передачи, популярной в среде православных. Он является признанным представителем традиционалистских взглядов.

«Шельмования монархистов фашистами, традиционалистов экстремистами – это общелиберальный тренд», – сказал отец Андрей

Собеседник напомнил, что сегодня такая фразеология принята в определённых кругах:

«Это не от большого ума. Это просто “из крана льётся и из утюга звучит”».

Также священник намекнул, что характер таких высказываний носит квази-религиозный смысл:

«Это озвучены некоторые мантры, придуманные далеко не ею. Так делают люди, у которых мало собственного ума».

Учить семейной жизни – это право надо заслужить

Обсуждая готовящийся закон «О семейно-бытовом насилии» отец Андрей подчеркнул, что «трудно отделить закон от человека, который его проводит в жизнь».

Собеседник поведал, что не очень хорошо знаком с биографией госпожи Пушкиной:

«Меня бы интересовали несколько вопросов. Есть ли у неё дети? Как много? Делала ли она аборты? Как много раз она была замужем?»

Читайте также КС принял единственно верное решение, признав соглашение о границе Чечни и Ингушетии — эксперт

Ответы на эти вопросы позволили бы, по мнению эксперта, сложить некое представление о человеке:

«Соответственно, у меня будет яркое понимание: слушать ли её мнение по вопросам семьи или нет».

Священник пояснил, почему нужны именно такие данные:

«Я считаю, что если женщина была несколько раз замужем, не родила детей или родила одного, а двух-трёх-четырёх абортировала, то она не имеет никакого морального права быть экспертом в вопросах семьи, насилия, любви, ласки и всех остальных вещей».

«Мне кажется, что госпожа Пушкина как-то относится к одной из этих категорий, которые я обозначил», – подытожил Ткачёв.

Андрей ткачев о законе о домашнем насилии

Введите данные, указанные при регистрации

Или авторизируйтесь через соцсети

Если вы еще не регистрировались на сайте и у вас нет учетной записи в социальных сетях, вы можете зарегистрироваться .

Или авторизируйтесь через соцсети

Если вы уже зарегистрированы на Конте, то вам необходимо войти в свой аккаунт.

Регистрируясь на Конте, вы присоединяетесь к десяткам тысяч авторов, писателей и читателей, теоретиков и практиков, профессионалов и любителей. Вы получаете возможность делиться своими идеями, мыслями, фантазиями с огромной аудиторией. Ведь хорошая статья заслуживает большой аудитории.

Регистрируясь на Конте вы принимаете Пользовательское соглашение.

Андрей ткачев о законе о домашнем насилии

«Хотим превратить жизнь российских семей в ад?»: Отец Андрей Ткачёв «препарировал» закон о семейном насилии

источник: img.tsargrad.tv

Протоиерей Андрей Ткачёв в деталях объяснил странности с законом о семейном насилии фактически. Как отметили в общественном движении «Сорок сороков», отец Андрей буквально «препарировал» этот закон. «Если мы хотим превратить жизнь российских семей в ад, то „закон СБН“ — это прямой билет туда», — уверены активисты.

Общественное движение «Сорок сороков» у себя в телеграм-канале опубликовало одну из видеобесед протоиерея Андрея Ткачёва. Тема, поднятая отцом Андреем, касалась вызвавшего широкий общественный резонанс закона о семейном насилии, который предложили ввести в России.

Напомним, активисты выступают резко против принятия этого документа, считая, что он может нанести больше вреда, чем пользы, и окончательно разрушить институт семьи.

«Отец Андрей Ткачёв „препарировал“ антисемейный „закон СБН“ и разложил его по полочкам, — отмечают авторы телеграм-канала движения „Сорок сороков“. — Если мы хотим превратить жизнь российских семей в ад, то „закон СБН“ — это прямой билет туда».

Читайте так же:  Кто имеет право на алименты детям

На видео, которое опубликовали активисты, отец Андрей чётко и понятно пояснил слушателям о том, что содержится в представленном законопроекте, уточнив, что «рассматривались четыре позиции домашнего насилия». Это физическое, психологическое, экономическое и сексуальное насилие. И в каждом случае привёл понятный и простой пример, о чём конкретно каждый пункт.

«Дурдом такой», — вынес свой вердикт отец Андрей, поинтересовавшись: как можно принимать подобные законы женщинам, не побывавшим замужем, не рожавшим ни разу?

Он отметил, что сейчас часто требуют от людей, попытавшихся взбунтоваться против той или иной инициативы: «Тихо будь, сиди, не высовывайся».

«Что значит „не высовывайся“? Нас затягивают в эти жернова, в эти мельницы: образование, военная служба, медицина, пенсионный возраст — это вроде политические вопросы, но это наша жизнь, — особо подчеркнул спикер. — Мы что, не имеем права по ним высказываться? Мы кто — иммигранты? Нас никто не избавил от участия в жизни общества. Аборты — вроде медицинская проблема. Ничего подобного. Это наша духовная проблема».

Количество разводов по стране, по мнению протоиерея Андрея Ткачёва, тоже не просто статистика. Это тоже проблема, требующая для своего решения участия общества. «Безбожники не могут жить нормальной семьёй, — обратил внимание отец Андрей. — Бабы осатанели, а мужик стал хлипким, мужик стал слабым. Его мало, мужика, вообще. Кто в этом виноват? Не вы ли? Не я ли? Печально всё».

Отец Андрей Ткачев о проекте Закона о домашнем насилии

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 5 ЗР
  • 2 часa промо-показов 10 ЗР
  • 3 часa промо-показов 15 ЗР
  • 4 часa промо-показов 20 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Ты никого не кормила, никого не родила. И хочешь научить нас жалеть своих детей?

Сейчас обсуждается в Думе Закон о домашнем насилии. Они требуют, чтобы рассматривалось четыре позиции домашнего насилия. Ну ладно – Дал тебе по лбу я… Или Ты мне дал по лбу… В семье. В какой семье такого не бывает? Физическое насилие. Раз. Психологическое насилие. Ну, понятно. Ты – такой, ты – сякой. Ты – такая, ты – сякая. Понятно. Экономическое насилие. «Купи мне сапоги! Не куплю!» Все. Можно катать «телегу» и в суд нести. Сексуальное насилие. Муж с женой спит. Она – утром бежит в полицию. Сапоги ж не купил. Понятно. Она – бежит. И катает «телегу».

Надо будет письменно заверять свое желание с женой переспать. Она тебе пишет письмо, процедура такая… Ты согласен? – Согласен. – А как? Надо еще много оговаривать. Много ж нюансов. Это ж такая «тема», в ней много нюансов. Надо оговаривать…

Представляете, что они там обсуждают? В Думе. В Думе!? И они хотят все это принять. Сексуальное, физическое, финансовое, моральное насилие в семье. Чтобы было…Не дай Бог! «Вот, понимаешь, он меня поимел, а я не хотела», – жена пишет. Муж с женой! Тридцать лет прожили вместе! Она может писать заяву на него в суд. Его в тюрьму посадят. Вы слышали такое вообще? Дурдом такой. А знаете, кто это все пишет. Бабы…ни разу не бывшие замужем. Которые в Госдуме сидят. «Бабы!» Не мужики. «Мужики» – они умами примитивные. (…) Мужики – примитивные люди. Серьезно говорю. У них реакция такая: ударить, украсть, убежать… выпить. Ну – мужик. Что еще мужик? Но – бабы! Если баба не знает Бога, это – сатана. А не рожавшая баба – это две сатаны. И вот эти «сотОны» – не рожавшие, они придумывают законы …про семью. Хотя у них самих нет семей. Ни мужей, ни детей. Никого. Но они говорят: Давайте, давайте…Защитим детей… От того, …от того. Они защищают всех. Понимаете…дьявол защищает кого-то.

И мы дождемся этого в нашей родной стране, когда люди, которые не родили никого, никого не воспитали (сиська – не кормила, чрево – не болело, сердце – холодное), но они принимают законы. Да…да…да… «Ты никого не кормила, никого не родила. Хотя пять раз была замужем!» (Есть такие фокусницы). И они хотят научить нас жалеть своих детей. Это что – Я не могу взять своего сына за ухо? Под жопу дать не могу? Я – не могу. А кто – может. Ты – можешь? Вот вам дьявол.

И потом нам говорят – Не лезьте в политику!

Как это – Не лезьте в политику? А что ж мне остается?

Я имен не называю. Заметьте. Я могу назвать имена – но не буду. Они себя узнали. Они услышали. Они на меня жало наточат. Дьявол прощать не умеет. Сатана никого не простит. Между прочим, друзья мои, те, кто крещеный; вы все однажды плюнули в сатану. Вы знаете об этом? Все мы плевали в сатану. Он вам не простит этого. Когда говорят – Сиди тихо, не высовывайся! – не получится. Мы все плюнули в сатану. Ты, вы, я… Я сегодня с утра сколько раз уже плевал в сатану. И он не простит ничего. Ни того первого плевка при крещении. Ни этих всех последующих. Он вам не простит этого. Вы даже не думайте отсиживаться. (…) Если вы думаете прожить свою жизнь как тихий пескарь, под корягой; я вас разочарую. У вас не получится. Тихо сиди! Не высовывайся! Что значит – не высовывайся? Нас затягивают в эти жернова, в эти мельницы. Образование, военная служба, медицина…то, …се. Это, вроде, политические вопросы. Но это ж наши вопросы.

Пенсионный возраст. Всякие другие вещи. Это ж наша жизнь! Мы что, не имеем права по ним высказываться? А кто мы тогда такие? Мы что – эмигранты?

Ну ладно, я – пять лет назад приехал в Россию. И стал русским человеком …только год назад. Россия – сладкая мамочка, но она так долго документы выдает своим детям. Я четыре года делал документы. Четыре года! Я всю жизнь думал, что я – русский человек. А здесь мне нужно было четыре года доказывать, что я – русский. Сдавать слюну, отпечатки пальцев, глаз фотографировать. Слушайте. Сейчас я – все, я – русский человек. У меня есть бумажка. Россия – сложная мамочка. Она дорогая, сладкая, золотая. Но она – сложная. Она такая сноровистая такая.

Нас никто не избавил от участия в жизни общества. Аборты – это наша задача. Это, вроде, медицинская проблема. Ничего подобного. Это наша духовная проблема. А – разводы? Типа это вопрос социальной статистики. Социальной совместимости мужа и жены. Нефига! Это наша проблема. Безбожники не могут жить нормальной семьей. Безбожник никогда не бывает нормальным мужем. Безбожница никогда не бывает нормальной женой. Ну, с какой стати она будет нормальной женой. Она ж безбожница.

Читайте так же:  Можно ли подать алименты на дочь

(Вопрос из зала: «А если она слушает мужа?»)

Ну, какая ж тогда она безбожница. Она хорошая жена. Если бы Ева в саду на вопрос: «Правда ли что Бог запретил вам есть…», сказала: «Адам, Адам, иди сюда. Здесь – змея разговаривает»; все! – проблема была бы решена. Позови мужа своего! Когда Христос разговаривал с самарянкой, она пришла на колодец. «Позови мужа» – Христос ей сказал. (…) Это главный вопрос к женщине. Она говорит: «У меня нет мужа». Ну – правильно, у тебя было пять мужей и шестой тоже тебе не муж. Женщине – все, что нужно, – это мужа позвать. И все. Все решено.

Но мы же сегодня живем по-другому. И вы думаете по-другому. Я сейчас раскопошил, наверное, не один гнойник в душе. Многие сегодняшние дамы думают: Да я сама зарабатываю… Да я самодостаточная… Да я сама кандидат наук… Да я вообще больше мужа получаю денег… Да я… Да я… Да я…

Протоиерей Андрей Ткачев: «Между народом и авторами закона о домашнем насилии — пропасть»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия говорит о том, что пропасть между народом и законодателями дошла до крайних пределов.

Об этом заявил 6 декабря протоиерей Андрей Ткачев на расширенном заседании бюро президиума Всемирного Русского Народного Собора в храме Христа Спасителя.

«Во всех странах существует зазор между простым народом и власть предержащими и законопишущими, но иногда это доходит до крайних пределов и ставит большие вопросы», — заявил протоиерей Ткачев, обсуждая законопроект.

По его мнению, вместо закона о семейно-бытовом насилии нужно принять единый альтернативный закон о семье. В законе необходимо дать определение семьи, которое, по мнению отца Андрея, лучше взять у римского юриста Модестина: «Семья — это добровольный союз мужчины и женщины, предполагающий равное участие в делах божественных и человеческих».

В законе о семье отец Андрей считает необходимым прописать положения, касающиеся многодетных семей, профилактики пьянства и наркомании.

Закон должен касаться и насилия, от которого, как подчеркивает Ткачев, страдают обе стороны.

«Лишив женщину физических сил, господь не зря снабдил ее душевной хитростью. Она может замучить мужика без всякого физического насилия», — пошутил он.

Расширенное заседание бюро президиума Всемирного Русского Народного Собора прошло на фоне обсуждения текста законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, размещенного на сайте Совета Федерации РФ.

Закон предполагает, что полиция и НКО будут наделены правом вмешиваться в частную жизнь семей и применять меры пресечения к гражданам, вина которых не доказана.

Выступающие были единодушно настроены на необходимость полного отказа от предлагаемого законопроекта. Вместо него выступающие заявляли о необходимости закрепить определение семьи как союза мужчины и женщины законодательно.

Для снижения уровня насилия в обществе участники расширенного заседания предлагали бороться с его первопричинами: безработицей, пьянством, наркоманией, агрессивным медийным фоном.

«Нужно женщину ломать об колено»: протоиерей Андрей Ткачев объяснил свою скандальную речь

После того, когда на батюшку обрушился вал критики, поддержать и оправдать служителя Церкви взялся священник Святослав Шевченко.

Тут уже не выдержал, восстал против публичного призыва к насилию преподаватель православного духовного училища во Владикавказе священник Александр Пикалев. В общем, дискуссия набирает обороты.

Запись была сделана, по всей видимости, во время одной из духовных бесед с православной молодежью. В начале записи протоиерей Андрей Ткачев озвучивает вопрос, заданный в записке одним из присутствующих в аудитории: «Можно ли искать жену, если нет денег на ее содержание?»

Видео (кликните для воспроизведения).

Батюшка ответствует: «Есть жены разные. Одной купил бигудю, она счастлива полгода, а перед другой надо ковром расстилаться».

Далее протоиерей говорит: «Мне кажется, что женщине хочется, чтобы ее поставили на место». И начинает рассуждать: «Женщина, когда знакомится, — глазки вниз, такая овечка, вся шелковая-блестящая, а потом, когда уже поженились, у нее начинают рога расти…»

Проблема, по мнению батюшки, в мужчине: он не имеет права быть подкаблучником. И священник детально рассказывает, как можно исправить женщину: «Нужно женщину ломать об колено, отбивать ей рога… гнуть ее, тереть ее, запихивать ее в стиральную машину. Делать с ней не знаю что. То есть мужчина должен обломать женщину на сто процентов! Превратить ее в настоящую женщину. Смыть с нее всю эту порнографическую краску, которая на нее нанесена современной цивилизацией. Не сможет — пусть не женится, пусть в монахи идет. Иначе баба будет им командовать. Он будет подкаблучником. Она им будет крутить, как хочет, истерики закатывать…»

А вот еще одна цитата из наставления отца Андрея: «Есть такие смиренные бабы, которые чувствуют на расстоянии: «сейчас получу в лоб» — и понимают смысл жизни, и всё! А есть дуры, у которых чувства нет, наглость зашкаливает, наглости слишком много, чувства никакого, значит, нужно… просто говорить: «Дорогая, до свидания! Там лифт.


Значит, на кнопку нажмешь, кнопка №1, спускайся вниз, чтобы не воняло тобой здесь, коза дурная, пошла отсюда. Таких, как ты, дорогая, с каждым годом всё больше и больше… То есть я могу до 45 отдыхать, от 17 до 50 у меня выбор. А ты — нет. Не понимаешь — ты дура. Дура, причем стоеросовая. Это значит непроходимая. Это такое редкое дерево.

Я могу от 17 до 45, до 50, до 55 выбирать, если захочу. А ты можешь от 16 до 30, а дальше потом на смену тебе пришли, которым 16, и тебе нужно мазаться, краситься, выдумывать что-то. Не понимаешь? Не работает соображалка? До свидания. » Им нужно рожать на самом деле, если на то пошло… и бояться!»

Отзывы на столь неоднозначную речь священника не заставили себя ждать. Завсегдатаи православного форума возмущались: «Интересно, а какие дети вырастут в семье, где папа маме «рога обламывает»?» «Куда катится мир, если пастырь учит мужей быть насильниками. » «И это говорит человек, который призван исцелять людские души?» «Призывая женщин к смирению, апостол Павел говорит о том, что муж должен любить жену, как Христос Церковь. Взаимное уважение, а не унижение, не подавление — основа крепкой семьи».

Правда, нашлись и те, кто писал: «Я вот женщина в браке, а не могу со словами отца Андрея не согласиться. Всё время на первые роли в доме рвусь, но в последнее время всё меньше, так как заметно от этого в доме неустроения начались».

«Покинул Украину после событий на Майдане»

В 2007 году отец Андрей взял в свое подчинение строящийся храм Святителя Луки Крымского. Фото: panaramio/ Sveta BSveta

Что же известно о самом пастыре? Протоиерею Андрею Ткачеву 46 лет, он женат, у него четверо детей. Отец Андрей — фигура публичная: служит, пишет книги, активно проповедует. Родился он во Львове, окончил суворовское училище в Москве. В Военном Краснознаменном институте Министерства обороны учился на отделении, которое готовило специалистов по спецпропаганде со знанием персидского языка. На втором курсе, решив оставить институт, пошел служить в армию, после чего поступил в Киевскую духовную семинарию.

Читайте так же:  Как спастись от домашнего насилия

Неся службу в единственном во Львове православном храме Георгия Победоносца, своими проповедями снискал известность за пределами города. Переехав в Киев, стал настоятелем храма Агапита Печерского, потом взял в свое подчинение еще один строящийся рядом храм святителя Луки Крымского. На киевских телевизионных каналах вел программы «На сон грядущим» и «Сад божественных песен». Был награжден митрой.

До 2014 года возглавлял миссионерский отдел Киевской епархии. Украину вынужден был покинуть после нашумевшей проповеди, в которой в резкой форме выступил против событий на Майдане. В частности, сказав: «Революция — это беснование…»

Скрываясь от гонений, переехал в Москву. Сейчас служит в столичном храме Воскресения Словущего и преподает закон Божий в православной гимназии.

«Батюшка использует метод литературной гиперболизации»

Мы нашли священника, который обратил внимание на диктофонную запись протоиерея Андрея Ткачева.

Александр Пикалев преподает во Владикавказском православном духовном училище и является помощником проректора по воспитательной работе. В свое время он закончил медицинский колледж, работал на городской Станции скорой помощи. После окончания Ставропольской духовной семинарии служил в кафедральном соборе Святого Мученика Георгия Победоносца во Владикавказе, в храме Пророка Божия Илии. В его семье подрастает трое детей.

Фото: Геннадий Черкасов

— О существовании записи я знал давно, — говорит Александр Пикалев. — Вполне возможно, что она была записана частным образом, в узком кругу слушателей. Я отреагировал на нее, когда другой священник, Святослав Шевченко, начал оправдывать Ткачева и писать о какой-то глобальной феминизации.

Я не выдержал и написал ответ. То утверждение, что это частное высказывание отца Андрея, а в основном он такого не говорит, не выдерживает критики. У протоиерея Андрея Ткачева достаточно похожих заявлений. Есть видеозаписи, где он перед большой аудиторией говорит приблизительно то же самое — что «любовь дает право применять насилие» и так далее. Это его манера выражаться. Давать морально-нравственную оценку, я думаю, специально не стоит, потому что и так всё понятно.

Меня возмутило то, что появился священник Святослав Шевченко, который начал за него заступаться и оправдывать. В частности, он пишет: «Просто уверен, что отец протоиерей намеренно сгущает краски для того, чтобы донести важную мысль до сердец слушателей. Проблема в том, что в наш век повальной либерализации и феминизации всего и вся очень сложно это сделать.

Мы живем в паутине красивых фраз. И для того чтобы заглянуть в душу собеседника, иной раз нужно разорвать эту паутину. А как это сделать? Назвать вещи своими именами. Как бы грубо это ни звучало». «На это мне возразят милые женщины: дескать, но ведь отец Андрей призывает к насилию. Ничего подобного. Если немного проанализировать текст, то становится совершенно очевидным, что батюшка использует метод литературной гиперболизации. Ну, начнем с того, что у женщин не бывает рогов (ни реально, ни фигурально). И в стиральную машинку женщина тоже не поместится, если это, конечно, не промышленная прачечная».

— Говорить, что батюшка в принципе прав, что он нормально всё сказал, может быть, чуть-чуть перегнул палку, — отвратительно. И, конечно, я не выдержал, — говорит Александр Пикалев. — Подобная позиция, как и любая речь, публично призывающая к насилию и отрицающая человеческое достоинство в человеке по национальному, расовому, социальному или, как мы видим здесь, половому признаку, — недопустима.

Прокомментировать речь протоиерея Андрея Ткачева по «обламыванию рогов» мы попросили писательницу, драматурга, телеведущую, публициста Марию Арбатову.

— Эта запись сделана в узком кругу, не на проповеди, хотя это не умаляет сказанного. По сути дела, это призывы к расправе над женщинами. И с этой точки зрения наш Уголовный кодекс отвечает на все вопросы.

Кроме того, если человек является духовным лицом, он, безусловно, глубоко дискредитирует Православную Церковь. И если у нее есть другая позиция, она должна от него отмежеваться и кто-то из представителей аппарата РПЦ должен сделать некое заявление. В противном случае это очередное пятно на ее рясе.

— Отца Андрея взялся поддержать и оправдать известный блогер священник Святослав Шевченко…

— Количество людей, поддержавших преступные заявления, не умаляет их преступности. Немало маниакальных мужчин по стране считает, что насилие — это язык, которым разговаривают в обществе, в семье и так далее. От этого насилие не перестает быть преступлением, которое наказывается по закону точно так же, как и призывы к насилию.

— А что же официальная позиция Церкви?

— Можно по-разному относиться к тому, что звучит в этой записи, особых сторонников такого подхода в нашей Церкви я не знаю, — говорит заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию церкви с обществом и СМИ Вахтанг Владимирович Кипшидзе. — В любом случае это было сказано для какого-то узкого круга лиц. Мало ли что кто на кухне сказал.

Я думаю, что не совсем корректно выносить это на общий суд и всеобщее обсуждение. Это частная беседа, частная запись, которая по каким-то причинам стала публичной. У нас нет комментариев по этому поводу, поскольку это частная запись. Мы же не будем комментировать то, что происходит в каких-то частных отношениях. Есть основы социальной концепции Русской Православной Церкви. В частности, глава десятая, касающаяся вопросов личной, семейной и общественной нравственности.

Читайте — это и есть официальная позиция Церкви.

С чего начинается семейное насилие

Ситуация однозначно зависит от конкретики. Недавно я разговаривал с одним мужчиной, который ударил свою жену первый раз в жизни и рассказывал мне об этом. Он – ветеран боевых действий, поэтому психику его точно нельзя считать идеальной. И вот они с другом выпили, причем немного. «Больше я ничего не помню – возможно, алкоголь был контрафактный», – рассказывал он мне, при этом не оправдывая себя.

Протоиерей Максим Первозванский

С утра он обнаружил, что жены и детей дома нет. Когда он стал звонить и выяснять, ему объяснили, что он пришел домой и начал бить всех, включая жену. На мой взгляд, уехав, жена повела себя абсолютно адекватно. Хочется надеяться, что она вернется, разобравшись в ситуации. И он сделает серьезные выводы.

[2]

Это одна ситуация, несистемная, ведь этот мужчина никогда не вел себя подобным образом и не отдавал себе отчет в происходящем (хотя я его нисколько не оправдываю).

Но очень часто ситуации складываются годами, и женщина принимает их. Это ни в коем случае не обвинение, но не говорить об этом тоже не следует. Где-то мужчина повел себя грубо, где-то позволил себе обозвать ее, где-то еще что-то. Это всё выясняется сначала в добрачных отношениях, потом в брачных.

Как женщина реагировала на эту грубость? Вот муж сказал, что придет через час, а пришел через три. На вопрос: «Милый, где ты был?» – слышит ответ: «Не твое дело». Что она делает в этой ситуации? Просто улыбается, говорит: «Хорошо, иди ужинай»?

Да, в «традиционной семье» рукоприкладство по отношению к жене было нормой, и жена не воспринимала это как нечто ужасное. В «традиционной русской дореволюционной семье» замуж выдавали с 13 лет…

Для современного человека «традиционная семья» – это нуклеарная советская семья XX века: мама, папа и двое детей. Какую «традиционную семью» мы собираемся возрождать?

Читайте так же:  Раздел имущества равными долями

На самом деле традиционная семья существует в традиционном обществе. Традиционное общество, его последний отголосок, умерло вместе с Советским Союзом. Советский Союз, при всём своем модерновом характере, всё равно сохранял очень много элементов традиционного общества: то самое «наши люди в булочную на такси не ездят», парткомы, которые интересовались семейной жизнью, и так далее. Что такое традиционное общество? Это когда личная жизнь человека достаточно жестко регулируется традицией, религией или обществом. Это общество двадцать лет назад кончилось. А на самом деле разрушение его началось более ста лет назад.

Уже в XIX веке крестьяне были вынуждены сниматься с насиженных мест и идти работать в город. И поэтому говорить о том, что можно в нетрадиционном обществе строить что-то традиционное, – это полная утопия.

Существуют еще осколки «традиционной» семьи. У нас в приходе есть русский парень из Ставропольской области, который благословение на брак получал у своего дяди. То есть такое клановое устройство большой семьи. Сам молодой человек, его родители – давно уже живут в Москве, но всё равно без благословения главного в роду жениться нельзя. Эту модель семьи будем восстанавливать? Так надо еще найти такого дядю, у которого мудрости хватит, чтобы всей этой ситуацией управлять.

Либо мы понимаем, что всегда будут сумасшедшие. Всегда будут дуры. Всегда будут сексуальные извращенцы. Всегда будут педофилы и гомосексуалисты.

И ничего ты с этим не сделаешь. Поэтому, слава Богу, мы находим какую-то золотую середину в настоящий момент, что да, мы не даем соответствующего срока за гомосексуализм, но и пытаемся не пустить его в публичное поле.

Государство должно в этой ситуации заниматься рамочными вещами. Угроза жизни и здоровью – здесь всё понятно.

А нам в Церкви, наверное, нужно больше говорить не о том, как строить традиционную семью, а о построении христианской семьи.

Хотя и здесь много непростых разговоров. Вспомним отца Георгия Митрофанова, который говорил, что слова апостола Павла о том, что жена должна слушаться мужа – это не призыв христианский, а констатация сложившихся к тому моменту отношений. Мне не нравится позиция отца Георгия Митрофанова, я с ней не согласен. Но раз об этом можно вести разговор, значит, есть что обсуждать, думать, что такое христианская семья. Ломать жену об колено, как советует отец Андрей Ткачев? Или, может, мужа ставить на горох? Я много раз был свидетелем ситуации, когда в семье мужчина не воспринимается как человек и всячески унижается.

Если серьезно, то в христианской семье есть одна ценность – любовь. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем (1 Ин. 4:16) Это касается и отношений между супругами, и отношений со старшими поколениями, с детьми, взаимодействия с обществом, образа жизни: городского, сельского и так далее. А вот как построить семью, чтобы в ней была любовь – это большой, в том числе и теоретический вопрос.

Бьют – куда обращаться?

Не нужно ничего изобретать: у нас есть закон, который можно применять, когда существует непосредственная угроза жизни и здоровью человека. Больше ничего придумывать не надо.

Вообще грань вмешательства и невмешательства в семейные дела – порой очень тонкая. Знаю ситуацию, когда многодетная уставшая мама, бегающая с детьми на кружки, параллельно беседовала с психологом о проблемах воспитания. А потом ребенка чудом не отобрали. Потому что этот психолог написал заявление в органы опеки и попечительства на основе частных, фактически полуисповедальных бесед с мамой.

Вообще решить все проблемы с «семейным насилием» раз и навсегда не получится. Либо мы вводим тоталитарный контроль за жизнью каждого, как не раз писалось в антиутопиях. Тогда мы приходим к ужасным вещам, но, с другой стороны, сможем предотвратить преступления.

В большинстве случаев есть множество мелких нюансов, которые предшествуют непосредственному рукоприкладству. Вот о них и надо говорить прежде, а не о том, что делать женщине, когда ее ударил мужчина. Это уже запущенная ситуация.

Опять же, надо разбираться. Нет общего ответа. Нужно разбираться в нюансах их взаимоотношений. У нас получается акцент на физическом рукоприкладстве. Но если рассмотреть этот вопрос не с точки зрения современных правовых и нравственных норм, а с христианской точки зрения, то он второстепенный.

Гораздо страшнее, чем непосредственное рукоприкладство, то, что люди унижают и уничтожают друг друга, личность друг в друге в семейной жизни. Причем страшное унижение возможно и без рукоприкладства.

И часто терпение подобного – выбор женщины.

Про соседей и традиционные ценности

Как реагировать, если слышно, что у соседей драка, муж бьет жену – непростой вопрос. Он вообще о том, насколько общество отвечает за то, что происходит у соседей. И это тема для отдельного большого разговора.

Меня давно выводят из равновесия словосочетание «традиционная семья» и фразы, что ее нужно укреплять. Ладно еще в светских документах, но когда подобное звучит и в церковных! Что такое традиционная семья? Традиционная для какого времени, для какого конкретно места? Для Брянщины или для Кубанщины, или для поморов, или для сибирских казаков, или для народов России, для которых характерно многоженство? Это традиционно крестьянская семья или традиционно дворянская семья, или традиционно купеческая семья, или семья духовенства?

Помощь возможна?

Возвращаясь к тому, что называют «семейным насилием» – помощь, в том числе священника, здесь возможна, но она всегда очень индивидуальна. Другое дело, что не всегда у священника есть возможность подобные процессы наблюдать. Мужчина не будет в этом каяться в большинстве случаев, если он идет по этому пути. Он просто не понимает, что делает что-то неправильно, он уверен, что это по-христиански – ломать жену об колено. Это ведь отец Андрей Ткачев сказал. И женщина не говорит, ей тоже кажется, что она по-христиански смирилась. Как правило, всё всплывает уже в достаточно запущенных стадиях.

И тогда можно помочь семье, если оба супруга захотят изменить ситуацию. Не всегда можно нормализовать отношения. В некоторых случаях единственный выход – развод. Потому что главной целью брака, как и всей нашей жизни, является спасение души. Конечно, очень сложно понять грань между смирением, которое действительно помогает спасать душу, и наоборот – уничтожением, когда душа гибнет от этой ситуации. Но, бывает, эту грань можно разглядеть.

Мы всё время говорим о физическом насилии – оно просто более заметно, его крайние проявления внешне ужасны. Но разве менее ужасно психологическое, духовное насилие над личностью, то, которое осуществляется многочисленными манипуляторами, и люди уничтожают личности друг друга во вполне православных семьях? И в крайних проявлениях здесь могут быть тоже трагические ситуации. Но об этом говорится почему-то реже.

«У меня была команда, я был тренером»

Проследив столь солидный послужной список, впору было усомниться, действительно ли на скандальной диктофонной записи голос отца Андрея? Многие из православных, например, посчитали запись монтажом.

Сомнения развеял сам протоиерей Андрей Ткачев, с которым нам удалось связаться:

— Этой записи 6 лет. У меня в Киеве были доверительные отношения с прихожанами, где я мог себе позволить сказать то, что не позволяю себе сказать в публичном пространстве. Это была беседа с моими друзьями, всегдашними моими посетителями храма. Я беседовал с людьми, имея в виду, что мы говорим в закрытом помещении, о конкретных вещах, не требующих лишних ушей. Мы там залечили одну житейскую проблему.

Читайте так же:  Стандартный вычет матери одиночки

Это была частная речь, в которой была и ирония, и чувство юмора, и взгляд «глаза в глаза», и знание людей, которые там были. Это был разговор не на камеру, а беседа с аудиторией, они знали меня, я знал их.

Характер общения в семье и с чужими людьми отличается. У меня в Киеве была семья прихожан, с которыми я мог разговаривать как угодно, они понимали меня, уважали, любили и, если даже я ошибался, пропускали мои слова мимо ушей. Эта речь для чужих ушей не предназначалась. В этом-то и вся соль.

Вы когда-нибудь были на тренировке спортсменов, слышали, как тренер разговаривает со своими подопечными? Он же не говорит: «Будьте любезны, подайте мяч вот под таким углом». Он говорит: «Так, взял, кинул…» Все слушают, и никто не обижается. Это разговор тренера с командой. У меня была команда, я был тренером.

Запись сделали анонимно, не предупредив меня. Знаете, есть такое выражение «услужливый дурак опаснее врага». Один из них, решив сделать мне пиар, и выложил запись в интернет, не спросив благословения.

Священник, когда он хоть немного чувствителен к проблеме паствы, встречается с людьми, общается с ними, он, по сути, ассенизатор. Жизнь человеческая с изнанки — это выгребная яма. И мы всё это вычищаем. Иногда нужны радикальные меры. Есть люди, которые понимают мягкие слова, а есть те, кто не понимает. И им нужно сказать что-то по-русски крепкое. И они прозревают, и всё становится на свои места. Но это не публичная речь, не программная статья. Это просто разговор с конкретным человеком.

Я думаю, что эту диктофонную запись не случайно достали из нафталина, подняли по щелчку информационный бум. Есть некий заказ, чувствуется спрограммированная работа. И это делают отнюдь не борцы за женскую честь. По части женской чести придите и схлестнемся. Потому что мы, священники, только тем и занимаемся, что защищаем женскую честь, мужскую честь, девичью честь, честь ребенка, честь семьи. Это наша ежедневная работа. Не думайте, что они нашли врага семьи. Боже сохрани, это был частный разговор.

Что важно, эти слова не являются руководством к действию для всех домашних насильников, Боже сохрани. Ни одна живая душа, совершающая домашнее насилие или какие-то домашние грехи, не имеет права оправдывать мною свое поведение. Если вы собираетесь бить своих жен или жены собираются бить своих мужей — а такое тоже есть, — забудьте про меня, я с вами не разговаривал. Мне есть что сказать домашним насильникам, но я не с ними тогда общался. Это вытащенная из контекста речь.

Я — человек нервный, страшный, грешный, могу быть эмоциональным. Я — не Чемберлен и не лорд Дизраэли. У меня нет задачи дипломатично, мягко обходить острые углы. Если я говорю с теми, кого хорошо знаю, то говорю прямым текстом. Люди это знали, и там не было провокаций, просто нашелся услужливый дурак, который опаснее врага.

— Вы вынуждены были уехать из Украины, считаете, что кто-то сводит с вами личные счеты?

— Конечно, хвостики — в России, а рожки и копытца, безусловно, в Украине. Человек, не ошибающийся в слове, не существует во Вселенной, кроме одного человека, имя которому Иисус Христос, Сын Божий, ставший человеком. Все остальные люди ошибаются.

[3]

Поэтому, пожалуйста, плюйте, стреляйте, бейте, но имейте в виду: «в нюже меру мерите — возмерится вам». То есть, если вы готовы так относиться к человеку, которого считаете виноватым, будьте готовы, что и к вам так же отнесутся.

Мы ошибаемся в словах тысячу раз на дню, будьте готовы, что и вас прихватят за язычок, вытащат на свет Божий и накажут. Это нужно знать всем любителям замечать чужие ошибки или создавать на пустом месте информационный повод.

Я глубоко убежден, что, к счастью, наше общество дозрело до понимания того, что насилие – как унижение другого человека, его личности – недопустимо.

Если женщине категорически не нравится, что ее бьют и унижают, и она не уходит и продолжает терпеть, всё-таки это ее выбор. Иногда ее держит благословение. Понятно, что она боится, говорит, что уходить некуда. Но «совсем некуда» бывает редко, разве когда вокруг тайга, и выбор – между тем, чтобы терпеть отношение деспота-мужа или быть съеденной в лесу медведями.

Понятно, я говорю это образно. Но всё-таки чаще есть «куда», правда, нужно сделать выбор и чем-то поступиться. Чтобы что-то изменить, нужно что-то отдать за это. Например, женщина взвешивает: что ей важнее, что ее бьют или что скажут соседи или батюшка. И она выбирает: ладно, пускай меня бьют, лишь бы соседи не сказали ничего. Или: мама меня заругает, или вместо двух комнат будет одна, и теперь я не смогу мазать масло на хлеб, а буду мазать маргарин.

Человек всегда делает выбор, с которым он что-то приобретает и что-то теряет. Когда он женится или выходит замуж, он теряет собственную свободу, меняя ее на ответственность. Он идет на это, он делает выбор. Если человек принимает решение родить ребенка, он понимает, что на ближайшие 20 лет впрягается в определенные обязанности. Он идет на это или не идет на это. Либо не рожает детей, либо рожает одного и отправляет его к бабушке, либо рожает 15. Это его выбор. Он не всегда полностью осознанный, но человек сам делает этот выбор. Его могут подталкивать, благословлять, уговаривать или отговаривать, но всё равно у него есть уши, есть глаза, есть ум. Поэтому если женщину бьют, унижают, а она это терпит, не уходит, значит, она считает это допустимым.

Видео (кликните для воспроизведения).

Я уже говорил и еще раз скажу, что никого ни в чем не обвиняю. Я понимаю, что все мы бедные и несчастные дураки, живем в первый и единственный раз на этом свете с совестью, умом и всем остальным, пораженным первородным грехом. Но всё равно это твоя жизнь и никто, кроме тебя, ее не проживет. И ты сама или сам принимаешь решение, как тебе ее прожить.

Источники

Литература


  1. Попова, Анна Теория государства и права / Анна Попова. — М.: Питер, 2008. — 248 c.

  2. Зайцев, А. И. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О судебных приставах» / А.И. Зайцев, М.В. Филимонова. — М.: Ай Пи Эр Медиа, 2014. — 128 c.

  3. Рогожин Н. А. Арбитражный процесс; Юстицинформ — Москва, 2012. — 240 c.
  4. Очерки конституционной экономики. 10 декабря 2010 года. Госкорпорации — юридические лица публичного права. — М.: Юстицинформ, 2010. — 456 c.
  5. Салыгина, Е. С. Юридическое сопровождение деятельности частной медицинской организации / Е.С. Салыгина. — М.: Статут, 2013. — 192 c.
Андрей ткачев о законе о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here